Ав — события (25-50 из 1335)

-106, 11 октября — (5 Хешвана 3656) До н. э. Ашкелон освобождён Маккавеями от власти наместника Птолемеев

Метки:

66, 13 мая — (1 Сивана 3826) "В субботу, евреи, придя в главную синагогу, увидели у входа начальника греческого отряда со своими солдатами, приносившего в жертву птиц. Далее

Такие жертвы приносились обычно прокаженными, а в Передней Азии излюбленное издевательство над евреями состояло в том, что им приписывали происхождение от египетских прокаженных. Служители синагоги предложили грекам поискать для своего жертвоприношения другое место. Греки нагло отказались, заявив, что миновали времена, когда кесарийские евреи могли орать на них. Еврейские служители обратились к полиции. Полиция заявила, что должна сначала получить соответствующие инструкции. Наиболее вспыльчивые из евреев, не пожелавшие оставаться дольше зрителями дерзкой проделки греков, попытались силой отнять у них жертвенный сосуд. Блеснули кинжалы, ножи. Наконец, когда уже были убитые и раненые, вмешались римские войска. Они задержали нескольких евреев как зачинщиков беспорядков внутри страны, у греков они конфисковали жертвенный сосуд". (Л. Фейхтвангер "Иудейская война"). Иосиф Флавий: "На следующий день, выпавший в субботу, когда иудеи в полном сборе были в синагоге, один кесариец-бунтовщик взял горшок, поставил его вверх дном пред самыми синагогальными дверьми и принес на нем в жертву птиц. Этот поступок еще более привел в ярость иудеев, так как в нем заключалось издевательство над их законом и осквернение места. Более солидные и спокойные стояли за то, чтобы еще раз обратиться к властям. Но страстная и пылкая моло­дежь, напротив того, горела жаждою борьбы. С другой стороны, ке­сарийские забияки стояли уже готовыми к бою, и они-то преднамеренно подослали жертвовавшего. Таким образом вскоре завязался рукопашный бой. Юкунд, начальник римской конницы, на обязанности которого лежало охранение тишины и спокойствия, устранил жертвенный сосуд и пытался прекратить битву; но так как кесарийцы ему не пови­новались, то иудеи схватили впопыхах свои законодательные книги и отступили к Нарбате—иудейской местности, отстоящей на шестьдесят стадий от Кесареи. Иоанн и двенадцать влиятельных иудеев направи­лись в Себасту к Флору, выразили свое сожаление по поводу случившегося и просили его заступничества, проронив при этом легкий намек на восемь талантов. Он же приказал бросить их в темницу за то, что они — это было вменено им в преступление - унесли из Кесареи свои законодательные книги". (Дата, вытекающая из предыдущей с теми же сомнениями).

Метки:

66, 18 июля — (8 Ава 3826) Иудейская война. Начало вооружённого противостояния в Иерусалиме между приверженцами решительных действий против Рима и более умереной частью общества, поддерживаемой царём Агриппой. Далее

Иосиф Флавий: "Элеазар, сын первосвященника Анания,чрезвычайно смелый юноша, занимавший тогда начальнический пост, предложил тем, которые заведовали порядком богослужения, не принимать больше никаких даров и жертв от неиудеев. Это распоряжение и было собственно началом войны с римлянами, потому что в нем заключалось отвержение жертвы за императора и римлян. Как ни упрашивали первосвященник и знатнейшие особы—не отменить обычного жертвоприношения за верховную власть, они все-таки не уступали... Ввиду серьезного и опасного характера движения, представители вла­стей, первосвященники и знатнейшие фарисеи, собрались вместе для совещания о положении дел. Решено было попытаться урезонить недовольных добрыми словами; с этой целью народ был созван на собрание к медным воротам, находящимся внутри храмового двора, против восточной стороны. Сделав народу много упреков за его смелую попытку к отпадению, сопряженному с столь опасной войной для отечества, ораторы старались вместе с тем поколебать основательность поводов к этой войне. Во время этой речи представлены были народу священники, знакомые с древними обычаями и разъяснившие, что их предки во все времена принимали жертвы от иноплеменников. На все это никто из восставших не обратил никакого внимания...Представители властей увидели, что они больше не в состоянии справиться с мятежом, они отправили посольства: одно под предводительством Симона, сына Анании, к Флору, а другое — к Агриппе. Обоих они просили стянуть войска к городу и подавить восстание, пока есть еще возможность. Для Флора это было чрезвычайно приятное известие; решившись раздувать пламя войны, он не дал послам никакого ответа. Но Агриппа, одинаково озабоченный судьбою, как восставших, так и тех, против которых война была возбуждена, старавшийся сохранить для римлян иудеев, а для иудеев — их храм и столицу, послал иерусалимским жителям три тысячи конных солдат под командой Дария, начальника конницы. Ободренная этой помощью, иерусалимская знать, с первосвященниками и миролюбивой частью населения, заняла верхний город; нижний же город и храм находились в руках мятежников. С обеих сторон пустили в ход камни и метательные снаряды и начался беспрерывный ряд перестрелок между обоими лагерями. Семь дней подряд лилась кровь с обеих сторон и, однако, ни одна партия не уступала другой занятых ею позиций". (В ссылке к тексту говорится, что военные действия начались 8 ава, то есть 18 июля).

:

66, 25 июля — (15 Ава 3826) Иудейская война. "На восьмой день, в праздник ношения дров (в ссылке - 15 Ава, то есть 25 июля), когда каждый должен был доставить дрова к алтарю для поддержания на нем вечного огня, ревнители исключили своих противников из участия в этом акте богослужения. Вместе с невооруженной массой вкралось тогда в храм множество сикариев (разбойников с кинжалами под платьем), с помощью которых они еще более усилили нападения. Царские отряды оказались в меньшинстве и уступали им также в мужестве; они должны были освободить верхний город. Тогда наступавшие вторгнулись туда и сожгли дом первосвященника Анания, а также дворцы Агриппы и Вере­ники; вслед за этим они перенесли огонь в здание архива для того, чтобы как можно скорее уничтожить долговые документы и сделать невозможным взыскание долгов. Этим они имели в виду привлечь массу должников на свою сторону и восстановить бедных против лиц состоятельных. Надзиратели архива бежали, так что они беспрепятственно могли предать его огню. Уничтожив здания, составлявшие как бы нервы города, они бросились на своих врагов. Часть властных людей и первосвященников скрылась в подземные ходы; другие вместе с царским отрядом отступили назад, в верхний дворец, и поспешно заперли за собою ворота. Между последними находились: первосвященник Ананий, брат его Езекия и посланные пред тем к Агриппе делегаты. Тогда только бунтовщики сделали перерыв, доволь­ствуясь победой и произведенными огнем опустошениями". (Иосиф Флавий)

Метки:

66, 26 июля — (16 Ава 3826) Иудейская война. "На следующий день (в 15-й день Лооса - 16 ава, 26 июля) они сделали нападение на замок Антонии, штурмовали его после двухдневной осады, убили весь гарнизон, а самую цитадель предали огню. За тем они обступили дворец, куда спаслись царские отряды, разделились на четыре громады и пытались пробить стену. Находившиеся внутри, в виду многочисленности наступавших, не отваживались на вылазку; вместо этого они установили посты на брустверах и башнях, стреляли в нападавших и убивали значительное число разбойников под стеною. Ни днем, ни ночью не унималась борьба..." (Иосиф Флавий)

:

70, 11 мая — (12 Ияра 3830) Иудейская война. Иудеи потеряли, но захватили вновь, вторую стену вокруг Иерусалима. Далее

Римляне начали сооружение валов для расположения осадных машин. " Тит овладел второй стеной пять дней спустя после взятия первой. После того, когда иудеи удалились от нее, он вступил с тысячью вооруженных и с избранным отрядом, составлявшим его свиту, и занял в новом городе шерстяной рынок, кузнечные мастерские и площадь, где происходила торговля платьем, а также улицы, расположенные в косом направлении к стене. Если бы он сейчас же или сломал более значительную часть стены или, как принято по военному обычаю, разрушил взятую часть города, то его победа, по моему мнению, не была бы омрачена никакими потерями. Но Тит надеялся, что, избегая крутых мер, которые он мог принимать по своему усмотрению, он смягчит упорство иудеев, и потому приказал не расширять входа настолько, чтобы он сделался удобным для отступления; он думал, что те, которым он хотел оказать снисхождение, не устроят же ему засаду. Еще больше по своем вступлении он воспретил убивать кого-либо из схваченных иудеев или ожигать дома; одно­временно с тем, он предоставил мятежникам свободу продолжать борьбу, если только они сумеют это сделать без вреда для народа, а последнему обещал возвратить его имущество. Ибо для него было крайне важно сохранить для себя город, а для города храм. Народ и раньше склонен был в уступчивости и податливости; воины же иудейские принимали его человеколюбие за бессилие: Тит, думали они, распорядился так потому, что он чувствует себя не в силах овладеть всем городом. Они грозили смертью всякому, кто подумает о сдаче; а кто проронил слово о мире, того убивали. В то же время они напали на вступивших римлян, частью бросаясь им навстречу на улицах, частью обстреливая их с домов; одновременно с тем, другие отряды делали вылазки из верхних ворот против римлян, находившихся вне стен. Эти вылазки навели такой страх на расположенную у стены стражу, что она поспешно соскакивала с башен и бежала к себе в лагерь. Громкий вопль поднялся среди римлян: находившиеся внутри го­рода были оцеплены кругом врагами, а стоявшие извне были охвачены ужасом при виде опасности покинутых ими товарищей. Между тем число иудеев все больше росло; точное знакомство с улицами давало им значительный перевесь: они ранили массу римлян и с неудержимой силой теснили их назад. Последние поневоле оказывали продолжительное сопротивление, так как чрез тесный проход, сделанный в стене, они не могли бежать большими массами. Все вступившие в город несомненно были бы перебиты, если бы им на помощь не явился Тит. Расположив стрелков на концах улиц, он сам стал в самой страшной давке и стрелами отбивал неприятеля. Бок о бок с ним сражался Домиций Сабин, и в этой битве выказывал себя отменно храбрым. Продолжая без перерыва стрельбу, Цезарь этим отражал нападение иудеев до тех пор, пока его солдаты не совершили свое отступление. Таким образом, римляне после того, как они уже завоевали вторую стену, были опять отброшены от нее". (Иосиф Флавий)

Метки:

70, 20 мая — (21 Ияра 3830) Иудейская война. Зловещее знамение в Храме. Далее

"21-го месяца Артемизия (Ияр) показалось какое-то призрачное, едва вероятное явление. То, что я хочу рассказать, могут принять за нелепость, если бы не было тому очевидцев и если бы сбывшееся несчастье не соответствовало этому знамению. Перед закатом солнца над всей страной видели мчавшиеся в облаках колесницы и вооруженные отряды, окружающие города. Затем, в праздник пятидесятницы, священники, как они уверяли, войдя ночью, по обычаю служения, во внутренний притвор, услышали сначала как бы суету и шум, после чего раздалось множество голосов: «давайте, уйдем отсюда!» (Иосиф Флавий)

Метки:

70, 3 августа — (8 Ава 3830) Иудейская война. Решительный штурм Храма. "Когда оба легиона окончили валы в 8-й день месяца Лооса (Ав), Тит отдал приказ поджечь ворота. Далее

Расплавившееся повсюду серебро открыло пламени доступ к деревянным балкам, от­куда огонь, разгоревшись с удвоенной силой, охватил галереи. Когда иудеи увидели пробивавшиеся кругом огненные языки, они сразу лишились и телесной силы, и бодрости духа; в ужасе никто не тронулся с места, никто не пытался сопротивляться или тушить, как остолбеневшие, они все стояли и только смотрели. И все-таки, как ни велико было удру­чающее действие этого пожара, они не пытались переменой своего образа мыслей спасти все остальное, но еще больше ожесточились против римлян, как будто горел уже храм. Весь тот день и следовавшую за ним ночь бушевал огонь, так как римляне не могли поджечь все галереи сразу, а только каждую порознь." (Иосиф Флавий)

Метки:

70, 4 августа — (9 Ава 3830) Иудейская война. Доступ к Храму открыт (см. 3 августа) "Тит приказал одной части войска потушить пожар и очистить место у ворот, чтобы открыть свободный доступ легионам. Далее

Вслед за этим он созвал к себе начальников; к нему собрались шесть важнейших из них, а именно: Тиверий Александр, начальник всей армии, Секст Цереал, начальник пятого легиона, Ларций Лепид, начальник десятого, Тит Фригий, начальник пятнадцатого, кроме того Фронтон Этерний, префект обоих легионов, прибывших из Александрии, и Марк Антоний Юлиан, правитель Иудеи, да еще другие правители и военные трибуны. Со всеми ими он держал совет о том, как поступить с храмом. Одни советовали поступить с ним по всей строгости военных законов, ибо -до тех пор, пока храм, этот сборный пункт всех иудеев, будет стоять, последние никогда не перестанут замышлять о мятежах-. Другие полагали так: -если иудеи очистят его и никто не подымет меча для его обороны, тогда он должен быть пощажен; если же они с высоты храма будут сопротивляться, его нужно сжечь, ибо тогда он перестает быть храмом, а только крепостью, и ответственность за разрушение святыни падет тогда не на римлян, а на тех, которые принудят их к этому-. Но Тит сказал: -Если даже они будут сопротивляться с высоты храма, то и тогда не следует вымещать злобу против людей на безжизненных предметах и ни в каком случае не следует сжечь такое величественное здание; ибо разрушение его будет потерей для римлян, равно как и наоборот, если храм уцелеет, он будет служить украшением империи-. После этого Тит распустил собрание и приказал командирам дать отдых войску для того, чтобы они с обновленными силами могли бороться в следующем сражении; только одному отборному отряду, составленному из когорт, он приказал проложить дорогу чрез развалины и тушить огонь. В тот день иудеи, изнуренные телом и подавленные духом, воз­держались от нападения" (Иосиф Флавий)

Метки:

70, 5 августа — (10 Ава 3830) Иудейская война. Ещё один жестокий бой у стен Храма. "Иудеи вновь собрали свои боевые силы и с обновленным мужеством во втором часу чрез восточные ворота сделали вылазку против караулов наружного храмового двора. Последние, образуя впереди себя из щитов одну непроницаемую стену, упорно сопротивлялись. Тем не менее можно было предвидеть, что они не выдержат натиска, так как нападавшие превосходили их числом и бешеной отвагой. Тогда Тит, наблюдавший за всем с Анто­нии, поспешил предупредить неблагоприятный поворот сражения и прибыл к ним на помощь с отборным отрядом конницы. Этого удара иудеи не вынесли: как только пали воины первого ряда, рассеялась большая часть остальных. Однако, как только римляне отступили, они опять обернулись и напали на их тыл; но и римляне повернули свой фронт и опять принудили их к бегству. В пятом часу дня иудеи были, наконец, преодолены и заперты во внутреннем храме." (Иосиф Флавий)

:

70, 6 августа — (11 Ава 3830) Иудейская война. Последний день Второго храма. "И вот наступил уже предопределенный роковой день — десятый день месяца Лооса (ав), от самый день, в который и предыдущий храм был сожжен царем вавилонян. Далее

Сами иудеи были виновниками вторжения в него пламени. Дело происхо­дило так. Когда Тит отступил, мятежники после краткого от­дыха снова напали на римлян; таким образом завязался бой между гарнизоном храма и отрядом, поставленным для тушения огня в здании наружного притвора. Последний отбил иудеев и оттеснил их до самого храмового здания. В это время один из солдат, не ожидая приказа, или не подумав о тяжких последствиях своего поступка, точно по внушению свыше, схватил пылающую головню и, приподнятый товарищем вверх, бросил ее чрез золотое окно, которое с севера вело в окружавшие храм помещения. Когда пламя вспыхнуло, иудеи подняли вопль, достойный такого рокового момента, и ринулась на помощь храму, не щадя сил и не обращая больше внимания на жизненную опасность, ибо гибель угрожала тому, что они до сих пор прежде всего оберегали. Гонец доложил о случившемся Титу. Он вскочил с ложа в своем шатре, где он только что расположился отдохнуть после боя, и в том виде, в каком находился, бросился к храму, чтобы прекратить пожар. За ним последовали все полководцы и переполошенные происшедшим легионы. Можно себе представить, какой крик и шум произошел при беспорядочном движении такой массы людей. Цезарь старался возгласами и движениями руки дать понять сражающимся, чтоб они тушили огонь; но они не слышали его голоса, заглушенного громким гулом всего войска, а на поданные им знаки рукой они не обращали внимания, ибо одни были всецело увлечены сражением, другие жаждой мщения. Ни слова усовещевания, ни угрозы не могли остановить бурный натиск легионов, одно только общее ожесточение правило сражением. У входов образовалась такая давка, что многие была растоптаны своими товарищами, а многие попадали на раскаленные, еще дымившиеся разва­лины галерей и таким образом делили участь побежденных. Подойдя ближе к храму, они делали вид, что не слышат приказаний Тита, и кричали передним воинам, чтоб те бросили огонь в самый храм. Мятежники потеряли уже надежду на прекращение пожара: их повсюду избивали или обращали в бегство. Громадные толпы граждан, все бессильные и безоружные, были перебиты везде, где их настигали враги. Вокруг жертвенника громоздились кучи убитых, а по ступеням его лились потоки крови и катились тела убитых на верху. Когда Тит увидел, что он не в силах укротить ярость рассвирепевших солдат, а огонь между тем все сильнее распространялся, он в сопровождении начальников вступил в Святая-Святых и обозрел ее содержимое. И он нашел все гораздо более возвышенным, чем та слава, которой оно пользовалось у чужестранцев, и нисколько не уступающим восхвалениям и высоким отзывам туземцев. Так как пламя еще ни с какой стороны не проникло во внутреннее помещение храма, а пока только опустошало окружавшие его пристройки, то он предполагал, и вполне основательно, что собственно храмовое здание может быть еще спасено. Выскочив наружу, он старался поэтому побуждать солдат тушить огонь, как личными приказаниями, так и чрез одного из своих телохранителей, центуриона Либералия, которому он велел подгонять ослушников палками. Но гнев и ненависть к иудеям и пыл сражения превозмогли даже уважение к Цезарю и страх пред его карательной властью. Большинство кроме того прельщалось надеждой на добычу, так как они полагали, что если снаружи все сделано из золота, то внутренность храма наполнена сокровищами. И вот в то время, когда Цезарь выскочил, чтобы усмирить солдат, уже один из них проник во внутрь и в темноте подложил огонь под дверными крюками, а когда огонь вдруг показался внутри, военачальники вместе с Титом удалились и никто уже не препятствовал стоявшим снаружи солдатам поджигать. Таким образом храм, против воли Цезаря, был предан огню." (Иосиф Флавий)

:

70, 15 августа — (20 Ава 3830) Иудейская война. Начало осады Верхнего города Иерусалима. "Так как Верхний город, вследствие своего крутого положения, не мог быть взят без валов, Тит, в 20-й день Лооса (Ав), разделил войско по шанцевым работам. Тяжела была доставка леса, ибо для постройки прежних укреплений, как выше было сказано, вся окрест­ность города, на сто стадий кругом, была совершенно обнажена. Все четыре легиона воздвигали свои сооружения на западной стороне города, против царского дворца, между тем как вспомогательные отряды и остальная масса войска работала вблизи Ксиста, моста и той башни, ко­торую Симон построил как опорный пункт в борьбе с Иоанном и назвал своим именем." (Иосиф Флавий)

:

70, 2 августа — (9 Ава 3830) - (или 1 августа) (Каноническая) гибель Второго храма

Храм представлял собой великолепное здание, отделанное позолоченным мрамором. Высота его достигала ста пятидесяти футов. Иосиф Флавий, происходивший из семейства иерусалимских священников и, возможно, сам бывший священником в Храме Ирода, так описывает храмовый комплекс: Сначала шло первое ограждение. Внутри него было второе, куда надо было подняться по нескольким ступеням, пройти за эту стену могли только евреи - и только для того, чтобы принести жертву. Доска с надписью на греческом и латинском языках предупреждала неевреев, что любое проникновение за Copeг наказуется смертью. За стеной Copeг находился алтарь и самый Храм. Храм состоял из двух помещений: Двир - святилище, в котором стоял стол для хлебов, алтарь для воскурении и менора, и Святая Святых - помещение, в которое имел право входить только Первосвященник в самый торжественный день года Йом Кипур. Это внутреннее ограждение имело по трое ворот с северной и южной стороны, на равном расстоянии друг от друга, но с восточной стороны, по направлению к восходу солнца, были только одни большие ворота, через которые входили со своими женами те, кто были чисты. Но храмовый придел за этими воротами был запрещен для женщин, далее вглубь был еще один храмовый двор, куда могли входить только священники. Сам Храм находился внутри него, и напротив Храма был алтарь, на котором мы приносим наши жертвы и совершаем всесожжение Господу. Ни в один из этих дворов не входил царь Ирод (реконструировавший Храм во время своего правления): это ему запрещалось, поскольку он не был священником. Однако он заботился о наружных ограждениях, и их он строил восемь лет. Сам Храм был сооружен священниками за год и шесть месяцев, и тогда люди исполнились радости. Они праздновали и славили восстановление Храма.Был и тайный ход, сделанный для царя: он шел из башни Антония (находившейся рядом с Храмом) во внутренние дворы Храма через его восточные ворота, так что у царя была возможность пройти в Храм через подземный ход, не подвергая себя опасности столкнуться со своими в очередной раз восставшими подданными. РАЗРУШЕНИЕ. Один из солдат, не дожидаясь приказа и не испытывая особого трепета перед масштабами злодеяния, выхватил из костра, горевшего неподалеку (вблизи от Храма), горящую головешку, другой солдат поднял его повыше, и он бросил головешку в золотое окно, через которое можно было проникнуть в комнаты, ведущие вокруг Святого Дома на его северную сторону.Когда огонь вспыхнул, евреи издали страшный крик, как и полагалось при таком страшном бедствии, и кинулись бороться с ним, при этом не щадя своих жизней, не позволяя себя удерживать, ибо погибал тот Святой Дом, ради защиты которого они положили столько труда.И тут некий человек прибежал к Титу, который отдыхал в своем шатре после последней битвы, и рассказал ему о пожаре, и тогда Тит вскочил и побежал к Святому Дому в чем был, чтобы остановить пожар. Вслед за ним бежали его военачальники, а за ними несколько легионов, в великом изумлении, и все кричали и поднимали очень большой шум, что естественно, когда собралась такая большая армия.Тогда император громким криком и движением правой руки отдал приказ солдатам погасить огонь, но они его не услышали и не увидели поданного им знака, а что до легионов, прибежавших вслед за ним, то ни убеждением, ни угрозами нельзя было удержать их неистовство.А вокруг алтаря лежали мертвые тела, одно на другом, и ступени, ведущие к алтарю, были залиты их кровью.И тогда император, поняв, что ему никак не остановить исступление и бешенство солдат, и видя, что огонь разгорается все сильнее и сильнее, - вошел в святилище со своими военачальниками и увидел его, но так как огонь пока не проник во внутренние помещения, а все еще пожирал стены вокруг, то Тит, полагая, что сам Дом еще можно спасти, торопливо вышел и стал уговаривать солдат гасить огонь, и отдал приказ центуриону Либералиусу и одному из своих копьеносцев, бывших с ним рядом, бить упрямых солдат палками и удерживать их. Но их страсть к разрушению была сильнее, чем уважением или страх перед императором, и когда пламя вспыхнуло внутри самого Святого Дома, (Тит) отступил, и так Святой Дом был сожжен без (Титова) разрешения. Иосиф Флавий. Иудейская война, кн. VI, гл. 45-7

. источник

Метки:

117, 8 августа — (23 Ава 3877) Умер Марк Ульпий Траян, римский император (98–117), уроженец Иберии (Испании), дядя императора Адриана. В его правление в 115 году произошло еврейское восстание в Киренаике и на следующий год распространилось на Египет, Кипр и Месопотамию. По всей вероятности, побудительной причиной восстания были мессианские чаяния среди еврейства и стремление освободиться от римского ига как на родине, так и в соседних странах. Подробнее

Связь египетского еврейства с Иудеей никогда не прекращалась. С основанием религиозного центра в Явне после падения Иерусалима связи между евреями Иудеи и Египта вновь укрепились и расширились. Подавляющее большинство египетского еврейства было безоговорочно предано национально-религиозной традиции и стране отцов, что, однако, не мешало египетским евреям отстаивать свои гражданские права в Египте — вплоть до кровавых столкновений с александрийскими греками. В 115 г., когда император Траян был поглощен завоевательной экспедицией на Востоке, борьба между еврейским и греческим населением в Египте перешла в открытый мятеж, распространившийся на смежные с Египтом области империи. Вскоре мятеж превратился в настоящую войну, в которой приняли участие евреи Ливии, Киренаики, Египта, Кипра и даже вновь завоеванных Траяном областей Месопотамии. Военные действия велись также и в Иудее, еврейское население которой, по-видимому, также приняло участие в восстании. Центр восстания был в Египте и Киренаике. Начавшись со столкновений между евреями и греками в Александрии и в Кирене, мятеж вылился в столкновение с римскими частями под командованием наместника Лупа. Когда Луп не сумел подавить мятеж, император направил в район восстания значительные воинские силы под командованием Марция Турбона. Из папирусов и из литературных памятников становятся очевидны широкие масштабы войны в Ливии, Киренаике и, особенно, в Египте: нужда в командном составе была столь остра, что чиновники римской гражданской администрации были вынуждены возглавлять отряды египетских греков в Александрии и провинциальных городах. Иногда римляне были вынуждены вербовать полузависимых египетских крестьян для борьбы с повстанцами, однако большинство коренного египетского населения поддержало мятеж. Восстание распространилось на весь Египет; на дорогах страны царил хаос; обширные территории в Ливии, Киренаике и Египте были опустошены. Восстание продолжалось до смерти Траяна, так что его преемнику Адриану в первый год правления пришлось заниматься усмирением восстания.

:

120, 2 июня — (18 Сивана 3880) Умер раввин Гамлиэль II, прозванный Гамлиэлем из Явне, внук рабби Гамлиэля I, занял пост наси после Иоханана бен Заккая (около 80 года). Целью своей жизни считал сплочение народа вокруг Торы и укрепление нового центра еврейской учености в Явне, авторитет которого после разрушения Храма помог бы сохранить духовное единство евреев, а также восстановить значение Синедриона как высшего законодательного органа и верховного суда. Энергично отстаивал престиж должности наси во имя объединения народа и упрочения главенства нормативного религиозного закона. Особенно много сил уделил унификации Галахи. Совместно с коллегами и учениками в Явне он заложил основы Мишны. Гамлиэль II был признан одним из величайших законоучителей, но был не только высшим религиозным авторитетом своего времени, но и признанным национально-политическим лидером. По всей вероятности, и римские власти признавали его как полномочного представителя евреев.

Метки:

135, 5 августа — (9 Ава 3895) Пала крепость Бейтар, последний оплот иудеев под предводительством Бар-Кохбы, восставших против власти Рим Подробнее

События, имевшие место в Эрец-Исраэль с 115 по 135 год новой эры, оказали огромное влияние на историю евреев. Самым важным, однако, для страны стало восстание 132–135 годов. Причины бунта против римского владычества были весьма серьезными. В 117 году умер император Траян. К власти пришел его приемный сын Публий Элий Адриан, один из самых умных и деятельных правителей в истории Рима. Превосходный воин и государственный деятель, он был еще и незаурядно образованным человеком. Адриан учился в Афинах и не только освоил язык эллинов, но по праву соперничал с ними в пении, рисовании, ваянии, математике и медицине. Характер же имел капризный, даже заносчивый. С годами дурные стороны его натуры усугубились, что отмечали и античные авторы: Он бывал серьезным и веселым, приветливым и грозным, откровенным и лицемерным, жестоким и милостивым и всегда, во всех своих проявлениях был переменчив. Вскоре после восшествия на трон Адриан объявил евреям, что намерен разрешить восстановление Храма, но несколько лет спустя отказался от этой идеи. Вероятно, потому, что, будучи эллином по воспитанию и убеждениям, то есть последовательным политеистом, исполнился неприязни к вере иудеев в единого Б-га. В результате Иерусалим был низведен до статуса обычного римского города. Одновременно император издал эдикт, запрещающий обрезание: оно приравнивалось теперь к нанесению умышленного увечья и, следовательно, являлось уголовным деянием. Нарушение эдикта каралось смертной казнью. Документ поставил целый народ в положение преступников, подлежащих уничтожению. Есть сведения, что плохо знакомые с иудаизмом римские юристы вообще трактовали обрезание как кастрацию. Римский историк Дион Кассий свидетельствует: В Иерусалиме он (Адриан) основал город на месте настоящего и назвал его Элия Капитолина, а на месте Храма Б-га он воздвиг храм Юпитера. Это вызвало войну, свирепую и затяжную, ибо евреи сочли нестерпимым, чтобы чужаки поселились в их городе и чтобы отправляли там чужие культы. Далее Дион Кассий пишет, что евреи долго и тщательно готовились к восстанию. Накапливали оружие, создавали укрепленные позиции по всей стране, налаживали четко действующую систему связи. В ту же пору началось брожение среди иудеев по всей Римской империи. Оно охватило и другие народы, практиковавшие обрезание, – самаритян и египтян. Мыслям евреев о восстании в немалой степени способствовали бесчинства Тиния Руфа, наместника Эрец-Исраэль. Пока сам Адриан пребывал в восточных провинциях, ситуация представлялась людям более или менее контролируемой. В честь венценосца даже чеканились особые монеты. Но после возвращения императора в Рим вспыхнуло восстание, переросшее в длительную, яростную борьбу за национальное освобождение. Непосредственным толчком к мятежу послужило нападение легионеров на свадебную процессию в Тур-Симоне. Борьбу против римлян возглавил Шимон бар-Косева, получивший впоследствии прозвище Бар-Кохба, что в переводе с арамейского значит сын звезды. Народ воспринял его как вождя, ниспосланного самим Небом. Правда, ранние талмудические летописцы, жившие уже после разгрома восставших, называли его Бар-Козива. Имя это по написанию схоже с именем Бар-Кохба, но смысл имеет принципиально иной -сын лжи-. Считается, что в нем отразилось глубокое общее разочарование: восстание было подавлено, римляне разграбили, опустошили страну. Шимон Бар-Кохба взял себе титул -Князь Израиля-. По дошедшим до нас отрывочным данным, войско его состояло из двухсот тысяч тяжеловооруженных воинов, тридцати тысяч легковооруженных лучников и двадцати тысяч всадников. На знамени вождя золотились слова: -Взошла звезда от Яакова-. Те, кто желал вступить в армию Бар-Кохбы, поначалу проходили суровое испытание: каждый доброволец отрезал себе палец в доказательство преданности великому делу и решимости идти до конца. Но законоучителя запретили этот обряд как противоречащий духу иудаизма. Тогда военачальники предложили добровольцам другое: на полном скаку выдергивать из земли молодые кедры. Духовный вождь восстания, рабби Акива бен-Йосеф, родился примерно в 50 году. Выходец из бедной семьи, он женился на дочери иерусалимского богача, хотя тот был против этого брака. Молодые жили в крайней нужде. Жена Акивы, Рахель, однажды продала свои волосы, чтобы купить еды. Но именно по ее настоянию Акива начал учиться. Глубокий и своеобразный ум выделял Акиву среди учеников ешивы города Лидда. Тринадцать лет спустя, давно закончив образование, рабби Акива открыл в Бней-Браке собственную ешиву, и там собрались на редкость одаренные молодые иудеи. Акива с юности отличался смелостью и независимостью суждений; это он внес немалый вклад в упорядочение Устного Закона. Когда вспыхнула война против римлян, рабби Акива приветствовал ее всем сердцем. Талмуд цитирует его слова о Бар-Кохбе: -Вот он – царь-избавитель, Мессия!- Впрочем, этот всплеск восторга одобрили отнюдь не все еврейские мудрецы. Один из оппонентов рабби Акивы, рабби Йонатан бен Торта, опроверг собрата: -Акива! Скорее трава прорастет сквозь твои [мертвые] челюсти, а сын Давидов всё не придет!- По совести говоря, история донесла до нас некоторые высказывания полководца иудеев, свидетельствовавшие о том, что благочестия ему подчас не хватало. Как-то он воскликнул: -О Б-же, не хочешь помогать нам – не помогай, но хотя бы не мешай!- По талмудическим преданиям, Акива перед самым восстанием посетил Парфянское царство, Аравию и некоторые страны Европы и Африки. Надо полагать, эти поездки он совершил, надеясь склонить еврейские общины в дальних краях к восстанию против Рима или, в крайнем случае, убедить их обеспечить посылку добровольцев в Эрец-Исраэль и материальную помощь. В начале войны боевые действия против римлян протекали весьма успешно. В руках восставших оказались вся Галилея, вся Иудея, плато Голан. Иерусалим был освобожден, страну разделили на военные и административные округа. Восставшие чеканили монеты с надписью: -Первый год после освобождения Иерусалима», -Второй год-, -Третий год-. Шимон Бар-Кохба сосредоточил в своих руках всю военную и политическую власть. Сохранились его письма и распоряжения. Речь там идет не только о боевых действиях и тыловом обеспечении, но и о проблемах административного, политического характера. Читая эти документы, понимаешь: командующий войском иудеев был человек поистине выдающийся. Как раз такого военачальника народу и недоставало в эпоху первой Иудейской войны. Тем не менее сохранились свидетельства о том, что Бар-Кохба был весьма вспыльчив, а временами даже неоправданно жесток… Не придавая поначалу волнениям в Эрец-Исраэль большого значения, император Адриан поручил усмирение страны Тинию Руфу. Однако усилия наместника не увенчались успехом, и тогда на помощь ему был отправлен легат Сирии Публий Марцелл. Вопреки ожиданиям, прибытие дополнительных воинских частей не изменило положения в пользу римлян. Бар-Кохба разбил и Марцелла. Теперь уже успехи повстанцев вызывали у императора вполне обоснованную тревогу. Если бы евреям удалось восстановить независимость Эрец-Исраэль, за ними неизбежно восстали бы и другие римские провинции. А ухудшение внутренней ситуации в империи могло спровоцировать нападение внешних врагов – германских племен и сарматов на Рейне и Дунае, парфян на восточных рубежах. Поэтому Адриан отзывает из Британии своего лучшего полководца Юлия Севера и дает ему для подавления восстания Бар-Кохбы двенадцать легионов. Мало того. Он присовокупил к ним еще и вспомогательные отряды. В этом походе Севера сопровождал Квинт Лоллий Урбик (Урбан), бывший ранее наместником Нижней Германии. Известно, что и сам Адриан некоторое время находился на театре военных действий. Операции могучего сухопутного войска римлян поддерживались имперским флотом. Словом, активные боевые действия велись и на суше, и на море. А ведь во время первой Иудейской войны армия императора Веспасиана состояла всего лишь из пяти-шести легионов и нескольких вспомогательных частей… Начав вторжение с севера, римляне заняли хорошо укрепленные города Кабул, Сихин и Магдалу. Ареной кровопролитных сражений стала долина Римон. Натолкнувшись на ожесточенное сопротивление, Юлий Север стал избегать открытых сражений и применил тактику выжженной земли. Страна подверглась страшному опустошению: крепости были разрушены, деревни уничтожены, население частью перебито, частью продано в рабство. По свидетельству Диона Кассия, римляне разгромили пятьдесят укреплений и почти тысячу деревень. Погибло при этом не менее пятисот восьмидесяти тысяч человек. Еще до окончания боевых действий имперская администрация обнародовала целый свод антиеврейских законов. Под запретом оказались еврейская система судопроизводства, изучение Торы, строительство новых синагог. Таким способом римляне, похоже, пытались осуществить одну из первых в обозримой истории попыток -окончательного решения еврейского вопроса-. Но и захватчики понесли жестокие потери. Это подтверждает послание Адриана, извещающее сенат о победе в жестокой войне – в послании отсутствует обычная в подобных случаях фраза: -Если вы и дети ваши здоровы – хорошо. Я и мои легионы здоровы-. К 135 году новой эры римляне добились коренного перелома. Для этого, по талмудическим источникам, им пришлось выдержать более пятидесяти сражений. Последним оплотом евреев стал Бейтар – крепость на горном хребте, высившемся над долиной Сорек. Взятие Бейтара римскими легионами произошло 9 ава 135 года. Причиной падения крепости была не слабость повстанцев, а то, что они полностью лишились продовольствия и воды. По другим данным, взятие Бейтара врагами стало следствием измены двух братьев-самаритян – Менаше и Эфраима. Сам Шимон Бар-Кохба погиб, вероятно, несколько раньше – во время одной из многочисленных вылазок бойцов. Об осаде Бейтара упоминает, в частности, ранний христианский историк Евсевий Кесарийский. -Война, – пишет он, – достигла наибольшего размаха в восемнадцатый год правления Адриана в Бетере (Бейтаре), которая была сильной крепостью недалеко от Иерусалима. Осада ее продолжалась долгое время, покуда мятежники не погибли от голода и жажды, а зачинщик этого безумия получил заслуженное наказание-. В том же 135 году они казнили и рабби Акиву. После падения Бейтара несколько уцелевших еврейских отрядов скрывались в горных пещерах и продолжали неравную борьбу. Наиболее крупным был отряд, воевавший близ Тивериадского озера и возглавлявшийся некими братьями из Кефар-Харубе. Но римляне методически истребляли и истребили последних повстанцев. Однако еще до окончания боевых действий имперская администрация обнародовала целый свод анти-еврейских законов. Под запретом оказались еврейская система судопроизводства, изучение Торы, строительство новых синагог. После подавления восстания множество евреев продали в рабство на невольничьих рынках Хеврона и Газы. Тех, кого не удавалось продать в Эрец-Исраэль, отправляли в Египет. Значительная часть этих людей погибла от голода или в результате кораблекрушений. Страна обезлюдела. Началась эпоха галута – изгнания и скитаний

:

155, 31 июля — (15 Ава 3915) В этот день (или 30 июля) император Антоний Пий разрешил похоронить участников восстания Бар Кохбы, погибших при падении города-крепости Бейтар во времена правления его предшественника Адриана. Останки воинов и мудрецов Торы на протяжении 20 лет были привязаны к шестам, расположенным вокруг города, для устрашения тех, кто помышляет о сопротивлении римским властям. В Риме никогда не отменяли постановления предыдущих императоров, и это событие было воспринято как чудо, указывающее на то, что в ближайшем будущем прекратятся жестокие преследования и пролитие невинной крови, а также будут отменены законы, запрещающие соблюдать субботу и обрезание. Мудрецы Торы в связи с этим событием ввели особое благословение и включили его в молитву благодарности, произносимую после трапезы. Переводчик дат источник

Метки:

388, 1 августа — (или 2 августа) (12 Ава 4148) Разрушена синагога города Каллиникум (Месопотамия). Народом руководили местные священники во главе с епископом. Когда Император Византии Феодосий Великий приказал восстановить синагогу за счет бунтовщиков, в том числе епископа, против активно выступил Амвросий, занимавший в тот момент пост епископа Милана. После смерти в 397 году Амвросий признан святым.

Метки:

425, 9 июля — (7 Ава 4185) Префект Галии Аматиус запретил евреям и язычникам заниматься юриспруденцией и находиться на государственной службе, чтобы христиане не попадали от них в зависимость.

Метки:

499, 1 декабря — (13 Кислева 4260) Умер Равина Второй (Равина бар рав Хуна), вавилонский раввин. В 474 г. стал во главе академии (Иешивы) в Суре, когда в Вавилонии происходили гонения на евреев. Равина внес важный вклад в окончательное редактирование Вавилонского Талмуда. Равина II и Рав Аши были теми, кто завершили редакцию Вавилонского Талмуда. Со смертью Равины II кончается эпоха амораев и начинается эпоха савораев. Часть савораев была учениками Равины II.

Метки:

501, 23 июля — (22 Ава 4261) Землетрясение в Средиземном море у берегов Эрец-Исраэль. Частично разрушен Акко. Иерусалиму нанесен ущерб.

:

502, 15 августа — (25 Ава 4262) Землетрясение в Израиле силой 5-6 баллов по шкале Рихтера. Разрушены города Акко и Никополис (Латрун). [По - Д.Амиран, «Кадманиот» (Древности) №111]

:

802, 20 июля — (17 Ава 4562) В Ахен, столицу империи Каролингов, евреем Исааком доставлен слон - подарок правителя Багдада Харуна ар-Рашида императору Карлу Великому. "В 797 году король Карл снарядил посольство к халифу Багдада. В состав посольства вошли доверенные лица Лантфрид и Зигимунд, а также еврей Исаак (видимо, толмач). Цель, поставленная перед посольством, официально была сформулирована вполне ясно: достать и привезти слона... Когда после коронации, весной 801 года, император возвращался из Рима на родину, его близ Верчелли нагнали восточные послы. Они сообщили Карлу, что еврей Исаак, отправленный четыре года назад к Харуну ар-Рашиду, благополучно возвращается с многочисленными подарками и со слоном. Исаак, однако, задержался в Северной Африке, ибо у местных правителей не оказалось достаточных транспортных средств. Карл незамедлительно послал своего канцлера Эрканбальда в Лигурию, дабы тот подготовил корабль для доставки заморского гостя. Исаак с грузом прибыл в Порто-Венере в октябре 801 года. Оттуда он двинулся на север, но в связи с приближающимися холодами не рискнул переправлять слона через Альпы и зазимовал в Верчелли. Очевидно, путешествие через горные перевалы оказалось не из легких, ибо в Ахен слон был доставлен только 20 июля 802 года. Разумеется, он произвел фурор и затмил все другие подарки. О нем сообщили все местные летописи, в том числе даже такие, которые славились своей лаконичностью. 802 год для франкского государства можно смело назвать «годом Слона», ибо гость из далекой Индии вытеснил все другие события, сколь бы важными они ни были" (Анатолий Левандовский » "Франкская империя Карла Великого")

:

1038, 28 марта — (20 Нисана 4798) В возрасте 69 лет умер Хай бен Шрира, гаон из Пумбедиты, сын гаона Шриры бен Ханины, галахист, один из наиболее видных религиозных лидеров своего времени. Подробнее

О молодости Хая бен Шриры нет сведений. В 986 г. он стал главой бет-дина академии Пумбедиты. Его деятельность на этом посту оказала влияние на характер научных занятий в академии и на ее общую ориентацию. Согласно некоторым источникам, Хай бен Шрира был среди авторов «Послания рава Шриры». Некоторое время спустя после освобождения из тюрьмы, куда он вместе с отцом был заключен по ложному обвинению, Хай бен Шрира стал еще при жизни отца гаоном Пумбедиты и занимал этот пост на протяжении 40 лет (998–1038). В руководимую им академию Пумбедиты прибывали ученики из Византии и христианских стран Западной Европы, а его связи с Испанией и, в частности, его влияние на Шмуэля ха-Нагида хорошо известны. Помимо широкой раввинистической образованности раввин Хай бен Шрира обладал хорошим знанием персидского и арабского языка и арабской литературы. Он допускал обучение детей арабскому языку и арифметике, но возражал против изучения философии и даже критиковал своего тестя Шмуэля бен Хофни (умер в 1013 г.) и «подобных ему, кто увлекается чтением книг, написанных неевреями». Хаю бен Шрире принадлежит центральное место в истории развития Галахи. Последующие поколения ученых видели в нем высший авторитет. Аврахам Ибн Дауд писал, что Хай бен Шрира «более, чем кто-либо другой, способствовал распространению Торы в народе Израиля... как на востоке, так и на западе... Никто из предшественников Хая бен Шриры не может сравниться с ним». О влиянии Хая бен Шриры и об объеме его респонсов, галахических решений и комментариев свидетельствует тот факт, что около трети всех сохранившихся гаонских респонсов принадлежит ему (некоторые — совместно с отцом). В своих сочинениях Хай бен Шрира детально сформулировал свой подход к принципам веры и требованиям, которым должны удовлетворять лидеры еврейской общины. В пиютах Хая бен Шриры нашло выражение чувство горечи от жизни в изгнании. Хай бен Шрира верил, что тот, кто изучает мистическую литературу в состоянии святости и чистоты, способен подняться в мир ангелов. Он резко выступал против каких бы то ни было проявлений антропоморфизма и полагал, что антропоморфические места в Аггаде следует интерпретировать метафорически. Хай бен Шрира уделял особое внимание обязанности даяна направлять и убеждать народ. Он проявлял терпимость к местным литургическим традициям, хотя возражал против поисков причин их возникновения. Из произведений Хая бен Шриры сохранились: фрагменты арабского оригинала «Китаб ал-Айман» («Книга клятв») и анонимный перевод на иврит всего сочинения; фрагменты арабского оригинала «Китаб ал-Шрира ва-ал-Байе» («Трактат о коммерческих сделках») и ивритский перевод всей книги, сделанный Ицхаком ал-Баргелони; ивритский оригинал «Сефер ха-штарот» («Книга документов»), содержащий тексты таких документов, как ктубба, гет и других; фрагменты комментариев на ряд трактатов Вавилонского Талмуда. Принадлежность некоторых других сохранившихся под его именем сочинений спорна. Хаю бен Шрира приписывается авторство около 25 поэтических произведений — слихот и пиютов, а также дидактической поэмы о законах и этикете и од, сложенных в честь его современников.

 

Метки:

1044, 5 июля — (7 Ава 4804) Погиб единственный в истории европейский король-еврей(????)Самуил Аба (Шамуэл Аба, венг. Aba Samuel). Был женат на сестре короля Венгрии Иштвана I Святого. В 1041 г. стал во главе недовольных, восставших против короля Петра Орсеоло, преемника умершего Иштвана. После изгнания последнего был коронован и стал новым королём. Однако вскоре против него образовалась могущественная партия, домогавшаяся возвращения короля Петра. Так как Аба не выполнил условий мира, заключённого с императором Генрихом III, то последний вместе с изгнанным королём Петром вторгся в Венгрию в 1044 г. и разбил войско Абы при Дьёре. Побеждённый Самуил Аба был схвачен и обезглавлен.

: