Тевет — события (75-100 из 641)

1843, 29 декабря — (6 Тевета 5604) Случай с евреями Мстиславля Могилёвской губернии. Их обвинили в организации драки с солдатами при попытке последних конфисковать контрабандный товар. За это власти России им увеличили рекрутский набор.

Метки:

1844, 19 декабря — (9 Тевета 5605) Указ Николая Первого об упразнении кагалов и подчинении евреев общему управлению. § 1. Во всех местах, где дозволено Евреям постоянное пребывание, они по делам полицейским находятся в непосредственной зависимости городской или земской полиции, смотря по месту их жительства; по делам же о правах состояния, хозяйственным и податным, заведываются Думами или Ратушами тех городов России, к коим приписаны, хотя бы некоторые из Евреев и проживали в местечках, селениях и деревнях.

Метки:

1844, 19 декабря — (9 Тевета 5644) Предписание московского генерал-губернатора князя Щербатова о том, что приезд евреев в Москву для лечения их детей не разрешается. Предписание служило напоминанием чиновникам России соответствующего закона 1842 года. Причиной стало пребывание в Москве могилёвского купца Шайна, чей парализованный сын лечился в Ново-Екатерининской больнице.

Метки:

1847, 10 января — (22 тевета 5607) Родился Иаков Генрих Шифф - американский бизнесмен, один из основателей Американского еврейского комитета, активный участник еврейский благотворительности. Являлся директором и консультантом многих страховых компаний, банков и других компаний, активно содействовал укреплению и расширению сети железных дорог США. Умер 25 сентября 1920 года в Нью-Йорке.

Метки:

1850, 6 января — (22 Тевета 5610) Родился М. Натансон - революционер, один из организаторов общества "Земля и воля".

Метки:

1850, 6 января — (22 Тевета 5610) Родился Э. Бернштейн, революционер, лидер немецкой социал-демократии и 2-го Интернационала, ожесточенно критиковавшийся Лениным и революционными марксистами как оппортунист и идеолог ревизионизма. Умер 18.2.1932.

Метки:

1850, 27 декабря — (22 Тевета 5611) Император России Николай Первый издал указ, в соответствии с которым за каждого недостающего еврейского рекрута в общине брались трое других, за каждые недоплаченные 2000 рублей налогов она расплачивалась рекрутом, при этом долг не погашался. За сбежавшего призывника забирали двоих других, а пойманного секли розгами и сдавали в солдаты без зачёта общине.

Метки:

1852, 16 января — (24 тевета 5612) В Нью-Йорке основана первая в США еврейская больница - Синайская. Больница находится на улице Пятая авеню, на восточной границе Центрального парка. Маунт-Синай имеет множество филиалов в больницах Нью-Йорка, столичном районе, включая госпиталь Квинс. Имеет обширную библиотеку медицинской литературы, известную как Якоби библиотека. В сентябре 1968 года при больнице открылась Школа Медицины, благодаря чему больница превратилась в один из главных центров медицинского образования и биомедицинских исследований.

Метки:

1852, 28 декабря — (17 день месяца Тевет 5613 года). Родилась Ольга Белкинд (Ханкина) (см. 20 января).

Метки:

1854, 6 января — (6 Тевета 5614) В Иерусалим приехал писатель Г. Мелвилл: "Никакая иная местность кроме Палестины, в особенности Иерусалима, не в состоянии так быстро рассеять романтические ожидания путешественника,... разочарование вызывает ощущение подобное боли".

Метки:

1857, 18 декабря — (1 Тевета 5618) Одесский градоначальник стал свидетелем шумной музыкальной еврейской свадьбы, причём под окнами «телеграфической станции»!!! (см. 24 августа)

Метки:

1857, 19 декабря — (2 Тевета 5618) Письмо градоначальника Одессы полицмейстеру (см. 18 декабря) : «24 августа передано было Вашему Высокоблагородию предписание Господина Новороссийского генерал-губернатора... о недопущении на одесских улицах еврейским свадьбам ходить с... музыкой Далее

для зависящего от Вас распоряжения к немедленному и точному исполнению и кроме того поручалось Вам истребовать от городового Раввина подписку в том, что он от себя объявит вступающим в брак евреям о настоящем запрещении, каковую требовалось доставить ко мне для представления Его Сиятельству графу Строганову; но до настоящего времени... подписки не представлено. Между тем я и теперь нередко встречаю в городе... еврейские свадьбы, которые продолжают ходить по улицам с... музыкой и с шумом, нарушающим общественное спокойствие; так вчерашнего числа на углу Большой Арнаутской и Екатерининской улиц... попалась мне навстречу подобная свадьба. Вследствие чего поставляя Вам на вид такие беспорядки по городу, вопреки замечанию генерал-губернатора, предписываю Вашему Высокоблагородию донести мне о причинах, по которым до настоящего времени не сделано Вами распоряжения по означенному предписанию моему». История закончилась тем, что полицмейстер передал-таки распоряжение губернатора "одесскому городовому Раввину, который ныне уведомил меня, что от всех музыкантов отобрана подписка, что впредь не будут играть на еврейских свадьбах по улицам". И ещё чиновник сообщил мэру о своём приказе приставам, "в случае будут продолжаться подобные церемонии при еврейских свадьбах по улицам - тотчас арестовывать их". На что тот отреагировал «Принимая во внимание, что арестование в настоящем случае будет слишком сильною мерою взыскания... предписываю вменить в обязанность приставам иметь строгий надзор за недопущением таковых свадеб, в случае же ослушания доносить полиции для определения штрафа с виновных».

Метки:

1858, 16 декабря — (9 Тевета 5619) Родился Зейлик Могилевский (Зигмунд Могулеско

Зигмунд Могулеско родился под именем Зейлик Могилевский 16 декабря 1858 года в местечке Калараш Оргеевского уезда Бессарабской области. Его отец умер, когда мальчику было девять лет, и мать вторично вышла замуж за кантора. Зейлика же отдали на обучение к другому местному каларашскому кантору Йосефу (Йосл) Геллеру, в хоре которого он служил певчим на протяжении последующих трёх лет на полном содержании. Условия контракта предусматривали 5 рублей за первый год, 10 рублей за второй и 15 рублей за третий год обучения. Музыкальные способности мальчика быстро привлекли к нему внимание, он настолько быстро освоил нотную грамоту, что в хоре получил прозвище «Зэйликл дэр нотнфрэсэр» (Зейлик-поедатель нот). Когда ему не было ещё и тринадцати лет, его заметил знаменитый кишинёвский кантор Нисн Белзер (Спивак, 1824-1906), Зейлик переехал в Кишинёв и поступил к нему певчим. К этому времени он остался без матери. Теперь его годовой заработок составлял 60 рублей (плюс 12 % от доходов хора) при типичном заработке синагогального певчего в 18 рублей в год. Через некоторое время набиравшего известность певчего пригласил к себе кантор бухарестской Большой хоральной синагоги Купер, у которого он выступал уже солистом. Одновременно Могилевский начал брать уроки в бухарестской консерватории, а в 1874 году был ангажирован гастролировавшей в Бухаресте французской опереточной труппой, которая сделала несколько постановок на румынском языке. В труппе он познакомился со своими погодками, будущими актёрами Лазарем Цукерманом (1850-1922), Симхой Дынманом и Мозесом Вальдом, с которыми организовал собственный хор, гастролировавший по городам Румынии под названием «Corul Izraelit» (Еврейский хор). Вместе с хором он подрабатывал на свадьбах и других торжествах, некоторое время выступая даже в православной церкви. Когда его голос начал меняться, Могилевский бросил музыку и два года работал ткачом. К 18 годам вернулся к кантору Куперу хормейстером и постепенно приобрёл известность своей небывалой способностью к имитации – голосом и пантомимой. Вместе с актёром Абой Шейнгольдом выступал на свадьбах в составе музыкального квартета. Весной 1877 года в Бухаресте гастролировала труппа основоположника современного еврейского театра Аврума Гольдфадена, организованная им за год до того в Яссах. Могилевский успешно прошёл прослушивание, настолько обратив на себя внимание Гольдфадена, что тот, основываясь на исполненной Могилевским сценке «Маменькин сынок», написал специально для молодого актёра впоследствии необычайно знаменитую оперетту «Шмендрик» (от героя которой это слово и стало вскоре нарицательным). Эта первая же роль Могилевского превратила его в центральную фигуру современного еврейского театра и по существу считается первой значительной ролью в его истории. Помимо «Шмендрика, или комической свадьбы» (Шмендрик, одэр ди комише хасэнэ, 1877), он был занят и в других водевилях Гольдфадена, среди них «Бабушка с внучкой» (Ди бобэ митн эйникл, роль внучки Удэлэ), «Интрига, или сплетница Двося» (Интригэ, одэр Двосе ди плётке-махерн, роль Двоси), уже тогда проявляя особенный интерес к комическим женским ролям. С труппой Гольдфадена он гастролировал в Галаце, играл на сцене Летнего театра в парке на Большой улице в Яссах, в знаменитой «Жигнице» (на улице Негру-Водэ) и в театре на Каля Вэкэрешть в еврейском квартале Бухареста, – центральных подмостках еврейского театра Румынии вплоть до Второй мировой войны. Первую трагическую роль молодой артист сыграл в пьесе «Необитаемый остров» Августа фон Коцебу, где его партнёром по сцене был Исрул (Срулик) Гроднер (1848-1887). Какое-то время Могилевский гастролировал с труппой Аврума Фишзона (Аврум-Олтер Фишзон, 1860-1922) в Румынии, пока Гроднер не организовал собственную труппу, в которую пригласил и Могилевского. Помимо Гроднера и Могилевского, в труппе играли Анетта Гроднер, Дувид Блюменталь, Яков (Янкл) Спиваковский (1852-1914) и другие известные актёры того времени. В 1879 году Могилевский поступил в труппу Н. Шайкевича (Шомера) в Кишинёве и уже здесь в афишах впервые появился актёрский псевдоним Зейлик Могулеско. А ещё через год, 27 марта 1880 года на сцене Мариинского театра в Одессе начались гастроли «труппы Зейлика Могулеско из Бухареста», которая в различных своих инкарнациях доминировала на одесской сцене на протяжении последующих трёх лет. Могулеско выступал как в роли режиссёра-постановщика, так и ведущего актёра труппы. Труппа провела в Одессе весь театральный сезон 1880-1881 года, репертуар в основном составляли пьесы ясского драматурга Иосефа Латайнера (1853-1935, с 1884 года в Америке) «Одержимый бесом» (Дэр дыбэк, с которой театр дебютировал 27 марта), «Анчл-шистер» (Сапожник Аншл, адаптация оперетты Франца фон Зуппе «Проказы студентов»), «Ентэ Пипернутэр», «Польский богомолец», «Два Шмил-Шмелки» (Ди цвэй Шмил-Шмелкес), «Любовь Иерусалима» и другие. Выступал Могулеско самостоятельно и как куплетист. Вслед за Одессой последовали длительные гастроли в Кишинёве, Николаеве и Полтаве. В конце октября того же 1881 года Могулеско вернулся в Одессу уже в составе «труппы Осипа Лернера», которая на поверку оказалась всё тем же исходным «товариществом еврейских артистов Зейлика Могулеско». Следующие два сезона (1881-1882 и 1882-1883 годов) труппа О. Лернера целиком провела в Одессе, в ней появились несколько новых актёров, среди них Хаим Тайх, Аба Шейнгольд, Мойше Зильберман и один из постоянных в будущем напарников Могулеско, тоже бессарабец Мойше Финкель с женой актрисой Анеттой Шварц (Финкель). Хором поначалу управлял местный кантор Гиршнфельд (дед Исаака Дунаевского), который ранее работал у Гольдфадена. За годы в Одессе Могулеско приобрёл широкую популярность, в том числе и среди не владеющей еврейским языком публики, как мим, артист музыкальной комедии и оперетты; особенно удавались ему роли старух и женские роли вообще (кухарка Песя в «Ростовщике» Шайкевича, бобэ Яхнэ – баба Яга в «Колдунье» Гольдфадена, бобэ Ховэ – баба Ева в «Одержимом бесом» Латайнера, среди прочих). Начав сезон 1881-1882 года в Мариинском театре – второй по величине театральной площадке города, труппа Лернера вскоре перебралась на сцену Театра ремесленников и промышленников, а «постный сезон» провела на сцене Большого театра Фаркатти. Репертуар этих лет составили всё тот же «Шмендрик» Гольдфадена и его же оперетты «Тодрес, дуй!», «Бранделе-козак» (Браночка-огонь), «Колдунья» (Ди кишефмахерн), «Суламифь» (Шуламис), «Немая невеста» (Ди штимэ калэ), «Фанатик» – вскоре превратившийся в знаменитые «Два Куни-Лемла» (Ди цвэй Кунe-Лэмл(эх) – два простофили), «Подрядчик, или память Плевны» (Дэр подрядчик, одэр дэр ундэнк фин Плевнэ), «Бар-Кохба, или последний час Сиона» (Могулеско в роли Папуса), а также «Ростовщик», «Каторжник» («Волк в овечьей шкуре») и «Еврейский пан» Н.М. Шайкевича (Шомера), «Раши» (Раше), «Приёмыш» и «Менахем, сын Израиля» (Менахем бен Исруэл) одесского драматурга Ш.И. Каценеленбогена (в адаптации Лернера), пьеса Осипа Лернера (1847-1907) «Клад», «Серкэлэ, или фальшивая тризна» Шлоймэ Эттингера (1800-1856) в адаптации Лернера, «Ревизор» Н.В. Гоголя в адаптированном переводе Шайкевича (Могулеско в роли Хлестакова), и наконец пьеса самого Могулеско «Фальшивое чудо». Сезон 1882-1883 года труппа вновь играла на сцене Мариинского театра и Большого театра Фаркатти (с кишинёвскими гастролями в феврале), с апреля 1883 года опять афишируемая как «труппа еврейских артистов под режиссёрством З. Могулеско». Летом того же года труппа уехала в Кишинёв, где её и застал запрет наложенный на «еврейский театр на жаргоне» в России указом товарища (заместителя) министра внутренних дел генерал-лейтенанта Оржевского от 14 сентября 1883 года. Внятные причины запрета изложены не были, но просуществовал он с небольшим перерывом вплоть до Февральской революции 1917 года. С запретом еврейского театра в России, большинство еврейских актёров перебрались в Румынию, где к тому времени имелась довольно многочисленная, говорящая на идише публика. Здесь Могулеско (вместе с компаньоном – артистом Мойше Финкелем) вновь организовал свою труппу на основе прибывших вместе с ним из Кишинёва начинающих актёров Дувида Кесслера, Зейлика Файнмана и совсем молодого Леона Бланка. Бухарестский театр Могулеско в «Жигнице» (со своим оркестром) превратил район в центр еврейской культурной жизни города. Большую часть репертуара составили водевили и оперетты; отдельные постановки осуществлялись и на румынском языке. В период разногласий со своим компаньоном Финкелем, Могулеско покинул труппу и провёл одно лето, выступая с эстрадными куплетами в летнем кабаре вместе с наспех сформированным для этой цели квартетом. «Труппа Могулеско», без его участия, однако такого успеха уже не имела и вскоре они с Финкелем объединились вновь. В 1886 году Могулеско посетил Нью-Йорк, где – как выяснилось – в ту пору ещё не было собственного еврейского театра, но была уже готовая к нему публика из числа недавних иммигрантов. Могулеско вернулся в Бухарест и меньше чем через год вновь появился в Нью-Йорке вместе с костяком бессарабцев – Файнманом (теперь Зигмундом Файнманом), Финкелем, Кесслером и Бланком. Здесь они тотчас воссоздали труппу Могулеско (теперь Зигмунда Могулеско) – первую профессиональную еврейскую труппу в Америке – и вскоре приобрели такую же популярность, какая сопутствовала им в Бухаресте. Поначалу труппа Могулеско базировалась в Union Theatre на нижнем Ист-Сайде Манхэттена и в 1888 году к ней присоединился знаменитый в будущем, а тогда только приехавший из Лондона трагик, основатель театральной династии Яков Адлер (1855-1926). К 1889 году Могулеско основал там же, на нижнем Ист-Сайде «Румынский Оперный Театр» (Roumania(n) Opera House), в основном ориентированный на музыкальную комедию и мелодраму. Вместе с тем, помимо оперетт Файнмана (таких как «Ханэлэ ди финишерн» – Ханочка-отделочница, или в русском переводе «Анна-Белошвейка», с Могулеско, Файнманом, Бертой Калиш и Дувидом Кесслером, 1899), Могулеско ставил и специально написанные для его театра музыкальные драмы И. Латайнера, как например четырёхактную историческую оперу «Юдифь и Олоферн» (Йеhудэс ун Олофернус), дебютировавшую 29 сентября 1890 года, и «Скрипку Давида» (Дувидс фидл, 1897), Залмена Либина (Исроэл Залмэн Гурвиц, 1872-1955; комедия «Лат-лат»), «профессора Гурвица» (Мойше-Ицхок hаЛейви Гурвиц, 1844-1910) – «Тиса-Эслар, или заклятье» (Тиса-Эслар, одэр фаршвэлунг о кровавом навете 1882 года в венгерском селе Tisza-Eszlar, ныне Сабольч-Сатмар-Берег), а также Нохым-Меер Шайкевича (Шомера, 1849-1905) – напр. «Амман-второй, или комический властелин» (hомэн дэр цвэйтэр, одэр дэр комишер hэршер, 1896), для которых сам сочинял музыку. Под влиянием Могулеско и Адлерa занялся драматургией и Яков Гордин (1853-1909). Могулеско сыграл в поставленных Кесслером в театре Thalia пьесах Гордина «Сафо» (1899, с Бертой Калиш, Диной Файнман и Кесслером) и «Неизвестный» (Дэр умбакантэр, с Леоном Бланком и Кени Липцин, 1905). В последующие годы он также написал музыку к пьесам Гольдфадена «Бен-Ами, или сын моего народа» (Бен-Ами, одэр зун фун майн фолк, 1907), Латайнера «Еврейское сердце» (Ос идише hарц, 1908), Аншл Шора «Первая любовь» (Ди эрштэ либэ, 1909), поставленным в театре Thalia. Ряд песен и композиций, первоначально написанных для этих постановок, вскоре приобрели собственную жизнь, положив начало современной еврейской эстраде. Только с 1895 года на них стало распространяться авторское право (копирайт), тогда как многие сочинённые ранее песни распространялись свободно и превратились в народные ещё при жизни автора. Самой известной из сочинённых им песен стала «Хусн-калэ, мазл тов!» (Поздравляем молодожёнов) из оперетты «Цветок» (Блимэлэ), широко исполняемая по сей день. Могулеско и сам зачастую выступал с бенефисами и программами еврейских песен собственного сочинения на подмостках различных еврейских театров, быстро застроивших Вторую авеню. В середине 1890 годов Файнман с Кесслером отделились и создали собственную труппу Thalia Theatre, Мойше Финкель основал National Theatre, специально для которого привёз в Нью-Йорк знаменитого впоследствии Бориса Томашевского. Файнман однако продолжал писать как для собственной труппы, так и для Румынского оперного театра, где иногда играл вместе со своей женой актрисой Диной (Дайнэ) Файнман. После отделения, а затем и отъезда Файнманов в Лондон в 1906 году, Могулеско по вынужденности начал писать оперетты для своей труппы сам. Так появились «Киндэр, киндэр» (Дети, дети, 1903), «Дос пэкэлэ» (Баул, 1904), «Ди шейнэ Мирьом» (Красавица Мария, 1906), «Блимэлэ» (Блюмочка, или цветок, 1909), «Хосн-калэ» (Молодожёны, 1909). После продолжительных гастролей в Лондоне и Галиции, в июне 1906 года Могулеско с триумфом вернулся в Бухарест с новыми постановками пьес Шомера (Шайкевича) «Эмигрантн» (Эмигранты), Якова Гордина (1853-1909) «Дэр умбакантэр» (Неизвестный), Корнблата «Екл-балтаксэ» (Фининспектор Екл) и «Дос гройсэ глик» (Большое счастье), Эрнеста Йоселовича «Голем». После многолетнего перерыва труппа вновь расположилась в «Жигнице», теперь именуемой «Театр Лейблиха». По возвращении в Нью-Йорк в 1908 году был режиссёром и играл в Thalia Theatre Кесслера («Еврейское сердце» – Дос идише hарц Латайнера с музыкой Могулеско, дебют – 9 октября 1909 года), в следующем году – в Национальном театре (National Theatre, теперь – после трагической смерти Мойше Финкеля – под руководством уже знаменитого Бориса Томашевского, 1858-1939). Сыграл роль Тойвэ Авьойни – верного товарища еврейского эпикурейца I столетия н.э. Элише бен Абуйя в одноимённой пьесе Якова Гордина «Элиша, – сын Абуйи», возрождённой Яковом Адлером в 1911 году. В эти годы Могулеско страдал раком горла и играть, а особенно петь, ему становилось всё труднее. Зигмунд Могулеско умер в Нью-Йорке 4 февраля 1914 года. Некролог, опубликованный в газете Нью-Йорк Таймс, заканчивался словами: «Никогда ещё не приходилось видеть среди англоязычной публики столько сожаления о смерти еврейского актёра, целиком посвятившего жизнь своей профессии».

)  - знаменитый еврейский артист, антерпренёр, композитор, один из пионеров театра на идиш в США.

Метки:

1859, 7 января — (2 швата 5619) В местечке Лужки Виленской губернии родился Элизер Бен-Иехуда

Происходил из семьи хасида, приверженца Хабада, который умер, когда Элиэзеру было пять лет. В 13-летнем возрасте Бен-Иехуда был отправлен в иешиву в Полоцк. Глава иешивы, тайный сторонник светского образования, познакомил его с произведениями светской литературы на иврите. Желая спасти Бен-Иехуду от столь «еретического» занятия, как чтение светских книг, дядя Бен-Иехуды забрал его из Полоцкой иешивы и отправил учиться в Глубокое (близ Вильны), где Бен-Иехуда познакомился со Шмуэлем Ионасом, который, будучи сторонником Хабада, в то же время сотрудничал в светской периодической печати на иврите. Ионас убедил Бен-Иехуду в необходимости получить светское образование. Дочь Ионаса Двора обучила Бен-Иехуду русскому языку, и после годичной подготовки к вступительным экзаменам Бен-Иехуда поступил в гимназию города Двинска, которую окончил в 1877 г. Борьба балканских народов за освобождение от Турции и связанная с этим русско-турецкая война 1877–78 гг. зародили у Бен-Иехуды идею возможности возрождения еврейского народа на его исторической родине. Он решил поселиться в Палестине и в 1878 г. отправился в Париж изучать медицину, чтобы приобрести профессию, которая дала бы ему возможность зарабатывать на жизнь в стране предков. Учась в Париже, Бен-Иехуда опубликовал в 1879 г. в газете П. Смоленскина Ха-Шахар статью ЖГУЧИЙ ВОПРОС, в которой впервые сформулировал идею создания в Палестине духовного центра для всего еврейского народа. Эта мысль стала через некоторое время основной идеей так называемого духовного сионизма. Важнейшим элементом возрождения еврейского народа Бен-Иехуда считал возрождение иврита в качестве языка повседневного общения. Статья была подписана псевдонимом Бен-Иехуда. Заболев в том же году туберкулезом, Бен-Иехуда принял решение ускорить свой переезд в Палестину и с этой целью оставил изучение медицины и поступил в учительскую семинарию Альянса. В 1881 г. Бен-Иехуда, женившись на Дворе Ионас, уехал в Палестину. По приезде туда он сменил свою фамилию Перельман на Бен-Иехуда. Семья Бен-Иехуды была первым еврейским домом в Палестине, где говорили на иврите, а его старший сын Бен-Цион (позднее известен как Итамар Бен-Ави) — первым носителем иврита как родного языка спустя более тысячи лет после прекращения разговорной функции этого языка. В качестве произносительной нормы иврита как разговорного языка Бен-Иехуда принял произношение евреев-сефардов, так как это произношение стояло ближе, чем произношение ашкеназское, к произносительной норме иврита Библии и Мишны в том виде, в каком она была зафиксирована в передаче ивритских слов в греческой и латинской транскрипции последних веков до н. э. и первых веков н. э. Причиной эмоционального характера было то, что ашкеназское произношение ассоциировалось у Бен-Иехуды с существованием евреев в галуте, и поэтому оно не было для него приемлемо в качестве произносительной нормы иврита как родного языка еврейского народа, возрождающегося на своей родине. В 1882–85 гг. Бен-Иехуда преподавал в иерусалимской школе Альянса, добившись, чтобы иврит был признан в ней единственным языком преподавания еврейских предметов. Таким образом, благодаря Бен-Иехуде эта школа была первой, в которой иврит стал языком преподавания. В конце 1884 гг. Бен-Иехуда основал еженедельник ХА-ЦВИ, преобразованный в 1908 г. в ежедневную газету, которая с 1910 г. называлась ХА-ОР и просуществовала до 1915 г. ХА-ЦВИ был первым периодическим изданием на иврите, отвечавшим европейским нормам. Большое внимание Бен-Иехуда уделял обогащению языка, создав огромное количество неологизмов, значительная часть которых существует в иврите и до сих пор. Бен-Иехуда стремился ввести простой, удобопонятный стиль, борясь против напыщенного, витиеватого стиля, который существовал в те времена в еврейской прессе. В 1891 г. умерла жена Бен-Иехуды Двора. Бен-Иехуда женился на ее младшей сестре Хемде (1873–1951). Постоянная помощница своего мужа в литературной деятельности, Хемда Бен-Иехуда публиковала в его периодических изданиях переводы и оригинальные рассказы на иврите и впоследствии много сделала для публикации его научного и литературного наследия. Неортодоксальное поведение Бен-Иехуды и кампания против существования за счет пожертвований из стран диаспоры (халукка), которую он вел в своих изданиях, вызвали яростную оппозицию ультраортодоксов Иерусалима; им удалось добиться обвинения Бен-Иехуды в подстрекательстве к мятежу (1894), в результате чего он был приговорен к годичному заключению. Арест Бен-Иехуды вызвал большое волнение в еврейской среде, была подана апелляция, и он был освобожден. В 1910 г. Бен-Иехуда начал публикацию труда -Полный словарь древнего и современного иврита-. Издание этой грандиозной работы было завершено лишь в 1959 г., когда вышел ее последний, 18-й том. В 1890 г. Бен-Иехуда совместно с Д. Елиным, А. Мазиа и другими основал Ваад ха-лашон ха-иврит (Комитет языка иврит), председателем которого он оставался до смерти. Ваад ха-лашон был предшественником Академии языка иврит, созданной по предложению Бен-Иехуды в 1920 г. После утверждения британского мандата над Палестиной Бен-Иехуда совместно с А. М. М. Усышкиным убедил британского верховного комиссара Г. Сэмюэла провозгласить иврит одним из трех официальных языков страны, наряду с английским и арабским. Огромная роль, которую сыграл Бен-Иехуда в возрождении иврита в качестве разговорного языка, в развитии и обогащении этого языка, в превращении его в гибкое и динамичное средство повседневной устной и письменной коммуникации, стяжала ему заслуженную славу «отца современного иврита» и поставила его в первые ряды тех, кто воплотил в жизнь идею возрождения еврейского народа к полнокровной национальной жизни на своей родине. www.eleven.co.il

  - учёный, пионер возрождение иврита.

Метки:

1859, 27 декабря — (1 Тевета 5620) Родился Л. Заменгоф - врач-окулист, изобретатель эсперанто. Умер 24.4.1917.

Метки:

1860, 21 декабря — (8 Тевета 5621) Родилась Генриетта Сольд - деятель сионистского движения, основательница организации Хадасса и первый глава молодежной алии. Умерла 13 февраля 1945 года. О ней подробно

Метки:

1860, 25 декабря — (12 Тевета 5621) В Литве родился Сэмюэл Блум - сионист, изобретатель в области зубных протезов, филантроп. В 1926 году он создал в Тель-Авиве завод по производству зубных протезов, на котором работало около 200 человек и чья продукция шла на экспорт. Завод является основным источником средств к существованию ишува. Блум был едва ли не первым, кто решился инвестировать средства в промышленный сектор Ишува. Умер 10 октября 1941 года.

Метки:

1861, 11 декабря — (8 Тевета 5682) Мнением Государственного совета России евреям-купцам первой и второй гильдии (позже — только первой гильдии) разрешено постоянное жительство в Киеве, но только в частях Лыбедской и Плоской; в других же частях города им дозволяется временное пребывание лишь с разрешения главного местного начальства. (см. 23 июня, 2 декабря)

Метки:

1862, 29 декабря — (7 Тевета 5623) Петиция евреев Цинцинати президенту Линкольну, в которой выражался протест действиям генерала Гранта (см. 10 ноября и 17 декабря ).

Метки:

1863, 7 января — (16 тевета 5623) Президент США Линкольн отменил антиеврейский приказ №11 генерала Гранта (см. 1 ноября, 8 декабря, 17 декабря).

Метки:

1863, 19 января — (28 тевета 5623) Высочайшее повеление императора России Александра Второго о том, что евреям разрешено учреждать молитвенные дома и приглашать раввинов.

Метки:

1863, 22 декабря — (12 Тевета 5624) В Иерусалим приехал 63-летний А. Фиркович, он искал старинные рукописи по истории караимов

Иудейская община, существовавшая на протяжении многих веков на территории Крымского полуострова, включала в себя самые разнообразные течения и народности. К ним относились тюрко-язычные раввинисты-крымчаки, кочевники Хазарского каганата, караимы, отрицавшие учение Талмуда, говорящие на идише евреи-ашкеназы, греко-говорящие евреи-романиоты и даже субботники – перешедшие в иудейскую веру православные славянского происхождения. Пожалуй, одной из самых примечательных и значительных этно-конфессиональных иудейских групп, проживавших на территории Крыма, были крымские караимы. Об истории караимов и времени их появления в Крыму ученые, литераторы и представители общественности дискутируют, начиная как минимум с XIX века. Заметим, что порой данные дискуссии перерастали, к сожалению, в откровенные и затяжные конфликты, выходящие за рамки научного дискурса. Следует отметить, что в Крыму в последнее время появилось поразительное количество поверхностных и тенденциозных работ, неправильно отражающих этногенез и историю караимов. Данная статья – это попытка в краткой форме изложить достаточно запутанную историю караимского населения Крыма беспристрастным языком фактов, а не эмоций и псевдо-исторических искажений реальных событий.По мнению известнейшего исследователя Цви Анкори, ранний период истории караимов следует понимать и изучать как -продукт еврейского опыта под воздействием средневекового ислама-. Караимское движение берет своё начало в городе Багдаде на территории современного Ирака (тогдашнего Аббасидского халифата) приблизительно в середине VIII в. н.э. Его основателем традиционно считается Анан бен Давид, о жизнедеятельности и трудах которого мы знаем очень немного, за исключением поздних и не слишком достоверных легенд, исходящих в основном от противников Анана. Так или иначе, Анан бен Давид явился основателем альтернативного диссидентского движения в иудаизме, основным содержанием которого было отрицание авторитета Талмуда.[1] Помимо отрицания Талмуда, сторонники Анана следовали провозглашенному их учителем принципу буквального истолкования священного Писания, а также отличались от прочих евреев (называемых ими с того момента талмудистами или раввинистами) по целому ряду религиозных практик и традиций: в праздновании праздника Шаббат, каковой караимы проводили в молитвах и темноте, строго следуя провозглашенному в Ветхом Завете запрету на возжигание в этот день огня,[2] в проведении обряда обрезания, в законах ритуальной чистоты и степенях родства при заключении брака, во времени проведения традиционных еврейских праздников, в устройстве синагог и литургической обрядности. Так началось, собственно говоря, прото-караимское движение – дело в том, что ученики Анана еще не называли себя караимами, используя термин -ананиты-, т.е. -последователи Анана-.Термин «караимы» появляется несколько позднее, в IX веке, в работах уже собственно -караимского- теолога Биньямина (Вениамина) бен Моше НаГавенди, назвавшего этим именем различные анти-талмудические движения (в том числе и ананитов), объединившееся в IX - X веках под общим названием караимы. Даже само название КАРАИМ (чтецы или читающие; КАРАИМ - это множественная форма от древнееврейского КАРАЙ) отражает основную характеристику данного движения - почитание (или, если угодно, ЧТЕНИЕ) священного Писания (т.е. Ветхого Завета или ТаНаХа) как единственного и прямого источника религиозной истины. Существуют также два других, менее распространенных, но, тем не менее, важных древнееврейских термина для понимания сути караимского движения: бней микра (сыны / последователи Писания) или баалей микра (владеющие Писанием).Период Х-XI веков, называющийся часто ЗОЛОТЫМ ВЕКОМ в истории развития караимского движения, ознаменован активной миссионерской деятельностью и распространением иудаизма в его караимской интерпретации далеко за пределы Багдада и Персии. В этот период отдельные, достаточно многочисленные общины караимов возникают в таких географических регионах, как Палестина (с центром в Иерусалиме и Рамле), Египет (Каир), Испания (тамошняя община вскоре была изгнана кастильским правительством в результате спровоцированного раввинистами конфликта), Кавказ и Византия. Особенно любопытен интерес караимов к земле Израиля – именно ранние караимы, объединившиеся в группу Авлей Цион (скорбящие по Сиону), были одними из первых еврейских мыслителей, призывавших всех евреев в изгнании (евр. галут) начать переселяться в святую землю Палестины. Успех миссионерской деятельности караимского движения в Х-XI веках был несомненен: по разным оценкам до 30-40 процентов еврейского населения того времени придерживалась не-талмудического, т.е. караимского варианта иудаизма.[3] Более того, именно в полемике с соперниками-караимами, в дискуссиях и спорах с ними, собственно говоря, во многом сформировалась средневековая еврейская цивилизация в той форме, в какой она нам известна на сегодняшний день.Особенно горячие споры и дискуссии вызывает проблема появления караимов на территории Восточной Европы, т.е. в Крыму, Литве и Польше. К сожалению, именно на эту тему появилось особенно много псевдо-исторических работ, связывающих караимов с самыми различными народами, к примеру, с хазарами, гуннами, кыпчаками или древними израильтянами. Авторы, придерживающиеся этих теорий, ссылаются как правило на недостоверные или сфабрикованные источники (см. ниже). Тем не менее, сухой язык документов нам говорит о том, что караимы появляются в Восточной Европе уже в пост-хазарское время и остатки иудаизированных хазар, проживавших, возможно, и на территории Крыма, едва ли могли оказать на них сколько-нибудь серьезное влияние. Позволю себе процитировать, что же, к примеру, говорили сами караимы в прошении к царю Александру I о времени своего появления в Крыму: Мы все караимы, потомки одного древнейшего Еврейского поколения, которое более четырех веков поселясь в Крыму впоследствии вместе с прочими Крымскими народами поступило под благословенную державу Ва[шего] Императорского Величества. Некоторые другие караимские источники XIX века сообщали о переселении караимов в Крым из Бухарии и Черкесии вместе с татарскими ханами. Действительно, в данных караимских преданиях, несомненно, сохранились отголоски истинных реальных событий (о которых, к сожалению, нам практически не сообщают средневековые источники), а именно, о переселении караимов в Крым в XIII веке, по всей видимости, вскоре после очередного набега и поселения в Крыму татар в 1239 году. Исходя из того, что караимы того времени известны нам как искусные торговцы и ремесленники, можно предположить, что они попали в Крым вместе с другими торговцами и ремесленниками, необходимыми татарам для поддержания экономического состояния Золотой Орды.Возвращаясь к данным письменных источников, тем не менее, заметим, что первое свидетельство о пребывании караимов в Крыму датируется 1278 годом. В этом году, как сообщает нам византийский караимский автор Аарон бен Иосиф а-Рофе, между общиной караимов и раббанитов, проживавших тогда в городе Сулхате (совр. Старый Крым) состоялась дискуссия относительно того, когда же начинается месяц Тишри. Кроме Старого Крыма, в том же XIII веке, по-видимому, возникает община в городе Каффа (Феодосия) – опосредованные источники позволяют нам датировать время основания каффинской караимской синагоги 1292 годом. Несколько позднее, в середине XIV века (а точнее между 1342 – 1357 годами) в связи с экспансией Золотой Орды в юго-западный Крым и захватом города Кырк-Ера (позднее – Чуфут-Кале – Иудейская / Еврейская крепость), там также возникает караимская община, каковой будет суждено стать позднее самой крупной и значительной караимской общиной полуострова. На Феодоро-Мангупе караимская община появляется только во второй половине XV века, по-видимому, сразу после 1453 года. По всей видимости, мангупская община изначально состояла из грекоговорящих караимов-романиотов, эмигрантов из Адрионополя, бежавших из захваченной турками-османами Византийской империи и спасавшихся от политики сюргюна – проводившегося Мехмедом II Завоевателем насильственного переселения в опустевший Константинополь-Стамбул. Еще позднее (по данным Фирковича в конце XVI, а по данным другим источников – в конце XVII – начале XVIII века) возникает община в городе Гезлев (Евпатория). В XIX веке, скажу, несколько забегая вперед, небольшие караимские общины проживали практически в каждом крупном населенном пункте Крыма и Российской империи.Везде в мире караимы являлись, если можно так выразиться, двойным меньшинством – будучи иудейским меньшинством в христианских и мусульманских государствах, они являлись также караимским меньшинством в еврейских общинах этих стран (добавим, что мусульманская администрация Крыма не отличала караимов от евреев-талмудистов, называя и тех и других официальным термином яхуди / яхудилер или, с несколько презрительным оттенком, чуфут / чуфутлар). И только лишь в мусульманском Крыму караимы являлись большинством в иудейской общине – по некоторым оценкам, 75 процентов иудейской общины Крыма состояло из караимов и лишь 25 – из раввинистов.Во главе каждой караимской общины стоял газзан, духовный глава общины, его помощниками был шаммаш (служка) и митпалель (проповедник). Еще позднее, в XIX веке, всеми караимскими общинами Российской империи стал руководить гахам (др.евр.мудрец). Должность гахама была выборной и первым гахамом в 1839 году был избран известнейший купец Симха бен Шеломо (Соломон) Бабович из Евпатории. Погребальные обязанности выполняла хевра кадиша (священное братство). Финансовыми делами заведовал казначей-габбай, а образованием – учителя-маскилы. Особой образованностью отличалась община Чуфут-Кале: проживавший там с 1666 по 1670 год известный караимский поэт из Деражно, Иосиф бен Иешуа а-Машбир охарактеризовал Чуфут-Кале как град и мать в Израиле… главный среди караимских общин, город великий мудрецами и книжниками, наполненный книгами и совершенными праведниками. Именно поэтому Машбир остался в караимской академии Чуфут-Кале на три года, занимаясь изучением Торы и религиозной учености. Читателю, вероятно, будет интересно также узнать, что первые печатные книги и первый печатный станок в Крыму также находились в Чуфут-Кале. Караимская типография в Чуфут-Кале была основана около 1731 года на средства караимского лидера Исаака бен Моше Синан-Челеби. В период с 1734 по 1741 годы там были опубликованы несколько литургических книг на иврите (древнееврейском). Таким образом, как бы это парадоксально ни звучало, но первые печатные книги крымской земли говорили на том же языке, что и ветхозаветные пророки.Уже самые ранние караимские переселенцы в Крым XIII – XIV веков, по всей видимости, были тюркоязычны, переняв татарский язык в качестве разговорного от своих соседей-татар. Об этом нам красноречиво свидетельствуют ранние караимские надгробия этого времени с тюркскими именами погребенных там караимов. Тем не менее, иврит (древнееврейский) по-прежнему свято и бережно хранился караимами в качестве лашон а-кодеш (святой язык) – языка литургии, богослужения, деловой переписки, поэзии, надгробных эпитафий, научных и теософских трудов. Только лишь в XIX и в особенности в 20-30-ые годы ХХ века в литургию караимов начинают вводиться татарский и караимский языки, ранее свысока именовавшиеся в караимской литературе разговорным жаргоном (см. напр. ж-л Караимская жизнь). Самые ранние известные нам на настоящий момент караимские таргумим (в данном случае, переводы на караимский и татарский языки священных текстов на древнееврейском) датируются временем не ранее XVII – XVIII веков.Помимо лингвистического влияния, близкое сосуществование с татарами оказало неизбежное воздействие и на быт и повседневную жизнь караимов. Действительно, зачастую, лишь зайдя в молитвенный дом и увидев стоящие в алтаре свитки Торы и семисвечник-менору, посетитель караимского квартала мог понять, что перед ним народ совсем иного вероисповедания и этноса – столь по-татарски выглядели их дома, одежды, этническая кухня и обряды. Тем не менее, как уже отмечалось выше, влияние татар не выходило за пределы чисто культурологических заимствований и смешанные браки между караимами и их мусульманскими соседями были запрещены, пожалуй, вплоть до реформ советского времени.Важнейшим периодом для усиления караимской общины в Крыму становится конец XVIII века. Дело в том, что в это время караимам, оставшимся на практически опустевшем после эмиграции татар и турок, а также насильственного выселения христианского населения полуострове, удалось практически за бесценок скупить огромные земельные угодия. Кроме того, в руках караимов оказался другой фантастически прибыльный заработок – торговля табаком. Таким образом, достаточно незначительная (ок. 2,5 тысяч в конце XVIII века) караимская община Крыма стала одной из самых процветающих в экономическом отношении этнических групп Российской империи. В XIХ веке, прежде всего, из-за важности купеческого потенциала караимской общины, а также в связи с тем, что караимы отбрасывали авторитет Талмуда (являвшегося, с точки зрения российских чиновников, главным врагом христианства, сосредоточением зла и антихристианской ереси), российская администрация начинает сознательно выделять караимов из общей массы еврейского населения империи. Под официальным предлогом образцового морально-нравственного поведения и полезного для государства экономического положения, караимы начинают осыпаться рядом привилегий и льгот, в отличие от евреев-талмудистов, на которых начинает обрушиваться ряд унизительных и обременительных указов относительно двойного налогообложения, обязательной службы в армии, проживания только в пределах черты оседлости и т.п. В 1863 году караимы получают полные права граждан российской империи. С этого момента караимы начинают пользоваться теми же льготами, что и проживавшие в России христиане-православные, служить в армии, учиться в университетах, занимать государственные посты и т.п.XIX век стал важным моментом в становлении караимского самосознания и самоидентификации – именно в это время в Крыму проживали и действовали такие известнейшие караимские просветители как Соломон Бейм, Элиягу (Илья) Казас, Иосиф Соломон Луцкий, Мордехай Султанский и Авраам Фиркович. Особенно важна для понимания караимской истории фигура Авраама Самуиловича (Авраам бен Шемуэль) Фирковича (1787-1874).Родившийся и получивший образование в Луцке, в 20-ые гг. XIX в. Фиркович переезжает в Крым, странствует по миру, посещает Кавказ, Стамбул, Каир, Ближний Восток, Австрию, Литву и Польшу, завершая свой жизненный путь в Чуфут-Кале. Уникальные рукописные коллекции, собранные им за годы странствий по Турции, Египту, Палестине, Крыму и Кавказу, представляют собой гордость коллекции еврейских и самаритянских рукописей Российской Национальной библиотеки им.М.Е.Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Автор сборника поэзии, нескольких религиозно-общественных трактатов, содержащих зачастую крайне противоречивые и, порой, не слишком корректные сведения,[4] в 1872 г., т.е. за два года до своей смерти, Фиркович публикует Авнэ зиккарон ли-вней Йисраель (Книга памятных камней сынов Израиля; Вильно, 1872). Данная книга, содержащая экскурсы автора в историю караимов в Восточной Европе (прежде всего, в Крыму), а также ряд надгробных надписей с караимских некрополей Мангупа, Чуфут-Кале, Евпатории, Феодосии, Старого Крыма и Трок, является самым известным произведением Фирковича. Умерший в Крыму в 1874 г., караимский патриарх был похоронен на территории некрополя в Иосафатовой долине возле Чуфут-Кале, в месте, которое он исследовал, начиная с 1839 г. и чью историю он, фактически, переписал заново. Как указывают обнаруженные в недавнее время архивные материалы, Фиркович, несомненно, являлся одной из самых заметных караимских и еврейских фигур в Европе в XIX в., и был несомненным потенциальным (но неудавшимся) кандидатом на пост главы караимской общины Крыма и Восточной Европы в целом. В круг его знакомых и симпатизировавших ему людей входили такие знаменитые и разносторонние личности, как известейший российский гебраист Даниил Хвольсон, лидер хабадского движения Менахем-Мендель Шнеерсон, археолог Бларамберг, реакционные деятели братья Княжевичи, российский историк Д.И.Иловайский, еврейские просветители-маскилы Бецалель (Базилиус) Штерн и Симха Пинскер (сын последнего явился одним из отцов-основателей сионизма), армянский патриарх Нарсес, христианские священники, турецкие дёнме, авторитетные ашкеназские и крымчакские раввины, бахчисарайские татары и многие, многие другие.Сделав вышеупомянутую в высшей степени хвалебную характеристику Фирковичу (и не желая ее ни в коей мере умалить), необходимо все же отметить, что, несмотря на свою поразительную и несомненную талантливость и одаренность, Фиркович был далеко неоднозначным человеком. Как неопровержимо свидетельствует нам сухой язык архивных документов и источников, весь бег его бурной жизнедеятельности сопровождался конфликтами, скандалами, трениями, сомнительными историями и частыми обвинениями в подлоге и мистификации. Более того, современное состояние исследовательской литературы, посвященной Фирковичу, позволяет нам достаточно однозначно утверждать, что, несмотря на несомненную важность собранных им рукописных коллекций, ряд документов и приписок к рукописями, и, в особенности, эпиграфические открытия Фирковича, явно являются недостоверными и, более того, поддельными. Как уже говорилось выше, самые ранние свидетельства о пребывании караимов в Крыму датируются XIII-XIV веками и, как следствие, все исторические построения Фирковича, пытавшегося датировать время приезда караимов в Крым VI в. до н.э. (?!) и доказать, что хазары восприняли иудаизм караимского (а не раббанитского) толка, совершенно несостоятельны.Важно заметить (к сожалению, этот факт очень редко принимает во внимание большинство из русскоязычных авторов, пишущих на караимскую тему), что Фиркович никогда не говорил о караимах как о потомках хазар, считая их потомками древних израильтян, переселившихся в Крым непосредственно из Ассирийского пленения. Любопытно, что основные постулаты т.н. теории хазарского происхождения караимов, впервые были высказаны не караимами, но российскими учеными-тюркологами В.В.Григорьевым и В.Д.Смирновым. Григорьев и Смирнов, привлеченные к мнимым хазарско-караимским связям прежде всего шумной деятельностью А.С.Фирковича, пошли еще дальше караимского патриарха и пришли к выводу, что караимы не только обратили хазар в иудейскую веру (как об этом писал Фиркович), но и сами позднее слились с хазарами этнически. В 1896г. тезис Смирнова и Григорьева о хазарском происхождении караимов подхватывается и развивается С.М.Шапшалом (1873-1961), тогда еще молодым студентом Восточного отделения Санкт-Петербургского университета, а впоследствии - последним гахамом (или, как он сам себя именовал, гаханом) восточноевропейских караимов. Шапшаловская концепция о хазарском происхождении караимов окончательно утвердилась в караимской литературе после вступления С.М.Шапшала в должность гахама в 1915 году, а в особенности в 30-ые годы ХХ века. К сожалению, равно как и в случае с Фирковичем, Шапшал базировал свои теории на документах и источниках, признанных наукой на настоящий момент либо недостоверными, либо сфабрикованными. Увы, революция 1917 года прервала благосостояние и процветание караимов. Им, верноподданным российской короны, зажиточным купцам, промышленникам и белогвардейцам пришлось тяжелее, чем кому ли бы то ни было. Часть из них погибла в ходе бурных событий того времени, часть была раскулачена или расстреляна (в частности, известный художник М.Казас), часть, лишенная всего накопленного ранее имущества и возможности свободно исповедовать свою религию, была вынуждена влачить ПОЧЁТНОЕ существование в стране победившего социализма. Один за другим у караимов отнимались их дома, библиотеки, памятники религии и культуры… Так продолжалось вплоть до времен перестройки – галичская караимская кенаса была уничтожена ради строительства девятиэтажного дома, ни много ни мало, в 1985 году. За годы советской власти, по целому ряду причин, караимское население Крыма сократилось от практически 8,5 тысяч в 1912 году до 800 человек по данным переписи 1989 года. Помимо демографического упадка, советская власть нанесла также тяжелейший удар по своеобразной культуре и религии крымских караимов – лишь немногие из них способны ныне общаться на татарском диалекте, практически полностью утратив также знание древнееврейского, в каковом были столь искусны их предки.Во всем мире на настоящий момент проживает около 30 тысяч караимов. Любопытно, что большинство караимов, проживающих на настоящий момент на территории Крыма, России, Польши, и Литвы, считает себя народом тюркского происхождения, караимы Израиля, Египта, Турции и США причисляют себя к представителям еврейского населения, в то время, как среди караимов Франции есть сторонники обоих подходов. В связи с тем, что по современному законодательству государства Израиль караимы подлежат закону о репатриации, за последние годы достаточно большое число караимов, проживавших на территории бывшего Советского Союза, выехало в Израиль.По последней переписи населения Украины (2001), в Крыму насчитывается 671 караим (0.03 % населения автономии), а всего по Украине 834 человека. С XIX века караимы проживают в таких крымских городах, как Симферополь, Евпатория, Бахчисарай, Феодосия, Севастополь, Ялта, Керчь и Армянский Базар. На сегодняшний день по приблизительным оценкам Евпаторийская караимская община насчитывает около 260 человек, примерно столько же караимов живет в Симферополе, еще около 100 человек – в Феодосии, приблизительно 50 – в Севастополе, 30 – в Ялте, 50 – в Бахчисарае. На настоящий момент караимская община Крыма пытается возродить практически полностью утраченные за время атеистического диктата религиозно-культурные традиции. Особенно ярко этот процесс проходит в Евпатории, где на настоящий момент вновь стал действовать один из молитвенных комплексов и находится в процессе реставрации другой (к сожалению, следует отметить, что, на наш взгляд, далеко не все традиции, в особенности, те из них, которые связаны с религиозными практиками, удалось восстановить в той форме, в какой они существовали до революции). Большинство из современных крымских караимов – люди с высшим образованием, работники науки, культуры, образования. Так вкратце выглядит история караимов, одной из самых любопытных этно-конфессиональных групп Крымского полуострова, рассказанная сухим языком фактов и сведений, почерпнутых из исторических источников. Постоянно уменьшающейся караимской общине нашего полуострова остается лишь пожелать найти силы сохранить свою своеобразную этническую культуру и религию в неотвратимо надвигающемся ХХI веке, веке усиливающейся глобализации и еще большей девальвации духовных ценностей прошлого.МИХАИЛ КИЗИЛОВ СЫНЫ ПИСАНИЯ - КАРАИМЫ КРЫМА (очерк истории с древнейших времен до наших дней) [1] Талмудом называется сформировавшееся приблизительно к 500 году позднейшее добавления к Ветхому Завету (в еврейской традиции – ТаНаХ, т.е. еврейское священное писание, состоящее из Торы (Пятикнижия), Невиим (Пророков) и Ктувим (Писаний)). В средневековое время Талмуд стал основой еврейской учености, считаясь устной Торой, т.е. книгой по авторитету практически равной письменной Торе, т.е. Пятикнижию. Именно поэтому отрицание Талмуда было столь важной специфической чертой караимского движения.[2] В то время как их собратья-раввинисты с довольно раннего периода стали различными путями обходить это предписание, превращая Шаббат в празднество полное огней, вина и других радостей жизни. К примеру, в средневековом византийском Константинополе, по сведениям Вениамина Тудельского, на две тысячи раббанитских семей проживало 500 караимских, т.е. одна пятая еврейской общины города. Более того, в Крыму или, скажем, в Троках численность караимов превышало число раббанитов. В своих трудах Фиркович неоднократно яростно атаковал евреев-раббанитов и хасидов, обвиняя их, ни много ни мало, в распятии Иисуса и предлагаю выселить их за черту оседлости на западные окраины России

  и нашел около 20 раритетов.

Метки:

1865, 25 декабря — (7 Тевета 5626) В России появился закон, согласно которому вне черты еврейской оседлости разрешение устраивать молельни зависит от министра внутренних дел. Виновный в допущении без разрешения начальства публичного или общественного богомоления евреев подвергался денежному взысканию не свыше 300 руб.

Метки:

1866, 14 января — (27 Тевета 5626) Швейцария одной из последних в Западной Европе предоставила евреям - её жителям гражданские свободы.

Метки:

1866, 27 декабря — (19 Тевета 5627) Родился Оскар Грузенберг - юрист и общественный деятель. В 1889 г. окончил юридический факультет Киевского университета. Отверг предложение остаться при кафедре из-за требования принять христианство. Один из виднейших адвокатов России, но как еврей вплоть до 1905 г. не мог получить звание «присяжного поверенного» и 16 лет числился лишь «помощником присяжного поверенного». Евреи называли его «национальным защитником». Активно участвовал в многочисленных антиеврейских судебных процессах, в частности "Деле Бейлиса". В 1917, после опубликования декларации Бальфура, сблизился с сионистами, после эмиграции из Советской России представлял Литву в Еврейском агенстве. Умер в Ницце в 1940 году.

Метки: