Ияр — события (125-150 из 819)

1854, 5 мая — (7 Ияра 5614) Умер американский пират Жан Лафит

В начале XIX века в районе Карибского моря и Мексиканского залива наиболее распространенными были французские каперы. После того, как в 1810 году французские острова Карибского моря перешли во владение Англии, каперы, действовавшие под французским флагом, потеряли порты, куда они доставляли добычу. Однако вскоре для пиратов открылась новая возможность. Провинция Картагена (Cartagena), часть нынешней Колумбии, объявила независимость от Испании и враждовала с ней. Пираты получали в порту Картагена такие же каперские свидетельства, которые они раньше имели от Франции. Награбленные ими контрабандные товары хлынули в район Нового Орлеана. Фактическим лидером и организатором баратарианских каперов к 1811 году стал Жан Лаффит. Дальнейшая история сложилась так, что тот же Жан Лаффит стал героем Соединенных Штатов в их борьбе за Новый Орлеан. Кто же был этот человек? ИСТОРИЯ СЕМЬИ ЛАФИТОВ Жана Лаффита в Новом Орлеане знали все, но мало кому было известно, что он еврей, а точнее, потомок маранов. История Лаффитов началась со средневековой Испании, когда в конце XV века евреев выселяли из этой страны. Им предлагали либо принять христианство, либо покинуть страну. Многие испанские евреи крестились, пришли к христианству, и их потомки окончательно порвали с иудаизмом. Но были и такие, которые, пройдя через обряд крещения, продолжали тайно исповедовать иудаизм. Испанцы презрительно называли их маранами (от испанского marrano – свинья). Для сохранения иудейской веры мараны вступали в брак с людьми своего круга. Когда в Европе начался разгул инквизиции, которая преследовала христиан за ересь (кстати, евреев, открыто следовавших иудаизму, инквизиция оставляла в покое), мараны были под ее пристальным вниманием. Поскольку они выдавали себя за христиан, то тайное соблюдение иудейских ритуалов, главный из них – соблюдение субботы, инквизиция трактовала как вероотступничество. У родителей Жана Лаффита было восемь детей. Поскольку мать Жана умерла рано, детей воспитывала бабушка Зора (Zora Nadrimal), происходившая из маранов. В Испании от рук инквизиции погиб дедушка Abhorad Nadrimal, муж Зоры. Бабушка была интеллигентным и образованным человеком и старалась дать внукам хорошее образование. Хотя со времени изгнания евреев из Испании прошло более двух веков, в памяти Зоры сохранились передаваемые из поколения в поколение семейные рассказы о преследованиях маранов. Бабушка рассказывала, что в 1765 году они, спасаясь от инквизиции, бежали во Францию. Из ее рассказов Жан Лаффит воспринял ненависть к Испании. Он напишет потом: «Мой дедушка был свободомыслящим евреем. Он не был верующим католиком и не был связан с традиционной еврейской синагогой. Но это не спасло его от гибели от голода в тюрьме, куда он был заключен за отказ сообщить подробности своей жизни, которые власти инквизиции требовали от евреев». Во второй половине XVIII века семья Лаффитов жила на острове Гаити, где в 1782 году родился Жан. Затем они перебралась на французскую Мартинику. Именно здесь Жан овладел искусством сражения на дуэлях. Все кто знал Жана говорили, что он был красив и элегантен, всегда безупречно одет, словом, «джентльмен». Люди, позже общавшиеся с ним близко, отмечали, что он свободно владел четырьмя европейскими языками. Тем временем Alexander Frederic (известный впоследствии как Доминик (Dominique)), самый старший брат Жана, стал капером. Хотя бабушка Зора мечтала, чтобы Жан посвятил свою жизнь перу, он пошел по пути брата Доминика, «взял в руки меч» и получил от французских властей каперское свидетельство. Тем же путем пошел и его брат Пьер, который был старше Жана на два года. Таким образом, братья приобрели право под французским флагом «законно» захватывать испанскую добычу, включая рабов. Уже в эти годы проявились лидерские качества самого младшего из братьев Лаффитов. Свой первый захват испанского корабля Жан Лаффит совершил в 1801 году, в возрасте 19 лет. В это время он написал на форзаце своей библии: «Всей своей сущностью я обязан великой интуиции моей бабушки, испанской еврейки, которая была свидетельницей разгула инквизиции». После четырех лет успешного пиратского промысла Жан Лаффит погрузил семью и немалое имущество на корабль и направился во Францию, где хотел поселиться «как джентльмен». Но по пути их настиг испанский военный корабль. Испанцы отняли имущество и высадили Лаффитов на каком-то островке. Случайно американская шхуна подобрала семейство и доставила в Новый Орлеан. Жан был нищ. Вскоре умерла его жена. Незадолго до этого в Новый Орлеан прибыл корабль под командованием Пьера Лаффита. Таможенные власти обвинили его в контрабанде (думается, не без оснований) и конфисковали корабль вместе с грузом. Обнищавший Пьер воссоединился с братом. Им удалось устроиться на работу в таможню города (уж они-то тонкости контрабандного дела знали предметно). В 1806 году Жан Лаффит записал: «Я встретил нескольких таких же отчаянных и нищих людей, как я. Мы купили шхуну и объявили войну Испании. Пока живу, я буду воевать с Испанией, и только с ней. Я мирно отношусь ко всем, кроме Испании». Затем братья Лаффит отправились в Картагену и получили там каперское свидетельство. Возвратившись в Мексиканский залив, они начали «направо и налево» грабить испанские корабли и за короткое время захватили полтора десятка кораблей, сосредоточив их на базе Баратария. Через короткое время стоимость товаров, принадлежавших Лаффиту и хранившихся на острове Гранд Тэрре, достигла миллиона долларов. СОБЫТИЯ НА БАЗЕ БАРАТАРИЯ В нашем повествовании вернемся в Новый Орлеан и на базу Баратария. Казалось, что успех баратарианцев обеспечен надолго, но власти города и губернатор Клэйборн перешли к решительным мерам. Дело в том, что участившиеся захваты испанских судов вызвали многочисленные жалобы испанского консула в Новом Орлеане. В результате, в ноябре 1812 года для пресечения контрабандной деятельности в район залива Баратария был направлен отряд американской армии. Американцы захватили группу пиратов, включая Жана и Пьера Лаффитов. Жан был тут же освобожден под залог, а Пьер оставался в тюрьме. В течение года Жана трижды вызывали в суд, но он не являлся. Тогда, в ноябре 1813 года, губернатор Нового Орлеана распространил по городу объявления, в которых за выдачу Лаффита объявлялось вознаграждение в размере $500. Через два дня было распространено новое объявление, в котором теперь уже Лаффит обещал $5000 за доставку губернатора на остров Гранд Тэрре, т. е. на главный пиратский остров. Таким поведением он демонстрировал свою силу и влияние. В течение 1813 года англичане, воевавшие с США, также несколько раз пытались захватить район Баратария, но каперы были вооружены лучше и британцы отступали. Ранним утром 3 сентября 1814 года баратарианцы на Гранд Тэрре были разбужены пушечной канонадой. Двести пиратов выскочили на берег, любопытствуя что происходит. Они увидели приближающийся британский корабль, не замеченный американскими военными моряками. Это был английский бриг из флотилии, размещавшейся в порту Пенсакола. Навстречу британцам на лодке вышел Жан Лаффит. Британцы также спустили шлюп. Офицер протянул Жану пакет. Жан пригласил офицера в свою резиденцию и вскрыл пакет, в котором было два письма. В первом содержался призыв к жителям Луизианы сотрудничать с Британией. В качестве вознаграждения за помощь в этой борьбе им обещали пустующие земли, которые будут отняты у Соединенных Штатов. Другое письмо было адресовано лично Жану Лаффиту. Британцы угрожали разрушить базу, если каперы не помогут им в борьбе против Соединенных Штатов. Самому Лаффиту предлагалось единовременное вознаграждение в размере $30.000 и звание капитана британского военно-морского флота с соответствующим жалованием, а всем членам его пиратской команды – служба в британской армии. В обмен на все это Лаффит должен был провести английские войска из залива Баратария в Новый Орлеан. Лаффит сделал вид, что принимает предложение англичан, но попросил две недели для улаживания своих дел. Ему, якобы, нужно было посоветоваться со своими капитанами. Как только бриг покинул остров Гранд Тэрре Лаффит послал доверенного помощника в Новый Орлеан, с тем, чтобы предупредить губернатора о предстоящем нападении англичан. Лаффит также предлагал, что он во главе своей команды флибустьеров встанет на защиту города, при условии, что ему простят прежние прегрешения. (Возможно, что он принял сторону Америки потому, что за Англией, воюющей против Соединенных Штатов, стояла ненавистная ему Испания.) Информация была немедленно передана губернатору Клэйборну. Губернатор не взял на себя ответственность за принятие столь важного решения и поставил перед законодательным комитетом штата два вопроса: достоверны ли полученные письма и подобает ли губернатору вступать в переговоры с пиратом Жаном Лаффитом и его коллегами. В процессе состоявшегося обсуждения начальник милиции штата, в частности, сказал: «Баратарианцы – не пираты, а каперы. Они действуют под флагом Картагены и поэтому могут легально доставлять захваченные товары только туда, а не в наши порты. Единственное в чем их можно обвинить – это то, что они нелегально сбывают товары у нас. Соединенные Штаты смирились с тем, что эти люди находятся на нашей территории. Каперы видят, что нам угрожает враг, которого они также ненавидят. Мы должны поверить баратарианцам». Это высказывание приводим текстуально, так как оно иллюстрирует некоторые особенности ситуации. Несмотря на такое мнение, комитет большинством принял решение разрушить базу на острове Гранд Тэрре, для чего туда был послан отряд военных кораблей. К этому времени Жан и Пьер (которому удалось бежать из тюрьмы) Лаффиты начали продумывать план действий в зависимости от того какие корабли, британские или американские, появятся первыми. Жан приказал своим подчиненным в случае прибытия американцев не сопротивляться и оставить базу нетронутой. Каждому флибустьеру давалась «вольная», т.е. он мог идти куда угодно. Что касается собственности каждого из них, то Лаффит надеялся на ее легализацию и сохранность, так как считал своих людей не пиратами, а каперами. Он приказал перепрятать оружие и боеприпасы с острова Гранд Тэрре на другую базу. Рабы были перевезены еще куда-то. Наиболее ценные вещи, важные бумаги, карты и деньги были рассредоточены на нескольких принадлежавших Лаффитам кораблях. Незадолго до истечения установленного британцами двухнедельного срока эти корабли ушли к небольшому острову в 40 милях западнее от Гранд Тэрре. Доминика, одного из братьев Жана, оставили на Гранд Тэрре с тем, чтобы при появлении британцев он сжег склады с оставшимися товарами. Когда Доминик увидел приближающиеся американские, а не британские, корабли, он не осмелился открыть огонь по флагу Соединенных Штатов, но поджег склады и часть своих кораблей. Пятистам баратарианцам удалось бежать прежде, чем американцы причалили к острову. Доминик и 80 баратарианцев были арестованы и помещены в тюрьму. Вскоре они были освобождены. Товары, которые американцам удалось спасти от пожара, по разным источникам оценивались в 500-600 тысяч долларов. ОБОРОНА НОВОГО ОРЛЕАНА 1814-1815 ГОДОВ Вскоре после разгрома базы Баратария губернатор Луизианы и военные руководители получили информацию, подтверждающую наступление англичан. Как и предупреждал Лаффит, чье сообщение было прежде проигнорировано, британский флот действительно направился к берегам Луизианы и готовился к наступлению на Новый Орлеан. Британцы вынуждены были наступать на город с востока, а не кратчайшим путем через Баратарианский залив, так как, не получив помощи от Лаффита, они боялись самостоятельно пробираться с юга через неизведанные водные протоки. Уже этим Жан Лаффит и его баратарианцы оказали большую помощь американцам. Взгляд на карту говорит о том, что если бы Лаффит помог британцам пройти через Баратарианский залив, они отрезали бы Новый Орлеан от внутренних областей страны и неизвестно чем бы все кончилось. Для руководства обороной Нового Орлеана сюда в начале декабря 1814 года прибыл генерал Эндрю Джексон (Andrew Jackson), будущий президент страны. Помощи со стороны ждать было неоткуда. У защитников города не было ни войск, ни артиллерии, ни боеприпасов. Джексон сначала считал Жан Лаффита и его «сотоварищей» «бандитами». Затем, движимый присущим ему фронтьерским чутьем, оценил остроту момента и одобрил представление губернатора об освобождении Доминика Лаффита и других баратарианцев с тем, чтобы они заняли позиции у артиллерийских орудий, впервые в своей жизни не на кораблях, а на твердой земле. Другие баратарианцы, умевшие обращаться с корабельной артиллерией, были включены в состав экипажей судов. Жан Лаффит к этому времени также прибыл в город. Недалеко от Нового Орлеана на его складах хранилось огромное количество пороха. Он не преувеличивал, когда говорил, что может обеспечить боеприпасами армию в 30 тысяч солдат. Таков был размах деятельности этого человека. Лаффит предоставил в распоряжение Джексона пушки и боеприпасы, в которых оборона города так остро нуждалась. Баратарианцы снабдили новоорлеанцев порохом, ружьями и кремнями к ним и снарядами разных типов. Оружие получил каждый боеспособный житель. Жан Лаффит, который хорошо знал навигацию в запутанном устье Миссисипи, стал ближайшем советником Джексона. Посылая Лаффита к офицеру, командовавшему защитой базы в проливе Баратария, Джексон писал: «Податель сего, господин Жан Лаффит представит Вам много важной и ценной информации. Направьте его обратно как можно скорее. Он нужен мне здесь». Пьер Лаффит, который предоставил в распоряжение американцев товары своего магазина, захваченные в результате пиратских набегов, также стал связным офицером Джексона. Оборона Нового Орлеана продолжалась несколько недель и город выстоял. Некоторые историки утверждают, что оборона была бы невозможной без контрабандистов и каперов. Генерала Эндрю Джексона и пирата Жана Лаффита прославляли как героев. Были также высоко оценены заслуги братьев Жана. Джексон встречал вернувшиеся в город войска. Он приветствовал отдельно каждый отряд, а о баратарианцах, в частности, сказал: «Братья Лаффит проявили мужество и верность долгу. Я обещаю, что правительство по достоинству оценит их руководящую деятельность». Генерал Джексон и законодательный орган Луизианы ходатайствовали перед Президентом страны о полной реабилитации баратарианцев. Президент Джеймс Медисон не только согласился с реабилитацией, но даже предложил, чтобы все иски и обвинения против них были прекращены. В феврале 1815 года он подписал указ об амнистии Жана Лаффита и его флибустьеров. Всем баратарианцам было предоставлено гражданство Соединенных Штатов Америки. Многие из них затем занялись мирным рыболовством. Именем Жана Лаффита назван живописный рыбацкий поселок Jean Laffite и созданный в пригороде Нового Орлеана Национальный исторический парк и заповедник. ПИРАТСКАЯ КОМУНА НА ОСТРОВЕ ГАЛВЕСТОН Завершилась оборона Нового Орлеана. Заслуги Жан Лаффита были высоко оценены. Однако затем ему пришлось судиться с американскими властями, требуя возврата имущества, конфискованного во время ликвидации базы Баратария. Иски Лаффита основывались на том, что Президент США реабилитировал его в части прошлой пиратской деятельности. Но власти считали, что Лаффит потерял право на конфискованное контрабандное имущество, так как по американским законам четвертая часть стоимости этого имущества была в качестве вознаграждения распределена между сотрудниками таможенных служб и береговой охраны, принимавших участие в конфискации, а остальные три четверти были переданы в бюджет страны. Лаффит обращался за поддержкой к Президенту, но ответа не получил. Судебная тяжба не привела к успеху, и перед Лаффитами и его командой встал вопрос «как жить дальше». Имея в виду признание заслуг при обороне Нового Орлеана и образ героя, который сложился вокруг Жана Лаффита в городе, он мог бы успешно заняться бизнесом или даже активной политической деятельностью высокого уровня. Любая аристократическая семья сочла бы за честь породниться с таким женихом. Но если бы Лаффит пошел по этому пути, это не был бы Лаффит. Его тянули другие горизонты. Чтобы понять это вновь обратимся к истории района Мексиканского залива. В это время в колониальных владениях Испании, которые включали нынешнюю Мексику и Техас, активизировалось национально-освободительное движение, которое позже, в 1821 году, закончилось провозглашением независимости Мексики. А пока, в сентябре 1816 года, в дополнение к борьбе на суше, мексиканские республиканцы наняли француза Аури (Louis d’Aury) начать войну с испанцами на море и с этой целью в качестве базы использовать остров Галвестон (Galveston), в нынешнем штате Техас. Остров хорошо подходил для организации такой базы. Республиканцы назначили Аури «командующим морским флотом республики Мексика». Этот флот в составе 13-15 небольших кораблей бросил якорь у острова, а Аури стал губернатором Техаса и Галвестона. Галвестон был провозглашен частью республики Мексика. Аури набрал более 500 человек пиратов, которые буквально парализовали деятельность испанского коммерческого флота. Остров Галвестон стал также местом базирования другой группы мексиканских революционеров, которую возглавлял Ксавиер Мина (Xavier Mina), высадившийся сюда в ноябре 1816 года. В качестве первого шага к освобождению Мексики рассматривался план объединения усилий двух групп для захвата порта Пенсакола, которым владела Испания. Но с самого начала Аури и Мина не поладили друг с другом и план оказался несбыточным. А пока эти «деятели» препирались, так называемая «Республиканская армия освобождения», которой руководил Мина, потерпела поражение, Мина был схвачен и казнен. Когда в начале мая 1817 года Аури со своим флотом прибыл на Галвестон, то оказалось, что на острове хозяином стал не кто иной как Жан Лаффит со своей командой. Что же этому предшествовало? По этому поводу существовало множество легенд, связанных с Жаном Лаффитом. Действительная история была раскрыта уже в наше время, когда в ранее секретных архивах Испании были найдены документы о том, что главный военный инженер обороны Нового Орлеана француз Лятур (Latour) был агентом-осведомителем Испании. Он составил план решения проблемы борьбы с пиратами Аури, действовавшими в Мексиканском заливе. Оказалось, что Жан и Пьер Лаффиты также были испанскими агентами и исполнителями этого плана. Они получали большие вознаграждения от резидента испанской разведки в Новом Орлеане. Стали известны даже коды, под которыми братья Лаффиты были зарегистрированы в испанских спецслужбах. Благодаря дерзости Жана и его умению вести двойную игру он перехитрил всех: испанского консула в Новом Орлеане, резидента испанской разведки в Новом Орлеане, испанского генерал-губернатора Кубы, правительство и короля Испании. Вот как это было. Король Испании приказал генерал-губернатору Кубы покончить с пиратскими проблемами Мексиканского залива. Поскольку приказ не был подкреплен военно-морской силой, генерал-губернатор обратился за помощью к консулу в Новом Орлеане. Тот, посовещавшись с резидентом испанской разведки, у которого к тому времени был большой список агентов, включавший братьев Лаффит, безошибочно указал на Жана, в качестве исполнителя этого трудного дела. Лаффит, давно косо посматривавший на старое добротное испанское золото, немедленно взялся за «работу». Он направился в логово корсаров на острове Галвестон с тем, чтобы выведать их силу и структуру и разработать план, по которому одним ударом затем избавить залив от своих соперников. Здесь он встретился с Аури и тогда еще живым Мина. Ему удалось с ними договориться. Аури покинул остров, а Лаффит организовал здесь свою резиденцию и сформировал руководящую группу. Он вернулся в Новый Орлеан и доложил обо всем испанскому консулу. В своем донесении генерал-губернатору Кубы консул высоко оценил деятельность Лаффитов на благо Испании. Итак, когда в начале мая 1817 года Аури прибыл на остров, он застал на нем новое «руководство». Аури, естественно, не горел желанием отказываться от своих «прав» на ведущую роль в пиратской деятельности в заливе, но решил, что с мексиканским освободительным движением ему больше не по пути. Он покинул Галвестон. Хотя штаб Лаффита на острове не обладал той легитимностью, которую имел Аури, получивший свой пост от официального представительства мексиканских республиканцев, слух о возвращении Лаффита на поприще пиратской деятельности распространился быстро. База стала бурно расти и к концу 1817 года ее постоянный «персонал» насчитывал тысячу человек. Лаффит демонстрировал видимость «честного бизнеса» и получал вознаграждения от колоний, восставших против Испании. Хотя он и его «коллеги» претендовали на роль каперов, на самом деле они были откровенными пиратами. Товары с захваченных испанских судов доставлялись на остров, а сюда за ними приезжали местные торговцы. Как и до этого, самым прибыльным «товаром» были рабы. Испанская коммерция несла от пиратской деятельности в десять раз большие потери, чем любая другая страна в этом регионе. В Вашингтон также поступали жалобы на действия пиратов. Лаффит ловко играл на том, что на остров Галвестон претендовали как Испания, так и США. В этих условиях испанские власти понимали, что если бы американцы приложили усилия к ликвидации базы Лаффита, то остров потом перешел бы в полное владение Соединенных Штатов. Таким образом, и в этих событиях Жан Лаффит проявил свои неординарные качества ловкого, однако не всегда высоко морального политика и изобретательного бизнесмена. В конце лета 1818 года официальный представитель Президента США предложил Жан Лаффиту покинуть остров Галвестон. Это требование основывалось на том, что остров еще в 1803 году стал частью территории, полученной Соединенными Штатами в результате покупки Луизианы, и американское правительство больше не хотело терпеть базирование пиратов на острове. Лаффит проигнорировал требование Президента, воздвиг новые постройки и увеличил численность персонала. Его корабли ходили под флагом «Республики Мексика» и он был назначен этой непризнанной республикой губернатором Галвестона. При этом он умело делал вид, что служит Испании как тайный ее агент. Ему удавалось получать поддержку и со стороны генерал-губернатора Кубы, который письменно, от имени королевского правительства, уполномочил его в роли губернатора острова. Летом 1819 года американцы создали так называемую армию освобождения Техаса. Командир этой армии послал к Лаффиту представителей, которые предложили ему совместные действия. Жан ответил уклончиво, хотя и напомнил, что он в течение восьми лет борется против королевской Испании. Одновременно с этим, как показали письма, найденные в архивах генерал-губернатора Кубы, он общался с испанскими офицерами «спецслужб». Галвестон продолжал процветать, но братья Лаффиты чувствовали приближение конца их дела, поэтому они создали дополнительные склады на территории США, подальше от побережья Мексиканского залива. Здесь они хранили добро, награбленное на испанских кораблях, а также золото и драгоценности. Ранним январским утром 1821 года к острову Галвестон подошел американский военный корабль. Жану Лаффиту было изложено требование: пиратская база должна прекратить деятельность, дома разрушены, корабли – уйти из гавани, а Лаффит должен покинуть остров. На это отводилось 60 дней. Это был ультиматум. За это время Жану нужно было вывезти награбленные товары, расплатиться с людьми, уладить финансовые дела, позаботиться о последующей судьбе капитанов. В субботу, 3 марта 1821 года американский корабль вернулся и наблюдал картину как пиратские корабли один за другим исчезали в зелено-голубых водах Мексиканского залива. С последнего корабля отчалила шлюпка, с которой Жан Лаффит сошел на берег. Он предал огню строения базы, включая свою роскошную виллу, вернулся на корабль и, как повествует Энциклопедия Британика, «отправился в легендарное пиратское царство, откуда пришел задолго до этого». ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Все описанное до сих пор документально достоверно, хотя и смахивает на детективную историю. Когда пишутся приключенческие романы, их правдоподобность зависит от того, насколько замысел автора оказывается соответствующим нашим представлениям о реальности. Изложенные выше действительные события оказались «почище» приключенческого романа. Судьба Жана Лаффита после того как он покинул остров Галвестон была в течение десятков лет предметом множества легенд, одна другой загадочнее. Дело в том, что отсутствовали какие бы то ни было документальные материалы о нем. Даже название корабля, на котором Лаффит на глазах американских моряков покинул остров Галвестон, в последующем не фигурирует ни в одной из портовых записей. Данные о последних годах жизни и деятельности Жана настолько неопределенны, что есть сомнения в том, жил ли он в эти годы вообще. Известны легенды о несметных сокровищах Лаффитов, запрятанных во многих местах под водой и на суше. Тайной являются обстоятельства смерти Жана, возможно имевшей место в 1825 или 1826 году, когда, по одной из версий, он был убит в пиратской схватке и похоронен по морскому обычаю в море. Примечательно, что после этих лет пиратские грабежи в Карибском море и Мексиканском заливе почти полностью прекратились, что придает некоторое правдоподобие этому предположению. Другая версия состоит в том, что Жан Лаффит жил более тридцати лет в разных местах в США, не обязательно под своим именем, и умер в 1854 году. В 1845-50 годах он, якобы, писал воспоминания на французском языке, которые не должны были публиковаться в течение 107(!) лет. Воспоминания охватывают 1804-25 годы (предположительно именно в 1825 году Лаффит был убит). Через 107 лет прямой наследник Жана, его правнук, Джон (John) Лаффит в 1958 году опубликовал в Нью-Йорке английский перевод воспоминаний Жана, The Journal of Jean Laffite. Воспоминания читаются как увлекательный детектив. Еще одним фантастическим поворотом в жизни Жан Лаффита является то, что в своих воспоминаниях он пишет о посещении в 1847 году Европы, где он несколько раз встречался с Марксом и Энгельсом. Имеется документальное подтверждение этого факта, письмо самого(?) Лаффита. Жан передал Марксу текст, в котором описаны взаимоотношения, установленные им, Лаффитом, в пиратских общинах на базах Баратария и Галвестон. Маркс предложил, чтобы Лаффит по возвращении в Америку передал (через названное третье лицо) текст «Манифеста Коммунистической партии» Абрахаму Линкольну, тогдашнему сенатору от Иллинойса. Имеется подтверждение, что Линкольн получил этот текст. В воспоминаниях февралем 1849 года датирована запись Жана: «Я открыл счет в банке Парижа для финансирования двух молодых людей, Маркса и Энгельса, с тем чтобы помочь им в деле свершения революции рабочими всего мира. Я надеюсь, что их новая доктрина и манифест приведут к свержению правительства Англии, потому что Испания и без того слаба. Я всегда получал удовлетворение от поддержки любого дела борьбы за свободу». И это при том, что за три десятка лет до этого Жан Лаффит занимался работорговлей! Подлинность воспоминаний и других документов о последних годах жизни Лаффита подвергается сомнению. Была проведена экспертиза рукописи воспоминаний, которая показала, что она написана на бумаге, изготовленной в середине XIX века. Химический анализ чернил подтверждает их принадлежность к тому же времени. Однако большая неопределенность возникает при попытках содержательного анализа текста. Высказывается даже версия о том, что они были написаны человеком, который находился под маниакальным воздействием незаурядной личности Лаффита. Называется даже его имя, он умер в 1854 году. Таким образом, последний этап жизни этого человека был так же «детективен», как и все его предшествующие годы. Что касается братьев Жана, то судьба Пьера также не очень ясна. Есть версия, что он погиб где-то в лесах на территории Мексики. По другой версии он умер в 1844 году в небольшом городке штата Миссури и похоронен в Сант Луисе. О Доминике известно, что он несколько раз плавал к своим братьям на базу Галвестон, возвращался в Новый Орлеан, проявил себя как американский патриот. Он умер в 1830 году и был похоронен с полными военными почестями. www.berkovich-zametki.com

Метки:

1856, 6 мая — (1 ияра 5616)Родился учёный-психотерапевт З. Фрейд.

Метки:

1856, 10 мая — (5 Ияра 5616) Издан Высочайший указ о неназначении впредь евреев во флот России и о переводе всех матросов-евреев в сухопутные войска.

Метки:

1860, 2 мая — (10 Ияра 5620) Родился Т. Герцль

Вокруг имени Теодора (Биньямина-Зеэва) Герцля витает множество мифов, и, ставший легендарным, образ его сделался символом сионистского движения. Он родился в Будапеште и вырос в Вене, и сам был миниатюрным изображением нового европейского еврея-ассимилянта, освобождённого от традиций и еврейских обрядов и обычаев. Его дед, Симон Лейб Герцль был соблюдающим традиции евреем и преданным учеником рабби Йехуды Алкалая- духовного наставника ХОВЕВЕЙ ЦИОН. Отец Теодора, Иаков, и его мать, Жанетт, уже не соблюдали обычаев. Хотя Теодор прошёл церемонии обрезания и БАР-МИЦВЫ, его преданность иудаизму была поверхностой. Он не знал иврит и был несведущ даже в элементарных обычаях и традициях Израиля. Когда ему было 18 лет, семья поселилась в Вене, где он и прожил всю жизнь. В молодости проявлял способности к литературе. Уже будучи доктором права Венского университета, расстался с юриспруденцией, так как, по его словам ,сказаным позже, -еврей в Австрии никогда не смог бы занять пост судьи-. Герцль был заурядным драматургом, достойным внимания журналистом, человеком привлекательной внешности и внушительной осанки. Его рост, высокий подбородок, пронзительный взгляд и большая чёрная борода, в совокупности с его личной учтивостью, интеллигентностью и аурой значительности сделали из него харизматическую личность. Ещё в начале 1890-х Герцль сам выступал за обращение всех молодых евреев в христианство, как за единственное решение антисемитизма и ЕВРЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В 1895г. газета НОВАЯ СВОБОДНАЯ ПЕЧАТЬ направила его специальным корреспондентом в Париж на процесс Альфреда Дрейфуса, обвиненного в измене родине. Журналист Герцль имел свободный допуск в зал суда. Юрист по образованию, он сразу понял, что обвинения бездоказательны, и увидел предвзятость антисемитского суда. Герцль слышит, как французская толпа, собравшаяся на площади Инвалидов, ревет: Смерть евреям!. Нет, не СМЕРТЬ ДРЕЙФУСУ, что было бы относительно логичным, поскольку его считают виновным, а именно СМЕРТЬ ЕВРЕЯМ - всем евреям за предполагаемое преступление одного из них! И этот рев того самого французского народа, который столетием раньше впервые в Европе дал евреям равные права с остальными гражданами(уместно вспомнить слова Наполеона: Обращение с евреями в любой стране — термометр её цивилизованности). Именно на суде Дрейфуса ассимилированный австрийский еврей Теодор Герцль осознал, что единственное решение ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА состоит в создании государства, которое защитит евреев от антисемитизма. Не в силах прийти в себя, он за несколько недель написал на своем родном немецком языке брошюру-программу, которую назвал ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО. Эта тоненькая книжечка стала СВЯЩЕННЫМ ПИСАНИЕМ сионизма. 1896 году она вышла на немецком, английском, французском, русском языках и на иврите. Вот несколько пророческих фраз из нее: -Во всех местах нашего проживания мы чистосердечно пытались смешаться с другими народами - но они не хотят нас. Напрасно мы были верными патриотами. Напрасно мы будем приносить принимающему нас народу кровавые жертвы, в двояком смысле этого выражения. Напрасно мы трудились, чтобы возвеличить имя стран, где мы родились, научными свершениями и творениями искусства, приумножить их богатства торговлей и промышленностью - мы все равно считались чужими-. Далее Герцель критически рассмотрел попытки решения еврейского вопроса. Он доказал несостоятельность массового перехода в христианство, ассимиляции путем смешанных браков и эмиграции. Он показал, что просвещение не в состоянии искоренить предрассудки из массового сознания народов. Единственный выход, по мнению Герцля - это еврейское государство. У доктора Герцля не было глубоких знаний истории еврейского народа. Он не знал о попытках возвращения в Сион, предпринятых прошлыми поколениями. Он также не знал, что за несколько лет до него появились книги, обсуждающие восстановление Израильского царства, и даже была создана организация, целью которой стало осуществление этой идеи. Ибо после первых погромов 1881 года многие евреи России пробудились от иллюзий, что и они, подобно евреям Западной Европы, удостоятся равноправия. В эти же недели он начинает издавать свою газету, которая выходит до самой его смерти. Благодаря этой газете мы знаем о беседах, о встречах Герцля, в частности, в первые месяцы 1895 года. Когда он рассказывал друзьям о своей идее создания еврейского государства, некоторые серьезно беспокоились о его душевном состоянии и советовали обратиться к психиатру. Герцль был человеком действия. То, что он сказал в печати, теперь он воплощал в жизнь. Он разослал повсюду призыв к евреям собраться вместе, чтобы начать создавать еврейское государство. Еврейская национальная идея, обсуждавшаяся до тех пор в небольших и невлиятельных группах, стала предметом жарких дебатов в широких кругах. Воодушевлённая поддержка, которая поступала из различных мест – равно как и критицизм и насмешки – подтвердила инстинктивное чувство Герцля, что идея была жизнеспособной. Сама знатность его личности, внешность человека, который был подобен древним пророкам и казался равным великим государственным деятелем своего времени, придали резонанс словам Герцля, и он был особенно волнующим для широких масс евреев в Восточной Европе, поскольку он был ЗАПАДНИКОМ, вернувшимся к своему народу. Многие евреи инстинктивно чувствовали, что Герцль предлагал единственное практическое решение еврейской проблемы. Родина, по сути, была возможна, и евреи должны были начать делать невозможное возможным. Герцль созвал на встречу еврейских лидеров, чтобы обсудить концепцию новой родины. Поэтому, Герцль организовал сионистское движение на Первом Сионистском Конгрессе таким образом, что собравшиеся почувствовали ауру еврейского парламента во время работы, и он сделал из своего президентства в движении что-то напоминающее роль главы правительства или премьер-министра. Первый Сионистский Конгресс собрался в Базеле, Швейцарии, в августе 1897г. и посреди всеобщего энтузиазма принял следующую формулировку свой цели: -Сионизм стремится создать для еврейского народа дом в Палестине, охраняемый общественным правом-. В итоге, Первый Сионистский Конгресс привёл в напряжение еврейский мир, особенно восточноевропейских евреев. Некоторые части еврейства спорили по поводу сионизма и его целей, но, начиная в 1897г., никто не мог игнорировать его. Летом 1902г. Герцль встретился в Лондоне с Лордом Ротшильдом, а позднее с Джозефом Чемберленом, колониальным секретарём. Эти встречи зародили идею, что еврейская колония может быть основана, под покровительством и защитой Британии, в Восточной Африке. Это место называлось Уганда, оно находилось неподалёку от границ сегодняшней Кении. Название Уганда тогда означало некоторое число племенных земель в Восточной Африке, где британское проникновение – сначала миссионерское, а затем коммерческое и военное – продолжалось с 1870-х по 1880-х годов и изначально не преуспело. В 1901 г. сонная болезнь погубила около 250 000 человек среди местных племён. Герцль не знал этих деталей, когда Британский Колониальный Секретарь, Джозеф Чемберлен, впервые заговорил с ним об этом месте. Уганда не была Сионом. Герцль знал это. Однако, до тех пор, пока Эрец Исраэль была недосягаема, преследуемый народ нуждался во временном убежище. Сопротивление со стороны старых -догерцлианских- сионистов ожидалось, но оно оказалось острее и шире, чем прогнозировалось. По сути, оно открыло накопившиеся старые недовольства значительной части движения, особенно со стороны молодёжи. Дела в сионизме велись таким образом, который был далёк от демократии. Угандский план расколол сионистское движение. Восточноевропейские евреи под предводительством Хаима Вейцмана восстали против Герцля. Для них сионизм имел только одно значение – Иерусалим и Земля Израиля. Придерживаясь этой позиции, они отражали чувства широких масс еврейства. Герцль пытался успокоить оппозицию и подчёркивал свою продолжительную преданность тому, что он называл -единственной страной, где наш народ сможет найти покой-. Но он чувствовал, что раскол едва ли можно будет сгладить. Так, большинство сионистов – особенно из России, где евреи страдали больше всего – не хотели никакой части Уганды. Они понимали то, что Герцль лишь смутно ощущал; только Святая Земля может удовлетворить их, только Иерусалим может быть их столицей. В конце концов, сионизм был больше, чем просто национализмом – он был связан с приходом Мессии. Ничто, кроме Палестины, не могло подойти. Герцль чувствовал себя сломленным этим поражением.... Важно помнить, что на всём протяжении жизни Герцля, Землёй Израиля правили турки и не позволяли Герцлю установить политическую точку опоры на этой земле. Пытаясь обеспечить Уганду, Герцль только хотел спасти жизни евреев, а теперь те самые евреи, которых он пытался спасти, отвернулись от него... Если бы он смог именно тогда посетить Россию, он мог бы быть удивлён тем, что увидел там: он стал самым известным и любимым евреем своего времени; его фотографии висели в рамках на стенах еврейских домов по всей Восточной Европе; о нём даже говорили, как о СОВРЕМЕННОМ МЕССИИ. 03 июля 1904г., в возрасте 43 лет, Герцль умер. Он буквально истощил себя в неистовых усилиях основать еврейское государство. Весь еврейский мир скорбел. Герцль стал Отцом современного сионизма. Останки Герцля были перенесены из его венской могилы и повторно преданы земле на Горе Герцль в Иерусалиме правительством Израиля. В своём Дневнике он писал: -Если бы я мог подвести итог конгрессу несколькими словами... ими бы были: В Базеле я основал еврейское государство. Если бы я сказал их сегодня, в ответ мне бы раздался всеобщий смех. Вероятно, через пять лет, и, несомненно, через пятьдесят, его увидит каждый -. Герцль был недалёк от истины. Пятьдесят один год спустя Государство Израиль было провозглашено! К сожалению, Герцль не дожил до этого времени, чтобы увидеть, как это произошло. И всё же, до конца своей жизни он преследовал свою единственную великую цель: найти дом для еврейского народа. АНАСТАСИЯ МОНРО www.isramir.com

  - отец политического сионизма, свой деятельностью проложивший путь к созданию государства Израиль.

Метки:

1860, 17 мая — (25 Ияра 5620) Во Франции (в Париже) весной 1860 года группой еврейских общественных деятелей - редактором "Archives Israelites" Исидором Каганом, раввином Астрюком, профессором Мануэлем, инженером Карвалло, адвокатом Нарсисом Левеным (секретарём Адольфа Кремье), негоциантом Шарлем Неттером создан всемирный союз евреев для культурной и политической взаимопомощи - "Всемирный Израильский союз" (Alliance Israelite Universelle) или Альянс. По их мнению, только совместными усилиями евреев всего мира можно было содействовать эмансипации и духовному просвещению евреев, оказать поддержку тем, кто терпит за свою принадлежность к еврейскому народу. Центральный комитет Альянса располагался в Париже. В первый год существования в него входили 850 членов (700 - из Франции). Организация существует и сейчас. Сайт http://www.aiu.org

Метки:

1860, 13 мая — (21 Ияра 5620) Родился Генри Самуэль Мораиш(с) - известный американский писатель, раввин, общественный деятель. Умер 21 сенятбря 1935 года.

Метки:

1862, 15 маяИмена.

Подробнее о людях мая см. Блог рубрика "Имена".

(15 Ияра 5622)  Родился Австрийский писатель Артур Шницлер.

родился в обеспеченной еврейской семье известного венского врача-ларинголога, в 1879-1884 годах учился на врача в Венском университете, с 1886 года в течение семи лет занимался частной медицинской практикой, но затем полностью переключился на литературу и театр. Интересовался психоаналитической теорией З. Фрейда, сионистским учением Т. Герцля, был хорошо знаком с обоими авторами. C 1890 года входил в авангардный литературный кружок "Молодая Вена", с 1923 года - президент австрийского ПЕН-Клуба. В 1930 году дочь писателя покончила с собой, что ускорило и его смерть. Артур Шницлер был крупнейшим представителем венского импрессионизма, его проза и особенно драматургия приобрели широкую известность, были на протяжении ХХ века многократно экранизированы, заново переделывались для современной сцены В России пьесы Шницлера ставили В. Мейерхольд и А. Таиров. Среди его произведений на еврейскую тему - социально-критическая драма об антисемитизме "Профессор Бернарди" (1912, экранизирована в 1962 и 1964 годах), а также - "Путь на волю (1908, роман о европейском еврействе, экранизирован в 1983 году). Умер Артур Шницлер 21 октября 1931 года в Вене

Метки:

1862, 24 мая — (24 Ияра 5622) Высочайшим указом отменены все ограничения, касающиеся евреев царства Польского, входившего в состав России. До 1862 г. они были стеснены в праве проживать в городах или некоторых их частях, а также в деревнях; не вправе были приобретать недвижимые имущества; ограничены были в пользовании гражданскими и политическими правами; подчинены были особым стеснительным правилам в отношении занятий ремеслами, промышленностью и торговлей; не считались достоверными свидетелями при совершении актов и т. д. (см. 11 июня 1891года).

Метки:

1864, 1 июня — (26 Ияра 5624) Австрийской почтовой службой, с 1854 г. функционировавшей через австрийское консульство в Иерусалиме и ориентировавшейся в основном на еврейское население Эрец-Исраэль, выпущены в обращение первые марки. В 1848 году Австрия первой из европейских стран учредила в Иерусалиме почтовое агентство и установила почтовую связь между Эрец-Исраэль и Европой.

Метки:

1871, 22 апреля — (1 Ияра 5631) Евреи Баварии получили равноправие.

Метки:

1874, 14 мая — (27 Ияра 5634) Закон России, согласно которому евреям дозволяется питейная торговля

В положении о евреях 1804 г. (см. 9 декабря) было постановлено, что никто из евреев, начиная с 1 января 1807 г., не может ни в какой деревне и селе содержать шинков, кабаков и постоялых дворов ни под своим, ни под чужим именем, ни продавать в них вина, ни даже жить в них. Запрещение это было распространено на все подобного рода заведения, стоящие на большой дороге. Для осуществления этого запрещения велено было выселить евреев из сел и деревень. Практически это оказалось невозможным по крайней бедности лиц, подлежавших выселению, и действие закона было приостановлено. В двадцатых годах началось вновь выселение евреев из сел и деревень, опять приостановленное указом 13 апреля 1835 г. В 1843 г. евреям запрещена в селах и деревнях питейная торговля. Запрещение это за некоторыми изъятиями, обусловленными казенным интересом, действовало до 1863 г., когда евреям в местах их постоянной оседлости дозволена была питейная торговля повсеместно на общем основании

  только в местностях, определенных для постоянной оседлости, и притом не иначе как в собственных их домах; сидельцы-евреи могут быть только в заведениях своих единоверцев. Сенат разъяснил, что это правило относится как к раздробительной, так и к оптовой питейной торговле. С 1882 г. под именем "собственных" домов разумеются исключительно дома, построенные на собственной, а не арендованной земле.

Метки:

1881, 1 мая — (2 Ияра 5641) Погром в городе Александровске Екатеринославской губернии России.

Метки:

1881, 3 мая — (4 Ияра 5641) Погром в Одессе (см. 15 апреля ). Продолжался 3 дня. Решительные действия полиции, отрядов еврейской студенческой и рабочей самообороны позволили избежать больших жертв и разрушений.

Метки:

1881, 3 мая — (4 Ияра 5641) Погром в городе Ромны Полтавской губернии (О погромах см. www.eleven.co.il )

Метки:

1881, 4 мая — (5 Ияра 5641) Погром в городе Орехове (продолжался 2 дня). В эти же дни были организованы нападения на еврейские сельскохозяйственные колонии в Екатеринославской и Таврической губерниях

Метки:

1881, 11 мая — (12 Ияра 5641) Император России Александр III принял в гатчинском дворце депутацию во главе с неформальным лидером российского еврейства бароном Г.Е. Гинцбургом, который выразил «верноподданнические чувства и беспредельную благодарность за те меры, которые приняты к ограждению еврейского населения (от погромов)». В ответ было сказано, что монарх смотрит «на всех верноподданных без различия вероисповедания и племени», а «в преступных беспорядках на юге России евреи служат только предлогом и что это дело рук анархистов».

Метки:

1881, 17 мая — (18 Ияра 5641) Речь московского митрополита Макария, осуждающая погромы в России: "Ведь и евреи и русские как и все племена, входящие в состав российского государства, суть подданные нашего Государя. Как же мы осмеливаемся поднимать руку на своих братьев, какой бы веры они ни были? Если они чем-то нас обидели, то у нас есть законы, есть власти"

Метки:

1881, 9 мая — (10 Ияра 5641) Погромы в Шполе и Ананьеве.

Метки:

1881, 10 мая — (11 Ияра 5641) Погромы в Конотопе и Василькове.

Метки:

1882, 3 мая — (14 Ияра 5642) По инициативе министра внутренних дел Игнатьева Александром Третьим утверждены "Временные правила"- законы, ещё более ущемляющие права евреев России, например, евреи черты оседлости были лишены права селиться в сельской местности, тем, кто уже жил там запрещалось покупать или арендовать землю (старый стиль).

Метки:

1882, 15 мая — (Новый стиль) (26 Ияра 5642) По инициативе министра внутренних дел России Игнатьева Александром Третьим утверждены "Временные правила" (в обиходной речи – «Майские законы»), запрещавшие евреям селиться вне городов и местечек (исключение было сделано для существовавших еврейских земледельческих колоний), торговать в воскресные и православные праздничные дни (когда не работали прочие торговые заведения). Было также приостановлено совершение купчих крепостей и закладных на имя евреев и выдача им документов на аренду недвижимости и доверенностей на управление ею. «Временные правила» выработал учрежденный в 1881 году Комитет о евреях, пришедший к заключению, что сопровождавшиеся множеством жертв еврейские погромы явились формой естественного протеста коренного населения против захвата евреями торговли и промыслов, а также против приобретения ими значительной земельной собственности. Временные правила, по существу, обрекали одну треть российских евреев на вымирание, другую треть – на утрату своей национальной идентичности, а остальных – на эмиграцию. www.lechaim.ru (ст. ст., см. 3 мая ).

Метки:

1882, 4 мая — (15 Ияра 5642) Тисаэслар. Мать 14 летней Эстер Шиломоши, исчезнувшей 1 апреля, обратилась к судье с требованием провести расследование обстоятельств исчезновения девушки, обратив особое внимание на возможную причастность к нему евреев.

Метки:

1882, 10 мая — (21 Ияра 5642) В штате Нью-Джерси на деньги барона Гирша основано первое и самое большое сельскохозяйственное поселение евреев в США, переселившихся из России, "Альянс". К концу 1880-е гг в том же регионе были созданы четыре других еврейских сельскохозяйственных колонии: Кармель, Rosenhayn, Brotmanville и Норма.

Метки:

1884, 10 мая — (15 Ияра 5644) Верховный суд Венгрии отклонил аппеляцию матери исчезнувшей двумя годами ранее 14-летней жительницы города Тисаэслар на оправдательный приговор евреям, обвинённым в убийстве девушки с ритуальными целями - кровавый навет (см. 1 апреля, 19 мая,18 июня, 17 июня, 3 августа).

Метки:

1884, 8 мая — (13 Ияра 5644) Родился Гарри Трумен - президент США. Во время его правления была провозглашена независимость Израиля.

Метки: