553 — события (0-25 из 29)

553, 12 февраля — (12 Адара 4313) Византийский император Юстиниан в новелле №146 (то есть изменении действующего закона по конкретному вопросу), отменил обязательность чтения Пятикнижия на иврите со свитка Торы: чтения могут быть на латыни, на греческом и на любом другом языке. Вместе с тем эта новелла запрещает толкование Библии при помощи Мишны, которая, как утверждает новелла, не имеет Божественного происхождения и способна лишь ввести верующих в заблуждение. Раввинские интерпретации укореняют ошибочные убеждения, в частности, неверие в существование ангелов и Страшного суда. Будучи верховным арбитром в вопросах христианской ортодоксии, византийский император Юстиниан I считал себя верховным арбитром также и в вопросах иудаизма, который был единственной легальной нехристианской религией в империи.

Метки:

1553, 9 сентября — (1 Тишри 5314) В Риме сожжение талмуда и других аггадических сочинений. Произошло это по указу папы Юлиана III, которому поступил донос от трех отступников, из коих одного звали Соломон Романо (он приходился внуком знаменитому грамматику Элияу Левите), будто бы Талмуд содержит оскорбления христианской религии. Следствием доноса стал эдикт папы от 12 сентября с предложением всем владетельным особам, епископам и инквизиторам повсюду конфисковать и сжигать Талмуд, как Иерусалимский, так и Вавилонский, евреев заставлять выдавать таковые книги, а христианам запретить, под страхом отлучения, читать эти книги или просто держать их у себя или даже помогать евреям советом или делом при переписке или печатании оных.

Метки:

1553, 12 сентября — (4 Тишри 5314) Эдикт папы Юлиана III с предложением всем владетельным особам, епископам и инквизиторам повсюду конфисковать и сжигать Талмуд, как Иерусалимский, так и Вавилонский, евреев заставлять выдавать таковые книги, а христианам запретить, под страхом отлучения, читать эти книги или просто держать их у себя или даже помогать евреям советом или делом при переписке или печатании оных. Эдикт стал следствием доноса от трех отступников, из коих одного звали Соломон Романо (он приходился внуком знаменитому грамматику Элияу Левите), будто бы Талмуд содержит оскорбления христианской религии.

Метки:

1771, 19 июня — (7 Таммуза 5531) В Берлине, тогдашней столице Пруссии, в семье Левина Маркуса (Лейб Коэн) и Хаи Левин Маркус родилась Рахиль Левин-Фарнхаген, первая еврейская женщина, сумевшая стать важной интеллектуальной и политической фигурой в Центральной Европе конца XVIII века. Она была настолько знаменита, что период культурного расцвета Берлина – вплоть до разгрома Пруссии Наполеоном в 1806 году – часто называли ее именем, Rahelzeit, то есть «эпохой Рахиль». Подробнее

Дом Рахиль стал местом встреч известнейших немецких интеллектуалов – здесь бывали Шлегель и Шеллинг, Александр и Вильгельм фон Гумбольдты, Барон Брукман и Ламотт-Фуке. В числе посетителей салона также были знаменитые писатели-романтики – Тик, Брентано, Шамиссо, известные аристократы – например, прусский принц Фердинанд – и многие другие. Рахиль состояла в переписке с Гете, которого боготворила, и дружила с Генрихом Гейне. Была она очень дружна и с дочерями Мозеса Мендельсона, «отца» еврейского Просвещения, а также с Генриеттой Хертц, с которой впоследствии вращалась в одном интеллектуальном кругу.

Биография Рахили и ее эпистолярное наследие – 1600 писем и документов – представляют собой неисчерпаемый материал для исследователей. Ее жизнь, с одной стороны, свидетельствует о беспрецедентных возможностях, ненадолго открывшихся для еврейских женщин в конце XVIII века. Но была и другая сторона ее жизни, трагичная. Несмотря на все свои способности и амбиции, Рахиль до самого конца своей жизни оставалась непонятой и чужой в немецкой культуре. Осталась она и маргинальной фигурой для еврейской истории. Детство Рахель было безрадостным – отец, богатый ювелир, был деспотичным человеком с несгибаемой волей. Рахиль была старшей дочерью в семье, в которой было еще четверо детей: Маркус Роберт Торнов (Мордехай Левин), будущий банкир, Людвиг Роберт (Липман Левин), будущий писатель, Роза Ассер и Морис Роберт Торнов (Меир Левин), будущие коммерсанты. В ее семье соблюдались все еврейские традиции, а вот знакомства с немецкой культурой практически не было. Долгие годы Рахиль владела только идишем и ивритом. Но вскоре она легко исправила это – сама выучила немецкий язык, да так, что начала писать на нем прозу. О том, какими недюжинными способностями обладала Рахиль, говорит тот факт, что женщина, которая до своей поздней юности вообще не знала немецкого, стала центром немецкой интеллектуальной жизни.

С самой ранней молодости Рахиль относилась к своему еврейству, как к тяжелому бремени, которое ее тяготило и казалось наказанием. Классовые различия в самом еврейском обществе тогда были настолько сильны, что одним из самых ранних впечатлений Рахили от еврейства была ее поездка к дальним родственникам в Бреслау. Рахиль писала, что принимали ее, как «великого Султана при входе в гарем»: «воспоминания об этом до сих пор вызывают горячий стыд».

Она неоднократно пыталась вырваться из своей среды с помощью брака. В 1795 году она объявила о помолвке с графом Карлом фон Финкенштейном. Однако помолвка была разорвана, и все последующие попытки выйти замуж долго ни к чему не приводили. Дело осложнялось тем, что сама Рахиль считала себя крайне непривлекательной. И это было абсолютной неправдой. Она была прехорошенькой – матовая кожа, большие черные глаза, вьющиеся волосы. Но главное, что ценили в ней окружающие, – это, конечно, ее живой ум, образованность и умение слышать. Многие ее современники отмечали, что разговаривать с ней было сплошным удовольствием: она слушала, где-то соглашалась, где-то деликатно отстаивала свою точку зрения и спорила. В общем, Рахиль прекрасно усвоила библейскую мудрость: «Изо всех сил своих учитесь понимать».

К счастью, в своем уме Рахиль сомневалась куда как меньше, чем в социальном положении и внешности. Вот почему, потерпев несколько неудач в попытках выйти замуж, она организовала в мансарде родительского дома литературный салон. Берлин на тот момент был провинциальным городом, в котором даже не было собственного университета, поэтому салоны и кружки играли очень важную роль в интеллектуальной жизни. Салоны были чем-то сродни университетам. И вскоре «лучшим университетом» был признан салон Рахиль. Он был построен на идее равенства, в него были одинаково вхожи и евреи, и неевреи, и протестанты, и католики, и аристократы, и люди более низкого социального происхождения. Все это имело второстепенное значение – пропуском в салон были талант и интеллектуальные способности.

Рахиль пыталась создать «полунейтральные» сообщества, где этническая принадлежность не имела бы значения. Поскольку евреи в Европе не были приняты в высшем свете и обществе, подобные попытки интеграции идеологами еврейского Просвещения расценивались весьма положительно. Например, Мозес Мендельсон называл такие собрания собраниями «немецких сократов». Однако ни Просвещение, ни эмансипация так и не дали иудаизму равенства с католицизмом или лютеранством. Скорее наоборот – по словам историка современного антисемитизма Рабби Артура Хертцеберга, именно эпоха Просвещения положила начало расцвету европейского антисемитизма. В качестве примера Хертцеберг приводит Вольтера, который, хотя и призывал к терпимости в отношении евреев, тем не менее выступал против их «невежества и предрассудков»: «Все же мы находим в евреях только невежественных варваров, которых изначально объединяет их отвратительная жадность, предрассудки и непримиримая ненависть к тем людям, которые так радеют об их благе и терпят их».

Как ни печально, но в своем салоне Рахиль делала все, чтобы уйти от еврейской темы. И тем самым, конечно, предоставляла благодатную почву для развития и укрепления еврейского комплекса неполноценности. Например, завсегдатаи салона никогда не обсуждали еврейских мудрецов и философов – имена Маймонида или Иегуды Леви не могли быть упомянуты в контексте бесед о Лессинге, Канте или Гете. И это при том, что Рахиль выросла в традиционном доме – она не могла не знать великих имен, которые евреи дали мировой философии и культуре задолго до появления Канта или Гете. Встреча двух культур, начавшаяся с благородных принципов Просвещения в конце XVIII века, так и не привела к конструктивному диалогу еврейского мира с немецким.

И даже несмотря на полное отречение от еврейской темы для большинства людей, в том числе для многих гостей ее салона, Рахиль оставалась в первую очередь еврейкой – человеком, явно или скрыто всеми презираемым. Несмотря на огромный успех салона, Рахиль так до конца и не смогла избавиться от презрительного отношения к себе. Ей пришлось пережить многочисленные предательства – например, после 1806 года ее бывшие поклонники, писатели-романтики Арним и Брентано, основали свои собственные салоны, куда ни для Рахили, ни для других евреев входа не было.

На тот же 1806 год пришлась и смерть отца Рахили. После этого трагичного для всей семьи события Рахиль покинула Пруссию и жила в Париже, Франкфурте-на-Майне, Гамбурге, Праге, Дрездене. Это время было очень тяжелым для Германии, вовлеченной в наполеоновские войны – по всей стране организовывались секретные общества, целью которых было свержение тирании Наполеона, в одном из таких обществ Рахиль принимала активное участие. В 1814 году, после нескольких лет скитаний и лишений, Рахиль вышла замуж за Карла Августа Фарнхагена фон Энсе, человека на 14 лет моложе ее. Для этого она перешла в протестантство и приняла новое имя – Фредерика Антония. Церемония крещения произошла в доме ее брата, который впоследствии также крестился. Замужество не дало ей собственного статуса, но явилось социальным минимумом – ее терпели как жену Фарнхагена.

Замужество дало вторую жизнь ее блистательному салону. Теперь салон располагался не на мансарде, а в одном из богатейших домов Берлина. По словам современников, здесь «говорилось обо всем, что волновало умы в области искусства и литературы». Сюда же впервые пришел молодой Генрих Гейне. Впоследствии он будет говорить, что никто не понимал его так глубоко, как Рахиль, и посвятит ей книгу «Возвращение домой». Ассимиляция Рахили и переход в христианство часто воспринимаются как предательство ее родной веры и среды. Но на самом деле Рахиль всегда выказывала живой интерес и участие в жизни своих соплеменников, пытаясь и делом, и словом улучшить их положение. Даже в завещании Рахиль прописала отправить крупную сумму на нужды еврейской общины Берлина. Последние ее слова: «Я, беглянка из Египта и Палестины, нашла надежду и любовь в своем народе» – принято считать свидетельством о возвращении в лоно еврейского народа, полным искуплением ее «предательства».

В конце 20-х годов XX века фигура Рахили привлекла внимание всемирно известного философа еврейского происхождения, Ханны Арендт, которая даже посвятила ей книгу – «Рахиль Фарнхаген – жизнь еврейки». Арендт считала Рахиль очень значимой исторической фигурой и даже в какой-то степени идентифицировала себя с ней: «Рахиль является моим самым близким другом, несмотря на то, что она умерла более чем за сто лет до моего рождения». Можно сказать без преувеличения, что впервые эволюция немецко-еврейской истории, приведшей к Катастрофе мирового еврейства, начала изучаться Арендт именно на примере жизни Рахили Левин-Фарнхаген.

Книга «Рахиль Фарнхаген – жизнь еврейки» была начата в 1933-м и опубликована уже в США в 1958 году. Именно в этой книге Арендт ввела в обиход понятие «парии (то есть отверженного. – Прим. ред.), осознающего себя таковым». Парвеню – человек, прорвавшийся в аристократические круги отказывающийся от своего простецкого прошлого, воплощает для Арендт наиболее неприятные черты еврейства. По ее мнению, позиция парвеню опирается на сознательную утрату памяти. Тем самым «парвеню выпадает из истории, к которой он был приписан от рождения».

При этом важно понимать, что по мнению Арендт, Рахиль – пария-парвеню. То есть, с одной стороны, выскочка, изо всех сил пытающаяся перепрыгнуть через социальные барьеры и занять неподобающее ей по рождению место. Но с другой стороны – и пария, «отверженная», так как она трезво осознает тщетность этих попыток. Вот почему выводом Ханны Арендт о Рахили является тезис, что еврейства не избежать: несмотря на все попытки порвать с еврейством, Рахиль так и не смогла выйти за его пределы. И не ее вина, что ее литературный салон – эта миниатюрная утопия, основанная на идеале просвещенного человечества, в которой не существовало ни этнических, ни классовых, ни гендерных преград, была эфемерна и просуществовала так недолго. Со смертью Рахили период становления немецко-еврейского интеллектуала закончился источник

 

Метки:

1772, 19 апреля — (16 Нисана 5532) В Лондоне в семье сефардских евреев, прибывших из Голландии, родился знаменитый учёный-экономист Давид Рикардо

Отец Давида сделал состояние на фондовой бирже в Лондоне. С четырнадцати лет мальчик работал в конторе своего отца на Лондонской бирже. Занимался операциями с ценными бумагами, к 1814 накопил значительное состояние, позволившее ему заняться тем, что его интересовало, а именно наукой — математикой, химией и геологией. 1799 Рикардо прочел книгу А.Смита "Богатство народов" и у него пробудился интерес к экономике как теоретической дисциплине. Рикардо написал ряд памфлетов — "Высокая цена золота, доказательство обесценения банкнот" (The High Price of Bullion, a Proof of the Depreciation of Bank Notes, 1810), и "Предложения по экономичной и надежной валюте" (Proposals for an Economical and Secure Currency, 1816). В 1817 в свет вышел главный труд Рикардо — "Начала политической экономии и налогообложения" (Principles of Political Economy and Taxation, 1817), в котором он использовал некоторые идеи Смита. Рикардо принадлежит первая четкая формулировка количественной теории денег, разработка теория ренты, трудовой теории стоимости (положенной впоследствии в основу теории прибавочной стоимости К.Маркса), заработной платы, исследование процессов движения товаров и денег, а также системы налогообложения. В 1819 Рикардо окончательно ушел из бизнеса, посвятив себя политике, и стал членом парламента от Портарлингтона. Среди близких друзей Рикардо были Джеймс Милль, Иеремия Бентам, Томас Мальтус. Его фритредерские идеи повлияли на Генри Джорджа, Джона Стюарта Милля и способствовали снижению влияния физиократов.Умер Рикардо в Гатком-парке (графство Глостершир) 11 сентября 1823.

 .

Метки:

1772, 4 апреля — (1 Нисана 5532) Родился раввин Нахман из Брацлава - основатель брацлавского (бресловского) хасидизма. Умер 6 октября 1810 года в Умани.

Метки:

1772, 5 августа — (6 Ава 5532) Первый раздел Польши. России перешла Латвия и восточная часть Белоруссии с городами Полоцком, Витебском, Могилёвом, Гомелем, в России оказалось около 200000 евреев.

Метки:

1772, 11 августа — (12 Ава 5532) Екатерина Вторая, императрица России, предоставила евреям присоединенных территорий Польши определенные права гражданства. В официальном плакате провозглашалось: “Еврейские общества, жительствующие в присоединенных к Империи Российской городах и землях, будут оставлены и сохранены при всех тех свободах, коими они ныне в рассуждении закона и имуществ своих пользуются”.

Метки:

1772, 11 сентября — (13 Элула 5532) По первому разделу Польши Галиция, а вместе с ней 171851 жившие там евреи, перешла под власть Австро-Венгрии.

Метки:

1772, 15 декабря — (19 Кислева 5533) - на 72 (или 78) году жизни умер Дов-Бер из Межирича (Магид из Межирича) — второй лидер хасидского движения. Наследник раввина Баала Шем-Това.

Метки:

1773, 8 марта — (13 Адара 5533) По указу правительницы Австрии империатрицы Марии-Терезии евреям Галиции запрещено вступать в брак без разрешения местных чиновников.

Метки:

1773, 23 мая — (1 Сивана 5533) В Португалии законодательно отменены все правовые ограничения, связанные с этническим происхождением новых и старых христиан. Подробнее

В середине 16 в. в Португалии (как и в Испании) был принят принцип чистоты происхождения, фактически превративший новых христиан в граждан второго сорта: им запрещалось занимать многие государственные и церковные должности, проживать в некоторых городах, вступать в религиозные братства и рыцарские ордена. Продолжались нападения черни на новых христиан: погромы произошли в городах Брага, Гуарда, Визеу, Миранда-ду-Дору, Сантарен (дважды), Транкозу и других. В 1557 г. король Себастьян I запретил новым христианам выезд из страны, однако по уплате ими 250 тыс. дукатов (1,7 млн. крузадо) отменил свой запрет. Легальная эмиграция вновь прекратилась с присоединением Португалии к Испании в 1581 г., однако многим марранам, чье положение значительно ухудшилось, по-прежнему удавалось покидать страну, в частности, под видом паломничества в Рим. В 1601 г. король Филипп III дал новым христианам Португалии разрешение на эмиграцию с вывозом имущества, а в 1603 г. на них распространилось право на выезд, купленное за 200 тыс. дукатов группой новых христиан, переселившихся в Испанию. Еще одна попытка приостановить эмиграцию новых христиан была предпринята в 1604 г. В 1620 г. в королевском совете Испании обсуждалось предложение о высылке новых христиан в Африку. После восстановления независимости Португалии (1640) новые христиане (марраны) по-прежнему подвергались дискриминации и преследованиям. Лишь в 1768 г. по инициативе министра (фактического правителя государства) маркиза де Помбала были уничтожены списки новых христиан.

 

Метки:

1773, 28 июня — (7 Таммуза 5533) Ещё один указ Императрицы Австрии-Венгрии, подтверждающий запрет евреям Галиции вступать в брак без разрешения властей.

Метки:

1774, 26 апреля — (15 Ияра 5534) Умер Моисей Линдо (Moses Lindo) - один из богатейших плантаторов Южной Каролины. Специализировался на выращивании индиго и создании на основе этого растения краски. Был крупным специалистом в деле производства и применения краски индиго. В 1762 году назначен на пост эксперта и генерал-инспектора производства краски индиго, красителей и лекарств Южной Каролины, поддерживал тесные отношения с Эмануэлем Мендесом да Костой - библиотекарем Королевского общества и одним из выдающихся естествоиспытателей своего времени.

Метки:

1775, 22 января — (21 Швата 5535) Изгнание евреев из Варшавы. Вообще-то жить им там не разрешалось, но визиты по делам Сеймовая конституция дозволяла, мотивируя "общею пользою и ослаблением дороговизны товаров". Образовался даже посёлок, т. н. Новый Иерусалим, где евреи селились для временного пребывания в городе. Но в конце концов их "попросили" и оттуда, квартиры разорили, товары конфисковали и продали

Метки:

1775, 11 января — (19 тевета 5536) Впервые в США еврей - Фрэнсис Сальвадор - был избиран на государственную должность. Это произошло в штате Южная Каролина.

Метки:

1775, 20 апреля — (20 Нисана 5535) Обнародован ЭДИКТ О ЕВРЕЯХ

Собранный из разных канонов и булл, весь змеиный яд римского католицизма сосредоточился в 44 параграфах этой -конституции гетто-. Евреям нельзя жить вне гетто; днём они могут выходить по своим делам в город, но ночевать там строго запрещается, под опасением штрафа и телесного наказания. Привратники у ворот еврейского кватрала не смеют пропускать туда никого и выпускать оттуда после часа ночи. Вне стен гетто не должно быть еврейских магазинов; только в редких случаях разрешаетс открывать торговлю вне гетто, неподалёку от него. В дачных окрестностях города евреям нельзя жить ни под каким предлогом, даже для того, чтобы подышать чистым воздухом. Еврею нельзя ездить по Риму в карете. Евреи обоего пола обязаны носить постоянно и повсюду, в гетто и вне его, -знак желтого цвета, для отличия от других-; мужчины пришивают этот жёлтый кусок материи к своим шапкам, а женщины носят его на головном уборе, причём тем и другим запрещено накрывать этот знак шалью или повязкой; еврей же, выходящий из дому в обычной, а не -форменной- фуражке, должен носить её в руках и ходить с непокрытой головой; за нарушение сих законов установлены строжайшие кары, -по усмотрению-. Евреям запрещается: продавать христианам мясо и молоко, давать им пасхальный хлеб (мацу), нанимать их в слуги и кормилицы, приглашать повивальную бабку из христиан, вводить христиан в свои синагоги, есть, пить и играть с ними, даже беседовать с ними в домах, трактирах и на улицах, - под страхом телесных наказаний и штрафов для обеих сторон. Особенно охранялись от -тлетворного- влияния обитателей гетто их несчастные братья, сёстры и дети, попавшие в сети католических миссионеров и содержавшиеся, как в тюрьме, в -доме катехуменов- (приготовляемых к крещению). Никому из евреев не разрешалось приближаться к домам катехуменов и к церкви Благовещения св. Марии в Риме, под опасением штрафа в 300 скуди, ссылки на галеры -и прочих телесных наказаний, по усмотрению-. Вздёргивание на -столб для пыток- грозило всякому еврею, приютившего у себя беглого катехумена или неофита из своих соплеменников. За склонение же их к иудейству виновный подвергался тюремному заключению, конфискации имущества или ссылке на галерные работы. Узда наложена и на интимнейшую духовную жизнь еврея. Восемь яростных параграфов направлены против -безбожных, осуждённых талмудических, каббалистических и прочих книг, полных заблуждений и хулы против таинств христианства-. Такие книги то есть все еврейские книги, кроме молитвенников и Библии запрещается евреям держать у себя, читать, продавать, дарить, и так далее. Еврей не вправе ввозить, покупать или принять в дар какую бы то ни было книгу на еврейском языке, не отдав её предварительно на цензуру Pater Maestro апостолического двора в Риме, епископам и инквизиторам в других местах, под страхом семилетнего заключения в тюрьме. Издевательством над священнейшими чувствами человека является запрещение евреям хоронить своих мертвецов с церемониями, чтением псалмов и зажженными свечами, ставить надгробные памятники на могилах своих покойников и помещать там надписи. Новые синагоги в гетто строить нельзя, но и ремонтировать старые запрещено. В христианские праздничные дни жители гетто могут работать в своих домах лишь при закрытых дверях. Раввин не имеет права носить костюм, присвоенный духовенству, а должен одеваться, как мирянин. Раввины обязаны принимать меры, чтобы на проповедях католических миссионеров присутствовало установленное число евреев, ибо -проповедь наилучшее средство для обращения евреев-. В заключение, папа повелевел настоящий Эдикт о евреях, для лучшего ознакомления с ним, расклеить на улицах и площадях Рима и в синагогах гетто. 20 апреля 1775 года это приказание было исполнено и жители Рима толпились вокруг громадных плакатов, заключавших параграфы папской -конституции для евреев-.

(Editto sopra gli Ebrei) папы Пия VI.

Метки:

1775, 16 июня — (18 Сивана 5535) Родился знаменитый американский еврейский филантроп Иуда Туро

Сын хаззана синагоги «Иешу‘ат-Исраэль» Айзека (Ицхака) Туро (умер в 1783 г.). В результате войны за освобождение колоний семья ушла с англичанами в Нью-Йорк, а в 1782 г. на Ямайку. После смерти мужа мать Туро с четырьмя детьми поселилась в Бостоне у брата, богатого коммерсанта, со временем привлекшего племянника к своей деятельности. В 1801 г. Туро переселился в Новый Орлеан. Порт, находившийся в то время в руках испанцев, был вскоре передан Франции и в дальнейшем продан ею США. Население города быстро росло, торговля развивалась, и дела Туро процветали. В 1815 г. Туро как доброволец участвовал в сражении под Новым Орлеаном и был серьезно ранен. Жизнь Туро спас Р. Шеперд, коммерсант, ставший впоследствии его душеприказчиком. В этот период Туро не интересовался еврейством и общественной деятельностью и замкнулся в кругу немногих близких друзей (его дела, однако, продолжали процветать: он удачно покупал недвижимость, не занимался биржевыми спекуляциями и вел очень скромный образ жизни). Из состояния равнодушия Туро вывел Г. Курсхедт (Керсхид), прибывший в Новый Орлеан в 1839 или 1840 гг. и основавший еврейскую общину Нефуцот-Иехуда. Туро, ранее дававший еврейским учреждениям лишь умеренные пожертвования, приобрел старую Епископальную церковь и передал ее общине Курсхедта. Согласно завещанию Туро, большие суммы оставались еврейским общинам Нового Орлеана, еврейской больнице, основанной им и получившей впоследствии его имя, синагоге Ньюпорта, нуждающимся евреям в Эрец-Исраэль (распределял средства М. Монтефиоре), а также общинам и учреждениям свыше 15 городов в США. Значительные суммы получили и нееврейские организации Нового Орлеана, Бостона и Ньюпорта. Были планы поставить памятник Туро, но этому помешала вспыхнувшая гражданская война. В 1860 году Иуда Туро воплощает в жизнь строительство Мишкенот Шаананим, первого еврейского квартала за стенами старого города в Иерусалиме. В результате активного строительства по обе стороны городских стен Иерусалима, облик города сильно меняется: популяция населения значительно увеличивается и количество евреев быстро растёт. Умер Туро в Новом Орлеане 13 января 1854 года

 .

Метки:

1775, 28 сентября — (4 Тишри 5536) Аарон Исаак, резчик по камню, стал первым евреем, которому был предоставлено право жить в Швеции. Через три года в Швеции обосновались уже 40 семей.

Метки:

1777, 18 января — (8 швата 5537) Умер Раввин Шалом Шараби, известный под именем RaShaSH. Молодым человеком иммигрировал в Эрец-Исраэль. Был быстро отмечен за благочестие и способности, особенно в области еврейской мистики, назначен деканом знаменитого учебного центра каббалы в Старом городе Иерусалима, Yeshivat га-Mekubbalim. Является автором многих работ, в основном основанных на учении великого kaббалиста, раввина Исаака Лурия. Мистические произведения Шабари изучаются kaббалистами и по сей день. Он также считается одним из главных авторитетов в традициях и обычаях йеменских евреев.

Метки:

1777, 16 сентября — (14 Элула 5537) Родился Натан Майер Ротшильд - третий из сыновей Майера Амшеля Ротшильда. Основатель английской ветви Ротшильдов. Умер в 1836 году.

Метки:

1777, 7 сентября — (5 Элула 5537) Первое восхождение хасидов в Святую Землю во главе с раввином Менахем-Мендлом из Витебска после херема Виленского гаона. Хасидским центром в Палестине стала Тверия. Подробнее

Алия большой группы хасидов из Белоруссии и Литвы в 1777 году не была первым переселением хасидов в Землю Израиля. Уже при жизни основателя хасидизма, Баал Шем Това, в разгар его деятельности между 1740-1760 годами многие хасиды из круга его соратников и учеников переезжали в Эрец Исраэль, часть из них - по его непосредственному указанию. Среди них были его зять - рабби Авраам-Гершон из Китова, рав Нахман из Городенки и многие другие. Некоторые из хасидов тщательно готовились к восхождению в Святую Землю и даже отправились в путь, но по разным причинам не достигли Эрец Исраэль. Так и не удалось попасть туда самому БеШТу. Не добрался до Земли Израиля и его ближайший ученик - рабби Яаков-Йосеф, Магид из Полонного. До 1777 года восхождение в Землю Израиля совершали только одиночки или очень небольшие группы. Многие из переселенцев относились не к кругу Баал Шема, а к движению хасидов-аскетов - его предшественников. Например, среди уехавших был ряд членов закрытого каббалистического общества "Клойз», которое существовало в первой половине 18-го века в городе Броды в Галиции. Некоторые из них, как рабби Гершон из Китова, впоследствии присоединились к учению БеШТа. Принципиальное отличие алии белорусских хасидов 1777 года от всего, что ей предшествовало, заключалось в ее массовости. На этот раз во главе переселения стояли авторитетные лидеры хасидизма. Иными были и последствия алии: хасидам удалось создать уникальную общину в Эрец Исраэль, которая просуществовала до нашего времени, несмотря на все тяготы и невзгоды, выпавшие на долю первопроходцев. Было несколько причин белорусской алии - как внешних, так и внутренних. В 1773 году умер рабби Дов-Бер из Межерича, ученик и наследник Баал Шем Това, бывший при жизни главой всех хасидов. Это привело к исчезновению централизованного руководства в хасидском движении и к созданию небольших хасидских дворов с учениками рабби Дов-Бера во главе. Кроме того, за год до смерти рабби Дов-Бера было создано и стало набирало силу движение оппозиции хасидизму - так называемых "митнагдим", которых возглавил сам Виленский Гаон - рабби Элиягу из Вильно. Это сопротивление не смогло помешать массовому распространению хасидизма на просторах Украины и Галиции, но было весьма ощутимым в Литве и Белоруссии. Ученикам рабби Дов-Бера - рабби Шнеур-Залману из Ляд, рабби Менахем-Мендлу из Витебска и рабби Аврааму а-Коэну из Калиска - приходилось особенно трудно в областях, граничащих с Литвой. Они делали попытки примириться с Виленским Гаон и даже ездили к нему, но по ряду причин ни примирение, ни встреча не состоялись. Кроме прочего, еврейские общины страдали от политических потрясений, происходивших в Польше, которую в буквальном смысле слова раздирали на части соседние государства. На территории некогда великой Речи Посполитой воцарилась анархия. Именно в это время и родилась идея переезда. Была поставлена цель - основать в Земле Израиля крупный центр хасидизма, который сможет оказывать влияние на диаспору, опираясь на святость Эрец Исраэль. Три вышеупомянутых хасидских лидера возглавили переселенцев. Однако у границ Валахии один из них, рабби Шнеур-Залман из Ляд, повернул назад - видимо, опасаясь оставлять хасидов Белоруссии и Литвы без духовного руководства в тяжелой ситуации. Переплыв Черное море на кораблях и высадившись в Кушту, хасиды пересели на другой корабль и через некоторое время оказались в Эрец Исраэль. Вся дорога, начиная от выезда из Белоруссии и до прибытия в порт Акко, заняла пять месяцев. В пятый день месяца элул более трехсот хасидов из Белоруссии ступили на Святую Землю. В конце 18-го века в Земле Израиля насчитывались считанные очаги еврейской жизни. Переселенцы не могли поселиться в Иерусалиме, так как там не было места для нового большого поселения. Такая же ситуация была и в Хевроне. Тогда хасиды из Белоруссии остановили свой выбор на поселениях Галилеи, где осело большинство переселенцев времен Баал Шем Това. Больше всего для основания нового поселения подходил город Цфат - древняя столица Каббалы, где жили и учили рабби Моше Кордоверо и великий Аризаль. Неподалеку от Цфата находилась и гора Мерон - место погребения рабби Шимона Бар Йохая, создателя книги Зогар. В то время Цфат переживал последствия мощнейшего землетрясения 1760 года, которое практически разрушило город до основания. Те немногие, кто пережил землетрясение, не могли своими силами восстановить город. Правитель области, резиденция которого находилась в Акко, был заинтересован в восстановлении города и знал, что сможет это сделать только с помощью свежих сил новых поселенцев. Он всячески поощрял намерение хасидов осесть в Цфате, освободил их от налогов, ограничил по отношению к ним власть местного правителя и бесплатно выделил целые кварталы под застройку. Разумеется, турецкий наместник делал все это не от большой любви к евреям, а понимая, что в будущем восстановленный город сможет стать источником для дополнительных доходов. Поселенцы мечтали лишь о том, чтобы спокойно жить, обрабатывать землю и изучать Тору. Их мечтам не суждено было исполниться. Тяжелая экономическая ситуация в Эрец Исраэль катастрофически отразилась на материальном положении новоприбывших, которое и так было подорвано расходами на переезд. Почти сразу же после прибытия поселенцы были вынуждены отправить посланника к собратьям в Европу с просьбой о финансовой помощи. Посланником был избран рабби Исраэль, сын рабби Переца из Полоцка. В его обязанности входила организация упорядоченного сбора и передачи денег единомышленникам в Землю Израиля. Рабби Исраэль понимал, что поселенцы Цфата не смогут продержаться долго, и потому развернул свою деятельность немедленно по прибытии в Стамбул. Он опубликовал два воззвания к евреям Турции от имени лидеров поселенцев Цфата. Общины Турции собрали для поселенцев 3000 турецких лир, которые были тут же отправлены в Цфат. Из Турции рабби Исраэль направился в Яссы, откуда весной 1778 года отослал обращение к хасидам Витебска, подробно описав в нем все события, произошедшие с переселенцами в пути и по их прибытии в Цфат. Вот как он описал условия жизни поселенцев: "Эта территория достаточно велика и позволяет прокормиться после обустройства, но переселенцы не знакомы ни с языком, ни с обычаями местного населения… У горстки богатых евреев нет возможности содержать такое количество нуждающихся… По этой причине меня и моего друга, рабби Шломо Сегаля, отправили (в путь), и с Б-жьей помощью мы снискали благосклонность наших богатых приверженцев в Стамбуле. И оказано нам было уважение, которое не было выказано ни одному посланнику до нас, и дали нам 3 тысячи лир… Поэтому, братья наши, сыны Израиля, - не нам ли с вами строить дом Г-споду нашему, и всему народу Израиля надлежит укрепиться в заселении Святой Земли. Восстаньте и пробудитесь для (исполнения) великой заповеди - поддержать многих из народа Израиля, для того, чтобы нашли они пропитание себе на Святой Земле и пробудили милосердие Всевышнего ко всему народу…" Двум первым посланникам хасидской общины Цфата удалось организовать в Белоруссии, Литве и некоторых областях Польши сбор денег для хасидов, проживающих в Галилее. После них были и другие посланники, которые ездили в Европу и возвращались со значительными пожертвованиями. В задачи посланников входил не только сбор средств, но и передача посланий от лидеров галилейской общины с описанием жизни поселенцев и наставлениями для желающих совершить алию. Общины Европы регулярно поддерживали хасидов Галилеи денежными пожертвованиями. Так установилась тесная связь между Эрец Исраэль и странами изгнания - связь, которая пробудила в сердцах многих евреев за границей любовь к Земле Израиля и желание совершить алию. Жизнь новой общины была омрачена осложнением отношений с сефардскими евреями - старожилами Цфата, а также с ашкеназами-нехасидами, которых подстрекали "митнагдим" (противники хасидизма) из Литвы. Дабы избежать конфликта, в 1781 году группа хасидов под руководством рабби Менахем-Мендла из Витебска переезжает в Тверию. Во время эпидемии чумы 1785 года оставшиеся хасиды Цфата, под руководством рабби Авраама из Калиска, переезжают в Пкиин (Верхняя Галилея) - город, не затронутый эпидемией, а откуда по прошествии некоторого времени также перебираются в Тверию. Рабби Менахем-Мендл из Витебска умер в Тверии в 1788 году. 10 лет он стоял во главе хасидской общины. На этом посту его сменил друг и соратник, рабби Авраам а-Коэн из Калиска, который возглавлял общину на протяжении следующих 22 лет и умер в 1810 году. Многие хасиды, а иногда и целые общины совершали алию и присоединялись к хасидам Галилеи. В 1794 году к общине присоединилась небольшая группа хасидов из Украины и Польши во главе с рабби Яаковом-Шимшоном из Шепетовки. Четырьмя годами позже, в 1798 году, совершил алию рабби Зеев-Вольф из Черноострова. В том же году совершил свою поездку в Землю Израиля знаменитый раввин Нахман из Бреслава. Он прибыл в Тверию в канун Рош а-Шана 1798 года. Несмотря на то, что рабби Нахман прожил в Эрец Исраэль не больше полугода, поездка оказала на него огромное влияние. Вернувшись, он уничтожил большинство своих старых записей и заявил ученикам: "Вся мудрость, которую я приобрел до поездки, ничего не стоит по сравнению с тем, что я постиг, побывав в Земле Израиля". Он же говорил: "Мое место - только Эрец-Исраэль; всюду, куда бы я ни шел - я иду только в Эрец-Исраэль". Источник

 

Метки:

1778, 13 января — (14 Тевета 5538) Родился Сэр Исаак Лион Голдсмид - общественный деятель и финансист, первый английский еврей-баронет. Со времени эмансипации католиков в Англии (1829) стал деятельно агитировать за проведение такого же закона относительно евреев; сблизившись со многими влиятельными членами партии вигов, побудил либеральную партию вписать в свою программу вопрос об эмансипации евреев, который и был поднят в палате общин Робертом Грантом. Был сторонником реформ иудаизма и в качестве такового выступал против некоторых ортодоксальных обычаев. Как финансист пользовался большою известностью; уладив в 1816 г. спорный финансовый вопрос между Португалией и Бразилией, Г. получил от португальского правительства титул барона де Пальмейра.

Метки:

1779, 10 февраля — (24 Швата 5539) После очередного изгнания в связи с "делом" Й. Оппенгеймера - (еврея Зюсса) евреи снова получили право постоянного проживания в Штутгарте - столице герцогства Вюртенбургского.

Метки:

1792, 12 ноября — (27 Хешвана 5553) Правительство Венгрии во главе с имперским палатином эрцгерцогом Иосифом во главе высказалось за улучшение правового положения евреев, что враждебно было встречено венгерской общественостью (см. 1 мая 1790 года).

Метки:

Страницы: 12