Адар — события (225-250 из 853)

1898, 2 февраля — (6 5658) - . 6 1992 .

:

1899, 5 февраля — (15 Адара 5659) В Бобруйске родился Соломон Равикович - один из ведущих специалистов сельского хозяйства Израиля, учёный-агроном, лауреат Государственной премии Израиля.

:

1899, марта — (19 Адара 5659) В Украине родился Залман Аран - общественный и государственный деятель Израиля. Депутат Кнессета первого созыва. Председатель комиссии по иностранным делам и обороне. С 1955 по 1969 министр образования. В бытность Арана в Израиле было создано учебное телевидение. Умер 6 сентября 1970 года.

:

1900, февраля.

. "".

(2 5660) - , 55 . 1966 . 80000 162 .

:

1900, марта — (5 -2 5660) . - , , . 1921 -. , , . 1926 . , , , , " ", " ", "".

:

1900, марта — (17 Адар-2 5660) В Амстердаме основан футбольный клуб "Аякс". Так как его владельцами были евреи, он долгое время имел прозвище "еврейский". Потому на трибунах его стадиона так часто были видны флаги Израиля. Сейчас это, кажется, в прошлом.

:

1900, марта — (6 -2 5660) - - , . . , 1943 . . , . 7 1944 . .

:

1900, марта — (12 -2 5660)

- . . 41 , , , , , , . 4-2-4, , 1958 . (1961, 1962) . . . . 1919 1922 ʻ, . - , 1922 1926 . 1925 . , , . 1926 . , . - 83 , - , . (1930, 1932) - . 1932-, . -. 1939 . , , , . . 1947 1948 , . 1949 1956 , , . 1957- , -. 4-2-4, . , . , , . 1959 , . , , , , . , 1961 1962 . 1962 , . , , 1974 . 1981-.

:

1902, февраля — (14 Адар-1 5662) В Бродах (Украина) родился Дов Садан - литературовед, публицист, депутат Кнессета, лауреат Государственной премии Израиля. Умер в 1989 году.

:

