Нисан — события (100-125 из 720)

1799, 20 апреля — (15 Нисана 5559) Hаполеон был первым крупным государственным деятелем, который провозгласил законное право еврейского народа создать свое государство – национальный очаг – на территории Палестины, находящейся в то время под турецкимr контролем. Во время похода в Египет, находясь на территории Святой земли, 20 преля, в ночь накануне еврейской Пасхи 1799 года, будущий император написал обращение

Израильтяне – уникальный народ, на протяжении тысячелетий лишенный земли своих предков, отнятой тиранами-завоевателями, но не утративший ни своего имени, ни национальной сути! Внимательные и беспристрастные наблюдатели за судьбами народов, даже если они не обладают провидческим даром Исаии и Иоиля, убедились в справедливости предсказаний великих пророков. Накануне разрушения Сиона эти избранные мужи возвестили, что дети Господа вернутся на родину и -найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся- (Ис. 35:10). Восстаньте в радости, изгнанные! Эта беспримерная в истории война начата во имя защиты народа, чьи исконные земли рассматривались его врагами как добыча, которую надо лишь разодрать. Теперь этот народ мстит за два тысячелетия бесчестия. Хотя время и обстоятельства кажутся малоблагоприятными для предъявления или хотя бы выражения ваших требований, эта война, вопреки всем ожиданиям, предлагает вам достояние Израилево. Провидение направило меня сюда во главе молодой победоносной армии, чтобы восстановить справедливость. Моя штаб-квартира находится в Иерусалиме, а через несколько дней я достигну Дамаска, близость которого не будет более угрозой для города Давида. Законные наследники Палестины! Великая нация, не торгующая людьми и странами, как те, кто продавал ваших предков в рабство народам, не призывает вас отвоевывать ваше достояние. Нет, мы предлагаем вам просто взять то, что уже отвоевано с нашей помощью, и с нашего разрешения оставаться хозяевами этой земли и хранить ее наперекор всем врагам. Поднимайтесь! Покажите, что вся мощь ваших угнетателей не смогла убить мужество в наследниках героев, которые сделали бы честь Спарте и Риму. Покажите, что два тысячелетия рабства не смогли искоренить это мужество. Поспешите! Настал ваш час! Потребуйте восстановления гражданских прав, предоставления вам законного места среди народов мира. Быть может, еще тысячу лет такая возможность не представится! У вас будет право на существование как нации в ряду других наций. У вас будет право свободно -славить имя Господа, Бога вашего…- (Иоил. 2:26), как того требует ваша религия!

  к еврейскому народу, находящемуся в изгнании. Называлось это воззвание «От Бонапарта – законным наследникам Святой земли».

Метки:

1801, 8 апреля — (25 Нисана 5561) Погром в Бухаресте, Причина - очередной кровавый навет. Убито 128 евреев.

Метки:

1804, 30 марта — (18 Нисана 5564) Родился Соломон Зульцер (Леви) - хаззан (баритон) и литургический композитор. С 13 лет кантор синагоги в Хоэнемсе, с 1826 г. по 1881 г. — главный кантор венской еврейской общины. В 1845–48 гг. — профессор пения в Венской консерватории. Стремясь трансформировать древние традиции еврейской литургии в духе венской классики, Зульцер организовал при Венской синагоге хор, с которым исполнял собственные обработки еврейской литургической музыки. Зульцер — автор широко известного в свое время собрания еврейских синагогальных песнопений «Шир Цион». Реформистские устремления Зульцера выражались в попытках ввести в синагогальную литургию музыкальные элементы, заимствованные из христианской литургии, органное сопровождение и т. п. Предлагаемые Зульцером реформы были приняты многими рефор­мист­скими синагогами, но подавляющее большинство канторов Восточной Европы отвергало их.

Метки:

1805, 2 апреля — (3 Нисана 5565) Родился Ганс Христиан Андерсен

Вот мы и живем в третьем тысячелетии, когда-то немыслимом и недосягаемом. И скоро наши внуки, а тем более их дети и внуки станут если не говорить, то думать про нас, еще совсем не старых, как про динозавров: они родились так давно, еще в прошлом тысячелетии… Забавно думать, что и мои дети станут, пожалуй, такими -динозаврами-. И будут написаны романтические рассказы о том, где, кто и как встретил 2000 год... А мы перенесемся на сто с лишним лет назад. В новогоднюю ночь кануна 1900 года будущий писатель Константин Паустовский, тогда восьмилетний мальчик, сидел под елкой и читал сказки Ханса-Кристиана Андерсена. С тех пор старый сказочник, всего лишь за четверть века до того живший в маленькой Дании, любивший и как никто другой понимавший грустных детей и несчастливых взрослых, на всю жизнь стал его другом и самым любимым писателем. В то время маленький Паустовский думал, что Андерсен еще жив и его волновал вопрос: а тех, кто не знает датского языка и живет далеко от Дании, Андерсен тоже любит? (Об этом, со слов самого писателя, рассказал мне когда-то в Паланге Лев Адольфович Озеров.) Может, сказочники на самом деле не стареют и не умирают? Кто только ни пытался разгадать загадку вечного очарования и живучести сказок Андерсена, кто только ни писал о нем, но лучше Паустовского никто этого все-таки не сделал. Тем не менее, оказалось, что даже Паустовский кое-чего об Андерсене не знал. Сколько сказок Андерсена он прочел? А сколько прочли мы с вами? 48-50? Столько обычно собирается в сборник. Но, оказывается, он написал их более 200! По иным данным даже 256! В разных источниках - разные цифры, но намного больше, чем переводилось на русский язык. Писал он и стихи, и пьесы, в основном, трагедии, но и водевили, и путевые очерки о многочисленных путешествиях. Менее известно, что он еще трижды написал свою автобиографию, и каждый вариант был все светлей и счастливей. Видимо, ему не только надоело страдать, но даже думать и вспоминать о страданиях детства и юности надоело. В 70-е годы ХХ века в Дании - и этого Паустовский не знал: он умер в 1968 году - вышли в свет все дневники Андерсена - 12 томов! Как это можно написать о себе 12 томов? Но мы же говорим о человеке необыкновенном. А к 200-летию со дня рождения писателя, в 2005, вышла книга, в которой сказано, что кое-что он все-таки утаил. Но о чем не знаем, говорить не будем. Давайте порассуждаем: телевизоров нет, кино нет, радио нет. Даже самолетов нет - никуда, как бы этого ни хотелось, улететь нельзя. И что же остается? - читать, мечтать, ездить в дилижансе, выдумывать разные истории и записывать их. Так вот Андерсен и прожил всю жизнь, все свои семьдесят лет. Особенно далеко не ездил, ну, в Швецию, Италию, Англию, но фантазия могла перенести его и в очень далекие и совсем уж райские места... Кроме книг и упомянутых дневников, остались тысячи его писем разным людям. Тысячи! Как жаль, что они не переведены на русский язык. А может, пока я это пишу, их уже переводят? Андерсен не сразу стал писать свои знаменитые сказки. Сначала он собирался быть актером. Потом драматургом, поэтом, романистом. Но именно его устные рассказы пользовались успехом у всех, будь то дети или взрослые. Он не любил слово СКАЗКА, а предпочитал РАССКАЗ или еще лучше ИСТОРИЯ. И стал их записывать. И именно они-то принесли ему мировую славу. В России первое четырехтомное собрание сочинений вышло в 1864 году, еще при жизни писателя. Он об этом знал. Самым полным изданием до сих пор остается пятитомник в переводах А.и П. Ганзен 1895 года. Андерсена переводят и публикуют на протяжении более ста пятидесяти лет. Однако чаще всего это уже знакомые нам сочинения. А многих мы не знаем до сих пор, потому что на русский язык они не переводились. Даже о жизни его рассказано далеко не все. Вам, наверное, странно будет услышать то, о чем я хочу сейчас рассказать вам. По фрагментам из малоизвестных произведений Андерсена и по фактам его автобиографии мы вправе судить об особом отношении любимого нами и такого знакомого всем писателя к еврейскому народу, его традициям, его культуре. Рассказ Андерсена ЕВРЕЙСКАЯ ДЕВУШКА на русский язык никогда не переводился. Попробую его пересказать. Девочка Сарра училась в христианской школе для бедных. Во время уроков по религии ей позволялось заниматься чем-нибудь другим, например, географией или счетом. Но Сарру как раз очень увлекали рассказы о Библии. Задавая вопросы, она проявляла при этом хорошее знание предмета. Реакция учителей была неожиданной. Отцу девочки сказали: Если вы хотите, чтобы ваша дочь оставалась в нашей школе, она должна принять христианскую веру. И вот что, по словам Андерсена, ответил отец: Признаюсь, я сам не слишком благочестив и даже мало сведущ в иудейской религии. Но моя жена соблюдала все законы наших предков и перед смертью взяла с меня обещание, что наша девочка никогда не перейдет в другую веру. Я обещал ей, и Бог тому свидетель. Спустя несколько лет Сарра стала гувернанткой в одном богатом доме. Хозяева были люди верующие, протестанты, как и положено датчанам. По воскресеньям они уходили в церковь, которая стояла неподалеку, и Сарра вслушивалась в доносившиеся оттуда звуки воскресных песнопений и молитв. Они манили не только ее слух, но и сердце. Андерсен пишет: Ее волосы были черны как эбеновое дерево, а глаза сверкали особенным блеском, присущим дочерям Востока. Читала она только Ветхий Завет - наследие ее народа и сокровищницу знаний о нем. Она присутствовала при разговоре учителя с ее отцом, вследствие которого была исключена из школы. То обстоятельство, что мать перед смертью просила, чтобы их дочь не предавала веры предков, произвело на нее очень сильное впечатление… Однажды вечером хозяин дома читал своим домашним Жития святых. Все сидели тихо, но внимательнее всех слушала, сидя в уголке, Сарра, их служанка и гувернантка. Все, чему она внимала, виделось ей в картинках. Слезы заполнили ее черные блестящие глаза. Сердце ее трепетало, как в детстве, в школе, когда она слушала новозаветные истории. И вот уже слезы заструились по ее щекам. Внутренний конфликт становится все нестерпимей. Но Сарра не поступается своими принципами. В следующем отрывке появляется и дополнительный аспект - тема антисемитизма. Андерсену ведомо было страдание: его так часто и много унижали за его бедняцкое происхождение (отец был полунищий сапожник, мать - прачка), за некрасивость, за всевозможные странности, которые мы сегодня считаем достоинствами, например, за умение беседовать с вещами и сверчками, что он не мог не сочувствовать другим. Писатель приводит такой внутренний монолог Сарры: Нельзя, чтобы моя девочка крестилась (слова мамы перед смертью), и все ее существо эхом откликается на слова Чти отца своего и мать свою. Нет, я никогда не крещусь! Когда я стояла напротив входа в церковь, издали глядя на освещенный алтарь и слушая молитвенное пение, сын наших соседей крикнул мне, и с такой насмешкой: Еврейка! Да, это правда, с той поры, когда я училась в школе, и до сих пор меня волнуют и церковное пение и молитвы. В них - сила солнца. Даже, когда я закрываю глаза, лучи его проникают в мое сердце. Но я не предам тебя, мама, не обману. Я буду жить по законам Бога моего отца. Между тем хозяева Сарры разорились и не могут больше платить ей жалованье. Идти ей некуда, и она остается с ними и продолжает им преданно служить, не получая за это ни копейки. Проходит время, умирает хозяин дома. По просьбе его вдовы теперь уже сама Сарра читает ей из Жития Апостолов. И девушку снова охватывает забытое волнение. Повествование завершается в духе классического святочного рассказа, сильным аккордом, но вполне по-андерсеновски: Мамочка, твоя дочь не крестилась. Для христиан она была и осталась еврейкой. Обещание, данное тебе отцом на этом свете, не нарушено. Все - по твоей воле. Да, но разве не важнее исполнять волю Божию? Он посещает землю, обращает ее в пустыню, а затем превращает ее же в цветущий сад… Ведь это дело рук Христа! - и как только произнесла она это имя, дрожь прошла по всему телу, ужас объял ее и упала она лицом вниз, став бледнее своей больной госпожи, для которой только что читала вслух… Бедная Сарра, - сказали люди. - Она не жалела себя в заботах о других. Ее отвезли в больницу для бедных, там она и умерла. Ее не похоронили на освященной части кладбища, не нашлось там места для еврейской девушки; ей выделили могилку за пределами церковного кладбища, совсем под забором. Но когда божественный солнечный свет льет лучи на христианские могилы, он посылает лучик и на одинокую могилку Сарры, бедной еврейской девушки. Вот какую странную историю сочинил Андерсен. Подружку его юных лет звали Сарра Хейман. Судьба ее сложилась не очень счастливо, возможно, когда он писал, то думал о ней. Андерсен, в душе верующий христианин, был далек от официальной церкви. Это не единственный его рассказ, связанный с еврейской темой, но в нем особенно ощутимо уважение, с которым великий Ханс-Кристиан Андерсен относился к иудейской религии и приверженности евреев к своей традиции. Любопытные вариации этой темы прослеживаются и в рассказе ТОЛЬКО СКРИПАЧ и в двух его романах. Один называется БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ. В нем - целая серия теологических диалогов между мятущимся, нестойким в своей вере Нильсом и еврейкой Эстер, которая не только сама принимает крещение, но и возвращает в лоно его же религии самого Нильса. Для нас же поучителен конфликт между дедушкой Эстер и ею самой, как его осмысливает и описывает Андерсен: Дедушка не может понять ее чувств и не способен говорить с ней на эту тему. Он полагал, что своим молчанием сумеет притушить, извести чуждое влияние, надеялся излечить ее от идей, внесших дисгармонию в их семью. Он был горд за народ Израиля, который, несмотря на вековечные преследования, оставался народом особенным, избранным Всевышним - великим и в милости и в гневе. В романе СЧАСТЛИВЫЙ ПЭР его герой, подобно героям многих сочинений Андерсена, наделен автобиографическими чертами самого автора. Пэр - бедный юноша, который прежде, чем станет знаменитым оперным певцом, проходит через многие испытания и унижения. И в его жизни, как и в жизни самого Андерсена, появляется человек, который с деликатностью поддерживает его и морально и материально. О друге Андерсена речь впереди, а у Пэра им стал новый учитель музыки. В один из дней этот учитель открывает юноше тайну: он - еврей! Разумеется, он мог бы подняться по общественной лестнице, если бы согласился креститься, но он отказался от этой возможности, и хотя сам не выполняет религиозных предписаний, убежден, что религию предков не меняют. А теперь зададимся вопросом: что вызвало у Андерсена такой интерес к евреям и иудейской религии? Откуда? Почему? Допустим, Библию он знал и любил с детства. Но это обстоятельство еще ничего не объясняет. Известное сочувствие ко всем несчастным и гонимым? Безусловно. Но, скорее всего, тайна кроется в его биографии. На протяжении всей его жизни большинство из тех, кто протягивал ему руку помощи, были евреями. Фамилии этих людей известны: Карстенс, Коллин, Хенрикс, Мелхиор. Но если некоторые из них в литературе на русском языке и названы, нигде не сказано, что все они евреи. Не логично ли тогда предположить, что еврейская тема в его произведениях в какой-то мере - благодарная дань еврейским семьям, которые поддерживали писателя и помогали ему. Вы помните книжку Ирины Муравьевой АНДЕРСЕН в серии -Жизнь замечательных людей-? Наверное, у многих из вас она стоит на полке и сегодня. Первое ее издание вышло в 1959 году и мгновенно разошлось, и с тех пор она много раз переиздавалась. Автор, Ирина Игнатьевна Муравьева, ушла из жизни в 1961 году, еще до выхода второго издания, не достигнув и сорокалетнего возраста. Муравьева знала не только немецкий и французский, но и датский язык, была знакома с письмами и дневниками Андерсена, не говоря уже о работах исследователей жизни и творчества писателя, и книга ее - поэтичная и яркая. Можно было бы сказать, что и правдивая, и достоверная, если бы не одно маленькое обстоятельство. Вот один пример: Лето миновало, аисты улетели за море к пирамидам, а в опустевших полях завывала метель. В эту зиму Ханс-Кристиан… ходил в школу. Когда мать привела его сюда в первый раз, он порядком струсил, потому что уже знал, что не всегда в школе бывает хорошо. Этот печальный опыт он приобрел, посещая маленькую частную школу для девочек, где старая вдова перчатника с помощью прута учила читать по складам…. И когда эта -треска в чепце- ударила и его, мать забрала мальчика из этой школы, а так как в городской школе для бедных мест тоже не было, она отвела его к господину Ф. Карстенсу. Вот это -маленькое обстоятельство- последовательно опускается, выбрасывается из текста, и именно потому, что сам Ф. Карстенс был еврей, и его школа была еврейская. Да, Ханс-Кристиан Андерсен учился в еврейской школе - вот она, первая тайна, и я не сомневаюсь, что Ирине Игнатьевне она была известна. Не могу, однако, заподозрить ее в нелюбви к евреям: она сама дважды была замужем за евреями. Муравьева была скорее юдофилкой и уж никак не юдофобкой, но в 50-е годы написать, что великий датский сказочник учился в еврейской школе, что среди тех, кто помогал ему всю жизнь, было много евреев, она не могла, ее книжка, скорее всего, не увидела бы света… Поэтому о многом ей пришлось умолчать. О том же, что юный Андерсен стал свидетелем еврейского погрома в Копенгагене, Ирина Муравьева могла и не знать. В автобиографии Андерсена, изданной на английском языке, писатель вспоминает о своем приезде в Копенгаген. Это было в 1819 году. Ему четырнадцать. И он один в чужом городе. Вот его запись в дневнике: Вечером, накануне моего приезда, произошла тут еврейская свара (Андерсен не знал слова ПОГРОМ), которая распространилась на многие европейские страны. В городе беспорядки, улицы полны народу. Шум, паника, переполох - это было много сильнее моего воображения, моего представления той поры о характере большого города. В истории Дании погромы были редки. Они пришли сюда из Германии. После разгрома Наполеона реакция подняла голову и вспыхнула ненависть к чужим. Евреи, как обычно, стали первыми козлами отпущения. Ненавистные в Германии французы дали евреям гражданские права, свободу. Кому? Этим космополитам?.. Начались факельные шествия, преследования евреев, уже тогда жгли книги, выбивали витрины. Но после ареста зачинщика этих дел Фридриха Людвига Яана прусской полицией волнения покатились дальше, достигнув и Дании. И этому был свидетелем подросток Андерсен. Известный биограф Моника Стирлинг отмечает, что странный мечтательный мальчик не умел находить себе друзей, и Ф. Карстенс, директор еврейской школы, заметив это, часто занимался с ним отдельно, беседовал с ним и брал на прогулки вместе со своими сыновьями. Андерсен очень дорожил симпатией к нему Карстенса, в которой так нуждался. И в зрелые годы Андерсен не забывал своего доброго друга. Став знаменитым, он продолжал писать ему письма, посылал свои книги и навещал, когда бывал в Оденсе - городе, где прошло детство писателя. Из отдельных отрывков его сочинений видно, что Андерсен разбирался в еврейских обычаях, знал законы иудейской религии. И хотя в его автобиографии есть и портрет несимпатичного еврея, неопрятного на вид случайного попутчика, который без умолку болтает и сыплет анекдотами, или описание ужаснувшей его атмосферы в одной из римских синагог - вместо тихого религиозного экстаза он увидел там жестикулирующих и громко переговаривающихся друг с другом людей, -как на бирже-, замечает он, но в целом его симпатии всегда на стороне евреев. Тот же факт, что Андерсен не употребляет для сравнения таких слов, как УЛИЦА или БАЗАР, а именно БИРЖА, говорит, что и он не лишен был устоявшихся стереотипов в отношении евреев. Прибыв в Венецию, он направляется в район еврейского гетто, заходит вместе с другом в гости к еврейской семье, видит на столе ТАНАХ (еврейскую Библию), открывает книгу и, к удивлению хозяев дома, читает первые строки на иврите. Он уже знаменит на всю Европу, только его земляки все еще не могут простить ему его бедняцкого происхождения, его нищенского прошлого. Хуже всего ему именно в Дании. В 1866 году Андерсен побывал в Амстердаме. Он приходит на симфонический концерт и записывает потом в дневнике: Там была элегантная публика, но я с грустью отметил, что не вижу тут сыновей народа, давшего нам Мендельсона, Халеви и Мейербера, чьи блестящие музыкальные сочинения мы слушаем сегодня. Я не встретил в зале ни одного еврея. Когда же я высказал свое недоумение по этому поводу, то, к своему стыду - о, если бы мои уши обманули меня! - услыхал в ответ, что для евреев вход сюда воспрещен. У меня осталось тяжелое впечатление об унижении человека человеком, об ужасающей несправедливости, царящей в обществе, религии и искусстве. Остроту и этой реакции можно понять, помня о сердечной близости и многолетней дружбе с еврейскими семьями: он видел проблему как бы изнутри. Сначала был Ф. Карстенс. Затем появились Эдвард и Ионас Коллин, они не только помогли юному драматургу получить образование в Копенгагене, добились для него королевской стипендии для учебы в Латинской школе, но и брали на себя многочисленные хлопоты и расходы по устройству его быта. Без совета и помощи строгого, но заботливого господина Эдварда Коллина Ханс-Кристиан многие годы не принимал ни одного решения, хотя и сетовал порою на чопорную атмосферу в доме Коллинов и прохладное отношение к его творчеству. Но он всегда знал, чем обязан этой семье. А потом в его жизнь вошли два новых семейства - Хендрикс и Мелхиор. Особенно любил он радушный дом Мелхиоров. Тут не приходилось ничего скрывать, тут с сочувствием относились к его прошлому, в котором были и горе, и холод, и голод. Эти благородные люди сумели оценить его талант и полюбили как родного. Представители этой почтенной семьи до сих пор живут в Дании. В Краткой еврейской энциклопедии на русском языке я не нашла упоминания фамилии Мелхиор, но в энциклопедии на иврите 1987 года и в английской Judaica читаю: Мелхиор - еврейская семья в Дании. Глава семейства Моше Мелхиор прибыл из Гамбурга в Копенгаген в 1750 г. Добился успеха и известности торговлей кожей и табаком. Его сын Гершон и внук Мориц расширили фирму, а Мориц стал членом датского парламента. Он был другом Ханса-Кристиана Андерсена. В 1852 году был избран главой еврейской общины Дании. Скончался в 1884 году. Через девять лет после смерти Андерсена. Другой член семьи Мелхиоров, Маркус, был главным раввином Дании с 1947 по 1969 годы. Он же переводил на датский Шолом-Алейхема. И сын его Бент стал раввином… Один из отпрысков этого семейства, Михаэль Мелхиор, живет в Израиле и принимает участие в политической и общественной жизни. Будучи министром по делам диаспоры, он побывал с визитами в России и в Украине. А теперь вернемся из двадцать первого века в девятнадцатый, к Андерсену и Морицу Мелхиору. Мориц и его семья окружили Ханса-Кристиана такой любовью и сердечным теплом, что он не раз и не два говорит об этом в дневниках и письмах. После смерти сначала Эдварда, потом Йонаса Коллина, чей дом был для Андерсена своим на протяжении многих лет, практически со дня приезда в Копенгаген, именно дом Мелхиоров он награждает определением Home of homes - лучший из домов. В этом доме он провел последние годы жизни и здесь скончался. Из автобиографии Андерсена: В день моего рождения, 2 апреля (год 1866, ему уже 61 год), моя комната украшена цветами, картинами, книгами. Звучит музыка и звучат приветствия в мою честь. Я в доме моих друзей - семьи Мелхиор. На улице светит весеннее солнце, и такое же тепло я чувствую в своем сердце. Я осмысливаю прошедшее и понимаю, как велико счастье, которого я удостоился. Почти до конца жизни, даже когда Андерсен был уже болен, он писал свой дневник. А когда не смог писать, то принялся диктовать, а записывали хозяйка дома, Доротея Мелхиор, или две ее дочери. В последнюю неделю жизни, с 28 июля по 4 августа 1875 года, он уже и диктовать не мог. Осталась запись самой Доротеи Мелхиор: Среда. 4 августа. Андерсен спит с десяти вечера. А сейчас уже 10 часов утра. Он все еще дремлет, и мне кажется, что у него температура. Ночью он кашлял… У него не было сил поставить чашку с остатками каши на место, и каша вылилась на одеяло. Вчера, после ухода доктора Мейера, Ханс-Кристиан сказал мне: Доктор собирается вернуться вечером - это дурная примета. Я ему напомнила, что доктор приходит к нему уже две недели подряд два раза в день, утром и вечером. Мои слова успокоили его. И вот свет погас. Смерть - как нежный поцелуй! В 11 часов 5 минут наш дорогой друг вздохнул в последний раз… (А на интернетовском сайте peoples.ru читаю: Андерсен умер в полном одиночестве на своей вилле Ролигхед...) В отрочестве Андерсен обещал матери стать знаменитым, а когда стал им, никак не мог поверить в это. Однажды ему оказали большую честь: пригласили во дворец герцога Веймарского. Из письма приятельнице Генриэтте Вульф: Меня приняли очень тепло. А потом, в поезде, произошло следующее. И это уже не впервые. Когда люди узнают, что я - датчанин, тут же перечисляют моих знаменитых земляков - Торвальдсена-скульптора, Эленшлегера-поэта и Эрстеда-физика… А я с грустью произношу: Но никого из них уже нет на свете. И слышу в ответ: Но Андерсен еще жив! И я сжимаюсь, я так мал… Может, это сон наяву? Боже мой, возможно ли, что мое имя произносят рядом с этими великими… Писатель был гоним, он не был любим так, как любил сам, как хотел и умел любить, и у него всегда, даже в годы его славы, щемило сердце, когда он распознавал такое знакомое ему ощущение - боль… ШУЛАМИТ ШАЛИТ ЗНАКОМЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ Альманах ЕВРЕЙСКАЯ СТАРИНА №12 (36) Декабрь 2005

, датский сказочник. Выдержка из его дневника :".. побывал в Амстердаме на симфоническом концерте. Там была элегантная публика, но я с грустью отметил, что не вижу тут сыновей народа, давшего нам Мендельсона, Халеви и Мейербера, чьи блестящие музыкальные сочинения мы слушаем сегодня. Я не встретил в зале ни одного еврея. Когда же я высказал свое недоумение по этому поводу, то, к своему стыду - о, если бы мои уши обманули меня! - услыхал в ответ, что для евреев вход сюда воспрещен. У меня осталось тяжелое впечатление об унижении человека человеком, об ужасающей несправедливости, царящей в обществе, религии и искусстве".

Метки:

1806, 12 апреля — (24 Нисана 5566) Иерусалим посетил немецкий путешественник У. Зеетцен. Он оставил интересные воспоминания и статистику: "Количество жителей - 9 тысяч, 4 тысячи мусульман, 2 тысячи иудеев, 1400 православных, 800 католиков...", составил карту Мёртвого моря, описал его флору и фауну.

Метки:

1812, 29 марта — (16 Нисана 5572) Меер Михелевич, бежавший из Варшавского герцогства, сообщал командованию армии России, противостоявшей Наполеону, сведения о протяженности фронта французской армии, ее численности (150 тыс.) и ближайшем расстоянии до Ковны (46 миль), о местоположении складов провианта и фуража, о местах сбора войск и планируемых главных направлениях движения.

Метки:

1814, 29 марта — (8 Нисана 5574) Король Дании официально разрешил евреям работать в любой профессиональной области и принял закон, наказывающий за расовую и религиозную дискриминацию, а также признал за еврейским населением все гражданские права.

Метки:

1815, 15 апреля — (5 Нисана 5575) В Могилёве родился еврейский писатель и публицист Элиэзер Цвейфель

Писал на иврите и - в меньшей мере - на идиш. Его отец, любавичский хасид, занимал скромную должность меламеда. Цвейфель получил основательное домашнее образование и славился знанием раввинистической и хасидской литературы. Родители женили Цвейфеля в юном возрасте, но его семейная жизнь не сложилась, и молодость он провел, скитаясь и зарабатывая проповедями и преподаванием. В 1853 году Цвейфель был назначен преподавателем Талмуда в раввинское училище в Житомире и стал любимым наставником нескольких поколений воспитанников (среди них был и будущий главный раввин Московской хоральной синагоги Яаков Мазе). В 1873 г., когда училище было преобразовано в учительский институт, Цвейфеля уволили, и он вернулся к ненадежному заработку бродячего учителя; в старости поселился в доме дочери. Литературное творчество Цвейфеля отличается разнообразием жанров (стихи, рассказы, публицистика, проповеди, труды по истории, литературно-критические статьи) и новизной стиля. Первый его ивритский сборник стихотворений и статей - "Миним ве-угав" ("Струны и орган" - вышел в Вильно (1858), а в 1867 г. вышел сборник рассказов и стихотворений "Тушия" ("Мудрость"). Для распространения идей умеренного просветительства Цвейфель обратился к творчеству на идиш; его трактаты "Мусар хаскел" ("Нравственное наставление", 1862), "Тохахат хаим" ("Жизненное порицание", 1865), рассказ "Дер гликлехэр мафтир" (1886) и другие произведения пользовались широкой популярностью. Однако наибольшую славу (но и наибольшее неприятие) принесло Цвейфелю его крупнейшее произведение на иврите - четырехтомный исторический труд "Шалом ал Исраэль" ("Мир Израилю", Житомир-Вильна, 1868-73), посвященный истории хасидизма. Х. Слонимский, в то время цензор еврейской печати, попытался воспрепятствовать выходу 1-го тома, сочтя труд чересчур апологетичным; когда, несмотря на это, книга вышла, Слонимский, А.Готлобер и другие выступили в печати с резкими нападками на историческую концепцию Цвейфеля. Тем не менее, работа "Шалом ал Исраэль", опирающаяся на обширный документальный материал и изобилующая впервые введенными в научный оборот фактами религиозной борьбы в еврейской среде 18 в., была высоко оценена позднейшими историками (в частности, Шимоном Дубновым) и пользовалась вниманием писателей (М. Бердичевского, М.Бубера). Цвейфель - автор популярных исторически-философских трактатов "Хешбоно шел олам" ("Высший счет", 1878), "Нецах Исраэль" ("Вечность Израиля", 1884). Цвейфель снискал известность и как публикатор и комментатор художественных, публицистических и проповеднических произведений. Он подготовил к печати и снабдил комментариями сборник "Мусар ав" ("Отцовское наставление", 1865), в котором помещены письма Маймонида и Иехуды Ибн-Тиббона своим сыновьям; книгу испанского раввина 13 в. Шем-Това Ибн-Шапрута "Пардес римоним" ("Гранатовый сад", 1866; комментарий к произведениям аггадической литературы); сборник статей своего умершего коллеги - преподавателя Житомирского раввинского училища Гирша Сегаля "Ликкутей Цви" ("Сочинения Цви /Гирша/", 1866); переиздал комментарий Шломо Паппенхайма к литургическому гимну "Хомер бе-яд ха-йоцер" ("Глина в руках Творца", 1868), опубликован впервые в начале 19 в., а также трактат о морали И. Л. Маргалиота "Бет миддот" ("Храм", 1870), впервые опубликован в 1777 г. Умер Элиэзер Цвейфель в Глухове, Сумской области (Украина) 18 февраля 1888 года.

 

Метки:

1817, 25 марта — (8 Нисана 5577) Опубликован Указ Александра Первого об учреждении в России Общества израильских христиан, призванного оказать материальную помощь крестившимся евреям, которые, как говорилось в указе, не только лишались всякой помощи со стороны бывших единоверцев, но и подвергались «гонениям от них и угнетению всякого рода». Подробнее

На отношение Александра I и А. Голицына к евреям повлиял английский миссионер Л. Вей, страстный сторонник предоставления евреям гражданского равноправия и противник принудительного обращения в христианство. Он считал, что в будущем, после возвращения в Эрец-Исраэль, евреи сами примут христианство. В 1817 г. Л. Вей посетил Россию и беседовал с Александром I и кн. А. Голицыным. В 1818 г., накануне конгресса «Священного союза» в Аахене, Л. Вей подал Александру I «Записку о состоянии евреев», в которой излагал свои взгляды. Документ по настоянию Александра I обсуждался на конгрессе, но без каких-либо результатов. Александр I и А. Голицын были согласны с Л. Веем в том, что положение евреев улучшить необходимо, но полагали, что для этого нужно немедленно приступить к их массовому крещению. С этой целью 25 марта 1817 г. был опубликован императорский указ об учреждении Общества израильских христиан, призванного оказать материальную помощь крестившимся евреям, которые, как говорилось в указе, не только лишались всякой помощи со стороны бывших единоверцев, но и подвергались «гонениям от них и угнетению всякого рода». Членам общества предоставлялись особые права и льготы. Они и их потомки освобождались от военной и гражданской службы, а их дома — от постоев. «Израильским христианам» разрешалось не платить большей части налогов, а также торговать и заниматься ремеслами без записи в цеха. Местные власти не имели права вмешиваться в дела членов общества, они были подвластны только императору, от имени которого делами «израильских христиан» управлял А. Голицын. После упорной борьбы ему удалось добиться выделения обществу в Екатеринославской губернии 25 тыс. десятин земли, отобранной у мариупольских греков. Члены общества могли принадлежать к любой христианской церкви, но принимались не все выкресты, а только те, «которые житием и качествами своими показали бы себя достойными принятого ими имени христиан». Но таковых не нашлось. В 1823 г. в Одессе появилась группа из 37 семей, заявивших, что они «израильские христиане» и хотят вступить в общество, однако выяснилось, что у них нет даже документов о крещении. Покидая в 1824 г. пост министра народного просвещения, А. Голицын предложил Александру I закрыть общество ввиду его полной бесполезности, но император отказался. Оно было ликвидировано Николаем I в 1832 г. www.eleven.co.il

Метки:

1817, 2 апреля — (16 Нисана 5567) Государственный совет Империи разрешил евреям России, живущим в Сибири « покупать или выменивать привозимых из-за границы женщин калмыцкого рода нехристианской веры и, обращая их в еврейский закон, сочетаться с ними браком». А всё дело было в том, что в первой половине 19 в. подавляющее большинство сибирских евреев составляли мужчины. В поисках невест им приходилось обращаться к брачным посредникам, которые привозили девушек из губерний черты оседлости; однако услуги посредников стоили чрезвычайно дорого (200 рублей и более, что составляло огромную по тем временам сумму) и были для многих недоступны. В связи с этим группа каинских евреев обратилась к властям с просьбой разрешить им (по примеру других сибиряков) приобретать привозимых из-за рубежа калмычек и после прохождения ими гиюра жениться на них. Генерал-губернатор Сибири отправил это ходатайство в Санкт-Петербург, сопроводив его похвальным отзывом о трудолюбии и безукоризненном поведении сибирских евреев.

Метки:

1818, 22 апреля — (16 Нисана 5578) По решению Сената России запрещено отдавать евреям должников-христиан в качестве работников для отработки долга, так как «господствующей церкви сие противно».

Метки:

1818, 5 маяИмена.

Подробнее о людях мая см. Блог рубрика "Имена".

(29 Нисана 5578)  Родился Карл Маркс.

Метки:

1821, 27 апреля — (25 Нисана 5581) В первый день православной Пасхи патриарх Константинопольский, обвиненный властями в причастности к восстанию, был повешен в греческом квартале Стамбула на воротах кафедрального собора. Присутствовавший при казни великий везир Али-паша Бендерли, заметив в толпе нескольких евреев, насмешливо промолвил, обращаясь к ним: «Добро пожаловать, евреи! Вот перед вами повешенный враг, наш и ваш! Приказываю вам бросить его в море!» Смертельно напуганные Мутал, Бишатчи и Леви не посмели ослушаться приказа великого визира и потащили труп патриарха к набережной. Из-за того, что они согласились это сделать, греки впоследствии уничтожили несколько еврейских общин. Пострадало около 5 тыс. человек.

Метки:

1823, 1 апреля — (20 Нисана 5583) Кровавый навет. В городе Велиж Витебской губернии пропал трёхлетний солдатский сын Фёдор Емельянов, а спустя десять дней был найден за городом в болоте труп младенца, исколотый и покрытый ранами. Медицинский осмотр и первое следствие производились под влиянием народной молвы, будто мальчик замучен евреями. Эта молва поддерживалась двумя христианками-ворожеями: распутной, ныщей бабой Марией Терентьевой и юродивой девкой Еремеевой, которые путём гадания внушили родителям погибшего ребёнка, что евреи виновны в его смерти. На следствии Терентьева заявила подозрение на два еврейских семейства из почтеннейших в Велиже - купца Берлина и ратмана городского магистрата Цейтлина. Продолжительные розыски не подтвердили голословних показаний Терентьевой, и осенью 1824 года Витебский главный суд постановил: «Случай смерти солдатского сына предать воле божьей. Всех евреев, на которых гадательно возводилось подозрение в убийстве, оставить свободными от всякого подозрения. Солдатку Терентьеву за блудную жизнь предать церковному покаянию» Далее

В виду исключительной жестокости преступления, губернское правление продолжило розыски. Но враждебные евреям тёмные силы, особенно из местного униатского духовенства, употребляли все старания, чтобы направить следствие на ложный путь. Их орудием сделалась продажная Терентьева. Во время проезда Александра I через Велиж, в сентябре 1825 года, Терентьева подала ему прошение, в котором жаловалась на нерадивость властей в розыске убийц малолетнего Фёдора, заведомо замученного евреями, причём ложно именовала убитого своим сыном. Царь, как будто забыв о своём указе от 1817 года, приказал белорусскому генерал-губернатору Хованскому вновь строго расследовать дело. Это распоряжение развязало руки генерал-губернатору, юдофобу, который сам верил в гнусную легенду. Он поручил производство нового следствия своему чиновнику Страхову, предоставив ему самые широкие полномочия. Прибыв в Велиж, Страхов прежде всего арестовал Терентьеву и подверг её ряду допросов, во время которых старался навести её на желательный ему путь. Поощрённая следователем, блудница сочинила целую уголовную повесть: она будто бы сама участвовала в преступлении, заманив младенца Фёдора в дом Цейтлина и Берлина. В доме Берлина, а затем в синагоге толпа евреев обоего пола совершала над ребёнком ужасные мучительства: резала, колола, катала в бочке и выцеживала кровь, которая тут же делилась между участниками, мочившими в ней куски холста и разливавшими её по бутылкам (кровь христианская, по показаниям Терентьевой, нужна евреям для натирания глаз новорожденным младенцам, потому что «евреи всегда родятся слепыми», а так же для смешения с мукой, из которой пекут паcхальную мацу). Все эти мучительства совершались в её, Терентьевой, присутствии и при её деятельном участии, а так же при участии христианских служанок тех домов. Оговорённые служанки сначала отрицали своё участие, но постепенно, под влиянием стороннего воздействия (их, как и Терентьеву, часто водили на «увещание» к местному униатскому священнику, ярому юдофобу), примкнули к показаниям главной «доказчицы». На основании таких показаний Страхов арестовывал оговорённых евреев, прежде всего двух почтенных женщин - Славу Берлину и Хану Цейтлину, затем их мужей и родных, и наконец многих других жителей Велижа. Сорок два человека были взяты, закованы в кандалы и брошены в тюрьму. Узников допрашивали «с пристрастием», применяя близкие к пыткам приёмы старой полицейской юстиции. Но все они с негодованием отрицали свою вину и на очных ставках с Терентьевой резко уличали её во лжи. Мучительными допросами узники часто доводились до исступления. Но истерические припадки женщин, гневные речи мужчин, замечания иных подсудимых вроде: «Я только царю всё расскажу» - всё это служило для Страхова доказательством виновности евреев. В своих донесениях он уверял Хованского, что напал на след чудовищного преступления, совершонного целым кагалом при помощи нескольких совращённых христианок. Сообщая об этом в Петербург, Хованский представил дело как преступление, совершонное на религиозной почве. )см. 26 августа)

 

Метки:

1823, 11 апреля — (30 Нисана 5583) Указ Александра Первого о том, чтобы евреи Белоруссии прекратили к 1 января 1824 г. все винные промыслы, а к 1 января 1825 г. переселились в города и местечки. Далее

Хотя император приказал генерал-губернатору Белоруссии обратить внимание на «способы промышленности и прокормления для переселения евреев на места нового жительства», практически ничего не было сделано. К январю 1824 г. было выселено около 20 тыс. человек, многие из которых остались без крыши над головой и кочевали по дорогам. Тяжелое положение высланных заставило кабинет министров России рассмотреть эту проблему. Осудив поспешность, с которой евреи были изгнаны из деревень, он не предложил отменить указ от 11 апреля 1823 г., а лишь увеличил срок его выполнения до восьми лет (позднее, в 1835 г., Государственный совет был вынужден признать, что изгнание из сельской местности «разорило евреев, и отнюдь не видно, чтобы улучшилось от того состояние поселян»). Указ Императора был реакцией на тяжелое положение крестьян Белоруссии после очередного неурожая в 1821 году. Вина за бедность была возложена на сельских евреев. www.eleven.co.il

Метки:

1824, 25 апреля — (27 Нисана 5584) В Белоруссии родился Шмуэль Могилевер - раввин и общественный деятель, основоположник религиозного течения в движении Ховевей Цион, предшествовавшего сионизму. Происходил из семьи раввинов; учился в Воложинской иешиве, где в 1843 г. получил звание раввина. Могилевер считался одним из крупнейших талмудических авторитетов своего времени. Умер 10 июня 1898 года.

Метки:

1837, 20 апреля — (15 Нисана 5597) Указ о непринятии евреев России в карантинную стражу. Высочайше повелевалось, чтобы в стражу «не назначались молодые люди, а тем менее рекруты, люди дурной нравственности и нижние чины из евреев».

Метки:

1837, 5 мая — (30 Нисана 5597) В Суринаме освящена новая синагога.

Метки:

1839, 28 марта — (13 Нисана 5599) В Иерусалим въехал английский художник Д. Робертс, создавший по итогам путешествия замечательные рисунки Вечного города "Иерусалим с Маслиничной горы", "Башня Давида", "Вход в Цитадель"... .

Метки:

1839, 27 марта — (12 Нисана 5599) Во время насильственного обращения в ислам в общине персидского (иранского) города Мешхед убито 39 евреев. 100 семей вынуждены были стать мусульманами.

Метки:

1840, 25 апреля — (22 Нисана 5600) Под давлением некоторых европейских дипломатов, в частности австрийского консула в Египте А. Лаурина, правитель Египта Мухаммад-Али, которому подчинялась тогда Сирия, приказал прекратить пытки дамасских евреев, арестованных по обвинению в убийстве настоятеля дамасского монастыря капуцинов и его слуги для изготовления из их крови мацы (очередной кровавый навет см. 5 февраля ).

Метки:

1841, 25 марта — (3 Нисана 5601) Положение правительства России об уничтожении еврейских книг. Уничтожению подлежат не только "вредные" книги, но и те, за пересылку которых в цензурный комитет и обратно хозяева отказываются платить (см. 16 октября и 29 октября ).

Метки:

1842, 5 апреля — (25 Нисана 5602) Правительство Турции обратилось в главный раввинат с предложением убедить еврейских акушерок пройти курс специального обучения в медицинской школе. Ни одна акушерка на призыв не откликнулась.

Метки:

1844, 3 апреля — (14 Нисана 5604) Опубликованы данные переписи населения Константинополя: из 900000 человек 100000 евреев.

Метки:

1846, 25 апреля — (29 Нисана 5606) В Нью-Йорке состоялось первое заседание недавно образованной еврейской женской благотворительной организации Ордена Трёх сестёр (The Unaghingiger Orden Treue Schwestern or the United Order True Sisters (UOTS). Инициатором создания организации стала Генриетта Брахман (Bruckmann), жена варча из Нью-Йорка Филиппа Брахмана. Орден стал первой национальной организацией женщин в США. Организация существует до сих пор.

Метки: