Календарь на 24-е октября

1784 — (9 Хешвана 5545) В Ливорно родился сэр Мозес (Моше) Хаим Монтефиоре

Все, кто живет в Иерусалиме или кто бывал в нем, знают мельницу, которую он выстроил, и рядом выставленную (после восстановления) карету1, в которой он много раз разъезжал по Европе. Моше Монтефиоре был человеком незаурядным, и не только потому, что умер в сто лет. В его честь названы улицы в Тель-Авиве, Беэр-Шеве, Холоне, Петах-Тикве, Рамат-Гане, Рамле, Цфате и в других городах Израиля. В Иерусалиме целые районы носят его имя, но скромно, каким он и сам был, без фамилии, просто Моше: Йемин-Моше, Огель-Моше, Зихрон-Моше, Кирьят-Моше. Они названы в честь него потому, что их строительство началось благодаря его финансовой помощи и моральной поддержке. Кто же этот человек, любивший Иерусалим и щедро жертвовавший за него деньги? Он был самой знаменитой еврейской личностью Х1Хв., пока не появился Герцль. Герцль был подобен метеору, который посвятил девять лет из своей короткой жизни служению своему народу. Моше Монтефиоре светил менее ярким светом, но прослужил своему народу шестьдесят лет из своей долгой жизни. Он родился в 1784г. в Ливорно (северная Италия), но вырос в Лондоне. Энергичный, живой, проявлявший большие способности в области ведения дел, он занимал совсем молодым очень важное место в развитии экономики начала XIХ в. Его идеи (новые в то время) страхования, с одной стороны, и газового освещения - с другой, наконец, его партнерство с миллионером Натаном Ротшильдом, которому он стал шурином, позволили ему достичь полного материального благополучия уже в возрасте сорока лет. Но в отличие от очень многих бизнесменов, которых ослепляет успех и которые всегда мечтают о еще большем богатстве, Моше Монтефиоре довольствовался тем, что у него уже было. Блестящий ум своего времени, он посвящает себя служению иудаизму. Он и его жена Йегудит в полном согласии между собой никогда не оставляли без ответа просьбу еврея прийти на помощь, где бы он ни находился. В 1827г. (Монтефиоре было 43 года) отложив все дела, он отправляется с женой в первое путешествие в Эрец-Исраэль - потому что любовь к Иерусалиму и к Израилю жила в нем с самого детства. Супругов сопровождает их друг, слуга и повар, поскольку они едят только кашерное. В те времена подобные путешествия были долгими и опасными. На Среднем Востоке свирепствовала холера. Монтефиоре и всех, кто был с ним, неоднократно держали в карантине по пути туда и обратно. Наконец, из Яффо до Иерусалима можно было добраться только на лошадях, другого транспорта не было. В Иерусалим нужно было въезжать на муле, рискуя попасть в руки разбойников, прятавшихся за поворотами тропинок. Но уж очень они хотели туда попасть. Любовь к Иерусалиму не покидала Монтефиоре всю его жизнь. Он ездил в Эрец-Исраэль еще шесть раз, последний - когда ему был 91 год (в 1875г.), уже без жены, которая умерла раньше него. Невозможно здесь перечислить все, что Монтефиоре сделал для Эрец-Исраэль, все, что он предпринял. Мы ограничимся лишь несколькими выдающимися делами. Первая перепись еврейского населения в Стране Израиля (не очень точная) была проведена его стараниями. Первая проезжая дорога от побережья до Иерусалима была проложена благодаря нему. Первая оранжерея, возделанная евреями на севере Яффо, где сегодня самый центр Тель-Авива и улица Монтефиоре, - тоже была создана благодаря нему. Он подвиг евреев Иерусалима выйти за его стены, расширить город к востоку, сделать современные сточные трубы в старом городе, привести в порядок могилу Рахели в Бейт-Лехеме, давать образование девочкам...И еще многими-многими областями повседневной жизни в Эрец-Исраэль XIX в. занимался Монтефиоре. Если его старания не всегда имели успех, они, по крайней мере, способствовали первым шагам, следуя которым другие добивались успеха потом. Вот всего один пример. Дома, которые построили благодаря ему вне старых стен Иерусалима, сначала совсем не пользовались успехом. Но спустя двадцать лет, появились уже целые новые кварталы, некоторые были выстроены на деньги Монтефиоре. Район Кирьят-Моше в Иерусалиме, построенный спустя лет сорок после его смерти, еще воспользовался остатками фонда Монтефиоре (отсюда и название района). Не только евреи Эрец-Исраэль пользовались существенной помощью Монтефиоре. В своей карете с женой и сопровождающими он появлялся повсюду, где еврей нуждался в помощи. В 1840г. евреев Дамаска обвинили в убийстве французского священника, труп которого обнаружили, а убийцу найти не удалось. Дело было в феврале. Снова был пущен в ход средневековый миф о том, что евреи совершают ритуальное убийство, чтобы употребить для мацы на Песах христианскую кровь. Уважаемых членов еврейской общины Дамаска арестовали и пытали. Двое под пытками умерли. Опасались массового избиения евреев Дамаска. Семьи обратились за помощью к евреям Западной Европы. При поддержке королевы Виктории Монтефиоре поехал в Египет, под властью которого тогда находился Дамаск. С ним поехал Адольф Кремье из Франции. Они добились освобождения арестованных евреев. Несколько слов о Кремье. Французский адвокат и политический деятель, Кремье (1796-1880) был одним из основателей в Париже Всемирного еврейского союза (на иврите: "Кол Исраэль хаверим"). Улицы в Иерусалиме и Тверии названы в честь этого Союза, а именем самого Кремье названы улицы в Иерусалиме, Хайфе и Тель-Авиве. В 1870 году Союз создал первую сельскохозяйственную школу в турецкой Палестине и назвал школу "Миквэ-Исраэль" (слова из книги пророка Ирмеягу, 14:8 и 17:13). Школа находилась тогда в нескольких километрах от Яффо, а теперь она - между Тель-Авивом и Холоном. Школа продолжает разрастаться и сейчас насчитывает более тысячи учеников. Улицы под названием "Миквэ-Исраэль" есть в Тель-Авиве, Холоне и Иерусалиме. Во главе комитета директоров Союза стоял Шарль Неттер, которому и принадлежала мысль о создании этой школы и который все силы вложил в ее развитие. Около нее он и похоронен. Его именем названы улицы в Иерусалиме, Тель-Авиве, Рамат-Гане. В 1840г. Монтефиоре был в Константинополе. Там он и узнал о декрете султана о том, что заявление о ритуальном убийстве - навет на евреев. Этим декретом освобождались из заключения евреи Дамаска. Известность Монтефиоре после успеха с "Дамасским делом" возросла. К нему обращались евреи многих стран, и он отвечал на все письма, на все просьбы. Он советовал, поддерживал, помогал, посылал деньги. В серьезных случаях прибегал к личному вмешательству. Так, он решил попросить аудиенции у царя Николая I. Тот только что предпринял меры, тяжело ударившие по евреям России: запретил проживать ближе, чем на 50 верст от западной границы. Согнанные с насиженных мест, вынужденные ютиться в черте оседлости и без того переполненной, евреи обратились к Монтефиоре за помощью. Он тут же отправился в путь с женой и свитой. Путешествие длилось месяц, и в Санкт-Петербург они попали в конец холодной зимы. Аудиенция состоялась 9 апреля 1846г. Царь был любезен с этим незаурядным евреем, другом английской королевы, и пообещал ему облегчить судьбу евреев. Царь разрешил Монтефиоре посетить черту оседлости, где его встречали с большим воодушевлением. К сожалению, царские обещания выполнены не были, и все осталось по-прежнему. Через двадцать шесть лет, в июле 1872 году Монтефиоре овдовел и в возрасте 88 лет снова отправился в Санкт-Петербург. Царь Александр II начал вводить реформы в пользу евреев. Монтефиоре хотел выразить ему внимание в дни празднования двухсотлетия со дня рождения Петра Первого. В дневнике, который он вел каждый день, он записал: "Его Императорское Величество покидает место летних учений и приезжает в Зимний дворец специально, чтобы избавить меня от лишнего утомления ввиду моего преклонного возраста... У меня нет слов, чтобы описать, какие теплые чувства выказали мне его Императорское Величество и члены правительства." Но и на этот раз любезные слова царя служили всего лишь ширмой для его истинных намерений. Ибо вслед за коротким периодом относительной либерализации в первые годы царствования Александра II уже наступил период все ужесточающихся мер относительно евреев. Тем не менее, тот факт, что Монтефиоре был дважды принят царями всея Руси, чрезвычайно усилило его популярность. Встреча с султаном Марокко была более эффективной. Она состоялась в феврале 1863 года в Марракеше, который был тогда столицей. В Марокко в те времена евреи составляли около половины миллиона. Султан принял Монтефиоре, как князя, и марокканские евреи ему оказали необычайно горячий прием. Монтефиоре прежде всего попросил освободить несправедливо осужденных девять евреев, и его просьба была удовлетворена. Но он также просил, чтобы положение всех евреев страны было улучшено. Он хотел, чтобы были отменены некоторые знаки дискриминации, например, указ ходить по улицам босиком. Султан внял этим просьбам и издал наказ правителям провинций обходиться с евреями справедливо и наравне с другими подданными султана. Даже если на деле все эти обещания и не были выполнены, заступничество Монтефиоре несомненно сыграло очень положительную роль для евреев Марокко. В 1867 году он поехал выручать евреев Румынии. Проездом во Франции он нанес визит вежливости Наполеону III. Но прибыв в Бухарест, он встретил недружелюбный прием, что осложнило выполнение задачи. Все же отношения, которые он наладил во время поездки, позволили ему позднее повлиять на Берлинский договор 1878 года, который давал гражданские права евреям Румынии. К сожалению, румынский правитель не соблюдал договора. Когда он праздновал у себя в Рэмсгейте на юге от Лондона, 99-й день рождения, это был настоящий праздник для всех друзей. Письма и телеграммы поступали десятками тысяч со всего света. Евреи и неевреи стремились поздравить его. В Рэмегейте пришлось открыть специальное почтовое отделение. В подарок он хотел получать деньги, чтобы увеличить пожертвования на Эрец-Исраэль. Он заказал новый свиток Торы для частной синагоги переписчику, который уже давно жил у него в доме. В прошлые годы он ему уже заказал двадцать четыре экземпляра, большинство из которых было роздано в синагоги бедных районов. В октябре 1884 года ему исполнилось сто лет. В честь такой годовщины мэр Рэмсгейта велел выстроить две триумфальные арки и украсить весь городок цветами и знаменами. Размноженный сотнями тысяч экземпляров портрет Монтефиоре висел во всех еврейских домах от России до Марокко, не говоря уж о Иерусалиме. Он умер в июле 1885 года, оставаясь в ясной памяти до самой последней минуты. Похороны тоже стали многолюдными выражениями уважения и благодарности. Уже при жизни он вошел в историю своего народа, который его не забывает. Улицы и районы, носящие его имя в Израиле, напоминают нам о неслабеющем почтении к нему. Более того, известный израильский певец, родившийся в Иерусалиме, сделал популярной среди молодежи прекрасную песню о выдающихся заслугах перед всем еврейским народом этой незаурядной личности. Рина Неер "Улицы хранят память".

  1-й Баронет — один из известнейших британских евреев XIX века, финансист, общественный деятель и филантроп.
 

Метки:

1870 — (29 Тишри 5631) Все евреи Алжира, за исключением проживавших на «южных территориях»; правовое положение последних осталось неопределенным, декретом И. А. Кремье объявлены французскими гражданами. Далее

Натурализация около 35 тысяч евреев вызвала волну антисемитизма. Огромную роль в разжигании антиеврейских настроений сыграла газета «Пети Алжерьян», основанная в 1882 г. под руководством крещеного еврея Байля. Французские антисемиты в Алжире утверждали, что евреи являются вредной и опасной расой, требовали, чтобы французский парламент отменил декрет И. Кремье. В 1882 г. в Оране была основана Антисемитская лига, обвинявшая евреев в ведении ХИЩНИЧЕСКОЙ ТОРГОВЛИ и призывавшая к бойкоту еврейских магазинов и предприятий. Антисемиты вели разнузданную кампанию против участия евреев в выборах в местные и центральные органы власти: -Избиратели, берегитесь! Нам грозит великое зло. У нас скоро будет еврейский муниципалитет, еврейский префект, еврейский генерал-губернатор, еврейский генеральный командир 19-го корпуса-. В стране прошла серия погромов. Причем в погроме в городе Алжир участвовали французские солдаты. Особенно сильные погромы произошли в 1897–98 гг. Толпы французов и арабов громили еврейские магазины, синагоги, дома. Было большое количество раненых. Лидер местных антисемитов мэр города Алжир М. Режи призывал -окропить дерево свободы кровью евреев-

 

Метки:

1882 — (11 Хешвана 5643) Родился И. Кальман - композитор.
 

Метки:

1905 — Погром в селах Днепропетровской области Волосском, Августиновке и Широком.
 

Метки:

1911 — (2 Хешвана 5672) Родился А. Райкин - артист
 

Метки:

1912 — (13 Хешвана 5673) Родился Тедди Эйтан

Тадэ Диффр (Thadee Diffre), родился в Камбре на севере Франции. По окончании университета служит чиновником в администрации Французской Экваториальной Африки в Браззавиле. В 1940 после капитуляции Франции присоединяется к движению Свободная Франция генерала Де Голля, вступает в первый маршевый батальон добровольцев и направляется в его составе в Палестину. Принимает участие в освобождении Сирии и Ливана от сил правительства Виши, после ранения находится на излечении в больнице ХАДАССА в Иерусалиме. Возвращается в Африку, командует взводом в Чадском полку сенегальских стрелков, воюет в Северной Африке, в 1944 участвует в освобождении Франции в составе дивизии генерала Леклерка. Закончил войну в звании капитана. Член французской делегации на конференции ООН в Сан-Франциско в июне 1945. В феврале 1948 Тадэ Диффр обращается в офис Еврейского Агентства в Париже и заявляет о своем желании вступить в организацию Хагана и отправиться на войну в Палестину. Нехарактерная биография добровольца вызывает вопросы и подозрения в возможном шпионаже. В беседе с начальником представительства Хаганы во Франции Эмануэлем Нишри Диффр так объяснил свои мотивы: -Я католик, мне 35 лет. В моих жилах не течет еврейская кровь. Я хочу вступить в ряды Хаганы и сражаться вместе с евреями по следующим причинам: Я из людей Де Голля с 1940-го года. Арабы – враги Франции, и воюющий с арабами действует на пользу Франции. В Палестине евреи ведут справедливую войну, а я всегда воюю на стороне справедливости. Как опытный армейский офицер, я хочу находиться на передовой, чтобы помочь победе евреев-. Эмануэль Нишри удостоверяется в искренности Диффра и направляет его в лагерь подготовки Хаганы в Сатоне, где его принимает заместитель Нишри Эли Оберлендер и распределяет во франкоязычное отделение, составленное в основном из евреев из стран Магриба (в других отделениях находились выходцы из Восточной Европы). В 35 лет Диффру было физически нелегко угнаться за молодежью, но, по его последующим описаниям, ему помогли внутренняя дисциплина и сознание, что он доброволец. После окончания базовой подготовки он прошел краткий курс командиров отделений в лагере Бирье севернее Марселя и охарактеризовал его следующим образом: -Достиг звания капрала. Да здравствует армия!-. Затем Диффр получил поддельные документы на имя еврея-беженца и отправился в Палестину. 29 апреля 1948 он прибыл в Хайфу. Еврей-беженец из Восточной Европы, не владеющий идишем, вызвал подозрение чиновников Еврейского Агентства, но найденное письмо от Оберлендера Ицхаку Садэ дало Диффру зеленый свет. 2 мая к нему на распределительную базу явился начальник службы приема и распределения отдела кадров генштаба Элиягу Темкин, и Тадэ Диффр получил личный номер 17797 и новое имя, Тедди Эйтан, которое Темкин предложил, чтобы скрыть его происхождение. Под этим именем ему предстояло пройти всю Войну за Независимость. Тедди Эйтан встретился с Ицхаком Садэ, командиром ПАЛЬМАХа, возглавлявшим на тот момент БРОНИРОВАННУЮ СЛУЖБУ (шерут а-мешурьяним), зародыш будущих танковых войск АОИ, и в течение нескольких следующих месяцев побывал -внештатным советником- в различных спешно сколачивающихся механизированных подразделениях: 73-ем батальоне Хаима Ласкова, рейдовом подразделении джипов, приданном бригаде Негев, в составе которого Тедди участвовал в налетах на аэродромы в районе Газы, и 89-ом механизированном рейдовом батальоне Моше Даяна. Тедди давал советы по оборудованию техники вооружением и её боевому применению, а также, по заданию начальника отдела обучения генштаба Элиягу Коэна, составил подробную учебную программу для личного состава новых частей. Командиры отзываются о нем в своих воспоминаниях как об отличном и знающем офицере, хотя и говорят, что многое из предложенного было неприменимо в тогдашних условиях. К концу июля 1948 Тедди Эйтан пришел к выводу, что исчерпал свои возможности на поприще советника, и дальше сможет приносить пользу, только командуя боевым подразделением. Языковой барьер мешал ему влиться в существующие подразделения, та же проблема существовала и у многих выходцев из стран Северной Африки, разбросанных по различным бригадам и батальонам. Для решения этой проблемы Тедди выдвинул идею создания батальона коммандо, укомплектованного франкоязычными солдатами. Идея была принята генеральным штабом, и в начале августа Тедди Эйтан получил звание майора и задание сформировать новый батальон. Новый 75-ый батальон был прикомандирован к 7-ой бригаде, однако штаб бригады дистанцировался как от процесса сколачивания, так и от повседневной деятельности батальона. Командный костяк был составлен из бывших солдат и офицеров Свободной Франции и Иностранного легиона. Согласно приказу генштаба, франкоязычные солдаты из различных частей переводились в 75-ый батальон, некоторые из них переходили туда самовольно, что не было необычным для армии в то время. Несмотря на проводимый отбор, солдатский контингент был крайне проблемным. Некоторые из солдат были добровольцами-авантюристами, в том числе неевреи, у других было темное прошлое, и они скрывались от уголовного преследования, многие были свежими репатриантами из Северной Африки, не знакомыми со страной и чувствовавшими себя подобием Иностранного легиона. Участились случаи воровства и продажи армейского имущества и торговли наркотиками, чему способствовало расположение вблизи Тель-Авива. Тедди Эйтан пришел к выводу, что идея батальона провалилась. Он предложил отобрать около сотни бойцов под командованием выходцев из СВОБОДНОЙ ФРАНЦИИ и маки, и создать из них подразделение специальных операций, остальные триста (батальон так и не достиг штатной численности в 750 человек) должны были присоединиться к одной из пехотных бригад. В сентябре 75-ый батальон был передан в состав бригады ИФТАХ. Тогда же в генштаб поступила просьба от штаба ВМС передать около сотни бойцов для создания подразделения морской пехоты. Для Тедди не могло быть лучшего момента. 50 солдат были переведены на базу ВМС в Кейсарии, остальных Тедди планировал набрать среди франкофонов, которых продолжали переводить в 75-ый батальон. С середины сентября рота начала интенсивную подготовку к высадке морского десанта, параллельно набирались новые кадры. Часть из них в дальнейшем стала известными людьми, например репатриант из Марокко Фима Маймон, он же главный армейский раввин генерал-майор Гад Навон. Первым заданием подразделения морской пехоты должна была стать высадка между Газой и Ашкелоном в рамках операции ЙОАВ. Однако, когда выяснилось, что вместо планировавшегося ко времени операции батальона имеется только рота в составе 150-ти солдат и моряков, высадка была отменена. Планы создания морской пехоты были свернуты, и в середине октября рота была переведена из ВМС в бригаду НЕГЕВ и присоединена к 9-ому рейдовому батальону. Примерно в то же время оставшиеся солдаты 75-го батальона бригады ИФТАХ были переведены во 2-ой батальон, и 75-ый батальон прекратил свое существование, хотя в официальной переписке название использовалось и дальше. Но более известным стало название, с которым рота под командованием Тедди Эйтана вошла в историю Войны за Независимость: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДО. Его рота и в рамках 9-го батальона во многом сохраняла особый статус по сравнению с другими подразделениями. Этому способствовал необычный состав, выделявший бойцов на фоне других солдат, высокий уровень подготовки и майорское звание командира роты. Командирами отделений и взводов были бывшие офицеры французской армии, большинство солдат также было из Франции, в том числе несколько неевреев, остальные были выходцами из стран Северной Африки. Заместителем Тедди Эйтана стал Эли Оберлендер, его бывший командир в лагере подготовки Сатоне.В рамках операции ЙОАВ по освобождению северной части Негева 9-ый батальон проводил налеты на транспортные артерии, командные центры и базы ВВС в районах Газы и Эль-Ариша. 18 октября рота Тедди Эйтана атаковала перекресток Рафиах-Оджа Рафиах-Эль-Ариш с заданием связать египетские силы и заминировать дороги. В бою с египетскими бронеавтомобилями был смертельно ранен Эли Оберлендер. Он стал первым погибшим французского коммандо. 21 октября 1948 была проведена операция МОШЕ по взятию Беэр-Шевы, ставшая финальным аккордом операции ЙОАВ. Центральную роль в прорыве в город и в боях в застроенной местности сыграло французское коммандо в составе около 60-ти человек. С момента прорыва до капитуляции египетского гарнизона прошло около пяти часов, около двух с половиной из них в городе сражалось только французское коммандо, потерявшее четырех человек убитыми и тринадцать ранеными. С конца ноября рота перешла в прямое подчинение штабу бригады, и Тедди имел статус, равный с командирами батальонов. Французское коммандо занималось патрулированием, засадами, минированием основных дорог и препятствовало инфильтрации регулярных и иррегулярных сил противника. 25 декабря 1948 началась операция ХОРЕВ по разгрому и вытеснению египетской армии за пределы Израиля, крупнейшая операция Войны за Независимость. Бригада НЕГЕВ получила задание взять укрепрайон Тмиле, перекрывавший дорогу Беэр-Шева-Ницана. Ночью 26 декабря французское коммандо атаковало и захватило один из опорных пунктов египетской обороны. Бойцы попали под сильный минометный и пулеметный огонь, отбили в течение ночи несколько контратак противника и отступили с рассветом, потеряв убитыми и ранеными половину личного состава. Тедди Эйтан также был ранен в ногу. Остаток подразделения был отправлен в Беэр-Шеву, многим понадобилось долгое время, чтобы придти в себя после тяжелейшего боя. В описаниях командиров частей, участвовавших в бою за укрепрайон Тмиле, подчеркивается боевой дух и выдержка солдат и офицеров французского коммандо. После возвращения в Беэр-Шеву подразделение было оставлено на произвол судьбы, штаб бригады перестал заниматься его ежедневными проблемами. Начался распад, солдаты занимались мародерством и воровали провизию и оружие с армейских складов. Война заканчивалась, во французском коммандо больше не было надобности, и в феврале 1949 вышел приказ о расформировании 75-го батальона и распределении оставшихся солдат по другим частям. После войны большинство солдат и офицеров подразделения, чувствовавших себя чужими в Израиле и обиженными отношением к ним как к маврам, сделавшим свое дело, уехало во Францию, мало кто из них осел в новом государстве. Тедди Эйтан получил предложение занять пост командира 42-го батальона бригады КИРЬЯТИ, но отклонил его и подал в отставку. В письме Бен-Гуриону от 13 февраля 1949 он написал, что в связи с окончанием боевых действий его присутствие больше не является необходимым, и что его дальнейшая служба вызовет дипломатические проблемы после признания Израиля французским правительством, так как французским офицерам запрещено служить в армиях других государств без официального разрешения. Тедди перечислил также случаи несправедливых обвинений в шпионаже и вредительстве на протяжении войны, и в заключение написал: -Я чувствую удовлетворение тем, что служил такому высокому делу и присоединился к нему в момент реальной угрозы существованию Израиля. Я, со своей стороны, внес скромный, но искренний вклад в это предприятие. Предприятие, которое Вы с помощью Ваших соратников и народа Израиля, сумели воплотить в жизнь. Я горжусь, что служил в Армии Обороны Израиля и сумел оправдать доверие моих командиров. Могу обещать, что всегда останусь верным другом Государства Израиль и еврейского народа-. В письме начальника генерального штаба Якова Дори, подтверждающем принятие отставки Эйтана, сказано: -Верховное командование высоко ценит активное участие Тедди Эйтана в Войне за Независимость и совершенные акты смелости и героизма при командовании подразделением-. Весной 1949 Тадэ Диффр вернулся на родину. Написал книгу воспоминаний -Негев: героическое рождение Государства Израиль-. Работал в администрации Французской Экваториальной Африки и министерстве заморских территорий, с конца 50-ых и до 1969-го был советником президента Уфуэ-Буаньи и генеральным секретарем правительства Берега Слоновой Кости. 30 декабря 1971 погиб в автокатастрофе вблизи Тарба на юге Франции. В 1975 году ветераны бригады НЕГЕВ поставили памятник Тедди Эйтану рядом с обелиском бригады на холме к северу от Беэр-Шевы. В 1995 году была установлена доска французского коммандо на месте египетского опорного пункта в Тмиле. В 2004 посол Израиля во Франции Нисим Звили вручил вдове Тадэ Диффра Беатрис и его дочери Флоренс благодарственную грамоту, медаль и знак участника Войны за Независимость www.War Online.org

 (Тадэ Диффр) - герой Войны за Независимость. Погиб 30.12.1971.
 

Метки:

1942 — (13 Хешвана 5703) Начальник Комитета по делам кинематографии СССР И. Большаков сообщил А. Щербакову, что он отклонил предложение С. Эйзенштейна утвердить Фаину Раневскую на роль княгини Ефросиньи Старицкой в фильме «Иван Грозный», так как «семитские черты у Раневской особенно ярко выступают на крупных планах»
 

Метки:

1944 — (7 Хешвана 5705) В ответ на действия ЭЦЕЛ командующий британскими войсками на Ближнем Востоке обратился к Ишуву с требованием "по мере возможности оказать содействие силам порядка в стране"и "практического сотрудничества ... в особенности путём передачи сведений, которые могут содействовать поимке убийц и их помощников". 24 октября Исполком Сионистской организации утвердил решение Еврейского агенства и Национального комитета по поводу борьбы с террором. Попытка договориться М. Сне, Э. Голомба с М. Бегиным провалилась.
 

Метки:

1944 — (7 Хешвана 5705) В Тель-Авиве по инициативе И. Милло и А. Бен-Иосефа (1907–80) группой актеров, выросших в Эрец-Исраэль (Джемайма Мило, Роза Лихтенштейн, Авраам Бен-Йосеф и Батя Ланкет) основан Камерный театр. Официально он был провозглашён в 1945 году. Камерным театром в 1948 году был поставлен первый спектакль на местную тему - авторская инсценировка романа М. Шамира «Ху-халах ба-садот» («Он шел по полям», 1947). Это был спектакль о Войне за Независимость.
 

Метки:

1967 — (20 Тишри 5728) Израильская артиллерия уничтожила нефтедобывающую установку у города Суэц, акция возмездия за гибель эсминца "Эйлат" 21 октября.
 

Метки:

1969 — (12 Хешвана 5730) Война на Истощение. ВВС Израиля разбомбили египетский укреплённый пункт Рас-Аарб, где по данным разведки располагался локатор P-12, мешавший самолетам атаковать цели в этом районе. Сразу же выяснилось, что локатор продолжает свою работу, т.е. бомбардировка, вероятно, была произведена по заранее подготовленной египтянами ложной цели. (см. 22 декабря , 25 декабря , 26 декабря , 27 декабря)
 

Метки:

2012 — (8 Хешвана 5773) С утра территория Западного Негева была подвергнута сильному ракетному обстрелу из Газы. На землю районов Эшколь, Шаар а-Негев, Хоф Ашкелон и др. упало около 30 ракет. Ранеия получили трое иностранных рабочих из Таиланда, несколько домов были повреждены, занятия в школах отменены.
 

Метки:

2012 — (8 Хешвана 5773) В благодарность за помощь в спасении евреев в годы Холокоста (см. 19 августа 1878 года), в знак признания глубокой связи между Филиппинами и Израилем в Хайфе открыта Филиппинская площадь. После «Хрустальной ночи» и начала антисемитских репрессий в Германии и Европе тысячи жителей Манилы вышли на улицы, чтобы выразить протест против нацистского режима. А после войны Филиппины стали первой азиатской страной, которая поддержала резолюцию ООН о создании государства Израиль» (в Хайфе уже была улица, названная именем столицы Филиппиской Республики – ул. Манила, и вот открыта Филиппинская площадь).
 

Метки:

2013 — (20 Хешвана 5774) Самодельное взрывное устройство было брошено в школьный автобус, в котором находились дети из поселения Мево Дотан в Самарии. Попытка теракта была совершена в районе деревни Яабуд. Террорист, бросивший взрывное устройство в автобус, скрылся в оливковой роще, расположенной рядом с дорогой.
 

Метки: