Мосад — события (0-25 из 45)

1910, 27 апреля — (18 Нисана 5670) В Киеве родилась Рут Алиав-Клугер (Ruth Aliav-Kluger) - единственная женщина в организации Мосад-алия-Бет, занимавшейся переправкой нелегальных эмигрантов из Европы в Эрец-Исраэль накануне Второй мировой войны, выполняла разведовательные функции в Египте во время войны, служила в Мосаде до второй половины 50 лет. Умерла в кибуце Мишмар ха-Емек 19 февраля 1980 года.

Метки:

1919, 26 января — (25 швата 5679) В Будапеште родился Иегуда Харари

Иехуда Фрайбергер (такой тогда была его фамилия) в возрасте 11 лет вступил в ряды молодежной сионисткой организации Бейтар, связанной с ревизионистским движением сионизма, во главе которого стоял Зеев Жаботинский. Бейтаровцы проходили военную и рабочую подготовку в ячейках халуцим (пионеров) а затем нелегально переправлялись в Эрец Исраэль, находившуюся под британским правлением, всячески препятствовавшим еврейской репатриации. В составе группы бейтаровцев Иехуда Фрайбергер в возрасте 19-ти лет отправился в долгий и опасный путь. Его путь пролегал через Югославию в итальянский порт Фиума, где их ожидали представители боевой организации Иргун (ЭЦЕЛь). Там венгерские бейтаровцы соединилась с группами из Австрии и Польши и в сентябре 1938 года они поднялись на борт корабля “Драга”, отправлявшегося к берегам Эрец Исраэль. 5 октября корабль встал на якорь вблизи побережья. Ночью были получены световые сигналы от встречающих и бейтаровцы под покровом ночи высадились на землю. Там их ждали. Все новоприбывшие быстро растворились среди жителей еврейских поселений в районе Беньямина. Иехуда Харари начал свою жизнь в Эрец Исраэль с призыва в “Рабочие роты”. Каждый бейтаровец должен был отработать в этих формированиях, воплощавших сионистский лозунг “Еврейский труд в еврейской стране”, втечение двух лет. Бойцы рабочих рот работали в сельском хозйстве и на строительстве, участвовали в охране поселений. В 1939 году Харари перешел в рабочую роту в Экроне. Там работали 20 бейтаровцев, в том числе 7 девушек. Одна из них, Наоми Мошенски, впоследствии стала его женой. (Наоми Мошенски двоюрдная сестра моей мамы. Ее семья репатриировалась из России еще в начале 20-ых годов). Британские власти преследовали бейтаровцев. Иехуда и Наоми насколько раз арестовывались британскими властями за участие в демонстрациях Иргуна против британского правления. С началом 2 Мировой войны палестинские евреи добровольно вступали в ряды британской армии. В сентябре 1940 года Иехуда Харари стал солдатом полка королевских стрелков, расквартированного в Палестине. Солдат полка готовили к войне с немцами, они осуществляли охрану конвоев и железнодорожных составов с оружием и боеприпасами, отправлявшихся из хайфского порта. В это время у Харари, бывшего бойцом Иргуна, возникли связи с Хаганой, еврейской подпольной армией, находившейся в остром идеологическом конфликте с Иргуном. По заданию Хаганы рядовой Харари похищал оружие из британских арсеналов, которое затем перереправлялось еврейскому подполью. В сентябре 1943 года полк, в котором служил Харари, был переброшен в Северную Африку, в Ливийскую пустыню. В британской армии Харари прошел интенсивную военную подготовку – он закончил курсы командиров взводов, снайперов, саперов и инструторов физической поднотовки и получил звание сержанта. В сентябре 1944 года – сержант Харари в числе 2500 бойцов Еврейской бригады. В составе Еврейской бригады он участвовал в высадке союзных войск в Италии, в боях за Рим и Ровенну, за мужество был награжден британскими боевыми наградами. В это время Наоми Харари была арестована британскими властями – по заданию Иргуна она была курьером еврейского подполья. Однажды, когда она перевозила оружие, спрятанное в детской коляске сына Дани, ее арестовал британский патруль.Ей грозил военный суд и многолетнее тюремное заключение. Однако Иехуде Харари удалось добиться ходатайства командира Еврейской бригады генерала Леви Беньямина. Благодаря ему, Наоми Харари была освобождена британскими властями из-под ареста. В мае 1945г. Еврейская бригада была дислоцирована в Табризио, на пересечении границ Австриии-Италии-Югославии. В Европе еврейские солдаты встретили соотечественников, чудом выживших в Холокосте. Еврейская бригада искала уцелевших узников концлагерей и гетто и собирала их для дальнейшей переправки в Эрец Исраэль. Сержант Харари получил отпуск с целью посещения родных в Будапеште, где он не был 8 лет. С помощью югославских партизан он через Австрию проник в советскую зону оккупации, в которой находился Будапешт. Только там ему стали понятны масштабы Катастрофы – из всей его многочисленной семьи выжила только мать. Сержант Харари развил в Будапеште бурную деятельность – ему удалось нелегально вывезти из советской зоны оккупации не только свою мать, но и 350 уцелевших евреев. В июле 1945 года батальон Еврейской бригады, в котором служил Харари, был переведен в Бельгию, а затем в Голландию. Там еврейские бойцы занимались поиском нацистских военных преступников и их ликвидациями. 1 мая 1946 года Еврейская бригада была расформирована и 9 июля демобилизованные солдаты отплыли из бельгийского порта Гент в Эрец Исраэль. Страна жила на чрезвычайном положении – еврейское подполье вело решительный бой против британских властей. Демобилизованные солдаты пополнили ряды еврейского Сопротивления. Это была и моральная проблема - теперь им пришлось воевать против вчерашних товарищей по оружии из британской армии. Иехуда Харари примкнул к Хагане. Это был, по-видимому, тяжелый выбор - он означал, что прежние связи с Иргуном обрывались, ведь Хагана и Иргун принадлежали к различным направлениям сионизма и находились в состоянии перманентного противоборства. На это решение повлияла дружба с Хаимом Ласковым – командиром батальона Еврейской бригады, в котором служил Иехуда Харари. После демобилизации Хаим Ласков стал одним из командиров Хаганы и лично рекомедовал Харари своему руководству. В декабре 1947 года Иехуда Харари прошел подготовку на подпольных офицерских курсах Хаганы и затем возглавил курс подготовки сержантов. Еврейский ишув лихорадочно готовился к провозглашению государства Израиль и тотальной войне с арабами, которая неминуемо должна была последовать после провозглашения. Командир курса Харари вел в бой своих курсантов в округе Шарон. 14 мая 1948 года была провозлашена Независимость государства Израиль. В этот же день началось формирование боевых частей ЦАХАЛа . Первой была сформирована 7-я бригада. Иехуда Харари был назначен командиром роты 72-го батальона этой бригады. 25 мая началась операция Бен Нун против Арабского легиона в районе Латрун. В ходе боя командир роты Харари был тяжело ранен, однако не оставил поле боя и продолжал командовать ротой. После излечения капитан Харари возглавил курс командиров взводов в офицерской школе, которая была открыта в октябре 1948 года неподалеку от Пардес Ханы, на армейской базе №80. Там он впервые встретился с десантниками – среди его курсантов были цнефы Итамар Голани и Абрахам Зайденберг Только что созданная израильская армия находилась в состоянии непрерывного процесса строительства - в начале 1949 года генштаб обьединил все офицерские курсы в пехотную школу, командование которой принял капитан Харари. В сентябре 1948 года в ЦАХАЛе была сформирована парашютно-десантная рота. Командиром ее был назначен капитан Иоэль Пальги, личность, несомненно, легендарная – в годы 2 Мировой войны он был командиром подразделения британского спецназа, осуществлявшего заброску еврейских парашютистов из Эрец Исраэль в оккупированную нацистами Европу. Пальги вместе со своими парашютистами неоднократно участвовал в в беспримерных по отваге операциях в немецком тылу. Однако, будучи человеком редкого мужества, Пальги был, по-видимому, лишен того, что называется “командирской жилкой”. В его роте, где проходило службу 250 отчаянных еврейских вояк, еще недавно воевавших в подразделениях спецназа по всему миру – от норвежского Нарвика до африканской пустыни и тихоокеанских островов, царила атмосфера вольницы - бойцы парашютно-десантной роты хорошо “отметились” в хайфских кабаках и ночных клубах. Чашу терпения командования переполнила гибель при выполнении прыжков с парашютом двух десантников. Командование ЦАХАЛа приняло решение уволить капитана И.Пальги из армии, а роту полностью перестроить. Полковник Хаим Ласков, начальник управления боевой подготовки Генштаба, предложил назначить командиром парашютно-десантной роты “своего человека” - капитана Иехуду Харари. Приказ о новом назначении капитана Харари был подписан в апреле 1949 года. Капитан Харари прибыл в расположение парашютно-десантной роты, расквартированной под Хайфой. Своим замом он назначил товарища по Еврейской бригаде Иошуа Бен-Ами. Ознакомившись с плачевным состоянием дел в вверенном ему подразделении, капитан Харари подготовил рапорт, представленный полковнику Х.Ласкову. В рапорте Харари четко определил пути боевой подготовки боеспособного подразделения парашютно-десантных войск: предлагалось сформировать школу парашютно-десантной подготовки, которая должна была обладать собственным летным полем, четко разделить десантников на инструкторов и подразделение парашютно-десантных войск, в дальнейшем личный состав парашютно-десантных войск должен был набираться только из выпускников парашютной школы. Полковник Х.Ласков принял все предложения капитана Харари. Приказом от 24 мая 1949 года капитан Харари был назначен командиром учебной базы №8 парашютно-десантных войск, которая должна была быть расквартирована на армейской авиабазе Тель-Ноф Харари предстояло создать новый вид войск и он с энтузиазмом принялся за порученное дело. В этом ему помогали и поддерживали офицеры-десантники, ставшие инструкторами парашютно-десантной школы и командирами десантной роты. Это были по-настоящему легендарные личности, оставившие неизгладимый след в истории парашютно-десантных войск ЦАХАЛа. Среди них следует назвать в первую очередь Марселя Тобиаса, Карла Кахана, Чарли Барша, Цви Цельнера, Арье Биро и других. Иехуда Харари, десантник №1, заложил основы боевой подготовки израильских десантников. Первым шагом Иехуды Харари на этом посту стало создание школы воздушно-десантных войск на авиабазе Тель-Ноф, послужившей основой для формирования 890-го парашютно-деспнтного батальона в декабре 1950 года. На этом посту Харари прослужил пять лет, до 1954 года. Ему пришлось все начинать с нуля. Под его руководством были подготовлены основополагющие документы, ставшие своего рода уставами парашютно-десантных войск. В этих документах была определена структура парашютно-десантных войск, методика боевой подготовки десантников Харари разделил парашютно-десантные войска на подразделения спецназа, которым предстояло выполнять раздывательно-диверсионные задачи в тылу врага и крупные войсковые части десантников, на которые возлагался захват плацдармов в тылу врага и удержание их до подхода наступающих войск. Исходя из специфики боевых задач, структурным изменениям подверглись все уровни войск: так вместо отделения в 10-12 человек, принятого в пехоте, в парашютно-десантных войсках отделение включает в себя 5-7 человек. В соответствии с поставленными задачами были разработаны методики боевой подготовки десантников подразделений различного назначения, разработаны специальные учебные средства и тренажеры. Харари четко определил критерии отбора бойцов парашютно-десантных войск. Были проработаны до мелочей экзамены и тесты для рекрутов. Им были определены техника и вооружение, необходимые при десантировании, включающие в себя личное оружие, средства связи, медицинское оборудование, саперное и артиллерийское оснащение и воружение. Курс боевой подготовки десантника включал в себя овладение всеми видами боевой техники, бывшей на вооружении противника. Харари заложил боевые традиции парашютно-десантных войск, приняв за основу хорошо знакомые ему обычаи и форму британских десантников и коммандос. С его легкой руки за парашютно-десантными войсками закрепились такие отличительные признаки, как ношение красных беретов и красно-коричневых ботинок, в качестве нагрудного знака – серебрянные крылышки парашютиста, своеобразные правила ношения военной формы – с курткой, заправленной под ремень, принята эмблема-таг десантников – цефа (жалящая змея). Под командованием Харари десантники начали осваивать десантирование боевой техники, первую очередь джипов с артиллерийским вооружением и легкой бронетехники.Десантникам была придана 103-я эскадрилья ВВС с транспортными самолетами Дакота, которые стали основным авиасредством при десантировании. Харари решил вопрос десантирования техники, исрльзуя для этих целей джипы. В 1950 году на учениях стали отрабатываться ночное десантирование, высадка подразделений на ограниченной по размерам площадке. Начиная с 1952 года подразделения десантников стали действовать против арабских банд, прорывавшихся через израильские границы и сеявших смерть и разрушения. Десанники осуществляли преследования и ликвидации банд нарушителей границы, патрулировали и осуществляли зачистки. Иехуда Харари завязал тесные связи между израильскими парашютно-десантными войсками и их коллегами из британских, французских, бельгийских парашютно-десантных войск. Нормой стали совместные учения и обмен опытом между спецназовцами и десантниками разных стран. 1953 году на небосклоне ЦАХАЛа стала подниматься звезда майора Ариэля Шарона. Его блестящий военный талант раскрылся в созданном им карательном подразделении Коммандо 101, оставлявшем после себя только труппы и наводившем ужас на арабов. Методы ведения карательных и диверсионных операций майора Шарона получили полную поддержку нового начальника Генштаба генерала Моше Даяна. В конце 1954 года майор Ариэль Шарон принял командование 890-ым парашютно-десантным батальоном от подполковника Иехуды Харари. Подполковник Иехуда Харари оставил после себя отлаженный механизм боевой подготовки десантников, отличную воинскую часть и тысячи тренированных бойцов, готовых к выполнению самых отчаянных заданий. В 1954 году Харари было присвоено звание полковника, он закончил курс старших командиров при Генштабе и продолжил службу командиром бригады Гивати. В 1959-1960гг. полковник Харари был назначен начальником штаба Центрального военного округа, в 1960-1962гг - начальником управления боевой подготовки ЦАХАЛа. В конце 1962 года старший сын Иехуды Харари – Дани, был призван в парашютно-десантные войска. Тогда же полковник Харари демобилизовался из армии. После демобилизации шеф внешней разведки Мосад Исер Харель пригласил его на службу в столь важный для Израиля орган госбезопасности. Харари многие годы прослужил в Мосаде до своей кончины 14 января 1980 года и его тайные миссии там до сих пор остаются засекреченными... источник

  - отец-основатель парашютно-десантных войск ЦАХАЛа, заложивший основы боевой подготовки и традиций цнефов.

Метки:

1921, 6 января — (26 Тевета 5681) В Германии родился Зеев Гур-Арье - агент Мосада в Египте. Роботал под псевдонимом Вольфган Лутц. Был разоблачён 7 марта 1965 года, но сумел скрыть то, что был израильским разведчиком. После Шестидневной войны оказался в Израиле в результате обмена пленными. Умер 13 мая 1993 года.

Метки:

1921, 17 марта — (7 Адар-2 5681) В Тверии родился Меир Амит - участник Хаганы, израильский разведчик, агент Мосада, общественный и государственный деятель, удостоен премии Израиля. Умер 17 июля 2009 года.

Метки:

1924, 26 декабря — (29 Кислева 5685) В Александрии (Египет) родился Эли Коэн

С юных лет он был активным участником молодежного сионистского движения. По окончании школы поступил на инженерный факультет Александрийского университета. На каком-то этапе, из-за возросшей ненависти к евреям в свете Войны за Независимость Израиля, Коэн вынужден был оставить учебу. Сразу после этого ему удалось связаться с представителями военной разведки ЦАХАЛа, и он начал выполнять ее задания. В 1954 году в Египте была разоблачена израильская шпионская сеть. В ней состояли молодые местные евреи, которые в числе прочих задач получали от своих кураторов и задания диверсионно-террористического характера. 11 человек предстали перед судом. Двое были приговорены к смерти через повешение, а остальные провели долгие годы в египетской тюрьме, прежде чем их обменяли. Некоторых из них уже нет в живых, а остальные живут в Израиле. Эли Коэн также проходил по этому делу, его интенсивно допрашивали египтяне, но улик против него не было, и в конце концов он был отпущен. В 1957 году Коэн репатриировался в Израиль. Сразу по прибытии в страну он связался со своими бывшими кураторами из военной разведки, но те не торопились снова воспользоваться услугами Коэна. Его просьбы принять его на службу в АМАН неоднократно отвергались. Эли зарабатывал на жизнь, делая переводы с иврита на арабский и работая бухгалтером в "Машбире". В августе 1959 года состоялась его свадьба с Надпей. Молодая пара поселилась в амидаровской квартире в Бат-Яме. В 1960 году Эли неожиданно вызвали в "Мосад" и предложили пройти интенсивный курс обучения, после чего он должен будет действовать в Сирии в качестве разведчика-нелегала. После определенных колебаний, посоветовавшись с женой, он согласился. Надия толком не представляла характер будущей работы мужа. Она поняла только, что он будет долго отсутствовать, однако их экономическое положение существенно улучшится, а через какое-то время они будут снова вместе, как обычная семья. Подготовка разведчика длилась год. После этого он был отправлен в Аргентину как сирийский бизнесмен-эмигрант Камаль Амин Табет. Здесь, согласно замыслам кураторов, Коэн должен был вжиться в многочисленную и процветающую сирийскую общину, стать в ней заметной фигурой, после чего "вернуться" собственно в Сирию. Так оно и произошло. Щедрость, активность и обаяние Коэна сделали свое дело. За какой-то год он стал одной из самых заметных фигур в арабской общине Аргентины. В начале 1962 года в "Мосаде" пришли к выводу, что легенда работает успешно и Коэн созрел для командировки в Дамаск. Прибыв в сирийскую столицу и сняв квартиру неподалеку от здания генштаба, Эли Коэн развил бурную деятельность. Обаятельный, щедрый, ультрапатриотически настроенный бизнесмен быстро обзавелся широким кругом знакомств в правящей элите и военном командовании. Коэну становилась известна самая секретная информация. Неоднократно он посещал и различные военные базы, главным образом на Голанских высотах. Во время одного такого визита, глядя вниз, на территорию Израиля, и думая о своей жене и детях, которых он давно не видел, Эли не смог сдержать слез. Удивленный сирийский генерал, сопровождавший "Камаля Табета" осведомился о причине этих слез. Коэн не растерялся и сказал, что опечалился, "видя, как сирийские земли обрабатывают израильтяне". Так ему удалось выйти из положения. Тем временем в Израиль от него шел поток ценнейшей информации. Особенно важными были сведения Коэна о сирийских работах по отводу от Иордана его притоков Баниаса и Хацбани. Таким способом Дамаск пытался обезводить Кинерет - главный источник воды для еврейского государства. Как раз в те годы велось строительство тран-сизраильекого водопровода для переброски воды из Кинерета в Негев. Благодаря сведениям, поступившим от нашего разведчика, против Сирии были приняты жесткие военные меры, и в ходе нескольких военных акций работы по отводу притоков Иордана были сорваны. Став одним из высокопоставленных активистов правящей в Сирии партии "Баас", Эли Коэн поставлял своему руководству полную информацию о заседаниях ее верхушки и принимаемых ею решениях. Эта информация неоднократно и практически сразу озвучивалась в передачах "Коль Исраэль" на арабском языке. Это вносило существенный раздор в ряды баасистов, что в "Мосаде" считали большим успехом. Но у подобной ситуации была и обратная сторона: сирийцы стали подозревать, что среди них есть израильский шпион, а это автоматически означало, что опасность разоблачения Коэна увеличивается. Примерно раз в полгода Эли Коэн встречался со своими кураторами в Израиле и в Европе. Практически при каждой встрече он настойчиво просил, чтобы подход к делу стал более осторожным, так как кольцо вокруг него начинает сжиматься. Согласно некоторым утверждениям, в "Мосаде" его просьбы к сведению особо не принимали. Мол, руководству разведки важнее внести сумятицу в сирийской верхушке, чем безопасность разведчика. На каком-то этапе сирийские власти для разоблачения шпиона решили привлечь советских специалистов. В Дамаск привезли специальный пеленгатор, с помощью которого была обнаружена работа передатчика Эли Коэна. Вычислить, откуда велись передачи, было делом техники. В январе 1965 года Эли Коэн, проработавший почти три года разведчиком и добывший за этот период воистину бесценные для Израиля сведения, был арестован. Вначале его пытались перевербовать, чтобы он стал двойным агентом и передавал в Израиль ложную информацию под диктовку сирийских кураторов, но Коэну удалось в своей шифровке дать знать в "Мосад", что он работает под контролем. Через некоторое время сирийцы догадались, что израильтяне осведомлены об их хитрости. Разоблаченный разведчик был отдан по суд. Судебный процесс над Эли Коэном стал показательным. Приговоренный к смерти израильский разведчик был при большем стечении народа публично повешен. Все усилия, предпринимаемые Израилем для его спасения, ни к чему не привели. В своем последнем письме жене Коэн писал: "Надия, дорогая, ты можешь выйти замуж за другого мужчину, лишь бы было хорошо нашим детям. Прошу тебя: не надо скорбеть о случившемся, думай о будущем..." Похоронен Эли Коэн в Сирии, и даже сейчас, несмотря на то, что прошел 41 год после его казни, Дамаск отказывается передать прах разведчика Израилю. Именно в связи с очередной годовщиной было опубликовано интервью 82-летнего Масуда Битона, бывшего израильского разведчика-нелегала, действовавшего в Сирии и Ливане с 1956 по 1962 гг. Битон заявил, что необходимо создать комиссию по расследованию обстоятельств провала Коэна. Кроме того, он добавил, что если бы в руководстве "Мосада" прислушались к его предупреждениям, то Коэн не был бы арестован. Вот что рассказывает Битон: - В 59-м году, находясь на задании в Ливане и Сирии, я получил приказ подготовить легенду для нового офицера, который должен прибыть в Дамаск. Я попросил, чтобы мне дали только дату его рождения. Это была мера предосторожности на случай провала, дабы я не мог выдать его даже под пытками. Затем, использовав свои связи с высокопоставленным сотрудником бейрутского суда, я нашел для прикрытия разведчика имя. Камаль Амин Табет - представитель крупного и известного клана, эмигрировавшего в Южную Америку. Вся информация о нем была передана моим кураторам во время нашей встречи в Цюрихе в 1961 году. Однако уже тогда я сказал им, что из соображений безопасности разведчик, который прибудет в Бейрут, а оттуда в Сирию, не должен действовать в одиночку под видом Табета. Если он прибудет в Дамаск без меня, ему сразу начнут задавать вопросы. А те, кто зададут вопросы, отнюдь не дураки. Я работал в Ливане под именем Талай, меня и там, и в Дамаске прекрасно знали. Если он прибудет без меня, говорил я начальству, то будет немедленно разоблачен. Они же, вместо того чтобы направить меня назад в Ливан и поручить принять "Табета" на месте, отозвали меня в Израиль. Когда я узнал, что Коэн был схвачен в 1965 году, то сразу понял: это следствие халатности и неосторожности. Едва сирийцы стали проверять, как Табет попал в страну из Ливана, сразу стало понятно, что сделал он это под вымышленным именем. А это, естественно, заставило их принять решение о ведении за Коэном тщательной слежки, которая, в конце концов, привела к аресту. Если бы я был возле него, этого бы не случилось, но в "Мосаде" решили иначе... Вдова Эли Коэна склонна поддерживать Битона. А вот в "Мосаде" придерживаются иного мнения. Характерен комментарий бывшего главы данной спецслужбы Меира Амита: - Я пришел в "Мосад" и возглавил его уже после гибели Эли Коэна. Что же касается Битона, все его утверждения не имеют никаких оснований уже хотя бы по той причине, что легенда Эли Коэна готовилась в Аргентине и Битон не имел к этому ни малейшего касательства. Всю эту историю он выдумал для саморекламы. Примерно в том же духе высказались и члены руководства "Мосада", в свое время курировавшие Коэна. Ясно одно: 41 год минул со дня казни Эли Коэна на центральной площади Дамаска, но по-прежнему ни его ближайшие родственники, ни израильская общественность не знают всех обстоятельств, приведших к провалу разведчика. http://piratyy.by.ru/article/podvig.html источник

  - выдающийся израильский разведчик.

Метки:

1926, 20 декабряИмена.

Подробнее о людях декабря см. Блог рубрика "Имена".

(15 Тевета 5687)  Родился Моше Марзук - агент Мосада в Египте. Был схвачен в 1954 и казнён 31 января 1955 года. 24 апереля 1977 года прах разведчика был перезахоронен на горе Герцля в Иерусалиме.

Метки:

1927, 25 января — (22 швата 5687) Родился Ицках Хофи - Глава Мосада 1974-1982. Начинал в ПАЛМАХе. Во время Войны Судного дня был командующим Северным фронтом.

Метки:

1929, 29 ноября — (26 Хешвана 5690) В Иерусалиме родился Нахум Адмони, в 1982-1989 годах - шеф Мосада.

Метки:

1945, 30 января — (16 Швата 5705) В Херсоне родился Меир Даган (Губерман)

Когда ему было пять лет, семья репатриировалась в Израиль и поселились в Лоде, а затем в Бат-Яме. В 1963 году Меир Даган призвался в десантную бригаду ЦАХАЛа. Принимал участие в Шестидневной войне, в войне Судного дня и в Первой ливанской войне. Считался одним из основателей армии Южного Ливана (ЦАДАЛ). В 1992 году был назначен главой оперативного управления генштаба. Демобилизовался из ЦАХАЛа в 1995 году в звании генерал-майора. За время армейской службы получил два ранения и был удостоен знака отличия за мужество. Когда пост премьер-министра Израиля занимал Эхуа Барак, Даган был одним из основных противников передачи Сирии Голанских высот. В 2000 году принимал участие в предвыборной кампании Ариэля Шарона, а в 2001 был назначен им на пост главы "Мосада". Пользовался большим авторитетом в израильском и международном, разведывательном сообществе. В Египте его называли "супермен". Зарубежные источники утверждают, что по инициативе Дагана были ликвидированы видные деятели ХАМАС и "Хизбаллы". Каденция Дагана на посту главы "Мосада" дважды продлевалась премьер-министрами Ольмертом и Нетаниягу. Даган покинул должность в 2011 году. Умер 17 марта 2016 года

  - многолетний глава "Мосада"

Метки:

1946, 26 мая — (25 Ияра 5706) В Бейруте арестован резидент Мосад алия Бет Акива Файнштейн, руководивший операциями по переправке нелегальных репатриантов в Эрец-Исраэль из Сирии, Турции, Ирака. Он провёл в арабских тюрьмах 5 лет

Метки:

1947, 26 ноября — (13 Кислева 5708) Двое сотрудников Реувена Шилоаха, занимавшего при будущем премьер-министре будущего государства Давиде Бен-Гурионе должность будущего начальника будущей израильской разведки (Мосад), пришли вечером в нью-йоркский кабинет нефтяного магната Нельсона Рокфеллера и молча положили перед ним пухлую папку с документами. Далее

С первой же страницы хозяин кабинета понял, что вместе с папкой два еврея принесли ему веревку с намыленной петлей, которую ему оставалось только надеть на шею. В папке содержались копии документов, однозначно подтверждающие факт гигантских по масштабам финансовых операций, которые лично Рокфеллер прокручивал с нацистскими деньгами. Там же была подшита его личная переписка с немецкими фирмами, содержавшими свои филиалы в Южной Америке. А ведь именно в страны Южной Америки с окончанием войны перебралось большое количество бывших крупных фашистских функционеров, и сделали они это не без помощи Рокфеллера. Было в папке Шилоаха и много другого, тоже не радовавшего ее героя. Почти мгновенно Рокфеллер принял решение: содержимое папки ни в коем случае не может быть опубликовано. -Что вам нужно? - спросил Рокфеллер посетителей. Они совершенно откровенно ответили, что требуются голоса латиноамериканцев на предстоящем голосовании. Здесь необходимо отметить, что в то время Нельсон Рокфеллер был фактическим хозяином многих стран Латинской Америки (связь с нацистами, деньги, нефтеразработки, поставки оборудования и т.д.). -Вы получите голоса, - пообещал Рокфеллер. Через три дня все латиноамериканские страны либо проголосовали ЗА, либо воздержались. Статья опубликована в начале сентября 1999 г. газетой КУРЬЕР, выходящей на русском языке в Нью-Йорке www.e-slovo.ru/339/7pol1.htm

Метки:

1948, 7 июня — (29 Ияра 5708) Израиль. На встрече Бен-Гуриона, Реувена Шилоаха, работавшего в политическом отделе Еврейского агентства («Сохнут»), и Исера Беери (Биренцвейга, прозванного «Большим Исером»), возглавлявшего службу «Шай» (Исер Беери незадолго до того сменил на этой должности своего предшественника Давида Шалтиэля) определены первоначальные контуры разведывательных служб молодого еврейского государства. Дневник

Необходимо создать при штабе (Генеральный штаб) службу армейской разведки под началом Исера (Беери) и Вивиана (Хаима Герцога). Армейская разведка будет отвечать за безопасность, цензуру и контрразведку. Внутреннюю службу разведки под руководством Исера Харэля и Йосефа (Йосеф Израэли, бывший до создания государства членом Генерального штаба ХАГАНЫ, а летом 1948 года назначенный генеральным секретарем Министерства обороны. Службу государственной внешней разведки (Мосад) возглавит Реувен Шилоах. До окончания войны он будет подчиняться Министерству обороны, а потом – возможно – Министерству иностранных дел

  Бен-Гуриона.

Метки:

1948, 30 июня — (23 Сивана 5708) День рождения израильской разведки. В Тель-Авиве в ничем не примечательном доме №85 по улице Бен-Иегуда собрались шесть мужчин в костюмах цвета «хаки». Совещание проходило в крохотной комнате на втором этаже. На табличке, прибитой к двери, значилось: «Служба помощи ветеранам».Заседание проводил седовласый, аскетического вида подполковник 47-летний Иссер Беери (в прошлом – Бернцвейг). Он занимал должность начальника ШАЙ («Шерут Едиот» – «Служба информации») – разведывательного подразделения Хаганы (см. 15 апреля 1936 года). Беери сообщил, что «Старик» (так называли первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона) предложил распустить ШАЙ и создать три новых ведомства. Военную разведку АМАН («Агаф Модиин»), которую возглавит сам Беери, политическую разведку (будущий «Моссад») во главе с Борисом Гуриелем и службу внутренней безопасности «Шин-Бет» («Шерут Бетахон Клали» - ШАБАК, или по первым буквам первых двух слов - «Шин-Бет»), руководителем которой назначен начальник тель-авивского отдела ШАЙ Иссер Харел.

Метки:

1948, 21 августа — (16 Ава 5708) Генеральному директору министерства обороны Израиля Л. Эшколу пришла телеграмма от Ш. Авигура и П. Сапира, ведавших зарубежными закупками оружия: "Исмаилитянка (судно с оружием) с 8000 "тростей"(ружей) отправилась в рейс в сопрвождении "наших" людей". Корабль "Арджиро" с оружием для Сирии вышел из Генуи направлением в Александрию. В составе 7 человек команды были сочувствующие Израилю двое итальянских моряков, а ближе к полуночи этого же дня в открытом море судно нагнала шхуна, откуда на борт "Арджиро" под видом представителей заказчика (египтян) перешли двое агентов Мосада Давид Бен-Хорин и Овед Саде.

Метки:

1948, 23 августа — (18 Ава 5708) Корабль "Арджиро" с оружием на борту для Сирии, шедший из Италии в Египет, при участии агентов Мосада, находившихся на борту, замедлил ход, чтобы его смогли догнать корабли ВМС Израиля.

Метки:

1949, 13 декабря — (22 Кислева 5710) Израиль. По инициативе Реувена Шилоаха создано «центральное ведомство концентрации и координации служб разведки и безопасности» («а-Мосад Летэум»). Оно получило под свой контроль политический отдел, а также должно было координировать действия других двух организаций: «Шабака» и «Мамана» (разведывательного сектора при оперативном отделе Армии Обороны Израиля). Таким образом этоа дата та дата считается днём рождения разведки «Моссад». «Моссад» избрал своим девизом слова из Танаха, которые определяют путь, пробуждают инициативу и мышление, но также являются суровым предостережением: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует» Мишлей, юд-алеф 14 (Книга притчей Соломоновых, 11-14) ПИСЬМО

СЕКРЕТНО 13 декабря 1949 года Кому: Министерство иностранных делОт кого: Премьер-министр По моему распоряжению создано Ведомство по концентрации и координации деятельности разведывательных служб государства (разведывательного отдела армии, политического отдела Министерства иностранных дел, службы общей безопасности и др.). Я поручил Реувену Шилоаху, советнику по особым делам при Министерстве иностранных дел, организовать и возглавить это ведомство. Реувен Шилоах будет подчиняться лично мне, действовать согласно моим указаниям и будет регулярно представлять мне отчеты о своей работе. Однако, административно, его ведомство будет находиться в рамках Министерства иностранных дел. Я предоставил руководству Министерства иностранных дел штатное предписание и бюджет на 1950-1951 год в размере 20 000 израильских лир. При этом 5000 израильских лир из данной суммы предназначены для выполнения особых заданий при обязательном предварительном утверждении мною лично. Прошу добавить указанный бюджет к бюджету Министерства иностранных дел на 1950-1951 год. (Подпись) Д. Бен-Гурион

  Бен-Гуриона.

Метки:

1951, 1 апреля — (24 Адар-2 5711) Израиль. Официальная дата рождения "Мосад лэ модиин у ле тифкидим меюхадим", более известном под названием Мосад - разведки Страны. Первым её руководителем стал Йосеф Шилоах

Уроженец Иерусалима, знаток арабского языка и специалист по Ближнему Востоку, как по образованию, так и по роду деятельности. Осуществлял тайные миссии и был первым главой МОССАДА (1949-1952). На эту должность его назначил Давид Бен-Гурион, бывший в то время главой правительства и министром обороны. После отставки Реувен Шилоах был сотрудником израильского посольства в Вашингтоне и государственным советником при министре иностранных дел.С юности он выполнял тайные задания еврейского руководства в Палестине и был близко знаком с его лидерами – Давидом Бен-Гурионом и Моше Шаретом. Любимая им секретная деятельность, главным образом в политической сфере, соответствовала его стремлению вывести Государство Израиль из международной и региональной изоляции, в которой оно находилось в первые годы своего существования. С этой целью он, в частности, наладил связь с курдским освободительным движением и с западными разведывательными службами, самой важной из которых было ЦРУ.Реувен Шилоах занимался также сбором информации. Важным его успехом было овладение планом вторжения Лиги арабских стран в Землю Израиль.Шилоах был уникальной личностью, вызывавшей разногласия по поводу методов работы и стиля мышления. Однако все признавали оригинальность его мышления, инициативу и значительный вклад в разведывательную службу еврейской общины в Палестине, а затем и Государства Израиль. Умер в 1959 году

. (см. 13 декабря ) (по другой версии МОСАД официально создан 1 сентября 1951 года)

Метки:

1951, 1 сентября — (30 Ава 5711) Израиль. Официальная дата рождения разведки Мосад

Арабские волнения в Палестине сопровождались убийствами евреев. Однажды летом 1936 года к Данину обратился командир местного отряда Хаганы, еврейской самообороны, и попросил его пустить в ход все его знакомства среди арабов, чтобы попытаться узнать, кто здесь убил двух безоружных евреев. Данину было тогда тридцать три года. Выполняя просьбу командира Хаганы, Эзра Данин завербовал своего первого агента. Он нашел молодого араба, который согласился сообщать все, что ему станет известно о планах арабских боевиков. Данин понял, что если еврейская община в Палестине хочет выжить, необходимо иметь много агентов среди арабов. Его главная идея -прежде всего надо проникнуть в замыслы врага- сформировала мировоззрение сотрудников израильских спецслужб. Хагана выдавала Данину шесть британских фунтов стерлингов в месяц. Даже по тем временам это были совсем маленькие деньги. Вербуя агентов, Данин приплачивал им из своих средств. Но многие арабы сотрудничали с евреями не из-за денег, а потому что хотели рассчитаться с соседями, которые их обманули или обидели. Данин предложил создать настоящую разведывательную службу, чтобы предупреждать нападения на евреев. Он написал записку на двух страницах, в которой изложил принципы разведывательной работы. Эту записку изучали потом все, кто составил костяк разведки Израиля. Вторым создателем израильской разведки надо считать Реувена Заслани, которому в 1936 году было всего двадцать семь лет. Он закончил Еврейский университет в Иерусалиме и прекрасно знал арабский язык. Заслани был помешан на секретности. Друзья посмеивались над ним. Его мания секретности приводила к тому, что он даже таксисту на вопрос, куда ехать, мог ответить: А зачем вам это знать? Летом 1940 года в штабе Хаганы был создан арабский отдел, который возглавил Эзра Данин. Практически одновременно в Хагане был создан и контрразведывательный отдел, чтобы противодействовать англичанам, которые пытались сокрушить еврейскую самооборону. Особенно жестоко контрразведка Хаганы относилась к тем евреям, которые сотрудничали с англичанами, и еврейкам, которые вступали в нежные отношения с британскими офицерами. Начинающие контрразведчики составили список в двести человек. За каждым неотступно следили. В отношении многих подозрения оказались беспочвенными. Но когда англичане находили подпольные склады оружия или арестовывали офицеров Хаганы, то отдел контрразведки всякий раз старался выявить предателя и его наказать. Несколько человек приговорили к смертной казни за предательство. Приговоры неизменно приводились в исполнение. Во время второй мировой войны англичане заключили временный союз с палестинскими евреями и приняли их помощь в войне с Гитлером. Еврейская бригада участвовала в боях на территории Сирии с французскими войсками, которые подчинялись правительству в Виши и вступили в союз с нацистами. В марте 1942 года в Палестине была, втайне от англичан, создана единая специальная служба ШАЙ. Она состояла из трех отделов: контрразведывательного, политического, который занимался британцами, и арабского, которым руководил Эзра Данин. Он разбил территорию Палестины на районы и в каждом постарался найти себе информатора, который рассказывал бы ему о том, что происходит среди арабов. Он искал агентов среди евреев - торговцев скотом и мясников, которые постоянно имели дело с арабами. В помощники Данин взял себе Биньямина Гибли, который со временем станет начальником военной разведки. У Данина было от тридцати до пятидесяти информаторов-евреев и несколько надежных агентов-арабов. Весь архив разведывательной службы помещался в двух больших чемоданах, которых хранились под кроватью Элияху Бен-Гура, одного из командиров Хаганы. В разгар второй мировой войны началось систематическое изучение арабской прессы и составление картотеки арабов, которые интересовали разведку. Архивом занялся невысокий динамичный человек по имени Исер Харель, будущий директор Мосада. Он сделал архив предметом гордости всей службы. Картотека имела удобный указатель. Архив прятали в палатке, в которой студенты медицинского факультета Еврейского университета изучали проказу. Чужие туда не совались. Эзра Данин издал небольшим тиражом для командиров Хаганы сборник документов арабских повстанцев, которые сражались против евреев. В коротком предисловии Данин написал: наше самое эффективное оружие - это знание противника. Мы должны знать, как они атакуют, обороняются, маскируются. Мы должны учитывать детскую любовь арабов к власти, пределы их способности отказываться от взяток, подверженность социальным волнениям и слабость нервов арабского солдата, степень его готовности бросить товарища на поле боя и предать своего командира. Искусство разведки палестинские евреи постигали вместе с умением вести диверсионные операции. Этому делу их учил один странный англичанин. В 1938 году в Палестине появился британский капитан Чарлз Уингейт. Чистокровный англосакс и ревностный христианин, он поддерживал сионистскую идею из религиозных соображений. Он считал, что все евреи имеют дарованное богом право вернуться в Палестину и создать свое государство. Он взял на себя задачу научить палестинских евреев предупреждать нападения арабов. Уроки капитана Уингейта были простыми. Он постоянно повторял бойцам Хаганы. Не ждите нападения, нападайте сами. Никаких компромиссов, нападайте там, где враг не ждет удара. Не позволяйте арабским боевикам вторгаться в еврейские поселения, а уничтожайте их в арабских селах. И не бойтесь воевать ночью. Ночью успех всегда на стороне нападающих. При первой встрече капитан Уингейт производил странное впечатление: он был среднего роста, с бледным лицом. На боку у него всегда висел револьвер, а в руке он держал маленькую Библию. Когда капитан говорил, то смотрел прямо в глаза, как человек, который твердо намерен убедить собеседника в своей правоте. Собрав еврейскую молодежь из Хаганы, он заговорил с ними на иврите, который, приехав в Палестину, начал учить. Молодые евреи вежливо попросили его перейти на английский язык, потому что не понимали его иврита. Зато его военные уроки были понятны и доступны. Во время длинных переходов в жарком и влажном климате Палестины он страшно уставал, но никогда не сдавался. В минуты отдыха он неизменно читал Библию. Наверное, со стороны капитан казался сумасшедшим. На деле он был гениальным офицером и прекрасным человеком. Его приверженность идеям сионизма привела к тому, что англичане отозвали его из Палестины. Но его тактика прижилась в армии обороны Израиля и в специальных службах. Во время второй мировой войны после личного вмешательства Уинстона Черчилля капитан получил возможность применять свои идеи на практике, сначала в Эфиопии, затем в Бирме (теперь Мьянма), куда вторглись японцы. Он успешно сражался с японцами, получил под свое командование боевую группу, был произведен в генералы. Враги не могли его одолеть, он погиб в результате авиационной катастрофы там же, в Бирме, в 1944 году. Одним из учеников капитана Уингейта был будущий министр обороны Израиля генерал Моше Даян. Он вступил в Хагану, когда ему было четырнадцать лет. Он был самым юным бойцом еврейской самообороны. Состоять в Хагане. значило подвергать себя постоянной опасности. Среди английских офицеров капитан Уингейт был исключением. Британские власти не считали, что палестинские евреи имеют права на самооборону. Пойманных с оружием евреев сажали в тюрьмы. Осенью 1939 года во время учебных занятий на законспирированных курсах командиров взводов Моше Даян и его друзья были арестованы британцами. Их судили и приговорили к десяти годам тюремного заключения. Правда, отбывать полный срок Даяну не пришлось. У англичан появился более опасный враг - Гитлер, и евреев стали отпускать из тюрем. Во время второй мировой войны палестинские евреи создали ПАЛЬМАХ - ударные роты. Англичане обучили примерно сто бойцов ПАЛЬМАХа под командованием Моше Даяна умению вести тайные операции. Эти знания пригодились позже, в бесконечных войнах с арабами. В 1945 году новым командиром ПАЛЬМАХа стал Игал Ядин, который собрал говоривших по-арабски в особый взвод. Он отбирал евреев, выходцев из арабских стран, которые не просто свободно говорили по-арабски, но могли выдавать себя за арабов. Бойцы пробирались в арабские страны и возвращались с важной информацией. Это была смертельно опасная служба. В конце декабря 1947 года три разведчика из ПАЛЬМАХа были расстреляны арабами. Эти евреи, родившиеся в Ираке, успешно выдавали себя за арабов и пытались узнать их военные планы. Но их не научили важнейшим правилам конспирации, и они допустили роковую ошибку: чтобы передать срочную информацию командованию, попытались прямо из гостиницы позвонить в Тель-Авив. Звонок засекли, и их схватили. Все трое служили во взводе, который сформировал первый командир ПАЛЬМАХа . Ицхак Ландберг, который сменил фамилию на Саде. Он родился в России, воевал в русской армии в первую мировую, был награжден Георгиевским крестом, произведен в унтер-офицеры. В 1918 году он вступил в Красную Армию, командовал ротой. После гражданской войны Ицхак Саде уехал в Палестину. Он основал в Палестине первые военные курсы, в 1939 году создал первый диверсионный отряд, в 1941 году возглавил ПАЛЬМАХ. 29 ноября 1947 года Организация Объединенных Наций приняла решение о разделе Палестины и о создании двух самостоятельных государств - арабского и еврейского. Британцы, которые управляли Палестиной, должны были уйти в мае следующего года. Сразу же после их ухода евреи предполагали провозгласить свое государство. Им было ясно, что как только англичане уйдут, арабские страны нападут на евреев. Палестинским евреям и палестинским арабам Организация Объединенных Наций предоставила равные возможности создать свое государство. Евреи были полны решимости использовать этот единственный в их истории шанс. Арабы, вместо того чтобы создавать свое государство, заявили, что уничтожат еврейское. Арабские государства не желали появления ни еврейского государства, ни палестинского. Иордания и Египет собирались поделить Палестину между собой. Соотношение сил было таково, что арабские страны не сомневались в успехе. Евреев было несколько сотен тысяч против десятков миллионов арабов, и у евреев не было своей армии, тяжелого вооружения. Хагана, то есть отряды самообороны, насчитывала всего шестьдесят пять тысяч человек. В израильской разведке состояло всего шестьдесят восемь сотрудников. Они лихорадочно старались завербовать новых агентов в Ливане, Сирии, Египте и Иордании, чтобы знать, что собираются делать эти страны. Израильтяне знали, что у них остается совсем немного времени для подготовки к войне. Один из сотрудников британской службы прослушивания телефонных разговоров каждый день передавал израильтянам все, что записывали британцы. Израильтяне сами стали следить за телефонными звонками из других арабских стран. Так им удалось узнать в марте 1948 года о прибывающем конвое с оружием из Ливана. Конвой был перехвачен. В стычке командир арабской милиции Хайфы был убит, что сильно отразилось на боевом духе арабов. В первые же месяцы арабо-израильской войны 1948 года разведывательная сеть израильтян развалилась. Война разделили арабские и еврейские поселения, дороги были перекрыты. Непосредственное общение с агентами стало невозможным, а радиопередатчиками израильская подпольная сеть еще не обзавелась. Несколько арабов-информаторов были убиты, а другие бежали, спасаясь от войны, как многие другие палестинские арабы. Главную задачу израильская разведка в 1948 году не выполнила. Израиль ждал арабского нападения. Разведка должна была понять, когда и кто нападет, какими силами и в каком направлении. Разведка не смогла ответить на эти вопросы. 15 мая 1948 года, на следующий день после провозглашения Израиля, в Палестину с севера, востока и юга вторглись армии Египта, Сирии, Иордании, Ирака и Ливана. Они хотели уничтожить еврейское государство в зародыше, но натолкнулись на ожесточенное сопротивление. В конце мая 1948 года Хагана была преобразована в армию обороны Израиля. Офицеров-разведчиков прикрепили ко всем боевым частям. Они должны были собирать информацию о войсках противника, допрашивать пленных и составлять разведывательные сводки для главного штаба. Первую крупную операцию в Европе военная разведка начала в декабре 1947 года, когда в британских архивах в Иерусалиме израильтяне обнаружили копию контракта на поставку сирийской армии с чешских заводов Шкода восьми тысяч автоматов, двухсот пулеметов и шести миллионов пуль к ним. По тем временам это было огромное количество оружия. Усилия израильтян убедить правительство Чехословакии, которое тогда хорошо относилось к Израилю, отменить контракт успехом не увенчались. Чехам позарез нужны были деньги. Тогда премьер-министр Бен-Гурион отдал приказ разведке перехватить груз. В конце марта 1948 года оружие, предназначенное для Сирии, было отправлено железной дорогой в Югославию, а там погружено на пароход Лино, который взял курс на Бейрут. Но из-за неполадок в двигателе судно сделало вынужденную остановку в порту Бари в южной Италии. В Бари срочно перебросили группу боевых пловцов Пальмаха. Они прикрепили мину к борту Лино. После взрыва судно село на дно. Но сирийцы не отчаивались. Они провели дорогостоящую операцию по спасению груза, который во вполне приличном состоянии был поднят и помещен на портовый склад. Сирийцы зафрахтовали итальянское судно Аргиро, которое согласилось доставить груз в Бейрут. 19 августа судно вышло из порта. Два члена экипажа согласились работать на израильскую военную разведку. В открытом море с судном встретился траулер, на котором были два израильтянина, в совершенстве владевшие арабским языком. Они поднялись на борт и с важным видом представились офицерами египетской армии. Они приказали капитану взять курс на Александрию и сказали, что буду сопровождать груз до порта назначения, чтобы с ним ничего не случилось. Через два дня вооруженные израильтяне овладели судном. Они перегрузили оружие на израильский корабль, который ждал их в условленном месте, а итальянское судно затопили. Через несколько недель чешское оружие раздали бойцам израильской армии. Итальянских моряков с извинениями вернули домой. Сирийского полковника, который отвечал за сделку, в Дамаске казнили, обвинив в работе на Израиль. Но в целом разведка выглядела плохо. Бен-Гурион говорил, что война выиграна вслепую. Особенно плохо обстояло дело с анализом разведданных. Израиль выиграл первую войну, но он все равно остался один на один с враждебным арабским миром, союзников у него не было. ЛЕОНИД МЛЕЧИН. САЙТ АРМИИ ОБОРОНЫ ИЗРАИЛЯ.

, (по другим сведениям рождение Мосада приходится на 1 апреля 1951 года).

Метки:

1954, 29 июля — (28 Таммуза 5714) В Каире египетскими спецслужбами арестован израильский разведчик Меир Бинет

Человек этот, в силу многих обстоятельств забытый, а если честно, то вычеркнутый из списка национальных героев, - почти аноним. На протяжении десятилетий система безопасности фактически игнорировала факт его существования и ничем не помогала его семье, как это принято в случае гибели разведчика. Мы решили в известной мере устранить эту несправедливость, рассказав о том, кто же он такой, Меир Бинет, и в чем состоит его заслуга перед отечеством. Меир (или Макс, как его называли) Бинет родился в 1917 году в Венгрии, хотя его родители были выходцами из германского города Кельн, а в Венгрии находились временно, в связи со служебной командировкой отца-военнослужащего германской армии. В 1935 году Бинеты в полном составе перебрались в Эрец-Исраэль. Перебрались нелегально и поселились в Тель Авиве. 18-летний Меир почти сразу же вступил в ряды "Хаганы", во время арабских волнений 1939 года участвовал в операциях, которые проводила эта организация в округе а-Шарон. В 1942 году Меир был отправлен строительной компанией "Солель боне" (она работала под эгидой Сохнута) в Иран, на строительство объектов для англо-иранской нефтяной корпорации. Параллельно на него была возложена задача агитировать еврейскую молодежь репатриироваться в Эрец-Исраэль. Меир успешно справлялся со всеми обязанностями, и в 1945-м, когда он завершил работу в Иране, "Хагана" немедленно направила его в Англию, учиться на радиоинженера. Весной 1948 года Меир Бинет вернулся в Израиль, чтобы принять участие в боях за независимость, а сразу после этой войны его отправили в Италию, изучать искусство обращения с радиолокационной аппаратурой для морских судов. С этим он тоже успешно справился, чем заслужил особое расположение своих командиров в ЦАХАЛе (напомним, что Армия обороны Израиля сформировалась на базе отрядов "Хаганы"). К тому же Меир прекрасно владел немецким, венгерским, английским и парси, а внешне был совершенным арийцем. Словом, обладал всеми данными для того, чтобы стать разведчиком. Итак, судьба Меира предрешена. После интенсивного курса в разведслужбе ЦАХАЛа он отправляется в Иран в качестве инженера на строительство радиолокационной станции. Воспользовавшись близостью Ирана к Ираку и почти полной "прозрачностью" границ между ними, Меир часто ездит на иракскую территорию и организует нелегальную переправку евреев оттуда в Израиль. Спустя год, в конце 1950-го, он возвращается в Израиль, влюбляется в новую репатриантку из ЮАР по имени Джейн, которая отвечает ему взаимностью, и после короткого периода ухаживаний женится на ней. Джейн была отнюдь не дура и довольно скоро поняла, что ее молодой муж работает в разведке. Но вряд ли она представляла, что им предстоит вечная разлука. А между тем в 1951 году Меир, оставив жену и новорожденную дочь Михаль в Израиле, по заданию разведслужбы восстанавливает германское гражданство, получает документы на имя Макса Бинета и отправляется в Египет как представитель компании по производству ножных протезов "Бьорн фон Лауфонберг". Джейн понятия не имела, где именно находится Меир, знала только, что он в командировке, а когда вернется - неизвестно. Только спустя несколько месяцев Джейн догадалась, что он в Египте: дело в том, что свои- письма домой Меир отправлял в Англию, а оттуда их пересылали в Израиль, переклеив марки. Так ют, растяпа - сотрудник израильской миссии в Лондоне, занимавшийся пересылкой, однажды забыл переклеить марку... Меир легко и быстро освоился в Каире. Его приятная наружность, общительный характер, интеллигентность и обширные знания помогли ему обзавестись широчайшими связями в обществе. Он понимал, что столь эффективное внедрение сулит ему долгое пребывание в Египте, и стал думать над тем, как бы ему заполучить туда жену с дочерью. В письмах Джейн он просил, чтобы она не разговаривала с малышкой на иврите, исключительно на английском, и чтобы называла ее Мишелью - пусть привыкает к этому имени. Через примерно год Джейн с паспортом гражданки ЮАР и ее дочь Мишель прибывают в Германию, куда к ним приезжает Меир-Макс. А еще через месяц счастливое семейство прибывает в Каир, к месту службы Бинета. В Каире Меир сумел существенно упрочить свое положение: его основным клиентом была армия Египта, которая в больших количествах закупала протезы для инвалидов. Оценив коммерческий талант Бинета, его наняла в качестве агента по продаже американская компания "Форд": машины этой марки охотно покупала все та же армия для своих высших офицеров. Меир был постоянным и желанным гостем на всех вечеринках армейского командования. Его многочисленные друзья-военные приглашали его в поездки по военным лагерям и объектам, где он получал обширные и самые точные данные обо всем, что только могло интересовать службы безопасности Израиле Его почти ежедневные сводки в центр всегда были информационно насыщенными и неизменно полезными. Джейн с дочерью вскоре уехали в Германию, а оттуда домой, в Израиль. Меир же остался в Каире и вел с женой оживленную переписку, рассказывая, в основном, о своих коммерческих успехах, и отправляя фотоснимки. На одном из них Меир-Макс запечатлен с тогдашним президентом Египта Махмудом Наджибом, которому показывает новую модель протеза. Джейн очень скучала по мужу и однажды решилась вновь присоединиться к нему в Каире. Об этом периоде Джейн рассказала в одном из своих редких интервью: "Мы считались весьма зажиточной семьей, снимали великолепную квартиру рядом с клубом "Джезира" - излюбленным местом встреч и развлечений каирской элиты, ездили на роскошном авто. Меир прекрасно зарабатывал, один только "Форд" платил ему 100 египетских лир в месяц - огромная по тем временам сумма, ведь оклад, скажем, высокопоставленного инженера составлял 25 лир. У нас был широкий круг друзей, в который входили и германские дипломаты..." По иронии судьбы, в то самое время, когда Меир Бинет работал в Каире, израильская разведка развернула там операцию, направленную на осложнение отношений Египта и США . Для ее подготовки в Египет был послан агент "Мосада" Аври Эльад (кодовое имя "Третий человек"). Завербованные для выполнения этой операции евреи-студенты, не обладая соответствующей квалификацией, благополучно ее провалили. 11 человек были схвачены и отданы под суд, двоих казнили, остальных осудили на длительные сроки. Подозрение в предательстве пало на Зльада, который якобы передал информацию о готовящихся подрывных акциях американцам, а те египетским службам безопасности. Агенты "Мосада" разыскали его в Париже, куда он бежал после ареста подопечных студентов, доставили в Израиль и осудили за измену родине. Отсидев 30 лет в тюрьме, Эльад эмигрировал в Соединенные Штаты, где скончался в середине 1990-х годов. А что Меир-Макс Бинет? Пока египетская общественность горячо обсуждала вероломство израильтян, он продолжал себе работать, словно ничего и не произошло. Однако египтяне провели доскональное расследование, и тут выяснилось, что израильская разведка, проявив поистине преступную беспечность, подставила своего суперагента под удар, передавая через него деньги и информацию тем самым еврейским студентам, которые должны были выполнить упомянутую выше операцию. Среди 11 арестованных была и Марсель Ниньо, связная Бинета, которая знала о том, что он разведчик. Не выдержав пыток, девушка выдала Бинета. Она не знала его настоящего имени, не знала, где он живет, но назвала номер машины, на которой он приезжал на встречу с ней, так что вычислить Меира не составило труда. Поздним вечером 29 июля 1954 года сотрудники египетских служб безопасности постучали в дверь дома Бинета. Буквально накануне Джейн с маленькой Мишелью уехали в Германию, куда через неделю по договоренности с женой должен был отправиться Меир. Они собирались отдохнуть и развлечься, они даже заранее приобрели билеты на концерты моиартовского фестиваля в Зальцбурге... Египтяне очень просто установили, что Макс Бинет - израильский шпион: они заставили его снять штаны... Когда в назначенный срок Меир не при летел в Германию и вообще не подавал признаков жизни, Джейн поняла: что-то случилось. Не желая компрометировать мужа, она не стала звонить в Каир, на его квартиру, а позвонила в Израиль. Но с ней никто не пожелал говорить о Меире. Тогда отчаявшая Джейн позвонила в офис Меира в представительстве "Форда", и оттуда ей сообщили, что господин Бинет взял длительный отпус У беременной Джейн от волнения началось кровотечение, и ребенка она потеряла. Врачи в больнице рекомендовал ей постельный режим, но куда там: Джейн снова и снова пыталась дозвониться до мужа и докричаться до его шефов. Все было напрасно. Меира Бинета египтяне допрашивали особым пристрастием, но он категорически отрицал свою причастность к израильской разведслужбе в целом и к провалившейс операции "Мосада" в частности. Сокамерник Бинета потом рассказывали, что он был ужасающем физическом состоянии, его красивое лицо превратилось в месиво, кожа и всем теле была разодрана в клочья от побоев металлическим прутом, многочисленные раны гноились. Израильтяне через третьи лица наняли для него адвоката-англичанина, но он оказался бессилен что-либо сделать дя своего подзащитного.По свидетельству Меира Заафрана, одного из 11 арестованных студентов, за день до своей смерти Меир Бинет сказал ему "Завтра я должен свидетельствовать в суде против вас. Но я не сделаю этого, не доставлю египтянам такого удовольствия. Я покончу с собой". За несколько часов до того, как его должны были доставить в здание суда, Меир вскрыл себе вены бритвой, которую спрятал в книге Торы - единственном, что тюремщики разрешили ему взять с собой в камеру Он оставил письмо для Джейн, в котором на писал: "Дорогая, у меня не осталось выбора Это решение я принял совершенно сознательно, было невозможно дольше терпеть эти муки, душевные и физические... Я думаю о вас... Джейн, ты должна вновь выйти замуж, Мишели нужен отец, и я надеюсь, что вы проживете так, как мы вместе планировали. Я так много хотел сделать во имя нашего лучшего будущего, но мой единственный вклад в это будущее - Мишель... Я прошу, чтобы в мой день рождения вы посадили дерево в память обо мне. Обнимаю вас, пусть Всевышний дарует вам мир и радость. Простите меня..." Поскольку Израиль решительно отрицал всякую связь с Меиром Бинетом, его тело было перевезено в Италию и захоронено в Риме. Только в 1959 году останки Бинета были тайно переправлены в Израиль и так же тайно преданы земле. После Шестидневной войны девять евреев, приговоренных к пожизненному заключению после провала операции в Каире, были освобождены в рамках обмена пленными и встречены в Израиле как герои. И только имя Меира Бинета - человека, так много сделавшего для своей страны и ставшего невольной жертвой провала бессмысленной операции израильской разведки, было предано забвению.

 

Метки:

1956, 17 ноября — (13 Кислева 5717) Израиль. Операция "Тушия" (Находчивость) перевозка в Страну евреев Порт-Саида. Операцией по эвакуации руководили агент Моссада Арье (Лёва) Элиав и двое военнослужащих ЦАХАЛа (майор Авраам Дар и старшина Томи Ариэли). В течении суток вся община города, который был оккупирован французскими войсками, была собрана в порту, где погрузилась на израильские суда, замаскированные под итальянские.

Метки:

1960, 10 мая — (13 ияра 5720) В Кнессете обсуждение вопроса о мальчике Йоселе Шухмакере, похищенном его дедушкой (парламентский запрос). Подробнее

семья Шухмакер (Альтер, Ида и двое детей) репатриировалась в Израиль из СССР в 1958 г. Ввиду их тяжёлого материального положения Шухмакеры обратились к родителям Иды, состоятельным харедим из Иерусалима, с просьбой помочь в уходе за детьми - в частности, их сын Йоселе поселился у деда, Нахмана Штаркеса, в районе Меа-Шеарим. В январе 1960 г. родители решили, что их материальное положение достаточно прочно, и просили вернуть детей, однако дед Нахман был уверен, что внука, к которому он был очень привязан, отдадут в нерелигиозную школу, и даже подозревал, что родители собираются вернуться в СССР, поэтому отказался возвратить внука. Шумахеры обратились в суд. В феврале 1960 г. суд постановил: Йоселе Шумахер должен быть немедленно возвращён родителям, однако Н. Штаркес отказался выполнять постановление суда, несмотря ни на уговоры, ни на очевидную угрозу тюремного заключения. На суде он утверждал только, что внук находится в Израиле; получить от него какую-либо дополнительную информацию было невозможно. Полицейское расследование также зашло в тупик. Светское общественное мнение Израиля было встревожено тем, что харедим могут победить в таком вопросе, как воспитание детей, вопреки воле родителей. В этих условиях Д. Бен-Гурион принял решение, которое сегодня выглядит непропорциональным проблеме: он поручил "Мосаду" найти ребёнка. После двух с половиной лет головокружительных и изнуряющих поисков, проходивших во многих странах на четырёх континентах, ребёнок был возвращён родителям. Йоселе Шумахер вырос в Израиле в семье родителей, сохранив хорошие отношения и с дедом. Несмотря на успешное завершение операции, общественное мнение быстро забыло о том, что его реакция была главной причины вмешательства "Мосада". Раздавалась критика по поводу того, что прославленная разведка страны, находящейся фактически в военном положении, тратит такие усилия и средства для погони за ребёнком и решает внутрисемейный спор. В ответ утверждалось, что для еврейского государства нет ничего более святого, чем еврейская семья; во всяком случае, больше подобных операций "Мосад", насколько это известно не проводил.

 

Метки:

1963, 25 марта — (29 Адара 5723) Израиль. Легендарный начальник Мосада И. Харель оставил свой пост из-за разногласий с Бен-Гурионом по поводу деятельности немецких учёных в Египте, помогавших арабам в военной сфере - создании ракетного оружия. Бен-Гуртон считал, что оружие, разрабатываемое немцами, не угрожает Израилю, т. к. морально устарело, Харель придерживался иной точки зрения. Кроме того, он предал информацию о сотрудничестве арабов и немцев гласности, а Бен-Гурион был против, потому что доверял Германии.

Метки:

1966, 15 августа — (29 Ава 5726) Завербованный Мосадом иракский лётчик перегнал в Израиль новейший советский истребитель МиГ-21, который израильские специалисты тщательно изучили и даже передали информацию американцам. Подробнее

Это была операция Мосада под названием СИНЯЯ ПТИЦА. Капитан Манир Редфа, иракский летчик, который прилетел на самолете в Израиль, сказал, что решил перейти на сторону Запада из-за раскаяния и вины, которую он чувствовал после участия в бомбежках курдских деревень. Идея получить МиГ-21 появилась в 1965 году, когда командующий ЦАХАЛа Эзер Вейцман попросил Меира Амита, главу Мосада в то время, доставить в Израиль самолет. Агент Мосада, бизнесмен еврейского происхождения Йосеф Шемеш вступил в контакт с невесткой Редфа, пилота иракских ВВС, которого не продвигали по службе из-за того, что он был христианин. Редфа сумел покинуть Ирак и прибыть в Рим, откуда он прилетел в Израиль на самолете ЦАХАЛа. Он находился в Израиле три дня, в течение которых летал на самолете израильских ВВС вместе с шефом разведывательного отдела армии, полковником Шейком Баркатом. Операция состоялась спустя месяц, когда семья Редфа была вывезена из Ирака. МиГ-21 изучался израильскими специалистами в течение месяца, после чего был передан американским ВВС для анализа и испытаний. За этот ПОДАРОК США отменили эмбарго на поставки оружия Еврейскому государству. В результате Израиль заменил французские самолеты Vautour и Mirage американскими истребителями Phantom. Год спустя, в течение Шестидневной войны израильские истребители сумели уничтожить множество самолетов МиГ-21 в воздушных сражениях в результате полученной информации. Иракский пилот и его семья покинули Израиль после короткого там пребывания и переехали в другую западную страну, где Редфа скончался от сердечного приступа девять лет спустя.

Метки:

1969, 24 декабря — (15 Тевета 5730) Похищние Мосадом из Шербура 5 ракетных катеров, построенных для Израиля Францией, но не поставленных из-за наложенного эмбарго. Подробнее

В эту ночь как назло в Бискайском заливе начался 9-ти бальный шторм. СААР, расчитанные на акваторию Средиземного моря, не справились бы с океанским штормом. Вся операция висела на волоске. Кимхи (Хадар Кимхи - решительный офицер, бывший подводник, которому поручили собственно командование операцией в море) и Лимон, глава израильской военной миссии во Франции, сидели на катерах, прикованные к приёмнику. В 1:30 сообщили, что хотя на море бушевал шторм, его центр постепенно двигался в сторону Англии. Лимон решил рискнуть. Катера запустили моторы, дали ход и вышли из гавани - прямо в сильный шторм. Катера довольно быстро разбросало по морю. Экипажи, не привыкшие к таким тяжёлым условиям (и к тому же уменьшенные), с трудом справлялись с управлением. Только под утро шторм стих и Кимхи удалось собрать катера. Они проследовали к берегам Португалии, где их уже ждал ТАНКЕР ЛЕА(Два судна израильской национальной морской компании ЦИМ - сухогруз ЛЕА и судно для перевозки автомобилей ДАН - были сняты с перевозок. Они должны были служить танкерами для катеров. На них установили топливные цистерны и оборудование для заправки в море пяти катеров. Команды судов сменили на команды резервистов - выходцев из флота, и все приготовления проводились в строжайшем секрете. Оба судна провели несколько тренировок с катерами, уже находившимися в Израиле). Заправка продлилась дольше, чем было запланировано, так как в баки нескольких катеров попала морская вода - в результате неловко поданных с ЛЕИ шлангов. Проблему решили - подождали некоторое время и стравили воду с низу баков (горючее легче воды). Заправившись, маленькая эскадра вошла в Гибралтар и, забрав к югу, чтобы избежать помех со стороны французского Средиземноморского флота, направились на восток. Перед Кипром катера разделились и обошли остров с двух сторон - севера и с юга. Соединившись у восточной оконечности Кипра, СААРЫ встретились с ДАНОМ для второй заправки. В Новый Год, 1 января 1969г, Кимхи вошёл с пятью катерами в Хайфский порт. www.War Online

Метки:

1972, 16 октября — (8 Хешвана 5733) В Риме Мосадом ликвидирован В. Зуйтер - глава "Чёрного сентября" (см. 12 сентября )

Метки:

Страницы: 12