1902, февраля — (15 Адар-1 5662) В Нью-Йорке родился Давид Маркус

…Выдающийся военачальник Израиля Игал Алон писал в своих воспоминаниях: «Именно на этой стадии войны в Эрец-Исраэль появилась одна из тех редких и сильных личностей, которые иной раз приходили на помощь извне. Это был полковник американской армии Дэвид Маркус, по прозвищу Микки, еврей, выпускник Вест-Пойнта. Он представил свои огромные познания и выдающиеся организаторские способности в распоряжение командования «Хаганы»… …начальник штаба Яаков Дори говорил: «Какая замечательная личность, его военные знания на грани гения, у него безграничная энергия». Образ этого человека еще ярче высветят строки телеграммы, которую Давид Бен-Гурион, премьер-министр и министр обороны Государства Израиль отправил Эмме Маркус, жене Дэвида, после его внезапной и трагической гибели в начале июня 1948 года: «Военный талант и характер Вашего мужа завоевали ему бессмертное место в нашей истории. Мы уверены, что американское еврейство будет гордиться этим военным рыцарем, который отдал жизнь за освобождение Израиля». Давид Бен-Гурион специальным указом присвоил Дэвиду Маркусу посмертно звание генерала Армии обороны Израиля. В Краткой еврейской энциклопедии отмечено, что «… Маркус первым в стране получил звание бригадного генерала»… …Спасаясь от погромов, семья Маркус уехала из царской России в США в конце Х1Х века. В 1902 году в семье родился сын, которого назвали Дэвид Даниэль. Он вырос в Бруклине, отлично учился в школе, поступил в Военную академию Вест-Пойнт, которую окончил в 1924 году. Одновременно учился в Юридической школе и после выхода в отставку отдал предпочтение юриспруденции: работал помощником прокурора Южного округа Нью-Йорка, заместителем начальника Управления исправительных учреждений. После начала Второй мировой войны Дэвид Маркус вернулся в армейские ряды, получил звание подполковника, возглавил отдел в Министерстве обороны. В 1943 году он был включен в состав американской делегации во главе с Рузвельтом, принимавшей участие в конференции в Тегеране. В начале 1944 года Дэвид Маркус добился перевода в воздушно-десантный полк и в июне 1944 года принял участие в высадке союзных войск в Нормандии. Он воевал во Франции, на Тихом океане, в феврале 1945 года его отозвали с фронта и включили в состав делегации, которая отправилась на конференцию союзников в Ялту. Впоследствии он участвовал в конференции в Потсдаме, где решалась судьба послевоенной Германии. По долгу службы Дэвид Маркус не раз бывал и в «лагерях смерти», расположенных на территории Германии, его потрясли рассказы чудом уцелевших евреев и он с особым чувством консультировал своих коллег-юристов из США, готовивших обвинительное заключение на Нюрнбергском процессе нацистских преступников… В 1947 году полковник Дэвид Маркус, отмеченный боевыми наградами США, Великобритании и Франции, вернулся домой, открыл юридическую контору в Нью-Йорке и именно здесь его разыскал Шломо Шахар, посланец Давида Бен-Гуриона, прибывший в США с секретной миссией закупить вооружение для приближающейся Войны за Независимость, а самое главное – найти евреев- военных специалистов, готовых приехать в Эрец-Исраэль, чтобы стать наставниками солдат и офицеров будущей Армии обороны Израиля. В начале января 1948 года Дэвид Маркус под именем Микки Стоун прибыл в Тель-Авив и сразу же приступил к обучению будущих офицеров на базах «Хаганы», особое внимание он уделял тактике ведения боя в условиях густонаселенной местности. В апреле 1948 года Дэвид Маркус вернулся в США, чтобы повидаться с семьей, выполнить несколько секретных поручений Бен-Гуриона, и в начале мая вновь уже был в Тель-Авиве в штабе «Хаганы», где его сердечно встретили товарищи по оружию. После провозглашения Государства Израиль арабские армии двинулись на Эрец-Исраэль. 15 мая 1948 года Арабский легион захватил еврейские районы Старого города, укрепление Латрун, на сирийском направлении арабы вышли к берегам Кинерета. В эти дни Дэвид Маркус был назначен командующим Иерусалимским фронтом, он сумел собрать войска в единый кулак, снять блокаду. С помощью посредников было принято совместное решение о прекращении огня в районе Иерусалима с 10 июня 1948 года. Накануне вечером Дэвид Маркус, как всегда, решил лично проверить боевые посты. Он вышел за пределы лагеря, подошел к охранению с другой стороны. Его окликнул часовой, он ждал отзыва на иврите, Дэвид ответил на английском. Часовой растерялся, не сразу понял, он открыл огонь. Дэвид Маркус был убит наповал… Дэвида Маркуса проводили в последний путь 1 июля 1948 года в Бруклине, в Нью-Йорке. Он с почестями был похоронен на военном кладбище Вест-Пойнта, полковник вооруженных сил США и первый генерал Армии обороны Израиля… В 1962 году в США вышла в свет книга «Имеющий тень великана» о героической судьбе Дэвида Маркуса. По этой книге был снят фильм, в котором яркий образ Дэвида Маркуса воссоздал замечательный киноактер Керк Дуглас. http://e-noosphere.com/Noosphere/Ru/Magazine/Default.asp?File=20091008_Malyar.htm

  - генерал Армии Обороны Израиля.

:

1902, марта — (25 -1 5662) , . , . "" - ( ) . , , .

:

1902, марта — (17 Адар-2 5662) Правительство Румынии запретило евреям заниматься ремеслами и торговлей.

:

1902, марта — (23 -1 5662) () -

1943 , . 5 1944 . , ( ) . . , , , . . , . . , , , . , . - , , -, . 30 1939 , . . 1944 - , . . -. , . 25 . 2 , . , , . 17 1944 , . . , . , , . , , . 42- . , , . . , . - . , - ( ), . , , . . , . , , , , , , , . , , . , - : ? . . Neue Zurcher Zeitung, . , , , . . , . . . : . , . , : . , . : , - . . ; . . - . . , . . . . , : , . , . , , . . " " " "

, . 29 1972 .

:

1902, марта — (16 Адар-2 5662) В Гродно родился Хаим Моше Шапиро - израильский политический и государственный деятель, один из ключевых израильских политиков в первые дни существования Государства, политический лидер религиозного сионизма в течение многих лет, министр внутренних дел, министр здравоохранения, министр абсорбции, министр по делам религии. Умер 16 июля 1970 года.

:

1902, марта — (17 Адар-2 5662) В Гродно родился Хаим Моше Шапиро - израильский политический и государственный деятель, один из ключевых израильских политиков в первые дни существования государства, политический лидер религиозного сионизма в течение многих лет, министр внутренних дел, министр здравоохранения, министр абсорбции, министр по делам религии. Умер 16 июля 1970 года.

:

1902, апреля — (26 -2 5662) - .

:

1904, февраля — (7 5664)

, . (Leopold Trepper, The Great Game: Memoirs of the Spy Hitler couldnt Silence. McGraw-Hill, 1977, 442p.). , e . e , . , , 1904 , -. , . , , , . 1925 , . , . , , , . , ( !) . 1937 . , . , . , , , . , , . , . . . , , . 1938 ( ). . . . , , . , . , . , , 1941 . , , , , , , . . , . , , , , , , . , , , , . , . , . , . . , , . , . . . , . , . . . 1942 . , . 1943 , . . . , . , . . , , , . . . : , , , , , , . , , , , . , , . , , , , , . , , , , , . . , . 1943 . . , . . . . , . , , . . , . , . , , 16 . . 1945 . , , . . , , , . ... . , . 10 . 1954 . , . , , . . . , . - . 1955 . , . 1938 . . . , , , . , . 1954 , . . , : , . : , . , . . 1957 10 . . . . . , . . 1982 . www.berkovich-zametki.com

- .

:

1904, февраля — (11 Адара 5664) Родился Ю. Харитон - советский учёный, физик-ядерщик, бессменный научный руководитель первого советского ядерного центра Арзамас-16, академик (1953), трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трех Сталинских премий. Комиссия по проблеме урана была создана при Академии наук СССР в 1940 году. В числе 14 ее членов вошли 10 академиков, но, решающую роль сыграли старшие научные сотрудники Игорь Курчатов и Харитон. Первый был назначен руководителем советского Атомного проекта, второй избран главным разработчиком конструкции бомбы.

:

1905, февраля — (21 Адар-1 5665) В Ялте проведена конференция еврейской учащейся молодежи, решившая организовать городское отделение Еврейского товарищеского союза;Согласно переписи населения 1897 г., в Ялтинском уезде проживало 1178 евреев, из них в Ялте — 1025.

:

1906, февраля — (3 5666) . a, , -. 20.6.1947

:

1906, марта — (14 Адара 5666) Родился З. Давидофф, владелец швейцарской табачной фирмы. Когда ему было 5 лет, его семья выехала из России и оказалась в Швейцарии, где отец открыл в Женеве на бульваре Философов небольшую табачную лавку. Как пишут, среди ее первых покупателей был В. И. Ленин. Зино после нескольких лет, проведенных в Южной Америке и на Кубе, открыл производство сигар, создав в итоге всемирно известную фирму. Среди других ее продуктов - коньяки, парфюмерия, косметика, кофе, изделия из кожи, авторучки. Умер 14.1.1994.

:

1907, марта — (15 Адара 5667) Статистика. Как сообщили газеты, в связи с непрекращающимися антисемитскими выступлениями в Одессе осталось только 15 000 евреев.

:

1908, марта — (28 -2 5668) . 100000 .

:

1909, февраля — (1 Адара 5669) Родился Александр Печерский

На Западе о Собибуре написаны книги и сняты кинофильмы. Но в России о нем мало кто слышал. Гораздо больше известно восстание в Варшавском гетто в 1943 году. Но гетто – не концлагерь, и там хотя бы некоторые участники бунта были вооружены. А бунты в лагерях смерти – Заксенхаузене, Треблинке, Освенциме – неизменно заканчивались провалом. Лагерь Собибор был основан специально для истребления евреев в апреле 1942 года на территории Польши. Почти всех прибывавших сюда узников уничтожали в течение первых полутора-двух часов, и лишь небольшое число заключенных оставляли на время для подсобных работ. Лагерь был разделен на три сектора. В первый входили три мастерские (портняжная, сапожная и столярная), а также два барака для заключенных, которые обслуживали эсэсовцев и продолжали строительство лагеря. Во втором секторе принимали новых узников – отбирали одежду и прочее имущество и переводили в третий сектор, где были устроены газовые камеры, так называемые «бани». Всего за полтора года существования Собибора здесь было уничтожено около 250 тысяч евреев. Казалось, бежать из лагеря невозможно. Охрана состояла из 120-150 человек. В полутора километрах размещалась резервная охрана – еще 120 человек. Через каждые пятьдесят метров стояли вышки с пулеметами, между рядами колючей проволоки дежурили вооруженные часовые. Весь лагерь был опоясан тремя рядами проволочного заграждения высотой три метра. За третьим рядом проволоки – заминированная полоса шириной пятнадцать метров. Дальше – ров, заполненный водой, и еще один ряд заграждения. Восстание готовили всего две недели, надо было торопиться: ведь узников могли в любой момент отправить в газовые камеры и заменить другими. Один из участников восстания Томас Блатт так описывал настроение организаторов: «Мы знали свою судьбу… Мы знали, что находимся в лагере уничтожения и что наше будущее – смерть. Мы знали, что даже неожиданное окончание войны может спасти заключенных «обычных» концлагерей, но не нас. Только отчаянные действия могут прекратить наши страдания и, может быть, дадут нам шанс на спасение. И наша воля к сопротивлению росла и крепла. Мы не мечтали о свободе, мы хотели только уничтожить этот лагерь и предпочитали умереть лучше от пули, чем от газа. Мы не хотели облегчать немцам наше уничтожение». План побега разработал советский лейтенант Александр Печерский, но в самом восстании участвовали евреи из многих стран Европы. Среди помощников Александра была и восемнадцатилетняя голландская еврейка Люка (Гертруда Поперт), погибшая впоследствии при невыясненных обстоятельствах. «Она была моим вдохновением», – говорил о ней Печерский. Для прорыва Печерский выбрал участок, на котором можно было с наибольшей вероятностью преодолеть минную полосу. Он предложил, чтобы узники, бегущие на прорыв в первых рядах, бросали камни и доски на дорогу, подрывая мины. Он предусмотрел все детали побега: заранее были изготовлены ножи, которые раздали надежным людям, ножницы для разрезания проволочных заграждений. Кроме того, удалось вывести из строя двигатели автомашин, стоявших в гараже, и бронемашин у офицерского домика. Печерский организовал группы для нападения на склад с оружием, для обрыва электросети, линий связи… Но главное, он придумал, как избавиться от эсэсовских офицеров. Их решено было пригласить в мастерские будто бы для примерки одежды и получения мебели. При этом каждому назначили свое время. Пунктуальные немцы являлись каждый в свой срок. Доведенные до отчаяния узники, которые прежде никогда не убивали, зарубали их топорами. За час они расправились с большинством находившихся в лагере эсэсовцев. После этого колонна заключенных, построенных по сигналу якобы на вечернюю поверку, в считанные минуты вырвалась из лагеря в сторону леса. Всего бежало около 400 узников, из которых 80 погибли на минах и от пуль. 320 человек достигли леса. 170 из них были позже схвачены и казнены. Некоторых убили враждебно настроенные местные жители, но многие все же спаслись. Восемь евреев из числа бывших советских военнопленных Печерский привел в Белоруссию, где они влились в партизанские отряды. После восстания лагерь был уничтожен по приказу Гиммлера. Здания разрушили, а землю перепахали и засеяли. Сейчас на этом месте создан Польский национальный мемориал. После соединения партизанских отрядов с Красной армией всех партизан проверяли в Особом отделе и зачисляли в армию. Семь выживших собиборовцев дошли до самой Германии. А один, Семен Розенфельд, – до Берлина, где оставил на стене рейхстага надпись «Барановичи–Собибор–Берлин». Печерский был арестован и направлен в штурмовой стрелковый батальон – разновидность штрафбата, который формировался в Подмосковье. Командиром его был майор Андреев. Потрясенный рассказом Печерского о Собиборе, он помог штрафнику поехать в Москву, в Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников. Андреев рисковал жизнью: он не имел права выпускать Печерского за территорию штрафбата. В комиссии Печерского выслушали писатели Павел Антокольский и Вениамин Каверин, которые на основе его рассказа опубликовали очерк «Восстание в Собиборе» в журнале «Знамя» (1945, №4). Потом очерк вошел во всемирно известный сборник «Черная книга» – одно из первых собраний свидетельств о Холокосте, подготовленное Ильей Эренбургом и Василием Гроссманом. Сборник был запрещен к изданию в СССР в 1947 году и до сих пор не издан в России. В штрафбате Печерский был тяжело ранен, но выжил. После войны он жил в Ростове, работал администратором в Театре музыкальной комедии, но после 1948 года, когда началась борьба с «безродными космополитами», пять лет не мог устроиться на работу. Он жил на иждивении жены Ольги, с которой познакомился в подмосковном госпитале. После смерти Сталина Печерский смог устроиться на машиностроительный завод. Человек он был удивительный, о своей жизни и подвиге вспоминал как-то очень просто и даже буднично: «Я родился в Кременчуге в 1909 году, но детство провел в Ростове. Музыка и театр были в мире самыми важными для меня вещами. Я руководил кружком драматического искусства для любителей, работал в администрации [Дома культуры]. В 1941 году, когда началась война, я был мобилизован в звании младшего лейтенанта. Немного позже, в начале боевых действий, получил звание лейтенанта. В октябре 1941 года попал в плен. Там заболел тифом, но приложил все усилия, чтобы выглядеть здоровым, и меня не убили. В мае 1942 года я с четырьмя другими заключенными пытался бежать. Но нас поймали и отослали в штрафной лагерь в Борисове, а оттуда – в Минск. В Минске во время медицинского осмотра было выявлено, что я еврей. Я был отправлен вместе с другими военнопленными-евреями в подвал, который называли «еврейский погреб». Мы пробыли там в полной темноте десять дней. Потом, в сентябре 1942 года, нас перевели в трудовой лагерь СС в Минске. Там я оставался до отправки в Собибор». В 1980 году уже упоминавшийся мной Томас Блат приехал к Печерскому в Ростов. Он спросил у товарища: – Ты возглавлял самое успешное восстание нацистских узников во время Второй мировой войны. Тебе обязаны жизнью много людей. Получил ли твой подвиг признание? Печерский ответил саркастически: – Да, после войны я получил награду. Я был арестован, меня считали предателем, потому что я попал в плен к немцам. Считали так, даже несмотря на то, что немцы взяли меня раненым. После того как обо мне стали спрашивать люди из-за границы, меня наконец выпустили… Умер Печерский в 1990 году. Его именем названа улица в израильском городе Цфат. В Ростове память о нем не увековечена. В. Жук "Забытый подвиг" "Совершенно секретно" № 11, 2008 год

 - организатор восстания узников фашистского концлагеря "Собибур"

:

1909, марта — (25 Адара 5669) Этим числом помечено частное Письмо

Поводом для написания письма послужил инцидент, случившийся в одном петербургском литературном обществе в феврале 1909 года. Писатель Шолом Аш читал пьесу. По прочтению пьесы, слово взял Евгений Николаевич Чириков, литератор, человек прогрессивных взглядов, ранее в юдофобстве не замеченный. Чириков начал с критики модной в ту пору концепции СМЕРТИ БЫТА. Затем он обратил внимание на наличие чуждых веяний в русской литературе. И указал на евреев, как на главных носителей этих веяний. Евреев, утверждал Чириков, в русской литературе развелось слишком много. И это дурно отражается на её национальном лице и вообще уводит в сторону. Чирикова поддержал некий Арабажин. Он тоже до сей поры, сносно относился к евреям и даже защищал их на страницах какого-то журнала. И, тем не менее, счёл нужным заметить, что в русской литературе евреев, действительно, больше, чем нужно. И это не идет литературе на пользу. Более того, вредит. Бог весть, что они говорили на самом деле. Литературное общество было не слишком представительным. Протоколы не велись. Но прошел слух. Мол, господа Чириков и Арабажин выступили против наплыва евреев в русскую литературу. Осудили, так сказать. Очевидно, эта мысль приходила в голову не только Чирикову и Арабажину. И развязалась оживленная полемика. Она захлестнула прессу. Каждый хотел высказаться. Осудить Чирикова. Или, напротив, поддержать его. В русском либеральном обществе, до сей поры, не принято было писать о евреях плохо. Не поощрялось. Считалось недемократичным. А тут прорвало. Куприн тоже решил поделиться наболевшим. Правда, с оговорками. В том смысле, что письмо это не для печати. И не для кого, кроме Батюшкова не предназначено. Судя по письму, Куприна уже просили подписать какое-то обращение в защиту Чирикова. Но он отказался ИЗ ЧИСТОПЛОТНОСТИ. И пояснил, не прибегая к камуфляжу. Как никак, частное, не предназначенное для печати письмо: Уж больно грязное и вонючее все это еврейское кодло. Если не зацикливаться на антиеврейских эпитетах и метафорах. Письмо изобилует ими. Не ставить в вину крупному русскому писателю тёмные стороны его большой души, то, в принципе, он горой за евреев. И даже готов защищать их. Но не всегда и не во всём - если еврей хочет полных гражданских прав, - пишет Куприн, - хочет свободы жительства, учения, профессии и исповедания веры, хочет неприкосновенности дома и личности, то не давать ему их - величайшая подлость. И всякое насилие над евреем - насилие надо мной, потому что всем сердцем я велю, чтобы этого насилия не было, велю во имя любви ко всему живущему. Более того, Куприн пеняет правительству за его антиеврейскую политику. И прозрачно намекает, что для правительства это может плохо кончиться. Нострадамус не Нострадамус. Но все же, какое-никакое понимание происходящего у Куприна имелось. Куприн считал, что для евреев должны быть открыты все сферы деятельности, предоставлены, несмотря ни на что, все возможности, кроме одной; кроме возможности заниматься литературой, претендовать на роль русского писателя, - Ради Бога, избранный народ, - пишет Куприн, - иди в генералы, инженеры ученые, доктора, адвокаты - куда хотите! Но не трогай нашего языка, который вам чужд и который даже от нас, им вскормленных, требует теперь самого нежного, самого бережного и любовного отношения. Евреи, как полагал Куприн, внесли и вносят в прелестный русский язык сотни немецких, французских, польских, торгово-условных, телеграфно-сокращенных нелепых и противных слов. Они создали ужасную к языку нелегальную литературу и социал-демократическую брошюрятину. Они внесли припадочную истеричность и пристрастность в критику и рецензию. И сделали это, Куприн уверен, НЕ СО ЗЛА, НЕ НАРОЧНО, А ИЗ ТЕХ ЖЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ ГЛУБОКИХ СВОЙСТВ СВОЕЙ ПЛАМЕННОЙ ДУШИ - ПРЕЗРЕНИЯ, НЕБРЕЖНОСТИ, ТОРОПЛИВОСТИ. Сказанное выше, как бы постановляющая часть, вынесенного Куприным вердикта. Аргументация же сводится к, перечислению негативных свойств и качеств, которые, как полагает Куприн, присущи евреям - что бы ни надевал на себя еврей - пейсы и лапсердак или цилиндр и смокинг, крайне ненавистнический фанатизм, или атеизм, или ницшеанство, бесповоротную оскорбленную брезгливость к гойю (свинья, собака, гой, верблюд, осел, менструирующая женщина - вот нечистые по Талмуду), или ловкую философскую теорию о всечеловеке, всеблаге и вседуше - это все, - утверждает Куприн, - от ума и внешности, а не от сердца и души. В силу этого Куприн дистанцируется от евреев, отторгает их: И потому каждый еврей не связан со мной ни землей, которую я люблю, ни языком, ни природой, ни историей, ни типом, ни кровью, ни любовью, ни ненавистью, - провозглашает Куприн. - Даже ни ненавистью, потому что в еврейской крови ненависть зажигается только против врагов Израиля. Куприн уверен, что антиеврейски настроены буквально все русские литераторы. Но скрывают это, в части своей; то ли из боязни перед общественным мнением; то ли в силу недопонимания. То ли ещё почему-то. - Вот три честнейших человека: Короленко, Водовозов, Иорданский, - пишет Куприн, - скажи им о том, что я сейчас пишу, скажи даже в самой смягченной форме,- конечно же, они не согласятся и обо мне уронят несколько презрительных слов как о бывшем офицере, о человеке без широкого образования, о пьянице, ну в лучшем случае как о ... Но в душе им еврей более чужд, чем японец, чем негр, чем говорящая сознательная прогрессивная (представь себе такую!) собака. Можно, прямо или иносказательно ругать, кого угодно, - возмущается Куприн, - только не еврея. Стоит только заикнуться, как сразу же поднимется ВОПЛЬ И ВИЗГ. Мир полон неисчислимых страданий, но, о них как считает Куприн, пишут куда меньше, чем о том, что у какого-то ХАЙКИ МИНЬМАНА В ЛУЦКЕ ВЫПУСТИЛИ ПУХ ИЗ ПЕРИНЫ. Еврейские беды, еврейские страдания ничем не отличаются от страданий остального человечества, но - и это особенно злит Куприна, - евреи в силу ЕВРЕЙСКОГО галдёжа, еврейской истеричности, еврейской ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ выставляют свои беды и страдания на всеобщее обозрения, привлекают к ним намного больше внимания, чем они заслуживают; и, в силу этого, создают в обществе нестерпимую душную атмосферу - и слону и клопу одинаково больна боль, - полагает Куприн, - но раздавленный клоп громче воняет. Куприн вслед за Достоевским подчеркивает великое мировое загадочное предназначение России. Особые свойства русской христианской души. В том числе способность так великодушно, так скромно, так бескорыстно и искренне бросить свою жизнь псу под хвост во имя призрачной идеи о счастье будущего человечества. И настоятельно требует, чтобы евреи были изъяты из материнских забот горячо любимой Куприным страны. Куприн ополчается на всех более или менее известных еврейских писателей, противопоставляя им Чирикова. - Чириков и сам талантливее всех их евреев вместе - Аша, Волынского, Дымова, А. Федотова, Ашкинази и Шолом-Алейхема, - пишет Куприн, - потому что иногда от него пахнет и землей, и травами, а от них - всего лишь жидом. И заключает:- Эх, писали бы вы, паразиты, на своем говенном жаргоне и читали бы сами себе свои вопли и словесную блевотину и оставили бы совсем, совсем русскую литературу. А то ведь привязались к нашей литературе, не защищенной, искренней и раскрытой, отражающей истинно славянскую душу, как привяжется иногда к умному, щедрому, нежному душой, но мягкосердечному человеку старая, истеричная, припадочная блядь, найденная на улице Валентин Домиль ДВЕ ИПОСТАСИ АЛЕКСАНДРА КУПРИНА www.berkovich-zametki.com

  русского писателя А. Куприна своему давешнему приятелю Фёдору Дмитриевичу Батюшкову, профессору, историку литературы и критику.

: