5524 — события (0-4 из 4)

1763, 2 декабря — (26 Кислева 5524) В Ньюпорте, Рон-Айленд, освящена новая синагога в григорианском стиле. Она было построена по проекту архитектора Питера Харисона. По конструкции синагога напоминала сефардскую синагогу в Амстердаме. Как и в большинстве сефардских синагог, бима вынесена в середину зала, а сидения расположены с трех сторон вокруг. Синагога получила название Туро (Touro) по имени первого раввина Исаака Туро. Далее

Будучи одним из самых больших залов в Ньюпорте, синагога служила во время Войны за независимость и в конце 18 века местом заседаний Городского совета и Верховного суда Род-Айлэнда. В 1781 г. Джордж Вашингтон присутствовал здесь на заседании Генеральной Ассамблеи штата. В 1790 г. Дж. Вашингтон получил приветственный адрес от старосты синагоги и главы местной масонской ложи Мозеса Зайксаса (Moses Seixas). Ответом было знаменитое письмо Вашингтона «К еврейской общине Ньюпорта», ставшее манифестом религиозной терпимости в США: Джентельмены! Получив с большим удовлетворением ваше письмо, преисполненное выражениями преданности и уважения, я счастлив возможности ответить, что всегда храню благодарную память о сердечном приеме, который я испытал во время моего визита в Ньюпорт от всех классов граждан. Воспоминания о трудных и опасных днях прошлого скрашиваются сознанием того, что они сменились днями необычной безопасности и процветания. Если мы обладаем мудростью, чтобы найти наилучшее применение полученным нами теперь преимуществам, мы не можем избежать под управлением справедливого и добропорядочного правительства того, чтобы стать великим и счастливым народом. Граждане Соединенных Штатов Америки имеют полное право гордиться собой за те примеры великодушной и либеральной политики, которые они продемонстрировали человечеству, примеры, достойные подражания. Все обладают в равной мере свободой совести и правами граждан. Ныне это более не простое выражение терпимости, при котором один класс людей предоставлял другому право воспользоваться их неотъемлимыми правами. К счастью, правительство Соединенных Штатов, которое не предоставляет санкции предрассудкам и содействия притеснениям, требует от тех, кто живет под его защитой, только чтобы они проявляли себя добропорядочными гражданами и предоставляли ему в случае необходимости свою действенную помощь. Не соответствовало бы прямоте моего характера, если бы я не отметил, что польщен вашей благосклонной оценкой моей администрации и искренними пожеланиями моего процветания. Пусть же потомки сынов Авраама, обитающие в этой стране, продолжают ощущать добрую волю всех жителей, ибо каждый да пребудет в безопасности под собственным виноградником и смоковницей, и никто не должен быть ему угрозой. Да озарит Отец милосердный наш путь светом, а не тьмой, и сделает нас всех при наших ремеслах полезными здесь в подобающее время и подобающим образом, и постоянно счастливыми".

 

Метки:

1764, 5 июляИмена.

Подробнее о людях июля см. Блог рубрика "Имена".

(5 Таммуза 5524) В лондонском Ист-Энде родился Даниэль Мендоса

Даниэль Мендоса родился в лондонском Ист-Энде. Его родители относились к среднему классу общества. И хотя семья была большой — 11 детей, — родители дали всем им образование. Позже Даниэль Мендоса напишет: «Я ходил в раннем возрасте в еврейскую школу, изучал английскую грамматику, письмо, арифметику и все, что входило в образование во всех школах. Меня также обучали еврейскому языку, в котором я, до того как покинул школу, достиг значительного успеха». В своих мемуарах Мендоса рассказывает, что был послушным сыном, честным и порядочным, но и в немалой мере дерзким и самоуверенным подростком. Больше всего он любил уложить на лопатки каждого, с кем дрался. Не только английские, но и еврейские сверстники Мендосы увлекались популярными в то время кулачными боями. При относительном материальном благополучии семьи Даниэль старался сам заработать деньги на жизнь. Когда ему исполнилось 13 лет, он решил овладеть ремеслом стекольщика. Но случилось так, что он победил в единоборстве сына стекольщика, и ему пришлось оставить место ученика. Новая работа в лавке зеленщика отнимала много времени, и он сетовал на то, что некогда было взяться за «настоящее дело», а именно — за драки. Поэтому его устраивала работа в чайном магазине, где ему не раз случалось защищать хозяина от рассерженных покупателей. Однажды в рукопашном бою со старшим и намного более рослым покупателем Мендоса одержал победу. Тогда он и задумался о том, что лучше зарабатывать себе на жизнь искусством кулачного боя, чем растрачивать силы по пустякам. В Англии тех времен бокс был весьма популярен: одни непосредственно участвовали в боях, другие были заядлыми болельщиками и поддерживали способных и удачливых деньгами. Поэтому, выступая в защиту обиженных, будь то соседские ребята или хозяин магазина, Мендоса хотел драться на виду, публично. И его мечты сбылись. Однажды его искусство привлекло внимание прохожего — Ричарда Хамфриса, известного боксера того времени, и он предложил Мендосе свои тренерские услуги. Уже через неделю шестнадцатилетнему юноше предстоял матч с профессионалом. Он навсегда запомнил этот бой, потому что выиграл поединок и получил свой первый приз. Спустя четыре десятилетия в своих воспоминаниях он рассказал, что этот матч был для него очень трудным. Он боялся разочаровать своего опекуна. Бой состоялся в субботу, и все евреи, жители его района, узнав о победе своего соплеменника, торжествовали. Под строгим приглядом Хамфриса Мендоса быстро взрослел. И хотя от самоуверенности он не избавился, но научился принимать не только победы, но и поражения. Он все чаще сражался с профессионалами. В поединке с Томом Тимом он потерпел поражение, но кураж не потерял и в последующих боях с известными Мэттью и Нельсоном одержал победы. Взял он реванш и в повторной встрече с Томом Тимом. В этот период произошли два важных для Мендосы события. Благодаря содействию Хамфриса его признала королевская команда «Фенси», и это было важно не только для Мендосы, но и для всех евреев Англии. За успехами молодого боксера следил принц Уэльский, наследник престола. К тому времени Мендоса стал героем самых разных кругов английского общества. Но особенно гордились им евреи, называвшие его «Свет Израиля». Он был их чемпионом. И на ринге всегда выступал под именем «еврей Мендоса». Поединок Мендосы с мясником Мартином в присутствии принца Уэльского вызвал всеобщее восхищение. После двадцатиминутного боя победа была присуждена Мендосе. Проходивший ранее поединок между Мартином-мясником и Хамфрисом закончился победой последнего, но лишь после двух часов изнурительного сражения. Денежный приз за победу над Мартином в сумме 1000 фунтов по тому времени (1785 год) составлял целое состояние. Мендосе в ту пору был 21 год. Он женился и обещал молодой супруге больше не выступать на ринге. С одним исключением — он хотел сразиться с Хамфрисом. К тому времени его репутация искусного боксера уже не подвергалась сомнению. Поддерживая традиции английского бокса, Мендоса открыл свою школу в Кейпл Корт для обучения начинающих, хотя сам предпочитал учиться, а не руководить. Успехи Мендосы вызвали зависть Хамфриса к своему недавнему подопечному. В 1788 году они встретились на ринге. После трех раундов Хамфрис был объявлен победителем. Решение судей вызвало протест зрителей. На следующий день в печати появилась карикатура известного спортивного обозревателя Джеймса Дилрея, под которой было написано: «Нечистая игра». Газеты и спортивные журналы много писали об этом поединке и развернули целую дискуссию о справедливости судейства. Мендоса, тем не менее, жаловаться не стал. И только спустя тридцать лет в своих мемуарах рассказал о происшедшем. Измотанный Хамфрис взял на сорок секунд больше, чем допускалось, для отдыха между раундами. Не был засчитан решающий удар Мендосы, и поединок был приостановлен. К тому же сам рефери, как выяснилось, поставил деньги на Хамфриса и попросту подсуживал ему. Поражение не сломило Мендосу. Спустя недолгое время он через газету «The World» заявил о своей готовности к новой встрече с соперником. Заявление это вызвало сенсацию, положившую начало переписке между Мендосой и Хамфрисом, в которой они усердно награждали друг друга нелестными эпитетами. Между тем число учащихся в школе Мендосы, которого продолжали считать сильнейшим боксером, быстро росло. Да и финансовые затруднения подталкивали его к новому поединку. Тренировался он в доме своего почитателя сэра Томаса А.Прайза. Матч состоялся в мае 1789 года. Мендоса победил, и Англия получила нового чемпиона. Он стал кумиром публики. Его горячо приветствовали на улице, в зрительных залах. Его имя звучало в пьесах, стихах и песнях. Выход в свет в том же 1789 году его книги «Искусство бокса» породил новый всплеск популярности этого вида спорта. Историки спорта часто называют Мендосу «учителем боксеров на научной основе». К его советам внимательно прислушивались достаточно известные евреи-боксеры той поры — голландец Сэм Элиас и его сын, Ави Беласко, Барни Аарон. Эти люди стали настоящими героями для евреев Лондона. Их победы, а также поединки, в которых могли участвовать еврейские бедняки, привели к тому, что на евреев на улицах стали нападать реже. Любопытно в этой связи замечание лондонского портного Фрэнсиса Плейса о том, что, когда Даниэль Мендоса стал чемпионом и открыл школу бокса на научной основе, этот вид спорта вскоре распространился среди многих евреев. «Последствия сказались через несколько лет, и евреи это почувствовали. Больше нельзя было безнаказанно оскорбить еврея, если это не был старик и если он не оказывался один на улице». Источники рассказывают, что ажиотаж вокруг Мендосы затмевал даже очень важные новости. Хотя английская пресса сообщила о штурме Бастилии, ознаменовавшем начало Великой Французской революции, имя Мендосы продолжало занимать первые полосы газет. Триумф Даниэля попытался омрачить Хамфрис, который в публиковавшихся им открытых письмах оправдывал свое поражение приступом ревматизма. Заявление это не могло не задеть самолюбия чемпиона, и ему удалось уговорить жену дать ему разрешение еще на один бой, назначенный на сентябрь 1790 года. Поединок состоялся при огромном стечении зрителей. Мендоса уверенно победил, после чего пожал Хамфрису руку, высказал ему несколько комплиментов и объявил публике, что не будет больше участвовать в кулачных боях. Примечательна реакция прессы на эту схватку мастеров. В опубликованном отчете говорилось: «Христианский боксер показал себя намного слабее еврейского героя, подобно тому, как д-р Пристли проиграл дискуссию раввину Давиду Леви». После этой победы Мендоса стал пользоваться такой славой, о которой не мог и мечтать в юности. Он был подобен королю в мире спорта. Его восторженно встречали в Шотландии, Ирландии, Уэльсе. В Лондон он вернулся обласканный публикой, вдохновленный всеобщим признанием. Принц Уэльский представил его королю Георгу III. За ним был послан королевский экипаж, в котором он прибыл в Виндзорский замок. Между ним и королем состоялась долгая беседа, причем они расхаживали по террасе на виду у многих. В начале 1790 года по просьбе принца Уэльского Мендоса провел два поединка с Вильямом Вардом и оба выиграл. Успешно овладевшему искусством кулачного боя Мендосе не хватало умения экономно тратить деньги, которые давались ему совсем не легко. В этом он сам признается в своих мемуарах. После 1800 года он не занимался профессиональным боксом, но оставался кумиром для многих. Каждый подросток, мечтавший стать боксером, старался выступить перед Мендосой, чтобы узнать его мнение. Последние двадцать лет жизни Мендоса занимался обучением молодежи. В изданной в 1996 году в Англии книге Нейла Уиглворса «Эволюция английского спорта» отмечается: «Слава ранних боксеров возникла, когда спорт выдвинул такие личности, как Джеймс Филг и Джек Браутон, которые, в свою очередь, дали дорогу Даниэлю Мендосе и «джентльмену Джону Джексону» в 1790-х годах». Умер Даниэль Мендоса в возрасте 73 лет в 1836 году. Признанием заслуг Мендосы, стоявшего у истоков современного бокса, явилось включение его имени в Зал славы бокса США в 1954 году. Имя его представлено в книге «Кто есть кто в истории евреев», рассказывающей о евреях, внесших существенный вклад в историю, признанных своим народом

  - популярнейший в Англии того времени боксёр-профессионал, чемпион Англии 1789 года.

Метки:

1764, 18 августа — (20 Ава 5524) В Кракове родился Иегуда Лейб Бен-Зеев - писатель, языковед. "Он поставил себе целью создать орудие для возрождения древнееврейского литературного языка, вытесненного раввинским диалектом. Для этой цели им были написаны две капитальные книги: полная грамматика еврейского языка ("Talmud leshon hibri", Breslau, 1796) и полный его лексикон ("Otzar hashorashim", Wien, 1807). То было необходимое дополнение к библейскому комментарию мендельсонианцев и имело ту же цель: положить в основу новой литературы Библию вместо Талмуда. Бензеев первый осмелился опубликовать «Введение в Библию» ("Mevo lemikrae kodesh", Wien, 1810), с некоторыми, - весьма умеренными, конечно, - элементами библейской критики, заимствованными у известного немецкого ориенталиста Эйхгорна. Большая часть литературных трудов Бензеева была написана и издана в Вене, где автор провёл последние десять лет жизни, в качестве корректора еврейской типографии Шмидта (он умер в Вене в 17 февраля 1811 года, 43-х лет от роду)" (Шимон Дубнов. "Новейшая история евреев").

Метки:

1764, 17 сентября — (20 Элула 5524) Родился Берек Йоселевич (польск. Berek Joselewicz) — польский офицер, повстанец и участник наполеоновских войн. Подробнее

Йоселевич был командиром первого в Новoe время еврейского войскового соединения. В качестве торгового агента неоднокрaтно был посланником виленского епископa Массальском за границей. С 1788 года проживал в Варшаве, где был поставщиком лошадей для польской армии. Во время осады Варшавы армией Александра Суворова Начальник восстания Тадеуш Костюшко по просьбе Йоселевича и его компаньона Юзефа Ароновича разрешил создать еврейский полк лёгкой кавалерии (около пятисот человек) и произвёл Йоселевича в полковники. Почти все еврейские кавалеристы Йоселевича погибли при обороне Праги (пригорода Варшавы). После подавления восстания Йоселевич бежал в Галицию, потом в Италию. Там вступил в польские легионы. Участвовал в многих кампаниях Наполеона. В 1803 году стал капитаном Ганноверского драгунского полка. В 1807 году с созданием Варшавского герцогства Йоселевич перешел в его армию с произведением в полковники. Погиб во время войны с Австрией, в небольшой схватке под Коцком 5 мая 1809 года. Был награжден крестом Почетного легиона и орденом «За воинскую доблесть». Его сын, Юзеф Беркович также был польским офицером. В Польше сохраненa память о Берeкe Йоселевичe как символe еврейского героизма в борьбе за польскою независимость. Поговорка "как Берек под Коцком" используется в польском языке для описания безвыходных ситуаций.

 

Метки:

Страницы: 1