1988 — события (0-25 из 27)

1988, 25 января — (6 швата 5748) Кнессет обсуждил вопрос о нехватке рабочей силы с арабских территорий (из-за Интифады), а также ввоз рабочих из заграницы.

Метки:

1988, 18 февраля — (30 Швата 5748) На 73 году жизни умер профессор И. Невада - писатель, историк сионизма, Государства Израиль, национального движения.

Метки:

1988, 15 февраля — (27 Швата 5748) Кнессетом принят Основной закон о государственном контролере.

Метки:

1988, 7 марта — (18 Адара 5748) Теракт. Арабы захватили пассажирский автобус, вёзший работников ядерного центра в Димоне. В ходе операции по освобождению, проведённой бойцами подразделения ЯМАМ, трое заложников погибли, террористы убиты.

Метки:

1988, 23 марта — (5 Нисана 5748) Сборная Израиля по футболу обыграла сборную Тайваня 9:0. Самая крупная победа сборной.

Метки:

1988, 16 апреля — (29 Нисана 5748) Уничтожен в Тунисе Абу-Джихад - один из главарей ООП. Неизвестная группа из 30 человек около 2 часов ночи ворвалась в дом, перебила охрану, застрелила Абу-Джихада. Утром три автомобиля, на которых приехала группа, были обнаружены на морском берегу. Израиль ответственности на себя не взял (см. 17 апреля ).

Метки:

1988, 17 апреля — (30 Нисана 5748) "Это сделал Мосад (см. 16 апреля ) - заявил на пресс-конференции один из арабских журналистов - Ведь детей и жену Абу-Джихада не тронули. Так действуют только израильтяне".

Метки:

1988, 3 мая — (16 Ияра 5748) Израиль. Операция ЦАХАЛа "Закон и порядок", во время которой в деревне Майдун на Юге Ливана уничтожена база Хизбаллы. З5 боевиков были убиты. С нашей стороны погибли капитан Ц. Мизрахи (24 года), капитан запаса Б. Равид (27 лет), сержант М. Бернштейн (21 год), 17 человек ранены. Бой продолжался 2 дня.

Метки:

1988, 24 мая — (8 Сивана 5748) "Сумашедшая" игра в футбол. Стадион "Кирьят Элизер" в Хайфе. "Маккаби" (Тель-Авив) - "Ха-Поэль" (Хайфа) 12:10.

Метки:

1988, 14 июня — (29 Сиван 5748) Впервые в истории Израиля государственным контролёром назначена женщина - М. Бен-Порат.

Метки:

1988, 31 июля — (17 Ава 5748) Бригадный генерал А. Калахани

Генерал-лейтенант бундесвера стоял в окружении сопровождавших его израильских офицеров. Слева - дома друзской деревни на фоне горы Хермон. Справа, на юге, даже без бинокля можно было разглядеть развалины сирийского города Кунейтра. А внизу, в долине... нет, это невероятно! Сотни знакомых ему советских танков "Т-55" и 'Т-62", отличных танков, которыми были вооружены сирийцы. Кладбище танков, сгоревших, подбитых... Генерал-лейтенант нарушил затянувшееся молчание: - Странный вы народ, евреи. И это вы называете поражением? Да если бы мы, немцы, уничтожили столько танков в одном бою, мы бы в течение веков праздновали небывалую победу. Что бы сказал генерал, знай он, как были уничтожены эти танки, какими силами. Какими силами. Поверил бы он, что это работа одного танкового батальона, оставленного без пехоты, без поддержки артиллерии и авиации? Впрочем, и сам командир батальона, 29-летний подполковник Авигдор Кахалани, понимал, что случилось чудо, что трудно, проанализировав все происшедшее, объяснить неслыханную победу батальона только героизмом и умением его танкистов... Авигдор родился в 1944 году, в поселке Нес-Циона, в скромной религиозной семье йеменских евреев. Отца привезли годовалым младенцем из Адена в 1924 году. Мать приехала из Саны в 1932 году. Авигдор рос в традиционной обстановке почтения к родителям и к труду. Закончил ОРТ, получил специальность точного механика. В 14 лет увлекся мотоциклом. В 1962 году был призван в ЦАХАЛ. Мечтал стать летчиком, но попал в танковые войска. Отличного танкиста направили на командирские курсы. И тут - один из самых забавных парадоксов в биографии Кахалани. Авигдор рассказывал о нем с чувством юмора, в котором я расслышал незабытую обиду. Учился он хорошо. Но его отчислили, мотивируя это тем, что у Кахалани нет командирских и лидерских качеств. Попробуй опровергнуть такое утверждение! Командующий танковыми войсками добился разрешения начальника Генерального штаба направить Кахалани в школу офицеров-танкистов, хотя это категорически запрещалось, если не было аттестата об окончании командирских курсов. Авигдор стал командиром танкового взвода без офицерского звания. - Знаешь, я не носил знаков отличия. Стеснялся, - с улыбкой сказал мне как-то Авигдор. Не раз я задумывался над формулировкой: "нет командирских и лидерских качеств". Что было причиной такой формулировки? Добрые глаза красивого йеменского еврея? Врожденная деликатность? Глупость командира роты, выходца из Болгарии, отнесшегося к йеменскому еврею как к представителю "низшей расы"? Но именно командирские качества - умение быстро оценить обстановку, принять оптимальное решение и потребовать от подчиненных сделать все для выполнения этого решения, умение увлечь подчиненных за собой, за лидером, - в первую очередь поражают в Кахалани, а не его беспримерный личный героизм. К началу Шестидневной войны Кахалани уже командовал танковой ротой - 14 танков "Патон". Жена Далия была на восьмом месяце беременности. В бой Кахалани повел еще одну роту. Вторая часть батальона пошла южнее. Уже с первой минуты боя у Кахалани не было связи с командиром батальона. Потом выяснилось, что на танке комбата сбили антенну. Авигдору пришлось самостоятельно принимать решения и руководить боем половины батальона. Мужество, героизм, блестящие командирские качества - все это было. Но мне хочется обратить внимание на, казалось бы, незначительное событие, которое характеризует не просто командира Кахалани. Оно типично для представителя еврейского народа. Во время атаки Авигдор увидел египетского солдата, зарывшегося в песок и с ужасом смотревшего на стальное чудовище, несущееся на него. Еще несколько секунд, и египтянина раздавят танковые траки. Кахалани скомандовал водителю свернуть влево. Он не мог убить беспомощного человека. Танк пронесся мимо. Сзади раздалась автоматная очередь. Крышка командирского люка спасла жизнь Авигдору. Он оглянулся. Египтянин, которого он пощадил, целился в него из автомата. Все правильно. Вы думаете, этот случай изменил еврея? Во время боя за Сидон, 9 июня 1982 года, командир дивизии бригадный генерал Кахалани в своем бронетранспортере в 200 метрах за головным атакующим танком увидел, что огонь артиллерии и авиации может поразить мирных жителей. Он приказал орудиям прекратить огонь, а самолетам - вернуться на базу. Авиационный офицер связи напомнил, что самолеты не могут приземлиться с бомбовым грузом. "Пусть сбросят в море", - приказал Кахалани. И еще одно качество, природу которого я очень хорошо понимаю. "В бою, имея возможность скомандовать моим танкам идти впереди меня, я все-таки, преодолевая страх, шел первым. Мне, еврею, было страшнее предстать трусом в глазах подчиненных". Да, командир в израильской армии идет первым. У нас нет команды "Вперед!", есть команда "За мной!". Не случайно так велики потери командного состава в войнах Израиля. Недалеко от Эль-Ариша египтяне подожгли танк Авигдора. Только при третьей отчаянной попытке, когда казалось, что это уже конец, ему удалось выбраться из горящей машины. Врачи определили: обожжено 60% тела, ожоги в основном третьей степени, почти нет надежды выжить. Но он выжил. Когда с Авигдором мы сидим на полке в бане нашего клуба, я незаметно поглядываю на рубцы, уродующие его тело. Профессионалу нетрудно определить: вторая группа инвалидности по бывшим советским критериям. В Израиле нет орденов и медалей. Впрочем, это не совсем точно. Есть три медали на скромных небольших прямоугольных ленточках – жёлтой, медаль, которой награждают Героя, красной – Оз (За отвагу) и голубой – Мофет (Пример). Просто никто из награждённых никогда не носит этих медалей на груди. Медали хранятся вместе с красивым удостоверением о награждении. А за участие в войне ленточки - равные для начальника Генерального штаба и рядового писаря в тылу. И жёлтая, красная и голубая ленточки, соответствующие медалям. За героизм, проявленный в Шестидневной войне, Кахалани получил голубую ленточку - "Мофет" ("Пример"). В той же больнице, где медики боролись за жизнь Авигдора, Далия родила сына. Армия организовала в больнице "брит-милу" Дрора. Этот праздник стал для Авигдора лекарством не менее действенным, чем все усилия медиков. Вместе с сыном Кахалани учился сидеть, стоять, ходить. Его выписали из больницы с профилем 31 % - тяжелый инвалид. О службе в боевой части не могло быть и речи. Кахалани руководил курсом огневой подготовки в танковой школе и упорно думал об осуществлении давней мечты - о прыжках с парашютом. Командир школы считал его сумасшедшим. Командующий танковыми войсками предупредил командира школы: запретить Кахалани делать глупости. Кахалани впервые в жизни пошел на подлог - переделал профиль с 31 % на 97%, то есть абсолютно здоров, может служить в десантных войсках. Два врача комиссовали Кахалани и заключили: о прыжках не может быть и речи. Но доктор Каплан, который двенадцать раз оперировал Авигдора, в свое время сказал ему: 'Ты не относишься к категории людей, которым говорят, что можно, а чего нельзя. Нет для тебя лучшего врача, чем ты сам. Сам и решай". И Кахалани решил. Пять прыжков должен совершить израильский солдат, чтобы получить "крылышки" парашютиста. Кахалани прыгнул одиннадцать раз. Годичные командные и штабные курсы - военная академия. Как обычно, Кахалани использует каждую минуту учения, чем завидно отличается от некоторых других слушателей - от капитана до подполковника. После окончания курсов Кахалани командовал танковым батальоном резервистов, а потом был назначен заместителем командира 77-го танкового батальона 7-го танкового полка. Вскоре он стал командиром этого батальона, дислоцированного в Синае. К 28-летию Авигдора Далия подарила ему дочку Вардит. Празднование Нового года (в это время Авигдор пришел на свадьбу брата Эммануэля) было прервано звонком командира полка, приказавшего немедленно прибыть на Голанские высоты, куда был передислоцирован батальон. Подполковник Кахалани поехал на новое место в новый полк, в который влился батальон. Только через несколько дней, уже за считанные часы до начала Войны Судного дня, 7-й полк прибудет на Голанские высоты. А пока танки на Синае законсервировали, личный состав на самолетах перебросили на север и укомплектовали им временно взятые со склада только 22 танка "Центурион" со 105-миллиметровой израильской пушкой. Кахалани со своими офицерами использовал каждую минуту для рекогносцировки местности и изучения обстановки. А обстановка была малоутешительной. Оборону всей израильско-сирийской границы обеспечивали 12 бункеров. В каждом бункере гарнизон из 12-16 бойцов. Примерно 165 пехотинцев, поддержанных двумя неполными танковыми полками, должны были сдержать возможное наступление сирийцев! Немыслимо! Это очерк о Герое, а не о преступном поведении правительства Меир-Даяна, стоившем народу Израиля стольких жертв. Но и сейчас Кахалани рассказывает о первых днях Войны Судного дня с чувством неутихшей боли. Граница между Израилем и Сирией - обычный сетчатый забор. На некоторых участках - противотанковые рвы и минные поля. А чего стоят противотанковые препятствия, не охраняемые огнем пехоты и артиллерии? Сетчатый забор... Я не хочу отвлекаться от рассказа о Герое. Но слово "забор" вызывает навязчивые ассоциации. Снова забор. Господи! неужели евреи так глупы, что ничему не научились? Линия Бар-Лева на Синае. Забор на сирийской границе. Сколько на этом заработали подрядчики? Сколько денег это стоило налогоплательщикам? И сколько крови - народу Израиля?! Неужели снова надо совершить те же ошибки? Невольно задумываешься над тем, что или Кто спасает нашу страну в роковые минуты. Нет сомнения, что и на Синае, как и прежде, Кахалани проявил бы героизм и выдающиеся командирские качества. Но на Синае была стратегическая глубина, на Синае можно было позволить себе отступить при необходимости. На Голанских высотах такой возможности не было. (Сегодня следует напомнить, что и в будущем не будет.) Счастье для нашей страны, что батальон Кахалани оказался на Голанских высотах в нужное время. Утро 6 октября 1973 года. Судный день. На инструктаже у командира полка стало очевидно, что война неизбежна и начнется она сегодня. Кахалани вернулся в батальон, закрыл синагогу, приказал молящимся занять места в танках и прекратить пост. Сам он тоже перекусил. Наша религия предусматривает такие ситуации: "пикуах нефеш" - спасение жизни. Во имя жизни можно нарушить все запреты Торы. Без пяти два, когда Кахалани снова поехал в штаб полка, на лагерь налетели сирийские "МИГи". Началась война. Командир батальона вывел танки на огневые позиции. Меня не переставало удивлять, как спокойно Кахалани рассказывал о первых днях войны. Может быть, он не умеет ругаться? Утром 6 октября командир полка забрал у него танковую роту и передал ее мотострелковому батальону. Своего заместителя с еще одной ротой Кахалани был вынужден послать в Кунейтру, чтобы отразить наступление сирийцев на город. В распоряжении комбата остались две неполные танковые роты и еще один взвод. У него не было ни малейшего представления о том, кто его соседи. Он не знал, сколько солдат в бункерах. Батальону не придали ни одного пехотинца. Танки растянулись, обороняя немыслимо широкую полосу. Сирийская артиллерия точно била по позиции наших танков. Сирийские "МИГи" безнаказанно праздновали в небе. Нашей авиации не было и в помине. С наступлением темноты в атаку пошли сирийские танки. У них было явное преимущество перед "Центурионами".Советские танки Т-55 и Т-62 были оснащены инфракрасными прожекторами, что позволяло сирийским танкистам видеть в темноте, оставаясь невидимыми. У израильских танкистов не было даже биноклей ночного видения. Только благодаря осветительным ракетам удалось обнаружить и поджечь десяток сирийских танков. А уже их пламя осветило цели для израильских танкистов. Несколько сирийских танков было уничтожено буквально рядом с нашими, между огневыми позициями "Центурионов". На рассвете следующего дня 90 танков Т-55 и Т-62 пошли в атаку на позицию батальона Кахалани. На один израильский танк больше восьми сирийских. "Мы стреляли, как сумасшедшие", - вспоминает Авигдор. Погиб командир роты и еще шесть командиров танков. Погиб один танкист в экипаже. Ремонтники под огнем ремонтировали подбитые танки. Врач батальона и его помощники эвакуировали убитых и оказывали помощь раненым в непосредственной близости от позиций. Все сирийские танки были уничтожены или брошены сбежавшими экипажами. Уже в первые часы после начала войны сирийские командос захватили гору Хермон. Вот откуда их наблюдатели так точно корректировали огонь артиллерии. Это было несчастьем для батальона Кахалани. Но для всего Израиля несчастьем было то, что противник захватил дорогое уникальное оборудование, позволявшее вести разведку значительной части сирийской территории. Третий день войны. Сирийцы не пошли на участок обороны батальона Кахалани. Они изменили направление наступления. Батальон пополнили вернувшимися ротами, еще несколькими танками из другого батальона и переместили на направление сирийской атаки. Как и обычно, танк командира батальона впереди. Авигдор выехал из-за скалы, и душа у него, как он выразился, ушла в пятки. Прямо перед ним стояли два танка Т-55", третий, Т-62", медленно проближался к ним. Из командирской башенки Кахалани направил пушку на ближайший танк. "Стреляй!" - крикнул он. "Какое расстояние?" - спросил ничего не понимающий стреляющий. Что-то зеленое закрыло все поле зрения прицела; так как пушка чуть ли не уперлась в сирийский танк. "Стреляй!" - крикнул Кахалани. Выстрел. Танк подбит. Кахалани перевел пушку правее на второй танк. "Стреляй!" Подбит и этот танк. "И тут я увидел, как смерть хватает меня в свои объятия, - рассказывает Авигдор. - Огромное орудие "Т-62" смотрело прямо мне в глаза. Я юркнул в башню, распрощавшись с жизнью. Но стреляющий поджег и этот танк. За ним мы увидели четвертый и тоже подожгли его". - Авигдор, - сказал я, - но ведь это невозможно. Представь себе, что я бы командовал одним из сирийских танков. Ты бы и вздохнуть не успел". - Я знаю, что это невозможно, - он ткнул указательным пальцем вверх и снова, в который уже раз, произнес: - Чудо. По пути в долину они подбили еще шесть танков, что было пустяком в сравнении с только что происшедшим. Несколько десятков сирийских танков поднимались на гряду. Танк Кахалани одиноко стоял на перевале. Если сирийцы поднимутся сюда - это конец. Придется отступить под огнем противника. Кахалани приказал батальону подняться к нему. Но только один танк командира роты стал рядом с ним. Остальные словно приросли к земле. Даже израильские танкисты всего-навсего люди. Ох, как нелегко преодолеть страх! Кахалани приказывал, увещевал, упрашивал. Ни с места. (Мне очень трудно быть беспристрастным летописцем. Ровно 63 года назад у меня возникла точно такая ситуация. Девятые сутки наступления. Мне 19 лет. Я командир сборной роты. 12 машин - все, что осталось от нашей танковой бригады, тяжелотанкового полка и полка 152-миллиметровых самоходных орудий. Я приказал в атаку. Машины стоят. На шум работающих дизелей немцы открыли бешеный огонь из орудий и минометов. Машины задраены наглухо. Командирам наплевать на мой изысканный мат - единственное средство убеждения, которым я владел в совершенстве. А от ударов ломиком по броне танков только рука заболела. Я забрался в свой танк и скомандовал "За мной!", надеясь на то, что эти сукины сыны сдвинутся с места. Не сдвинулись. Я вступил в бой. Мой танк подбили. Три человека в экипаже и шесть десантников погибли. Механик-водитель и я тяжело ранены.) Кахалани нашел нужные слова. Главное - надо было собрать все силы, чтобы фраза прозвучала спокойно, в повествовательной манере. "Говорит комбат. Посмотрите, с каким мужеством противник поднимается на позиции против нас. Я не понимаю, что с нами произошло. Ведь они всего-навсего арабы, и мы сильнее их! Начните двигаться и станьте в одну линию со мной. Я обозначу себя флажком". И танки пошли! И снова знакомая фраза: "Мы стреляли, как сумасшедшие". Кахалани был вынужден приказать стрелять ТОЛЬКО ПО ДВИЖУЩИМСЯ танкам, чтобы впустую не расходовать снаряды. Все сирийские танки были уничтожены. Это была победа! По радио прозвучал голос командира полка: "Кахалани, ты остановил сирийцев. Ты - Герой Израиля!" Это был единственный участок фронта, где противнику не удалось прорваться. Южнее танковый полк отступил до центра Голанских высот, понеся страшные потери. Были убиты командир полка и его заместитель. Только через четыре дня двум дивизиям резервистов в тяжелых боях удалось вернуть утерянные позиции. Полтора дня формирования. Кахалани во главе своего батальона, а за ним еще один батальон (командир полка - с двумя батальонами южнее) пошли в наступление. На второй день была занята большая сирийская деревня в 35 километрах от Дамаска. Дальше нашим танкам не приказали идти. Вероятно, у правительства были свои соображения. Прекратились бои. Но все в этот последний день войны шло не как надо. Сменивший их батальон пришел с большим опозданием, поздно вечером, и танки батальона Кахалани вытягивались в колонну в абсолютной темноте, естественно, не включая фар. Командир полка срочно вызвал Кахалани к себе. Но одна из рот, находившаяся на соседней высоте, все еще не присоединилась к батальону. Командир роты по радио пообещал прибыть через несколько минут, так как он уже в пути. Прошло более получаса, и Кахалани понял, что рота заблудилась и поперла к сирийцам. По радио он сообщил командиру полка, что вынужден задержаться, и на своем танке по скалам в кромешной тьме поехал разыскивать заблудившуюся роту. На обратном пути у двух танков соскочили гусеницы. К командиру полка он прибыл поздно ночью. Странным было поведение командира полка. Кахалани понимал, что предстоит разговор необычный. Он дисциплинированно ждал, когда командир сообщит ему причину вызова. "Кахалани, срочно поезжай домой. Батальон на формировании обойдется без тебя. Погиб твой брат Эммануил. И брат Далии". Авигдор расстался со своим любимым братом в утро после свадьбы... Вот когда до предела пришлось мобилизовать свою волю. Авигдор рассказывал мне, чего стоило ему подавить рвущиеся из груди рыдания. Далии с детьми не было дома. Она уехала к родителям, оплакивавшим смерть сына. Их старший сын погиб в Шестидневную войну. А потом "шлошим" (тридцать дней после смерти) Эммануила. Посмертно танкист Эммануил Кахалани был награжден той же наградой, которую получил Авигдор за Шестидневную войну, - "Мофет". Продолжалась армейская служба Героя Израиля Кахалани - командир базы маневров, командир танкового полка. Далия родила сына Дотана. Год занятий в военной академии в США. В июне 1982 года бригадный генерал Кахалани повел в бой свою дивизию. В этой войне он снова проявил командирский талант. Военную службу он завершил в 1988 году в должности заместителя командующего сухопутными войсками. В Тель-авивском университете он получил степень бакалавра, в Хайфском - магистра. Он автор двух книг, ставших бестселлерами. В гражданской жизни он стал заместителем мэра Тель-Авива. Был избран в Кнессет во главе партии, целью которой было снова защитить Голанские высоты. На сей раз не от сирийцев, а от недальновидных евреев. В ту пору он признался мне, что задача эта более трудная, чем в бою командовать батальоном. "Понимаешь, я не политик" Это правда. Он не политик. А затем ему пришлось пережить несколько мучительных лет, когда на него, Героя, министра внутренней безопасности, честнейшего человека определенными лицами, был возведен поклеп. Суд полностью обелил его. Но чего стоили ему эти годы? Он не политик. Он воин, в котором еще так нуждается наше государство.

  подал рапорт об отставке. Авидор Кахалани был одним из 7 военослужащих ЦАХАЛа, награждённых по итогам войны Судного дня званием "Герой Израиля". 6 октября 1973 подполковник Кахалани командовал батальоном танковой бригады Я. Бен-Галя на Голонских высотах. Он и его танкисты выдержали страшный сирийский танковый удар, не дали сирийцам прорваться к долине Хула.

Метки:

1988, 12 июля — (27 Таммуза 5748) Комиссия Кнессета сообщила о своем решении отстранить депутата Кнессета Меира Каханe от 5 пленарных заседаний в связи с тем, что на одном из них он размахивал веревочной петлей перед носом арабского депутата Мухаммеда Миари и угрожал ему.

Метки:

1988, 26 июля — (12 Ава 5748) Депутат Кнессета Элазар Гранот и фракция Демократический фронт за мир и равенство подали на рассмотрение Кнессета законопроект о возвращении жителей Икарита и Бирама в свои дома. Подробнее

в 1948 г., в ходе Войны за Независимость, жители арабских деревень Икрит и Бирам, расположенных на границе с Ливаном, покинули свои дома, когда в деревни вошёл ЦАХАЛ. В 1953 г. на основании "Закона об оставленном имуществе" земли к тому времени уже разрушенных деревень были переданы израильским киббуцам и мошавам. Однако оказалось, что в отличие от других арабов, оставивших свои дома в ходе Войны за Независимость, жители Икрита и Бирама остались в Израиле - и, следовательно, были к этому моменту израильскими гражданами. Они подали в Верховный Суд требования вернуть им оставленное имущество, утверждая, что покинули свои дома, поддавшись на уверения ЦАХАЛа, что речь идёт о временной необходимости. С тех пор тема Икрита и Бирама периодически возникает в израильском суде и общественном мнении как символ проблемы оставленного арабского имущества в стране. Таких деревень было множество, и израильская точка зрения всегда исходила из того, что в те же (и последующие) годы в Израиль бежало около миллиона евреев из арабских стран, оставивших там (в Ираке, Алжире, Марокко, Египте, Сирии) огромное имущество - которое, разумеется, никогда не было возвращено и за которое никогда не была предложена компенсация. Судьба земель Икрита и Бирама (и возможные последствия создания прецедента) многократно обсуждалась и политическим руководством Израиля. Учитывая тот факт, что эти земли давно уже служат для сельскохозяйственных нужд, правительства Израиля предлагали различные компромиссные решения (М. Бегин в 1978 г., А. Шарон в 1979 г., Э. Вейцман в 1986 г., М. Аренс в 1988 г., Д. Либаи в 1995 г.), однако потомки покинувших эти деревни отвергали их.

 

Метки:

1988, 6 июля — (21 Таммуза 5748) Раввин Кахане представил Кнессету законопроект о пятидневной рабочей неделе, по которому суббота будет днем отдыха согласно Торе, а воскресенье станет вторым выходным днем.

Метки:

1988, 15 августа — (2 Элула 5748) Два самолёта израильских ВВС столкнулись в небе над Мёртвым морем. Лётчики подполковник Р. Коллер и майор Э.Фальк погибли. Трагедия произошла по вине одного из пилотов.

Метки:

1988, 18 августа — (5 Элула 5748) Опубликован "Завет" - программа только что возникшей организации Хамас. Он начинается словами: "Израиль будет существовать до тех пор, пока ислам не сомнёт его, как других до него".

Метки:

1988, 19 сентября — (8 Тишри 5749) Израиль. Первый испытательный запуск израильского спутника. «Офек-1» (масса – 156 кг) выведен на орбиту ракетой-носителем «Шавит», запущенной с базы израильских ВВС в центре страны. Экспериментальный образец не был оснащен фотоаппаратурой. «Шавит» представлял собой производную израильской баллистической ракеты «Йерихо-3». Страна вошла в группу государств, имеющих космические корабли. Израильский спутник был первым, запущенным в космос в сторону, противоположную направлению вращения Земли. Сделано это было, чтобы трасса полета не проходила над враждебными Израилю арабскими государствами. История

1981. Начало работ в рамках израильского космического проекта. Начальник военной разведки (АМАН) генерал-майор Йегошуа Саги санкционирует выделение 5 миллионов долларов на изучение возможностей самостоятельного производства спутников, носителей и телескопических фотокамер. 1982. Создание Израильского космического агентства (СЕЛА), под эгидой которого планируется создание разведывательных спутников для ЦАХАЛа. 1983. Работы по космическому проекту приостановлены по решению нового начальника военной разведки Эхуда Барака. 1984. Министр обороны Моше Аренс настаивает на возобновлении космического проекта. Израиль находит стратегического партнера для совместного участия в финансировании и разработке разведывательных спутников. Авиастроительный концерн ТААСИЯ АВЕРИТ выигрывает конкурс на разработку спутника ОФЕК и ракеты-носителя ШАВИТ (проигравшая сторона – концерн РАФАЭЛ). 1986. Командующий израильскими ВВС генерал-майор Авиху Бин-Нун отказывается принять ведомственную ответственность за разработку спутника ОФЕК на возглавляемый им род войск. 1987 Начальник военной разведки Амнон Липкин-Шахак выступает в поддержку израильского космического проекта. АМАН принимает ответственность за разработку спутника ОФЕК. 19 сентября 1988. Первый испытательный запуск израильского спутника. ОФЕК-1 (масса – 156 кг) выведен на орбиту ракетой-носителем ШАВИТ, запущенной с базы израильских ВВС в центре страны. Экспериментальный образец не оснащен фотоаппаратурой. По утверждению иностранных источников, ШАВИТ представляет собой производную израильской баллистической ракеты ЙЕРИХО-3. 3 апреля 1990. Второй испытательный запуск израильского спутника. Подобно первому образцу, ОФЕК-2 выведен на орбиту без фотоаппаратуры ракетой-носителем ШАВИТ. 1991-1993. Два неудачных испытательных запуска, завершившихся падением спутников в море. 5 апреля 1995. Разведывательный спутник ОФЕК-3 (масса – 225 кг) выведен на орбиту ракетой-носителем ШАВИТ. Израиль впервые получает собственный источник данных космической разведки. 21 января 1998. Запуск израильского спутника ОФЕК-4 сорвался в результате системной аварии во второй ступени ракеты-носителя ШАВИТ. 1999. Израильские ВВС принимают ведомственную ответственность за дальнейшую разработку и оперативную эксплоатацию спутников серии ОФЕК. Осень 2000. Разведывательный спутник ОФЕК-3 отрабатывает свой срок и сгорает при попадании в плотные слои атмосферы. Декабрь 2000. Коммерческий спутник ЭРОС, представляющий собой производную ОФЕКА-3, выводится на орбиту российской ракетой-носителем. Основным клиентом, получающим отснятые ЭРОСОМ материалы, становится израильское министерство обороны. 28 мая 2002. Разведывательный спутник ОФЕК-5 (масса – 300 кг) выведен на орбиту ракетой-носителем ШАВИТ, запущенной с базы ВВС ПАЛЬМАХИМ. ОЛЕГ ГРАНОВСКИЙ www.War Online.org

.

Метки:

1988, 11 ноября — (2 Кислева 5749) Израиль. Выборы в Кнессет двенадцатого созыва. Победила партия Ликуд, набравшая 40 голосов, Авода - 39, религиозные партии ШАС, Агудат Исраэль, МАФДАЛ, Дегель ха-Тора 18, Шинуй - 2. А Эфраим Гур стал первым депутатом Кнессета - репатриантом из СССР.

Метки:

1988, 12 ноября — (3 Кислева 5749) В Тунисе открылась девятнадцатая сессия Палестинского национального совета, продолжалась несколько дней, 15 ноября Арафат объявил о создании Палестинского государства со столицей в Иерусалиме.

Метки:

1988, 15 ноября — (6 Кислева 5749) В Тунисе, на 19 сессии Палестинского национального совета Арафатом провозглашено создание Палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Такая неудача.

Метки:

1988, 21 ноября — Председателем Кнессета избран Д. Шиланский. Осенью 1952 года около здания МИДа в Иерусалиме был арестован человек - активист "Херута" с бомбой в сумке. Звали его Дов Шилянский - уроженец Литвы, спасшийся в Катастрофе и во время обстрела "Альталены". На суде его обвинили в членстве в подпольной организации, ставившей целью помешать заключению соглашения с ФРГ. Его осудили на 21 месяц тюрьмы. Суд и высказывания на нём Шилянского получили широкое освещение в прессе - во многом благодаря усилиям молодого адвоката Шмуэля Тамира. В тюрьме написал книги: "Дневник еврейского политзаключенного в еврейской тюрьме" и роман о Катастрофе "Мозельман» (переведён на русский язык).

Метки:

1988, 15 ноября — (5 Кислева 5749) 88 государств-членов ООН поддержали инициативу председателя ПА Арафата о провозглашении независимого палестинского государства.

Метки:

1988, 7 декабря — (28 Кислева 5749) Госсекретарь США Шульц получил письменное заявление от Арафата о том, что Исполком ООП осуждает индивидуальный, групповой и государственный терроризм и не прибегнет к нему.

Метки:

1988, 16 декабря — (8 Тевета 5749) США начали переговоры с ООП, но они были прерваны очередным терактом в Израиле.

Метки:

1988, 15 декабря — (7 Тевета 5749) Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию номер 43/177, согласно которому признала провозглашение государства Палестина абсолютным большинством в 104 голоса (»против» проголосовали Израиль и США, 36 стран воздержались) Многие страны даже открыли представительства и посольства в «государстве Палестина»

Метки:

Страницы: 12