Шват — события (275-300 из 618)

1942, 12 февраля — (25 Швата 5702) Родился Э. Барак - будущий премьер-министр Израиля.

Метки:

1942, 14 февраля — (27 Швата 5702) Родился 108-й по счету мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг

Бизнесмен, личное состояние которого оценивается в 4 миллиарда долларов, и 108-й по счету (по настоящее время) мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг родился в Медфорде, штат Массачусетс, в семье иммигрантов первого и второго поколения. Его отец Вильям приехал в США из России, а мать, Шарлотта, также принадлежавшая к семье выходцев из Восточной Европы, родилась уже в Америке. В 1964 году Майкл окончил университет Джона Хопкинса и получил специальность инженера-электрика. Позже защитил докторскую диссертацию в Школе бизнеса при Гарвардском университете – в одном из ведущих в мире учебных заведений такого профиля. Вскоре он создал свою собственную компанию Блумберг LP (сбыт деловой и финансовой информации различным фирмам на Уолл-стрите). Компания также открыла собственное радиовещание в Нью-Йорке на волнах 1130 WBBR-AM. Сегодня империя деловой информации, созданная Блумбергом, включает агентство новостей, радио- и телекомпании, интернет-систему и издательские группы. По оценке журнала Forbes, мэр города Большого яблока занимает 34-ю строчку в общеамериканской табели о рангах (среди 400 самых богатых граждан США), а по оценкам того же журнала среди 500 самых богатых людей мира Блумберг (по данным на март 2005 года) занимает 94-е место.

 

Метки:

1942, 15 февраля — (28 Швата 5702) Шоа. В поселке Соленое под городом Синельниково расстреляны 49 евреев, собранных по окрестным селам

Метки:

1943, 15 января — (9 швата 5703) Побег с 19-го депортационного эшелона из Мехелена (Бельгия) в Освенцим. Бежало 64 человека. Заключенные договорились заранее, что выпрыгнут за Лёвеном, на склоне. Многие из них были пойманы и возвращены в Мехелен. Немцы сделали перерыв в отправке поездов.

Метки:

1943, 21 января — (15 швата 5703) Ишув. В Кейсарии открылся курс морского дела ПАЛМАХа - предтечи морских коммандос.35 лучших представителей "ударных отрядов" 3 месяца учились судовождению, умению осуществлять морские перевозки и диверсии, проводить десантные операции. Знания, приобретённые в Кейсарии, пригодились в действиях, связанных с нелегальной алией.

Метки:

1943, 18 января — (10 швата 5703) Первый случай вооружённого сопртивления нацистам в Варшавском гетто. На этот день немцами было запланировано депортировать в лагеря смерти 8000 евреев, но евреи были спрятаны в потайных местах, а немцы атакованы подпольщиками. Произошло два боя. Депортация на время была приостановлена. Подробнее

Согласно указаниям Гиммлера, эвакуация гетто должна была начаться немедленно, с тем, чтобы к середине февраля вывезти около 25 000 человек. Полковник Фердинанд фон Заммерн, комендант СС и полиции в Варшаве, при соблюдении строжайшей секретности назначил <акцию> на 18 января. Даже немецкая охрана и руководство заводов в гетто не были предупреждены. Ранним утром 200 немецких жандармов и 800 латышских и литовских эсэсовцев вместе с польской полицией отправились в гетто на облаву и приступили к блокаде отдельных домов. Для участия в <акции> прибыл и комендант Треблинки Эйпен. На умшлагплаце он собственноручно застрелил 24 человека, затем пообедал и убил еще двоих евреев, прислуживавших ему за столом. Персонал еврейского госпиталя, предупрежденный доброжелателями за несколько часов до начала событий, спрятав ходячих больных за шкафами и в различных каморках, укрылся в подготовленном бункере. Немцы стали было обыскивать помещения, но интендант госпиталя доктор Штабхольц предупредил их, что там принимали тифозных больных. Гитлеровцы поспешили ретироваться, перед уходом прямо в постелях перестреляв всех лежачих больных. Новая немецкая <акция> застала население гетто врасплох. Возвращавшихся с работы плацувкаржей задерживали в воротах и отправляли на умшлагплац. Штаб ЖОБ, готовивший большую демонстрацию на 22 января (полгода со дня начала <операции Рейнхард> в Варшаве), теперь едва успел опубликовать листовку с коротким призывом к сопротивлению. Ее текст гласил: <Евреи! Оккупанты начали второй акт уничтожения. Не идите на смерть без сопротивления! Сопротивляйтесь! Берите в руки топор, лом, нож, запирайте дома! Пусть берут вас силой! В борьбе у вас еще есть возможность уцелеть. Боритесь!> Пятьдесят боевых групп - <шестерок>, которыми располагала ЖОБ, оказались разбросанными по разным районам гетто, далеко друг от друга, без общего плана действий. К тому же они были плохо вооружены. Например, три боевые группы в районе улиц Лешно, Новолипье и Смоча имели на всех только два пистолета и одну ручную гранату (ею был вооружен Израиль Канал, стрелявший 20 августа в Шериньского). Совершенно недостаточно было патронов. Тем не менее фашисты сразу же встретили сопротивление. Группа Ицхака Цукермана открыла огонь по гитлеровцам с крыш домов на улицах Заменгофа и Мурановской. Первую гранату бросила Эмилия Ландау, погибшая вскоре в завязавшейся схватке. В подворотнях, на лестницах, в узких коридорах и подвалах боевики ЖОБ во главе с Анелевичем, Цукерманом, Артштейном бросались на гитлеровцев с гранатами, бутылками, банками с серной кислотой, с топорами, ножами, ломами и кастетами, швыряли булыжники. Анелевич с товарищами в первый же день <акции> разоружил немецкого жандарма, а на следующий день возглавил нападение на конвой, этапировавший колонну евреев на умшлагплац. Под градом пуль и гранат немцы бежали, бросая оружие. Подоспевшее на помощь гитлеровцам подкрепление запалило дом, где забаррикадировался комендант ЖОБ. Анелевич чудом выбрался из горящего здания. На третий день <акции> гитлеровцы уже не рисковали входить в дома и подвалы и посылали туда еврейских полицейских. Если в первый день нацистам удалось схватить для <переселения> 3000 человек, то на второй день - уже вдвое меньше, а на третий - только несколько сот. За три дня гитлеровцы потеряли убитыми и ранеными 60 человек. Гетто напоминало настоящее поле боя: по улицам разъезжали танки и полевая артиллерия, дымились полевые кухни, солдаты оборудовали огневые точки. На Мурановской площади, где расположился немецкий штаб, стояли столы с разложенными планами, подъезжали и отъезжали связные на мотоциклах и велосипедах. Отпор, полученный в гетто, стал неожиданностью для немцев. Облава превратилась в серьезную боевую операцию, к которой Заммерн и его люди не были готовы. К вечеру 21 января он прервал <акцию> и, объявив о своей победе, вывел войска из гетто. http://www.getto.ru/boevorg.html

 

Метки:

1943, 14 января — (8 Швата 5703) Приказ Белорусского штаба партизанского движения о награждении денежной премией 8 партизан под руководством Киселева Н.Я. за «вывод из немецкого тыла 210 еврейских семей». Переход проходил поздней осенью 1942 года по территории, занятой врагом. Шли ночью, питались только тем, что Николай Киселев со своими людьми (в группе было еще 7 партизан) могли попросить или заставить дать, часто угрозами, местных крестьян. А кормить надо было не десяток человек, а более 200 в возрасте от 3 до 60 лет, в основном стариков, женщин и детей. В 2005 году Николаю Киселёву израильским институтом Яд ва-Шем было присвоено звание Праведник народов мира. Из 218 спасённых им людей к 2008 году в живых осталось всего 14 человек. Его память чтят более 2200 их потомков, которые ежегодно собираются в Тель-Авиве 5 июня в день последнего расстрела Долгиновского гетто. Киселёва они сравнивают с Моисеем, выведшим из рабства еврейский народ.

Метки:

1943, 30 января — (24 швата 5703) Шоа. Во Франции на основе вспомогательной Легионерской службы порядка - правой, очень активной фашиствующей группы, отколовшейся от Союза ветеранов - создана милиция, в задачи которой входила в том числе и борьба с "язвой еврейства"

Метки:

1943, 2 февраля — (27 Швата 5703) Шоа. Восстание в гетто Белостока

Метки:

1943, 2 февраля — (27 Швата 5703) Шоа. Между болгарским комиссаром по еврейским делам Александром Белевым и представителем Гитлера гауптштурмфюрером СС Теодором Даннекером заколючено официальное соглашение о депортатации из Болгарии всех евреев. Депортация началась в середине мая. к 18 июня 27.000 человек были высланы из столицы Болгарии в трудовые лагеря, находившиеся в сельской местности. Однако затем царь Борис пригласил к себе посла Германии и заявил: «Евреи Болгарии – мои подданные, и всякое их притеснение будет воспринято как национальное оскорбление» (см. 24 мая 1943 года). И все болгарские евреи остались живы и в декабре 1943 года депортированным евреям разрешили вернуться в Софию.

Метки:

1944, 8 февраля — (14 Швата 5704) Шоа. Этим числом значится письмо председателя Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков Н. Шверника заместителю председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. Молотову: "Направляю Вам проект сообщения Чрезвычайной Государственной Комиссии о разрушениях и зверствах немецко-фашистских захватчиков в городе Киеве.... «Гитлеровские бандиты произвели массовое зверское истребление еврейского населения. Они вывесили объявление, в котором всем евреям предлагалось явиться 29 сентября 1941 года на угол Мельниковой и Доктеревской улиц, взяв с собою документы, деньги и ценные вещи. Собравшихся евреев палачи погнали к Бабьему Яру, отобрали у них все ценности, а затем расстреляли». Молотов отредактирвал текст: «Гитлеровские бандиты согнали 29 сентября 1941 года на угол Мельниковой и Доктеревской улиц тысячи мирных советских граждан. Собравшихся палачи повели к Бабьему Яру, отобрали у них все ценности, а затем расстреляли».

Метки:

1945, 17 января — (2 швата 5705) Последний раз видели на свободе Р. Валленберга, его увозили на встречу с командующим советскими войсками, занявшими Будапешт. Валленберг попал в советскую тюрьму. Подробнее

17 января, очередная дата того дня, когда советскими войсками в Будапеште был похищен Рауль Валленберг - шведский дипломат, спасавший венгерских евреев от уничтожения. По многократным утверждениям советских властей, позднее повторенным их российскими правопреемниками, Валленберг умер в тюрьме на Лубянке в 1947 г. от инфаркта. За спасение десятков тысяч евреев Венгрии Раулю Валленбергу было в Израиле присвоено звание Праведник Народов Мира.Р. Валленбергу, отпрыску одной из богатейших аристократических и банкирских семей Швеции, был 31 год, когда он был направлен своим правительством в 1944 г. в Будапешт на должность первого секретаря посольства Швеции, которая держала нейтралитет во Второй мировой войне. Это был период, когда нацисты приняли решение о тотальном уничтожении венгерского еврейства.Вот как описывалась деятельность Влленберга в статье, опубликованной в американской русскоязычной газете НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО 23 апреля 1980 г.: -Шведский дипломат Рауль Валленберг, которому тогда был 31 год, в июне 1944 года был направлен в Будапешт на пост первого секретаря посольства. В то время союзники обратились к правительству Швеции с просьбой о помощи в спасении венгерских евреев. В Венгрии орудовал сам обер-палач Эйхман. Когда Валленберг прибыл в Будапешт, в стране оставалось не более 200.000 евреев. В первые же дни молодой дипломат сумел вытащить из гетто 4500 мужчин, женщин и детей и разместить их в снятых или купленных квартирах. Сотрудники посольства привезли тысячи шведских документов и раздавали их евреям, предназначенным для вывоза в лагеря уничтожения. Дальше Валленберг и его помощники действо¬вали так: они дожидались эшелонов на венгерской границе и требовали освобождения ГРАЖДАН нейтральной Швеции.Спасенные возвращались в свои квартиры. Однако не было никакой уверенности, что немцы снова не схватят их. Тогда Рауль Валленберг задумал дерзкий план: собрать как можно больше евреев в одном месте, где они будут под защитой швед¬ского посольства.В кратчайший срок этот неутомимый человек арендовал бо¬лее 30 домов, в которых расселил тысячи семей. Этот район назвали ГОРОД ВАЛЛЕНБЕРГА. Грузовики со шведскими флаж¬ками подвозили в ГОРОД продовольствие, медикаменты. Не забывал шведский дипломат и о безопасности своих ГОРОЖАН. Он организовал группы евреев АРИЙСКОЙ внешности, одетых в фашистскую форму, которые помогали ему.Молодого, обаятельного Рауля обитатели ГОРОДА ВАЛЛЕНБЕРГА просто обожали, называя ангелом-спасителем. Он часто навещал своих подопечных, расспрашивал об их нуждах, про¬являл личную заботу о них-.Далее в той же статье, которая называлась -Что вы знаете о судьбе Рауля Валленберга?- и которая имела целью спровоцировать отклики тех бывших советских граждан, кто мог что-то знать или слышать о шведском дипломате в свою бытность в СССР, кратко описывалась история его исчезновения: Когда Советские войска вошли в Будапешт в январе 1945 г., Валленберг вошел в контакт с командованием. Но 17 января советские военные власти арестовали Валленберга и его помощника и шофера-венгра Вильмоса Лангфельдера. Оба были переп¬равлены в СССР и посажены в тюрьму:За день до ареста министерство иностранных дел СССР информировало шведское посольство в Москве о том, что русские военные власти взяли Валленберга под свою защиту. Примерно через месяц мать Валленберга, Май фон Дардел, была уведомлена послом СССР в Стокгольме Александрой Коллонтай о том, что он находится в безопасности в России.18 августа 1947 г. заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Вышинский в ответ на запрос шведского прави¬тельства сообщил, что Валленберга нет в СССР, и что власти о нем ничего не знают! Согласно Вышинскому, Валленберг, по-видимому, погиб в Будапеште.В течение ряда лет министерство иностранных дел Швеции получало сообщения от большого числа бывших заключенных, находившихся в советских тюрьмах, что с февраля 1945 г. Валленберг содержался в разных тюрьмах в Москве. Эти сви¬детельские показания были представлены советскому прави¬тельству. В ответном письме от 6 февраля 1957 г. заместитель министра иностранных дел Андрей Громыко дал новые све¬дения о Валленберге: Валленберг был арестован в Москве.Согласно Громыко, в архивах был обнаружен единствен¬ный документ - написанный от руки репорт, датированный 17 июля 1947 г., начальника медицинской службы тюрьмы на Лубянке А. Л. Смольцова, министру внутренних дел Аба¬кумову: -Сообщаю, что известный Вам заключенный Валлен¬берг неожиданно умер прошлой ночью в своей камере, вероятно, вследствие инфаркта миокарда-.На этом попытки прояснить судьбу героического шведа временно приостановились, ибо шведское правительство, а уж мировая общественность тем более, приняли на веру советскую версию и смирились с мыслью о смерти Валленберга.В феврале 1973 г. мой муж Авраам Шифрин, бывший политзаключенный советских лагерей, выступал в Сенате США на специальном слушании, посвященном вопросу о советских лагерях и тюрьмах. Выступление Авраама перед сенаторами длилось два дня, ибо он подробно передавал накопленную им информацию по разным аспектам советской пенитенциарной системы. Среди прочих разделов, там был и раздел, касавшийся иностранных подданных в советских лагерях.В этом разделе Авраам упомянул и -шведского дипломата, сидевшего в секретном лагере для иностранцев на острове Врангель-, о котором ему довелось слышать дважды: один раз в одном из лагерей от уголовников, которые до этого были на Врангеле в качестве лагерной обслуги, а второй раз, самым неожиданным образом, в Израиле.Дело в том, что вскоре после приезда в Израиль Авраам попал в дорожную аварию, в которой сильно переломал свою единственную ногу. В связи со сложностью перелома, его, после наложения гипса, оставили в больнице.Один из санитаров оказался не только русскоязычным, но и очень словоохотливым и проводил возле постели Авраама каждую свободную минуту. Узнав, что Авраам - бывший лагерник, он тут же сообщил, что и он тоже. Авраам заинтересовался и спросил, в каких лагерях тот бывал, и услышал, что человек этот - которого звали Ефим Мошинский - был на острове Врангель.Поскольку Авраам помнил, что о лагерях на этом острове упоминали уголовники, которым он тогда не очень поверил, он начал расспрашивать Мошинского более подробно. Довольно быстро стало ясно, что хотя тот и представлялся бывшим политзэком, на самом деле он был там не в качестве заключенного, а каким-то низшим кагэбевским чином. Болтая без устали, Мошинский рассказал, что в трех секретных лагерях на острове Врангель содержались исключительно иностранцы, преимущественно пленные офицеры армий гитлеровской коалиции: немцы, итальянцы, венгры. -Но были там и некоторые гражданские-, сказал Мошинский, упомянув имена -шведского дипломата Валленберга- и русского Александра Трушновича. Имя Валленберга мало что говорило Аврааму, кроме того, что его тоже упоминали уголовники, рассказывавшие о лагерях на острове. Но вот имя Трушновича заставило его отнестись к болтовне Мошинского более серьезно.Это имя было знакомо Аврааму в связи с тем, что до 1954 г. Александр Трушнович был руководителем базировавшейся во Франкфурте русской антикоммунистической организации НТС, с которой Авраам успел вступить в контакт и начал сотрудничать в борьбе против советской власти. Трушновича Авраам, выехавший из СССР в 1970 г., уже не застал, так как тот был похищен советскими агентами в 1954 г. и вывезен, как предполагали его соратники, в СССР. Больше о нем никто никогда ничего не слышал. Во Франкфурте Авраам познакомился с сыном Трушновича, Ярославом.Услышав, что Мошинский не только видел Трушновича на Врангеле, но и утверждает, что разговаривал с ним, Авраам решил, по выходе из больницы, проверить, насколько можно верить рассказам этого человека. Он написал Трушновичу-младшему и попросил прислать фотографию отца.Получив фотографию, он пригласил к себе в гости Мошинского. Зная о беспардонности и любопытстве этого человека, он придумал для него ловушку (сказался опыт следователя-криминалиста): как будто невзначай, он оставил на столике в гостиной пачку фотографий разных людей, которые вытащил из своего альбома. Среди них лежала и фотография Трушновича-старшего. Уйдя в кухню готовить чай, Авраам не сомневался, что Мошинский схватит фотографии и начнет смотреть. Так и случилось. Авраам исподволь следил за ним из кухни. Просматривая фотографии незнакомых людей, Мошинский не проявлял большого интереса - просто ему больше нечем было себя занять. Но вдруг он замер и после некоторой паузы сказал: -Эй, а я ведь этого человека знаю! Кто это?- Нет, ты не можешь его знать-, спокойно ответил Авраам, -это мой знакомый, которого ты не мог встречать-. Однако Мошинский продолжал рассматривать фотографию, а потом победоносно заявил: -Я знаю, кто это! Это Трушнович!- А затем произошло нечто совершенно неожиданное. Продолжая смотреть на фотографию, Мошинский добавил: -Но если ты думаешь, что он так выглядел, когда я его встретил, то ты глубоко ошибаешься! Он был уже, как печеное яблоко. Я бы его и не узнал. Но у него была при себе фотография его сына, он мне ее показывал. Так вот, этот сын выглядел точно, как на этой фотографии-.Такого придумать он не мог: только те, кто знал отца и сына Трушновичей, знали, что они были похожи, как две капли воды!Это заставило Авраама отнестись более внимательно и к остальной информации, полученной от Мошинского. Запомнил он и сказанное им о Валленберге. И, выступая несколько месяцев спустя в Сенате США, Авраам упомянул имя Валленберга среди прочих известных ему имен иностранцев в советских лагерях.Сенсация, которую это упоминание вызвало, была для него полной неожиданностью. Сенатское слушание его было опубликовано отдельной книжкой и переведено на многие языки. Бесконечные корреспонденты СМИ из разных стран осаждали его и требовали подробностей о Валленберге. Но подробностей он дать не мог, предоставив им Мошинского в качестве источника информации.Ошибкой телевизионной группы из Швеции было предложение Мошинскому оплаты за интервью: узнав, что так можно зарабатывать деньги, он решил, что за одну и ту жеинформацию дважды платить не будут, и стал в каждом следующем интервью добавлять новые подробности, которые, совершенно очевидно, были уже плодом его собственного воображения. В конце концов, после многократных предупреждений, Аврааму пришлось взять его в американское посольство в Тель-Авиве, где он в присутствии консула США изложил первоначальную историю и поклялся, что больше, кроме этого, он о Валленберге не знает ничего. Это нотариально заверенное заявление впоследствии служило единственным способом опровержения все новых изобретений Мошинского.Авраам, между тем, приступил к серьезному расследованию судьбы Валленберга в рамках созданного им в 1974 г. Центра Исследования концлагерей, тюрем и психтюрем СССР. Сенсация, возникшая в результате сенатского слушания, и опубликованные позднее результаты расследования, в ходе которого были найдены и другие свидетели того, что Валленберг вовсе не умер в 1947 г., а находился в различных лагерях и тюрьмах Советского Союза, привели к тому, что судьбой Валленберга начали, наконец, интересоваться на Западе всевозможные высокопоставленные деятели. Возникли многочисленные КОМИТЕТЫ СПАСЕНИЯ ВАЛЛЕНБЕРГА, которые начинали с того, что запрашивали у Авраама материалы, а затем продолжали поиск уже самостоятельно.Впоследствии появились и найденные другими людьми свидетели того, что Валленберг был жив, по крайней мере, вплоть до 1981 г. Авраам продолжал свое расследование, одновременно требуя от сильных мира сего вступиться за героического шведа и потребовать его освобождения из СССР. Некоторые журналисты, взявшие у Авраама интервью на тему о Валленберге, впоследствии опубликовали книги на базе этого материала. Статьи Авраама на эту тему довольно широко публиковались в мировой прессе. Ниже я привожу одну из таких статей.Но на фоне всей этой шумихи практических действий с целью спасения Валленберга на государственном уровне не предпринимали ни в Израиле, ни в США, ни в Европе. Никто не хотел вступать в конфронтацию с Кремлем и называть советских правителей лжецами, прижимая их к стене фактическими доказательствами. Поэтому от живых свидетелей отмахивались, дожидаясь, пока они вымрут. А пока называли именем Рауля Валленберга улицы и парки и сажали в память о нем деревья в Яд Вашеме и прочих мемориальных местах. Призывы Авраама и его немногочисленных единомышленников о том, что недопустимо увековечивать живого среди мертвых, что нужно бороться за его освобождение и вырвать его из пасти советской акулы, вызывали лишь снисходительные улыбки. Поминать и увековечивать мертвого было куда легче и приятнее.Мне остро напомнил об этом состоявшийся сегодня вечер в честь 60-летней годовщины похищения Рауля Валленберга. На этом вечере создавалось некое движение для увековечивания памяти тех евреев и не-евреев, которые спасали евреев из лап фашистов. Выступали с речами милые и респектабельные люди, пели песни, читали стихи, показывали записанные на видео речи других людей, в том числе и немолодой уже племянницы Валленберга.Но самым поразительным прозвучало выступление руководителя международной организации в защиту Валленберга, который не моргнув глазом сообщил почтенному собранию, что Кнессет Израиля проявил похвальную инициативу, представил и уже провел в первом чтении законопроект, требующий… вернуть Валленберга домой! -Каждый из вас, здесь присутствующих, может помочь вернуть Валленберга домой, к семье, позвонив или написав депутатам Кнессета и призвав их голосовать за этот законопроект!-, сказал вполне здраво выглядящий джентльмен, словно он не помнит, что Валленбергу сегодня был бы 91 год, и последний свидетель видел его уже свыше двадцати лет назад.Сегодня, когда в тюрьме сидит современный еврейский герой Йонатан Поллард, и писать, кричать и предпринимать всевозможные действия следует для его спасения, пока тоже не стало поздно, эти милые дамы и джентльмены, с опозданием в тридцать лет, проводят законопроекты о возвращении Валленберга!Мне снова стало больно, как тогда было больно Аврааму, когда он кричал в пустоту, но никто не хотел слышать!СЕДЬМОЙ КАНАЛ. ИЗРАИЛЬСКАЯ ГАЗЕТА НА РУССКОМ

Метки:

1945, 27 января — (13 швата 5705) Освобождение Освенцима, с 1998 года в Польше - день Иудаизма.

Метки:

1945, 30 января — (16 Швата 5705) В Херсоне родился Меир Даган (Губерман)

Когда ему было пять лет, семья репатриировалась в Израиль и поселились в Лоде, а затем в Бат-Яме. В 1963 году Меир Даган призвался в десантную бригаду ЦАХАЛа. Принимал участие в Шестидневной войне, в войне Судного дня и в Первой ливанской войне. Считался одним из основателей армии Южного Ливана (ЦАДАЛ). В 1992 году был назначен главой оперативного управления генштаба. Демобилизовался из ЦАХАЛа в 1995 году в звании генерал-майора. За время армейской службы получил два ранения и был удостоен знака отличия за мужество. Когда пост премьер-министра Израиля занимал Эхуа Барак, Даган был одним из основных противников передачи Сирии Голанских высот. В 2000 году принимал участие в предвыборной кампании Ариэля Шарона, а в 2001 был назначен им на пост главы "Мосада". Пользовался большим авторитетом в израильском и международном, разведывательном сообществе. В Египте его называли "супермен". Зарубежные источники утверждают, что по инициативе Дагана были ликвидированы видные деятели ХАМАС и "Хизбаллы". Каденция Дагана на посту главы "Мосада" дважды продлевалась премьер-министрами Ольмертом и Нетаниягу. Даган покинул должность в 2011 году. Умер 17 марта 2016 года

  - многолетний глава "Мосада"

Метки:

1945, 10 февраля — (27 Швата 5705) В Дахау умер Джованни Палатуччи - праведник мира. Будучи в годы войны инспектором Отдела Иностранных Лиц полицейского отделения Фьюме, он спас от смерти 5 тысяч евреев. За свою деятельность был в 1944 году арестован гестапо.

Метки:

1946, 19 января — (17 швата 5706) Нелегальная Алия. Судно "Энцо Серени" с олим захвачено англичанами. Произошло это во многом благодаря аппаратуре слежения, установленной британцами на берегу (см 20 января).

Метки:

1946, 20 января — (18 швата 5706) Ишув. Взрыв полицейского участка в Гиват-Ольге

По дороге Хайфа - Тель-Авив можно встретить место с необычным для Израиля названием - Гиват-Ольга. Помню, как некогда, во время одной из экскурсий сопровождающей был задан по этому поводу вопрос, на который она ответить не смогла. Ответ, много лет спустя, дала Рут Баки в своей книге -Если ты пойдешь со мной…-, где рассказывается об Ольге Белкинд, удивительной женщине, приехавшей сюда в конце XIX века и сделавшей немало для нашей страны. С детства она была необыкновенным, очень способным ребенком. Наверно поэтому-то и взял ее отец, ребе Мейер Белкинд, в нарушение всех правил учиться в хедер. А когда Ольге исполнилось 14 лет, семья перебралась из захолустного Лагойска в Могилев для того, чтобы у детей было будущее. Еще учась в гимназии, Ольга хотела стать акушеркой, потому что знала, как нелегко проходят роды в домашних условиях, особенно тогда, когда никто из окружающих не может оказать квалифицированную помощь. Но для этого надо было окончить специальные курсы, имевшиеся лишь в Петербурге. А туда евреям, обязанным жить в черте оседлости, путь был заказан. В данной ситуации ничего не оставалось делать, как получить другую доступную профессию. Например, выучиться на телеграфистку. Та она и сделала. Но, отстукивая точки и тире на телеграфе, по-прежнему лелеяла заветную мечту и ждала, когда случай поможет ее осуществлению. И случай явился в лице молодого офицера, однажды подошедшего к ее окошку. Сергей Федоров, а именно так звали этого человека в чине майора, начал диктовать текст депеши в московское управление железных дорог. Он говорил так быстро, что Ольга за ним не поспевала. Попросила делать это помедленнее. Однако эта невинная просьба разозлила военного, не привыкшего к замечаниям. Особенно от женщин. Возник конфликт, распаливший обе стороны не на шутку. Но неожиданно у Федорова злость сменилась удивлением. Он увидел перед собой не противника, а симпатичную девушку с огромными темными глазами и тугой косой вокруг головы. Невольно улыбнулся, постарался превратить инцидент в шутку и стал диктовать медленнее. А когда через час вернулся за ответом, то протянул телеграфистке очаровательную розу, перевязанную красной лентой, которую бережно вынул из-за борта шинели, где прятал от вьюги. Они познакомились. И Ольга, набравшись храбрости (из телеграммы и полученного ответа она поняла, что новый знакомый занимает солидное положение), попросила помочь с видом на жительство в Петербурге, объяснив, для чего это ей необходимо. Офицер пообещал сделать все возможное, и слово свое сдержал. Так она попала в столицу, где стала учиться на акушерских курсах. Несмотря на то, что Петербург был закрыт для евреев, таковые в нем имелись. Это были известные богачи, представители солидных профессий, а также выкресты. Со многими из них Ольга познакомилась. Она вошла в -Общество по распространению просвещения-, печаталась в журнале ГАМЕЛИЦ, что из Петербурга расходился по диаспоре и даже попадал в Палестину. В своей полной, насыщенной жизни, она все реже вспоминала стройного офицера. Но однажды, выходя из родильного дома, где проходила практику, неожиданно встретила ЕГО. Я скучал по вас, Ольга! - произнес Федоров. - Я не могу жить без Вас. Вы заинтересовали, заинтриговали меня, внесли смысл и радость в мою жизнь. Изменили меня, сами того не подозревая. На предложение поужинать вместе в ресторане она ответила согласием, и весь вечер слушала объяснения в любви. Так в ее жизнь вошел мужчина, и они стали жить вместе. А тем временем положение евреев в России становилось все тяжелее. После покушения на Александра Второго в марте 1881 года появились заметки в газетах, где говорилось о причастности их к теракту и листовки, призывающие к погромам. В связи с этим еврейские организации, в частности Хабат Цион, с которой Ольга поддерживала тесную связь, все большее и больше ратовала за эмиграцию в Палестину. Подумывала об этом и Ольга, тем более что ее брат Исраэль, выработавший еще студентом харьковского университета вместе с товарищами программу под лозунгом -Дом Иакова, встанем и пойдем-, уехал туда в 1882 году вместе с сестрой Фанни и братом Шимшоном. А вскоре к ним присоединились и родители. Исраэль писал Ольге, что после сельскохозяйственной школы Микве Исраэль поселились в новом поселении Ришон-ле-Цион, возникшем на месте, недаром называвшемся прежде Айюн Кара - ЧЁРНЫЙ КОЛОДЕЦ. На местности, покрытой колючими кустарниками, в изобилии водились змеи, ощущалась нехватка воды. Но это переселенцев это не смущает. Под руководством главного инструктора - Лейба Ханкина, иначе дяди Левы, они пытаются налаживать жизнь. Иегуда Лейб Ханкин, был, действительно, необыкновенным человеком. Имея в прошлом солидные участки на юге России, после погромов уехал с женой, семерыми детьми и десятью добровольцами в Палестину, где приобрел земли на имя британского консула в Яффо Хаима Амзалага, ибо турки возражали против заселения этих мест выходцам из России и Румынии. Это письмо Ольга читала дома у поэта и просветителя Йегуды-Лейб Гордона, где собралась разношерстое еврейское сборище. Присутствовавший при этом Федоров, сопровождавший подругу, на обратном пути спросил ее: Ты возьмешь меня с собой в ту суровую страну, где жара и бедность? В ответ последовал отрицательный ответ. И как он ни просил, как ни умолял, клянясь в любви, говоря, что готов принять веру ее отцов, Ольга была непоколебима. -Эта страна предназначена только для евреев. Еврейский народ не принимает чужаков. Это трудный народ-. Произнося такие слова, она страдала. Искренне любя Сергея, не могла позволить себе выйти за него замуж, переступить нравственную черту, нанести удар родным. Однако и расставаться с ним не хотела. Собиралась ли она ехать в Палестину? Несомненно. Однако откладывала это на неопределенное будущее. И неизвестно, сколько бы эта неопределенность длилась, если бы не просьба отца приехать для того, чтобы оказать помощи сестре при родах. Та очень боялась предстоящих событий после того, как два года назад произвела на свет мертвого ребенка. Ольга решила ехать, клятвенно пообещав другу вернуться через месяц. Минули две недели плавания, и корабль с православными паломниками и евреями-переселенцами на борту вошел в яффский порт. Узкая лодка-феллука, управляемая арабом, в считанные минуты доставила пассажиров на берег, и девушка оказалась в объятиях братьев, сестры, отца и тех, кого знала по описанию и фотографиям: мужа Фанни Исраэля Файнберга, его брата и Иегошуа Ханкина. С первых шагов по палестинской земле Ольга не переставала удивляться всему, что видела: проворным, жадным до чужого добра арабам-носильщикам, туркам-таможенникам, подозрительно осматривавшим всех прибывших, свободно говорящим на идиш бородатым евреям. А вокруг слышалась так же немецкая, английская, французская и арабская речь. Спокойно передвигались ленивые ослы с огромными тюками на спине, гордо вышагивали верблюды… Лавки, мастерские, кофейни, распространяющие запах крепкого кофе и восточных пряностей. В Ришон-ле-Ционе она поняла, что на самом деле все было гораздо сложнее, нежели описывал в письмах брат. Проблема была не только с климатом, местным населением и властями. У поселенцев сложились непростые отношения с администрацией Ротшильда, что хотела лишить людей независимости, превратить в наемных работников барона, принудить подписать декларацию, согласно которой те должны беспрекословно подчиняться главному администратору этого района Иегошуа Осовицкому. Даже сдавать жилье они не могли без его разрешения. И из-за этого разразился грандиозный скандал, грозивший такими нешуточными волнениями, что Осовицкому пришлось вызвать на подмогу турок. За ними прибыл представитель барона из Микве Исраэль. Чтобы страсти улеглись, последний отозвал на время НАМЕСТНИКА, а через три месяца в Палестину пожаловал сам Ротшильд. Несмотря на то, что он приехал вместе со своей женой Аделаид инкогнито, поселенцы, боявшиеся этого визита, узнали о нем и заволновались. Они понимали, что от произведенного впечатления напрямую зависит судьба их дела. Если барон прекратит ВЛИВАНИЯ, весь труд мог пойти прахом. Срочно принялись наводить порядок. Проложили мощеную дорожку к восточному выходу, укрепили песчаную аллею, обложив ее крупными камнями. И вот Ротшильд прибыл. Первым делом упрекнул их за -несправедливое- отношение к Осовицкому, сказал, что тот должен непременно вернуться. Когда же Ханкин и Файнберг высказали по этому вопросу свое мнение, меценат в неописуемом гневе покинул поселение. А его жители стали думать: Что делать?, ибо создавшаяся ситуация грозила провалом всех грядущих планов. Когда через несколько дней барон уехал в Экрон, Ольга предложила воспользоваться этим и отправить женскую делегацию к его жене, слывшей женщиной умной, благородной и понимающей. Сначала это было принято в штыки, но Ольге удалось настоять на своем, и поселянки отправились к баронессе. Аделаид предстала перед делегатками симпатичной изящной дамой с короной косы вокруг головы, в длинном темном платье, единственным украшением которого была жемчужная нитка на шее. Разговор, начала Ольга, прекрасно владевшая французским, чем сразу же расположила к себе хозяйку. Внимательно выслушав женщин, баронесса пообещала помочь. И, благодаря ей, колония не только не лишилась поддержки, но и освободилась от ненавистного Осовицкого, который был переведен в другое место. Время шло. Ольга привыкала к новой стране, и тоска по Сергею, мучавшая поначалу, постепенно уходила. Тем более что ее внимание привлек Иегошуа Ханкин, парень, совершенно непохожий на других поселенцев. Статный, кареглазый, с длинными кудрявыми волосами, несмотря на жару, всегда ходивший в высоких сапогах. Он нравился ей своей убежденностью, верой, горячностью, энтузиазмом. Несомненно, она приглянулась и ему. В праздник сбора винограда, когда из размятых ягод потек первый сок, он поцеловал ее сладкими от терпкой влаги губами, а после танцев в кругу юношей и девушек, пошел провожать домой. Несмотря на то, что явно робел перед женщиной, бывшей старше его, мудрее, успевшей завоевать репутацию властной и сильной, пригласил на завтрашнюю прогулку. С того дня их часто стали видеть вместе. Прошел небольшой период времени, и парень признался в любви. Мгновенно все воспоминания о прошлом ушли на дальний план. Впереди, казалось, ждет яркая самобытная жизнь с человеком, наделенным необузданной природной силой, к которому она испытывала целую гамму чувств от физического влечения до материнской нежности. Их союз вызвал недовольство со стороны обеих семей. Меир и Шифра пытались убедить дочь, что выходить замуж за юношу, ищущего постоянно приключения, - безрассудство, Лейб же с Сарой отговаривали сына по другой причине. Двенадцать лет разницы - не шутка, - говорили они. - Вполне возможно, что у этой, уже не юной женщины, никогда не будет детей. Только личные проблемы временно отступили на второй план, потому что бунт против барона все-таки не прошел даром. Белкинды, Ханкины и Файнберги оказались вынужденными покинуть Ришон. Надо было видеть, с какой тоской Лейб расставался со своим участком, в который успел вложить душу. Начинать все снова не было сил. И он, оставив земледелие, занялся торговлей. Купил двухэтажный дом около порта в Яффо, где первый этаж отвел под магазин тканей. Ольга и Иегошуа переехали в гедерскую колонию билуйцев. Сыграли скромную свадьбу. Казалось бы, счастье рядом. Протяни руку - и бери. Только семейная жизнь сложилась не так, как хотелось бы. Между молодыми не сложилось душевной близости, взаимопонимания. Ханкин был замкнут, скрывал свои мысли и чувства, надолго уезжая из дома, проводил время с бедуинами, часами скакал по ночной пустыне. Вся работа, вменявшаяся им в обязанности в поселении, ложилась на плечи Ольги. Родись у них малыш, жизнь стала значимее, полнее. Но детей не было. Ольга, конечно, радовалась племянникам, которым помогала увидеть свет: детям Фанни и сыну Шимшона, однако в душе немного завидовала брату и сестре. С течением времени все яснее понимала, что никогда не станет матерью, что таким образом природа мстит ей за совершенный грех, за то, что убила не родившуюся душу. Однажды, когда стало совсем невмоготу, она села за стол и стала писать письмо в Петербург. Рассказывала о своей жизни, совсем не похожей на ту, о которой мечтала, о том, что не счастлива в замужестве, что постоянно остается одна и бесконечно волнуется за Иегошуа во время его бесконечных отлучек, потому что дороги здесь небезопасны, кишат грабителями и разбойниками. А еще о том, как стосковалась по нему, любимому, по его объятьям и поцелуям. Только это письмо до адресата не дошло. Проснувшись ночью от дурного сна, она разорвала бумагу на мелкие клочки. Через год после свадьбы Ольга уговорила мужа перебраться в Яффо, поближе к семье. И сразу же пошла работать акушеркой в госпиталь, находящийся на территории квартала, заселенного немцами-темплерами из Вюртемберга. Это место, огороженное каменной стеной, за которой с немецкой аккуратностью были поставлены симпатичные домики, аптека, гостиница, давильня маслин, паровая мельница, резко отличалось от других частей города, грязного и запущенного, с кучами мусора, ручьями помоев и стаями одичавших собак. Здесь же стоял и самый примечательный дом, принадлежащий русскому аристократу барону Платону Устинову. Этот человек небольшого роста с бородой, длинными волосами и огромными карими глазами учился некогда в Петербурге в военном корпусе, но по этому пути не пошел. Перейдя из православия в лютеранство, уехал в Вюртемберг, где вступил в секту темплеров и, заинтересовавшись древней историей, а так же арабским и древнееврейским, прибыл с ними Святую Землю. Построил в Яффо двухэтажный дом с коринфскими колоннами, разбил вокруг него сад с диковинными растениями. В ветвях широколиственных деревьев резвились обезьяны и щебетали птицы, а по дорожкам, распустив яркие хвосты, бродили павлины. Первый этаж своего дома он отвел под госпиталь, где лечили от чахотки, малярии, тифа, проказы, которых в этих краях было предостаточно, ибо антисанитарное состояние города и окрестностей способствовало распространению инфекционных заболеваний. Так вот, именно в этом госпитале и работала Ольга, которая сразу же заслужила репутацию грамотной и серьезной акушерки. Сначала она принимала роды у женщин-темплеров, а потом и у супруг местных богачей. Однажды она оказалась в доме Бутруса Рука. Когда роды его молодой жены Джихан окончились благополучно, Ольгу попросили назвать причитающуюся за работу сумму, на это она ответила, что эфенди лучше разговаривать об этом с ее мужем. Таким образом, она убила сразу двух зайцев. Избавила араба от унизительных переговоров с женщиной и организовывала встречу для Иегошуа, который давно искал ходу к Руку, потому что хотел приобрести земли Кирбет-Дурана, которыми владел богач. Эфенди согласился на сделку, и Ханкин, преодолев большие финансовые затруднения, приобрел земли перед самой Ханукой 1890 года. Думал, что их тут же раскупят. Но чуда не произошло. Прибывавшие евреи своих средств не имели, а, кроме того, в колеса вставляли палки чиновники барона и дельцы, не понимавшие ни его, ни его целей. В конце концов, все утряслось после того, как на торжестве, устроенном Дуране, было бы объявлено, что земли эти принадлежат евреям. И к Пуриму Ханкины и Белкинды перебрались в новое селение, которое по предложению Исраэля Белкинда было названо Реховотом, что в переводе с иврита означает ПРОСТОРЫ. После этой покупки Иегошуа не остановился. Следующим местом, привлекшим его внимание, стала Хедера, заселенная племенами, занимавшимися разбоем. И однажды, во время одного из ночных путешествий его подстерегли бандиты, нанятые перекупщиками. Спасла лошадь, которая завела всадника в тростники. Нападавшие, потыкав наугад ножами в том месте, где слышался лошадиный храп, отошли в сторону, что дало ему возможность выбраться из зарослей, предотвратив погоню брошенными в дорожную пыль мелкими монетами из пояса, заготовленными Ольгой для подобного случая. После того, как она промыла и перевязала раны мужа, тот произнес: Опять ты спасла меня, моя Рахель!, проведя аналогию с женой знаменитого Рабби Акивы, за которого вышеупомянутая женщина вышла замуж вопреки воле отца и вместе с избранником прошла путь от нищеты до славы знаменитого ученого. Через некоторое время они отправились в Хедеру вдвоем. Сначала увидели море. Глядя на него, Ольга подумала, как неплохо было бы здесь жить. И словно отвечая ее мыслям, Иегошуа сказал, что построит для нее дом на самом берегу моря, а рядом - порт. Еврейский порт. С еврейскими кораблями и еврейскими матросами. Отдохнув, они двинулись дальше. Картина стала меняться. Сначала появились тростники, за ними - болота. Ольга засомневалась, как можно будет обустроиться здесь, в местах кишащих малярийными комарами. Но муж-мечтатель сказал, что вопрос разрешим. Он уже говорил о поставке сюда насосов. Деньги же на покупку земли у хайфского эфенди Салима Хури должен привести из России представитель Ховевей Циона Темкин. Время шло, а Темкин не ехал. Оформление документов срывалось. И тогда Иегошуа, рискуя всем, что имел и он, и его родственники, решил сам подписать бумаги. Участок был куплен и заселен первыми переселенцами. Но тут-то начались новые проблемы. Оказалось, что осушить болота не так-то просто. А потому последствия не заставили себя долго ждать. Новоприбывших косила малярия. Имели место даже смертные случаи. Это, естественно, вызвало бурю негодования по отношению к виновнику бед. Все возненавидели Ханкина. И даже Ольга, старавшаяся помочь больным, не могла ничем помочь. Возникли проблемы и с оформлением земель, за которые не удавалось окончательно расплатиться. С одной стороны эфенди грозил аннулированием сделки, с другой - переселенцы требовали возврата вложенных средств. Короче говоря, положение сложилось - хуже некуда. И в это время в Палестине внезапно появился Сергей Федоров, несказанно довольный этой командировкой, ибо она могла ему помочь отыскать Ольгу. Дело в том, что после отъезда любимой он ждал ее, постоянно ездил в Одессу встречать корабли, приходящие из Святой Земли. Каждый раз, разочаровавшись, напивался и ни с чем возвращался домой. Чтобы занять себя пошел служить в тайную полицию. Брался за разного рода дела. Со временем это перестало его занимать. Чувствовалась усталость, в душе - опустошение. И тут-то ему предложили ехать в Палестину для решения ряда вопросов, поставленных Министерством иностранных дел, которое в свою очередь, через русского консула в Яффо, озадачил турецкий султан, озабоченный эмиграцией евреев в Османскую империю. От волнения у Федорова забилось сердце. Неужели я поеду, и мы встретимся? - подумал он. Чтобы не спугнуть удачу, сделал вид, что не заинтересован в предлагаемой миссии и, занятый своими мыслями, краем уха слушал о сионистском заговоре, о мировой угрозе и бароне Ротшильде, неизвестно зачем вкладывающим деньги в этот регион. А начальник штаба полковник Долгин продолжал: О цели Вашего визита не должен знать никто. Даже консулы, несмотря на то, что официально Вы назначаетесь вторым секретарем консульства в Иерусалиме. Так Сергей оказался в Палестине. В каждой, проходившей мимо женщине, ему виделась Ольга, и каждый раз иллюзия рассеивалась. Но однажды вечером, зайдя в свой кабинет за забытым документом, он неожиданно услышал за стеной до боли знакомый голос. Ему тут же захотелось под любым предлогом зайти в соседнюю комнату и посмотреть, что там делается. Но сдержался, усилием воли взял себя в руки и стал прислушиваться. Поняв, что речь идет о какой-то просьбе для ее мужа, испытал целую гамму чувств: любовь, ревность, обиду, гнев… В раздумье поднялся, положил бумаги в портфель, вышел на улицу. Покрутился на главной улице Яффо и вернулся к зданию консульства. Прислонился к решетке, закурил сигару. А через некоторое время услышал знакомые шаги. Сердце лихорадочно забилось, дыханье перехватило. Хриплым голосом Федоров произнес: Ольга! Та остановилась, стала вглядываться в темноту, но никого не увидела. Подумала: Грезы, опять грезы. Но тут перед ней из тьмы возник силуэт. Прошептав Сережа…, рванулась вперед и припала к его груди. Все, чем жила эти годы, на что добровольно обрекла себя, вмиг исчезло. Перед ней был ОН. Самый дорогой, единственный, любимый, родной. Тот, о котором столько метала в минуты отчаяния. Медленно пошли в сторону моря. Сели на камни, обнялись. Но Ольга сразу же резко отстранилась, подумав, что совершает измену по отношению к мужу. Несмотря на то, внутренний голос возражал, говорил, что предательство совершается не сейчас, а ежедневно, поделать с собой она ничего не могла. А Сергей рассказывал о том, как ждал, как тосковал, спрашивал, почему не вернулась, почему перестала писать, почему забыла… Забыла? На глазах у женщины навернулись слезы. Она разрыдалась, превратясь в мягкую слабую женщину, какой никогда не чувствовала рядом с Иегошуа. Видя, что она несчастлива, Федоров стал настаивать на том, чтобы их отношения возобновились. -Я все время думал о тебе. Я люблю тебя и знаю, ты тоже любишь меня-. -Да, конечно, - последовал ответ. - Только я замужем. Написала тебе много писем, но все порвала. Выговорившись в них о своей боли, я обретала силы и возвращалась к мужу для того, чтобы помогать ему, поддерживать, ибо такова заповедь Торы. Вот и к консулу ходила для того, чтобы его выручить его из больших неприятностей-. И тогда Сергей понял, что тот странный длинноволосый человек, которого давеча под давлением разъяренной толпы полицейские привели в консульство, - ее муж. Это о нем он слышал на яффском базаре как о ненормальном, загнавшем всю семью в долги и позорящем жену своим поведением. Это на него жаловался случайный собеседник в Ховевей Ционе по поводу событий в Хедере. Он - Ханкин, продавший земли евреям, не оформив, как полагается, а потому приобретшие их, попали в сложное положение. И с ним, он, играющим роль купца, желающего купить земли для выращивания маслин, Иегошуа должен был ехать в Бейрут. В эту поездку его влекла встречей с эфенди Сурсуком, владельцем земли в Израельской долине. Еще не разобравшись с Хедерой, он уже думал о новых покупках. Об этой поездке Федоров поведал Ольге, сказав при этом, что одно ее слово, и он откажется от своей работы, от слежки за поселенческой деятельностью, останется навсегда с ней. А в ответ услышал усталое: -Поступай, как хочешь-. Вернувшись домой, Ольга никак не могла заснуть. А когда, наконец, задремала, ее разбудили, позвав к роженице. Однако вызвали слишком поздно, а потому она ничем не смогла помочь, и ребенок родился мертвым. Все пережитое за несколько часов так ее измотало, что наутро она не смогла выйти на работу. В смятении чувств отправилась к Устинову, известному своими философскими взглядами и нередко помогавшему людям в решении их проблем. Платон Григорьевич принял ее в розмариновом уголке сада. И женщина рассказала ему обо всем, что ее мучило, о чем не могла говорить ни с кем из родных. Они беседовали о любви и долге, о предназначении каждого. Устинов первым сказал ей, что восторгается Иегошуа, ибо в отличие от других не разглагольствует беспочвенно, а действует. И ее долг помогать ему, а не лелеять грешную любовь к иноверцу. Конечно, он все говорил верно. Только она ушла, ничуть не успокоившись. А через некоторое время в это место пришел Сергей, потому что одним из полученных заданий было выяснение отношения Устинова к сионистскому движению. Хозяин дома тут же понял, что перед ним не секретарь консульства, как ему было сказано, а агент тайной полиции, да к тому же тот человек, о котором слышал от Ольги. Федорова настолько покорила искренность собеседника, что он сам пошел на откровенность. И в ответ услышал то, что открыло ему глаза. Понял, что в данный момент является для любимой разрушительной силой, что его любовь причиняет ей лишь страдания. Чтобы привести в порядок мысли и чувства, направился в Иерусалим вместе с паломниками поклониться святым местам. И в церкви, где все присутствующие ожидали чуда воскресения Спасителя, дело происходило как раз на Пасху, молитва захватила его настолько, что очистила душу, сняв с нее шелуху. На душе стало удивительно спокойно и светло. Больше они с Ольгой не виделись, так как через неделю после этого Федоров получил приказ срочно возвращаться в Россию в связи со сложившейся там обстановкой. А Иегошуа тем временем прилагал массу усилий для покупки земель в Израельской долине. Плодороднейшем, но абсолютно запущенном месте. Новая полоса неприятностей началась после того, как он заключил сделку на несколько десятков дунамов для JCA (Jewish Colonization Association), которое с некоторых пор занималась управлением сельскохозяйственными колониями барона, без его согласия. А агентство отказалась утвердить покупку. Кроме того, люди, жившие в долине, наотрез отказывались ее покидать, а правители сей территории, не хотели поддержать сделку. Иегошуа, как бывало всегда, когда дело не клеилось, мрачнел, замыкался в себе. И Ольге снова и снова приходилось его успокаивать, убеждать в правильности поступка, в том, что все наладится. И оно, действительно, наладилось. Благодаря вмешательству человека, поверившего в Ханкина. Это был Артур Рупин, директор Ахшарат ха-ишува. Вместе отправились они на очередные переговоры в Бейрут. Долго не могли добиться встречи с местным правителем вали, провели три недели в ожидании на постоялом дворе. А когда встреча, наконец, состоялась, не поверили, что их вопрос мог решиться так просто. Вали пригласил их к дасторхану, предложил чаю, сигарет. И продиктовал своему секретарю письмо, в котором говорилось о том, что земли куплены в полном соответствии с законом и теперь принадлежат евреям, которые могут спокойно там селиться. Им, удивившимся этому, было невдомек, какую роль сыграла Ольга, отправившая телеграмму Федорову с просьбой убедить турков, что покупка земель в этом месте не представляет никакой угрозы для Османской империи. И он, используя свое влияние в министерстве, сделал это ради нее. Все перевернул 1914 год. Первая мировая война доползла и до востока. Одним из театров военных действий стала граница между Сирией и Палестиной. Турецкий правитель Джемаль-паша стянул туда многочисленные войска, готовясь к вторжению в зону Суэцкого канала, находившегося в руках англичан. Яффо стал главным палестинским портом и местом расположения турецкой администрации. И, как всегда, сложная ситуация отразилась на положении евреев. У них конфисковывалось оружие, разорялись сельскохозяйственные угодья, арест и высылка из страны тех, кто, по их мнению, представлял политическую опасность. В этот список попали Маня и Исраэль Шойхаты, с которыми у Ольги была очень тесная связь, и а также Иегошуа. Ольга отправилась с мужем. Их отправили в Дамаск для того, чтобы предать военному суду, но до него четверка не доехала. Оказалась в небольшом городке Бурса, где ее поселили в небольшую двухкомнатную квартирку. Было очень трудно, потому что жили исключительно за счет того, что зарабатывала Ольга своей специальностью. Кроме того, была исключительно бодра и морально поддерживала всех. Но со временем сдала и она. После известия о том, что ее любимый племянник Авшалом пропал без вести (на самом деле он погиб), пришла в отчаяние. Постарела, перестала быть той сильной женщиной, опорой для других. Теперь не она спасала Маню, а та, наполнившаяся новыми силами после рождения дочки, возилась с ней. Глобальные перемены мирового масштаба принес 1917 год. В России вспыхнула революция, жертвой которой стали тысячи российских офицеров, в том числе и Сергей Федоров. Только об этом Ольге, к счастью, не довелось узнать. После того, того, как Османская империя пала, и Палестина оказалась в руках англичан, изгнанникам удалось вернуться из ссылки. И то, что они увидели, повергло людей в ужас. Сельское хозяйство было уничтожено. Леса вырублены. Кругом царила разруха. В этой ситуации Иегошуа развил еще более бурную деятельность по скупке земель. Начиная с этого периода, до своей смерти, он приобрел 600.000 дунамов земли для освоения её поселенцами-сионистами в разных районах. Завершил начатую некогда сделку по покупке плодороднейших земель Израельской долины, приватизировал почти все побережье Хайфского залива, значительную часть горы Кармель и другие участки земли в Хайфе, которую мечтал видеть еврейским городом. И его труды, наконец, были зачтены. В 1927 году Иегошуа стал представителем сионистского руководства в Палестине, в 1932-м - директором земельной корпорации Палестины, а в 1934-м ему было присвоено звание почетного гражданина Тель-Авива. Только вряд ли бы все это свершилось, не имей этот человек преданного друга в лице Ольги. Ведь удачному окончанию операций во многих случаях он был обязан именно жене, которая не только поддерживала его морально, но и завязывала нужные связи, находила ссуды, склоняла противников на сторону мужа. И тот, в конце концов, оценил ее по заслугам. Стал относиться нежно и бережно. Тем более что Ольга была уже немолода и страдала разными болезнями. Когда в 1942 году она умерла, Ханкин построил для нее усыпальницу на горе Гильбоа, недалеко от Эйн Харода. А через три года занял место рядом. Так они и покоятся вместе над выкупленной им долиной. Татьяна Яровинская Да прилепится жена к мужу своему www.berkovich-zametki.com №9(58) Сентябрь 2005 года

 , организованный Пальмахом: 16 раненых, 1 погибший. В эту же ночь - неудачная попытка Пальмаха взрыва радарной установки на горе Кармель (установленная бомба была обезврежена), игравшей значительную роль в слежении англичанами за морем в стремлении не допустить к берегам Эрец-Исраэль корабли с нелегальными репатриантами (см. 19 января ).

Метки:

1946, 26 января — (24 швата 5706) Опубликовано специальное постановление Совета народных комиссаров РСФСР «О мероприятиях по укреплению и дальнейшему развитию хозяйства Еврейской автономной области», которое среди прочих мер предусматривало отправку в область 50 учителей и 20 врачей, «в первую очередь еврейской национальности» (см 4 декабря) www.eleven.co.il

Метки:

1947, 7 февраля — (17 Швата 5707) Ишув. Созданы поселения в Северном Негеве Мивтахим, Цеэлим, Алумим (см. 6 октября )). Это был район, в котором евреям запрещалось селиться. Тем не менее, создание поселений было необходимо для удержания под контролем Ишува Негева. Вновь созданные поселения подключались к проложенному от колодцев Нир-Ам водоводу, в каждом имелся "дом безопасности" - железобетонное двухэтажное здание с бойницами и месячным запасом пищи и медикаментов.

Метки:

1947, 30 декабря — (17 Тевета 5708) Ишув. Сформирована бригада "Гивати". Первым командиром был Ш. Авидан. В начале Войны действовала в районе Тель-Авива, после объявления Независимости сдерживала наступление египтян и Иорданского легиона, потом завоёвывала Негев. В 1956 название "Гивати" получила 17 резервистская бригада, участвовавшая в Синайской компании и в Шестидневной войне. После операции "Мир Галилее" восстановлена в качестве боевой единицы. Одна из элитных в Армии Обороны. Состоит из регулярных батальонов "Шакед", "Цабар", "Ротем".

Метки:

1948, 13 января — (2 Швата 5708) В Минске агентами НКВД убит С. Михоэлс. Официально гибель в Минске народного артиста СССР, руководителя Государственного еврейского театра была выдана за несчастный случай в результате автомобильного наезда. Тайну гибели Михоэлса раскрыл Л. Берия после смерти И. В. Сталина. Допрошенные бывший министр госбезопасности Абакумов (арестованный еще в 1951 году), руководители операции С. Огольцов, замминистра ГБ, Л. Цанава, министр ГБ Белоруссии, и Ф. Шубняков, начальник 2-го Главного управления МГБ, показали, что ликвидация Михоэлса была поручена министерству госбезопасности лично Сталиным, который считал Михоэлса руководителем "антисоветской еврейской националистической организации". Решено было инсценировать автомобильный наезд на глухой улице, хотя при этом пришлось в целях конспирации пожертвовать агентом ГБ Голубовым, сопровождавшим Михоэлса в Минске. Цанава дал следующие показания: "Примерно в 10 часов вечера Михоэлса с Голубовым завезли на двор дачи. Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи, когда по г. Минску движение публики сокращается, трупы Михоэлса и Голубова были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одну из глухих улиц города. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию". В октябре убийцы были награждены орденами.

Метки:

1948, 14 января — (3 Швата 5708) Война за Независимость. Начало арабского наступления на поселения Гуш-Эциона. Около 1000 арабов окружили Гуш-Эцион и начали обстрел поселений, одновременно 200 арабов под прикрытием пулемётного огня пытались прорваться к покинутому арабами посёлку в центре Гуш-Эциона. Атака былы отбита, но погибли трое защитников поселений. Подробнее

С 8:00 нерегулярные силы начали атаку на киббуцы Кфар-Эцион и Эйн-Цурим. Тем временем полурегулярный батальон продвинулся по не защищаемому "желтому холму" почти до центра Гуша (ныне на холме построено поселение Алон-Швут). Атакующие поднимались на Хирбет-Закария по лощине между "желтым холмом" и Эйн-Цурим. На "желтом холме" эль-Кадер установил семь ручных пулеметов брэн. На некотором удалении стояло три станковых пулемета Шварцлуза. Это австрийское оружие первой мировой войны имело великолепные баллистические характеристики (эффективная дальность до 3 км) и было специально разработано для огневого прикрытия пехоты. Арабские пулеметы поливали огнем Хирбет-Закария и Эйн-Цурим. В боевом журнале Эйн-Цурим записано: "В 8:00 арабы открыли огонь. Никто не пострадал. Через час началась атака на Хирбет-Закария". Одновременно арабы атаковали Кфар-Эцион, где находился КП Узи Наркисса. В 8:00 он послал радиограмму в Иерусалим: "Готовится атака с востока. У нас не хватает боеприпасов. Обратитесь к (английской) армии". Через полчаса он телеграфировал вторично. "Атакуют Мсуот-Ицхак. Прошу ответа. Обратились ли к армии?". Арабы захватили "русский холм" (назван так по имени монастыря). Оттуда они просматривали и обстреливали оба киббуца. Наркисс вспоминает: "С крыши здания секретариата Кфар-Эцион я видел долину Эмек hа-Браха. Она кишела арабами, никогда раньше я не видел так много вооруженных людей в одном месте. Все время подходили грузовики из Хеврона и Бейт-Лехема. У нас был только один станковый пулемет Шварцлуза, и он все время "кашлял". Мы хлопали в ладоши, когда австрийская машина вдруг выплевывала короткую очередь. Потом выяснилось, что пулемет смазали не тем маслом". В 11:00 Наркисс телеграфировал в Иерусалим: "Атакующие получили подкрепление. Атакуют и с запада. Я снова предлагаю обратиться к армии. У нас нет достаточно оружия и патронов". Через несколько минут: "Я не могу организовать контратаку, потому что арабы прогнали наши силы с "русского холма". Армия не появилась. Постарайтесь снова связаться с армией". Иными словами, командир Гуша возложил все надежды на англичан. Атака нерегулярного ополчения продолжалась до вечера. Яаков Альтман: "Примерно в два часа пополудни арабы начали приближаться по долине. Мы вели огонь из пулемета и миномета. Арабы отступили. Они еще несколько раз пытали свое счастье, но всякий раз отступали. Все время наши позиции находились под сильным огнем. Примерно в три часа одиночные арабы приблизились к нашим позициям. Мы подпустили их на 500 м и только тогда открыли огонь. Они понесли потери и больше не пытались атаковать. Только ружейный обстрел продолжался до вечера". Наркисс считался командиром всего Гуша, но за все время боя он не покидал Кфар-Эцион. Связь между поселениями была слабая, и на северном участке разворачивался отдельный бой. Командовал им Арье Теппер. Утром он был в киббуце Рвидим. Услышав первые выстрелы, Теппер пошел в Эйн-Цурим и вместе с командиром полицейских (Элияху Бар-Хама) организовал огонь по арабам на окрестных холмах. Из Эйн-Цурим Теппер пошел в Хирбет-Закария, где находился взвод иерусалимской Хаганы. Оттуда он пошел в киббуц Рвидим доложить по радио обстановку Узи Наркиссу. Атака на Хирбет-Закария продолжалась, и у защитников начали иссякать боеприпасы. Командир взвода Ричи связался по радио с Наркиссом и попросил утвердить ему отход. По-видимому, он получил разрешение, и взвод начал медленно отступать, подчас передвигаясь ползком под плотным огнем арабов. Во главе отделения Теппер вернулся в Хирбет-Закария и встретил отступающий взвод. Теппер: "Я сказал Ричи: "Почему ты оставил самую важную точку обороны?" Он сказал, что у него кончился боезапас. "Ну, а куда ты будешь отступать, когда кончится боезапас в Эйн-Цурим?" Я потребовал от него вернуться на оставленную позицию. Ричи попросил патронов, он знал, что у меня есть резерв. Я опасался, что отряд Хаганы разбазарит боеприпасы, и дал ему очень ограниченное количество. Я построил свое отделение против людей Хаганы и сказал: "Отсюда никто не уйдет!" Словесная перепалка была тяжелой, но в итоге Ричи согласился вернуться в Хирбет-Закария. Я дал ему в подкрепление отделение ПАЛЬМАХа. Командиру отделения я поставил две задачи: поддержать Хагану на случай новой атаки и не дать иерусалимцам удрать в момент кризиса". Яаков Амиэль, один из "иерусалимцев", вспоминает: "Мы добрались, наконец, до развилки грунтовой дороги к Эйн-Цурим и к Рвидим. Тогда стало понятно, что отступление из Хирбет-Закария было грубой ошибкой. Мы получили приказ вернуться и захватить деревню любой ценой. Нам предстояло пересечь открытое поле под непрекращающимся прицельным огнем. То один, то другой делал бросок вперед и дождь выстрелов сопровождал его. В полдень мы добрались до крайних домов, разделились на расчеты и заняли позиции. Главная позиция была на крыше дома. Арабы приблизились на дистанцию 100 метров и заняли позиции на террасах. Остатки нашего боезапаса подходили к концу. Мы взвешивали целесообразность каждого выстрела. Холм напротив нас кишел арабами. Мы не могли поднять головы. Группа арабов подошла на дистанцию в 50 м. В порыве энтузиазма они начали кричать "Алейхум!" (даешь!) и "Джихад". Мы приготовили гранаты. Заметив подозрительное движение, бросали гранату. Они все время обстреливали нас, без перерыва. Пули расщепляли камни, и осколки врезались в тело. Атакующие снова попытались приблизиться. Впереди шагал араб лет 70-и и вдохновлял их стихами Корана. У нас кончались патроны. Кто-то припрятал 50 патронов "на крайний случай". Он передал их пулеметчику. Короткая очередь остановила атаку, и энтузиазм арабов погас. Командир позиции был смертельно ранен в грудь. Его последний приказ был: "Не оставлять позиции". Огонь противника продолжал усиливаться. Мы не могли спуститься с крыши, чтобы помочь раненому. Гарри Клафтар вызвался привести подмогу. Он спрыгнул с крыши, был ранен в руку, но добежал до ворот киббуца Рвидим, передал сообщение и потерял сознание. Немедленно была послана помощь людьми, боеприпасами и перевязочными материалами. Роль командира взял на себя пальмахник Арье. Он пытался подбодрить нас словами, но сильнее всех слов был боезапас, полученный нами". С самого утра мы ничего не ели. Теперь мы получили воду и хлеб. Санитар из Рвидим перевязал раненых и под огнем спустил их с крыши. После полудня пришла ободряющая весть: отделение ПАЛЬМАХа из киббуца Рвидим вышло в атаку". Все это время Теппер находился в Эйн-Цурим и "думал бой". Он обратил внимание, что Абд эль-Кадер сосредоточил все свои пулеметы на склоне "желтого холма". Он видел, что арабы спускаются в лощину. Сама лощина не просматривалась из Эйн-Цурим, и о том, что там делают арабы, можно было только догадываться. Лощина была в "мертвой зоне", это значило, что подъем из нее крут. Нелогично вести оттуда атаку на Эйн-Цурим. Следовательно, арабы собирались атаковать вдоль лощины, которая упиралась в Хирбет-Закария. Итак, Хирбет-Закария - это цель главной атаки. В этом предположении была военная логика, так как Теппер уже понял ключевую роль деревни. В Хирбет-Закария на оборонительных позициях сидел целый взвод. По мнению Теппера, он был в состоянии отбить любую атаку при условии, что время от времени его будут "подкармливать" пополнениями и боеприпасами. Но Теппер искал решительной победы. Кроме здорового военного инстинкта, им руководил и следующее простое соображение: Гуш находится в блокаде, а оборонительный бой требовал большого расхода боеприпасов. Прорвать блокаду Теппер не мог, но он мог бы опрокинуть противника, ошеломить его активными действиями и таким образом предотвратить повторное нападение. Теппер нашел направление своей атаки (вдоль по вершине "желтого холма"), но в его распоряжении было только три отделения по 10 человек в каждом. Арабов было слишком много. Надо было выбрать удобный момент. Когда Теппер заметил, что арабы на передовой позиции "желтого холма" получили еду, он понял, что пришел его час. Теппер взял три отделения, вооруженных английскими ружьями со штыками. Он сообщил Наркиссу, что организует контратаку. Неясно, получил ли он подтверждение. Теппер, по его собственному утверждению, был "неформальным элементом" в ПАЛЬМАХе и был способен действовать самостоятельно без утверждения начальства. Наркисс говорил потом, что "Теппер вышел гулять по горам". Теппер обошел Хирбет-Закария по обратному склону, в не просматриваемой для арабов зоне. Одно отделение он оставил подкреплением в Хирбет-Закария. Отделение Яира Грунера он поставил в скальных позициях прикрывать атаку огнем. В атаку он повел за собой 9 человек. У Теппера не было средств связи. В таких условиях командир может управлять только естественной группой до 10 человек. Все остальные будут только обузой. Теппер: "В два часа дня мы вышли в атаку. Для начала мы натолкнулись на 60 арабов (передовая позиция на "желтом холме"). Мы открыли огонь и тут же пошли в штыки. Арабы бежали, они не ожидали атаки с этой стороны". Отделение Теппера быстро продвигалось по "желтому холму". Открылся вид на лощину. В направлении Хирбет-Закария поднимались цепи арабов. В первой цепи шел старик с зеленым знаменем Пророка в руках. Пулеметчик Теппера, не дожидаясь команды, выбрал позицию, залег и начал обстрел с тыла. Атака захлебнулась, цепи рассеялись и перемешались. Тем временем отделение Теппера продолжало атаку. Внизу они увидели группу из 200 арабов, которые спокойно сидели на валунах и подкреплялись питами с маслинами. В шуме боя они просто не заметили атаки Теппера. Теппер открыл ружейный огонь. Часть арабов была убита, остальные бежали. Теппер продолжал атаку вдоль хребта. Он мог бы добраться до КП самого Абд эль-Кадера, но его остановил концентрированный огонь арабских пулеметов. Теппер не потерял присутствия духа и способности взвешивать обстановку. Он прервал атаку и отступил на обратный склон холма. Абд эль-Кадер не заметил этого маневра и послал своих людей в атаку. Они атаковали пустое место. В это время подошло отделение Грунера и атаковало атакующих арабов. Элияху Кохен: "Мы застигли врага врасплох. Арабы поняли, что перестрелке, продолжавшейся весь день, пришел конец. Теперь они имели дело с противником, готовым идти в атаку. Началось паническое отступление. Когда мы увидели это, изменилось наше отношение к арабам. Они потеряли для нас значение. Мы были готовы уничтожить их, как бешенных собак". В порыве энтузиазма отделение продвинулось слишком далеко и попало под пулеметный огонь. Грунер погиб. Средств связи не было. Криков Теппера не было слышно в шуме боя. Теппер прибежал под огнем, но организовать отступление уже было невозможно. Отделение лежало между валунами под плотным пулеметным огнем. Теппер: "Очередь подходила к тебе. Нужно было откатиться в последнюю секунду. Мои ребята знали этот трюк". Почти час, до наступления темноты провел Теппер под огнем. Ицик ха-Мошавник: "Патронов было в обрез. Не приходило подкрепление. Киббуцники и прочие подразделения как будто забыли про нас. Как будто оставили нас умирать". После заката бойцы вернулись, неся на плечах раненых и убитых. В 20:00 пришли в столовую Кфар-Эцион. Разведчик Арье Ахидов, Теппер и еще несколько киббуцников пошли подбирать оружие и боеприпасы, оставленные арабами. По словам Ахидова, они "собрали довольно значительное количество". В бою 14 января погибло трое евреев, один был ранен тяжело, восемь человек получили средние ранения. Было убито более 200 арабов, и многие были ранены. Большие силы британской армии и полиции находились поблизости, но не вмешивались в происходящее. Они имели точное представление о бое. Высший офицер района Хэмиш Дугин сочувствовал евреям. В полдень он видел на улицах Хеврона танцующие от радости толпы: арабы получили известие, что четыре киббуца стерты с лица земли. Но из Иерусалима пришли точные сведения: арабы атакуют Кфар-Эцион, но не осмеливаются приблизиться. Когда Дугин узнал, о больших потерях среди арабов, он решил "остаться в стороне", чтобы арабы "получили урок". В 16:30 английский полковник проезжал по главному шоссе, и завалы действовали ему на нервы. Тогда Дугин поехал в Гуш-Эцион. Он потребовал, чтобы арабы прекратили бой. По словам арабов, он предъявил им ультиматум: "У вас есть время до 18:00. Если до этого часа не успеете захватить Кфар-Эцион, мы будем вынуждены вмешаться". В 19:00 нападающие отступили. Бой 14 января был самым большим сражением с начала войны и остался одним из самых больших сражений всей войны. Абд эль-Кадер неплохо использовал свои силы, но, тем не менее, не смог сломить еврейскую оборону. Приблизительно также происходили нападения и на другие еврейские поселения. После боя в Гуше осталось 9000 патронов (на все виды оружия) и 30 минометных мин.

Метки:

1948, 16 января — (5 швата 5708) Война за Независимость. Гибель в бою Горного взвода Пальмаха, направленного из Иерусалима на помощь поселениям Гуш-Эциона (см. 14 января). Он шёл через Хартув в направлении Кфар-Эцион по горным тропам. ДАЛЕЕ

Бойцы взвода, большинство из которых были студентами Еврейского Университета в Иерусалиме, совершили многокилометровый переход, обходя заслоны Иорданского легиона, минуя Бейт-Джубрин и Бейт-Натафу, находящиеся между Бейт-Шемешем и Гуш-Эционом. Один из них повредил ногу и был отправлен обратно на базу в сопровождении двух товарищей. Когда взвод был в считанных километрах от Кфар-Эциона, у истоков сухого русла (вади), ведущего к киббуцу, их заметили женщины из близлежащей арабской деревни, пасшие коз. Женщины (которых бойцы пощадили, несмотря на опасность навода врага) подняли по тревоге все мужское население деревни. Несколько сотен вооруженных арабов окружили 35 попавших в засаду на обратном пути бойцов. Бойцы приняли неравный бой, который продолжался несколько часов. У бойцов не было связи с базой ПАЛЬМАХа, находившейся в Гар-Туве, в нескольких километрах от места боя, и вызвать подкрепление не было возможности. Все 35 бойцов Горного взвода ПАЛЬМАХа погибли в неравном бою. Арабы надругались над телами погибших героев. Позже, после прорыва блокады Гуш-Эциона, их останки были преданы земле на кладбище киббуца Кфар-Эцион. Горный взвод ПАЛЬМАХа был переименован в "Подразделение Ламед-Хей" ("ламед-хей"- "тридцать пять на иврите). Каждую годовщину гибели "Подразделения Ламед-Хей" жители Гуш-Эциона, в сопровождении ветеранов боев за Гуш-Эцион, совершают массовый марш по маршруту героев. На месте их гибели установлен обелиск в их честь, а неподалеку был создан еще один киббуц, носящий имя "Ламед-Хей" и существующий до сих пор. Имена погибших: Даниэль Райх, Шмуэль Яаков, Тувья Кушнер, Йосеф Коплер, Яаков Кутик, Давид Цвебнер (Шааг), Барух Пат, Давид Цубери, Беньямин Персич, Моше-Авигдор Перельштейн, Шауль Пнуэль, Масс Даниэль (Дани), Элиягу Мизрахи, Александр-Авраам Люстиг, Йона Левин, Яаков Каспи, Ехиель Калев, Яаков Коэн, Давид Тур-Шалом (ТАШ), Александр-Егуда Коэн, Ицхак Звулуни, Элиягу Гершкович, Ицхак Галеви, Сабо Голанд, Ицхак Гинзбург, Эйтан Гаон, Йосеф (Ганц) Барух, Бенцион Бен-Меир, Яаков Бен-Атар, Егуда Бетенский (Бейтан), Одед Биньямин, Исраэль Алони (Марзель), Хаим Анджел, Биньямин Богуславский (Бени).

Метки:

1948, 20 января — (9 швата 5708) Война за Независимость. Из Италии в Эрец-Исраэль переправлены 50 тонн взрывчатки для оборонной промышленности. Это была одна из будничных операций по доставке в Эрец-Исраэль оружия, необходимого в борьбе за независимость. Отличие состояло лишь в том, что Италия - единственный источник оружия в ту пору - как раз готовилась к выборам и нелегальная торговля оружием строго каралась.

Метки:

1948, 20 января — (9 швата 5708) Родился Н. Щаранский, государственный и общественный деятель Израиля, советский диссидент, отсидевший в тюрьме срок за желание репатриироваться в Израиль.

Метки: