Ияр — события (525-550 из 823)

1956, 29 апреля — (18 Ияра 5716) Представитель Сохнута доктор Гольдберг предупредил о возможности гибели трёхмиллионной общины Восточной Европы через 2-3 поколения без еврейских школ, связей с другими евреями, сионистского движения.

Метки:

1956, 29 апреля — (18 Ияра 5716) Теракт. Заслуженный человек, вожак кибуца Нахаль-Оц Рой Рутенберг, пал жертвой египетского пограничного патруля, открывшего по нему огонь с территории сектора Газы. В тот же день командирская машина подорвалась на мине около Нир-Ицхака, у южной границы сектора. Израиль никак не отреагировал на случившееся, полагая, что акции проводились без ведома Каира. Но прошло несколько дней, и иллюзии были развеяны. Федаины взялись за дело с новым рвением. Проникая в Израиль как из сектора Газы, так и с территории Иордании, они минировали дороги, убивали мирных граждан, забрасывали гранаты в окна домов, обстреливали проезжавшие по шоссе автобусы. (см. 14 марта, 10 апреля, 17 апреля, 19 апреля 1956 года).

Метки:

1956, 30 апреля — (19 Ияра 5716) Израиль. Норма выдачи шоколада в рамках карточной системы увеличена с 8 до 12 плиток на ребёнка в год по фиксированной цене 105 прутот. Однако одновременно повышены на 1000% налоговые ставки ввоза кофейных зёрен, что привело к повышению цены шоколада на свободном рынке на 40-50%.

Метки:

1956, 15 апреля — (4 Ияра 5716) Передача Кнессету подарка от еврейской общины Англии – Меноры (произведение скульптора Бено Элкэна).

Метки:

1956, 17 апреля — (6 Ияра 5716) Генеральный секретарь ООН Д. Хаммаршельд получил от Бен-Гуриона письмо следующего содержания: «Настоящим подтверждаю от имени правительства Израиля, что, в соответствии с параграфом 2 статьи 2 израильско-египетского Генерального соглашения о перемирии, Армии Обороны Израиля даны четкие инструкции, запрещающие всем ее частям и подразделениям с 18.00 (по израильскому времени) 18 апреля 1956 г. вести огонь через границы, установленные в соответствии с условиями перемирия, а также запрещающие для каких бы то ни было целей пересекать эти линии перемирия любым военным или полувоенным формированиям, включая нерегулярные части. Эти распоряжения даны и будут исполняться при условии аналогичных шагов со стороны Египта» (см. 10 апреля 1956 года).

Метки:

1956, 19 апреля — (8 Ияра 5716) Генеральный секретарь ООН Д.Хаммаршельд уведомил Бен-Гуриона, что правительство Египта приняло со своей стороны адекватные меры (см. 17 апреля 1956 года) и что приказы о прекращении огня вступили в силу в 18.00 18 апреля.

Метки:

1956, 1 мая — (20 Ияра 5716) Израиль. В знак солидарности с жителями приграничных поселений, почти ежедневно подвергавшихся нападениям арабов, и в честь праздника 1 мая министры и депутаты Кнессета отправились помогать создавать укрепления и строить защитные сооружения в этих местах.

Метки:

1956, 9 мая — (28 Ияра 5716) Движение ХЕРУТ и Агудат Исраэль в Кнессете выразили вотум недоверия правительству из-за его решения не закрывать в субботу промышленную выставку, проводившуюся в Хайфе.

Метки:

1956, 1 мая — (20 Ияра 5716) Министр финансов Израиля Леви Эшкол утвердил план развития города Ашдод на месте нескольких сельхозпоселений в районе арабской деревни Исдуд.

Метки:

1957, 29 мая — (28 Ияра 5717) Обсуждение в Кнессете забастовки на предприятии Ата (забастовка началась 10-го мая и продолжилась 3 месяца).

Метки:

1957, 20 мая — (19 Ияра 5717) Теракт. Араб обстрелял грузовик в регионе Арава. Один рабочий был убит.

Метки:

1957, 29 мая — (28 Ияра 5717) Теракт. Тракторист был убит и двое рабочих было ранено, когда трактор наехал на мину около кибуца Кисуфим.

Метки:

1958, 22 апреля — (2 Ияра 5718) Торжественное заседание Кнессета в честь десятилетия государства Израиль.

Метки:

1958, 22 апреля — (2 Ияра 5718). Теракт. Иорданские солдаты убили двух израильских рыбаков около Акабы.

Метки:

1958, 8 мая — (18 Ияра 5718) Командование Аримии Обороны Израиля приняло решение ввести единый образец обуви для всех родов войск. Это был один из выводов по итогам Синайской компании. Ранее все рода войск имели собственный тип обуви.

Метки:

1958, 8 мая — (18 Ияра 5718) Израиль. Упразднена служба "Шин-алеф", которая занималась сбором информации об уклоняющихся от уплаты налогов и являлась тайным и совершенно самостоятельным органом. Функции Шин-алеф были переданы следственному отделу при налоговом управлении.

Метки:

1958, 7 мая — (17 Ияра 5718) Бен-Гурион в письме вице-президенту организации "Бней-Брит" Дж. Ламму отказал в его просьбе перезахоронить прах В. Жаботинского в Израиле. Только в 1964 году останки Жаботинского и его жены упокоились на кладбище Герцля.

Метки:

1958, 14 мая — (24 Ияра 5718) Радио «Kol Zion le-Golah» начало вещание на Советский Союз (в 1960 году «Еврейское агентство» изменило название радио с «Kol Zion le-Golah» на «Kol Israel» («Голос Израиля»).

Метки:

1959, 28 мая — (20 Ияра 5719) Израиль вынужден заявить официально о том, что строящиеся в сотрудничестве с Францией в районе Ришон ле-Циона и Димоны ядерные центры, предназначены для исследовательских целей.

Метки:

1959, 28 мая — (20 Ияра 5719) Израиль. Правительством принято решение о строительстве нового поселения между Акко и Цфатом - Кармиэля. Жить в нём должны примерно 10000 человек, рабочими местами служить карьеры промышленных предприятий и сельское хозяйство.

Метки:

1959, 17 мая — (9 Ияра 5719) Израиль. Медицинская школа Хадасса при Иерусалимском университете открыта в западной части Иерусалима.

Метки:

1960, 9 мая — (12 Ияра 5720) Торжественное заседание Кнессета, посвященное столетию со дня рождения Биньямина Зеэва Герцеля.

Метки:

1960, 10 мая — (13 ияра 5720) В Кнессете обсуждение вопроса о мальчике Йоселе Шухмакере, похищенном его дедушкой (парламентский запрос). Подробнее

семья Шухмакер (Альтер, Ида и двое детей) репатриировалась в Израиль из СССР в 1958 г. Ввиду их тяжёлого материального положения Шухмакеры обратились к родителям Иды, состоятельным харедим из Иерусалима, с просьбой помочь в уходе за детьми - в частности, их сын Йоселе поселился у деда, Нахмана Штаркеса, в районе Меа-Шеарим. В январе 1960 г. родители решили, что их материальное положение достаточно прочно, и просили вернуть детей, однако дед Нахман был уверен, что внука, к которому он был очень привязан, отдадут в нерелигиозную школу, и даже подозревал, что родители собираются вернуться в СССР, поэтому отказался возвратить внука. Шумахеры обратились в суд. В феврале 1960 г. суд постановил: Йоселе Шумахер должен быть немедленно возвращён родителям, однако Н. Штаркес отказался выполнять постановление суда, несмотря ни на уговоры, ни на очевидную угрозу тюремного заключения. На суде он утверждал только, что внук находится в Израиле; получить от него какую-либо дополнительную информацию было невозможно. Полицейское расследование также зашло в тупик. Светское общественное мнение Израиля было встревожено тем, что харедим могут победить в таком вопросе, как воспитание детей, вопреки воле родителей. В этих условиях Д. Бен-Гурион принял решение, которое сегодня выглядит непропорциональным проблеме: он поручил "Мосаду" найти ребёнка. После двух с половиной лет головокружительных и изнуряющих поисков, проходивших во многих странах на четырёх континентах, ребёнок был возвращён родителям. Йоселе Шумахер вырос в Израиле в семье родителей, сохранив хорошие отношения и с дедом. Несмотря на успешное завершение операции, общественное мнение быстро забыло о том, что его реакция была главной причины вмешательства "Мосада". Раздавалась критика по поводу того, что прославленная разведка страны, находящейся фактически в военном положении, тратит такие усилия и средства для погони за ребёнком и решает внутрисемейный спор. В ответ утверждалось, что для еврейского государства нет ничего более святого, чем еврейская семья; во всяком случае, больше подобных операций "Мосад", насколько это известно не проводил.

 

Метки:

1960, 18 мая — (21 Ияра 5720) В Кнессете партия «Религиозный фронт Торы» вынесла вотум недоверия правительству из-за высказывания Давида Бен-Гуриона о том, что ныне живущие евреи не являются потомками тех сынов Израиля, которые вышли из Египта и получили Тору. В ответ на это глава правительства заявил, что Кнессет не может решать исторические и теологические вопросы.

Метки:

1960, 11 мая — (14 Ияра 5720) Арест Эйхмана. Подробнее

Эйхману удалось избежать скамьи подсудимых и скрыться в Южной Америке. О его местонахождении не было известно до осени 1957 года, когда Харэль получил от прокурора земли Гессен (Германия) Фрица Бауэра, еврея по национальности, чудом спасшегося в мясорубке Холокоста, информацию о том, что бывший начальник Четвертого подразделения 6-го отдела РСХА – главного отдела безопасности нацистского режима – проживает в Аргентине. Сведения о месте жительства Эйхмана Бауэр, в свою очередь, получил от немецкого еврея Лотара Хермана, проживавшего в Буэнос-Айресе. Его дочь встречалась с молодым человеком по имени Николас, который оказался одним из сыновей Эйхмана. С ее помощью был установлен адрес, по которому проживала семья Эйхмана, – Буэнос-Айрес, район Оливос, улица Чакабуко, 4261. Изучив досье, Харэль пришел к выводу, что Эйхман должен предстать перед судом. Он тщательно продумал все детали операции по захвату нацистского преступника и отправился с докладом к премьер-министру Давиду Бен-Гуриону. Они никогда не обсуждали деловые вопросы по телефону. Войдя в кабинет премьера, Харэль сообщил, что располагает данными о местонахождении Эйхмана. Свой доклад он закончил словами: – Прошу разрешения привезти его в Израиль. – Действуй! – ответил Бен-Гурион. В начале 1958 года МОССАД отправил двух агентов выяснить, что представлял собой дом на улице Чакабуко. Чтобы не спугнуть Эйхмана, израильтяне наблюдали издали. Однако они пришли к выводу, что человек по имени Эйхман в доме не живет, так как все электросчетчики были записаны на фамилии Дагосто и Клемент. Некоторое время спустя Фриц Бауэр прислал новую информацию: после войны Эйхман некоторое время скрывался в одном австрийском монастыре, принадлежащем хорватским монахам. Он носил там имя Клемент, на это же имя и получил все документы по приезде в Аргентину. После этого в марте 1958 года в Аргентину прибыл один из самых опытных сотрудников МОССАД Эфраим Элром, который возглавил группу по поиску Эйхмана. Агентов, занимавшихся розыском, снабдили информацией, содержащей мельчайшие детали, по которым можно было его опознать. В декабре 1959 года поиски завершились успехом. Оказалось, что Эйхман действительно скрывался под именем Рикардо Клемента, разорившегося владельца прачечной. Вскоре был установлен и новый адрес, по которому он проживал вместе с женой и четырьмя сыновьями: Буэнос-Айрес, квартал Сан-Фернандо, улица Гарибальди. Только месяц спустя после начала операции одному из агентов (это был Германн Арндт) удалось сфотографировать скрытой камерой Рикардо Клемента. Анализ фотографий показал, что этот лысоватый человек в очках действительно Эйхман. Но окончательно это стало ясно 21 марта 1960 года, когда в доме Клемента справляли какой-то праздник. Проштудировав досье бывшего гестаповца, сотрудники МОССАД установили, что в этот день супруги Эйхманы должны были праздновать свою серебряную свадьбу. Первый этап операции, опознание, был завершен. Для подготовки похищения Эйхмана в Буэнос-Айрес прибыл сам Харэль. Перед этим он лично отобрал оперативников для участия в операции. Всего их было более 30 человек: 12 – группа захвата, остальные – группа поддержки. Для того чтобы избежать возможных осложнений при въезде и выезде из Аргентины, в одной европейской стране было создано небольшое туристическое бюро. А в Буэнос-Айресе было снято более десятка конспиративных квартир и арендованы автомобили для бригады наружного наблюдения. Все члены оперативной группы получили фальшивые паспорта, которые изготовил один из лучших специалистов МОССАД по подделке документов. Непосредственная подготовка к операции началась в апреле 1960 года. Сотрудники оперативной группы прибывали в Аргентину по одному из разных стран и в разное время. Проведение операции было приурочено к официальному визиту в Буэнос-Айрес израильской делегации на празднование 150-й годовщины независимости Аргентины. Делегация, возглавляемая представителем Израиля в ООН Аббой Эбаном, должна была прилететь в аргентинскую столицу 19 мая на самолете израильской авиакомпании Эль-Аль и на следующий день вернуться в Тель-Авив. Именно на этом самолете планировалось вывезти Эйхмана. В случае если бы это оказалось невозможным, был разработан запасной вариант. Согласно ему, Эйхмана намечалось переправить в Израиль на специальном корабле. 11 мая все приготовления были закончены. Захватить Эйхмана было поручено Рафи Эйтану, Аврааму Шалому и Питеру Малкину В 19:34 на улице Гарибальди припарковались две машины. Из одной вышли двое мужчин, подняли капот и стали делать вид, что пытаются устранить поломку. Третий член группы прятался на заднем сиденье. Вторая машина остановилась неподалеку, и водитель -безуспешно- пытался завести мотор. В 19:40 к остановке подошел автобус, на котором Эйхман обычно возвращался домой. Но в этот раз он не приехал. В следующем автобусе его тоже не оказалось. Члены группы захвата начали нервничать, так как, оставаясь на месте, они могли вызвать подозрение у местных жителей. Наконец, подъехал еще один автобус. Из него вышел единственный пассажир. К счастью, это был Эйхман. Малкин двинулся ему навстречу. – Ун моменто, сеньор, – сказал он Эйхману и тут же повалил его в канаву. Это были единственные слова, которые Малкин знал по-испански. В следующее мгновение два человека схватили его и, прежде чем он успел издать хотя бы один звук, затолкали на заднее сиденье машины. Эйхмана связали, засунули кляп в рот и натянули на голову мешок. – Одно движение – и ты труп, – предупредили его агенты МОССАД. Машина рванулась с места. Цви Аарони, один из членов группы захвата, сказал по-немецки: – Если вы будете сохранять спокойствие, с вами ничего не случится. В противном случае вас прикончат. Пленник молчал. – Вы меня понимаете? – бросил ему Аарони. Молчание в ответ. – На каком языке вы говорите? Ответа по-прежнему не было. Аарони повторил вопросы на испанском. Результат тот же. Но в конце концов, когда машина проехала уже не один десяток километров, лишь однажды сделав остановку, чтобы поменять номерной знак, пленник прошептал на безукоризненном немецком: – Я уже давно покорился судьбе... Через час Эйхмана доставили на конспиративную квартиру, расположенную на окраине Буэнос-Айреса. Пленника раздели и подвергли тщательному врачебному осмотру. У него обмерили череп и объем груди. Проверили шрамы, обозначенные в его медицинской карте, осмотрели зубы. Все сходилось. На этой квартире он содержался более недели. Все это время его непрерывно допрашивали, пункт за пунктом сверяя ответы с его собственным досье. К удивлению израильтян, Эйхман без всякого принуждения подробно отвечал на все вопросы. Так, когда сотрудники МОССАД захотели проверить его номер, который, как у каждого члена СС, был вытатуирован на теле, то обнаружили на этом месте лишь небольшой шрам. Он пояснил, что избавился от татуировки в американском пересылочном лагере, и сказал: – Мои номера в СС – 45326 и 63752. А номер моей членской карточки в НСДАП был 889895. Тогда Аарони спросил его: – Ваши имя и фамилия? – Рикардо Клемент. – А до того? – Отто Хенингер. Имя было незнакомо израильтянам. – Дата вашего рождения? – 19 марта 1906 года. Та же, что и у человека, которого они искали. – Какое имя было дано вам при рождении? – Адольф Эйхман. Итак, это был именно он. Секретные службы Израиля наконец-то не сомневались в том, что тот, кого старались выловить в течение долгих лет и кого только что схватили, был именно оберштурмбаннфюрером СС Адольфом Эйхманом, главным организатором МАШИНЫ СМЕРТИ, которая отправила на гибель миллионы евреев. Он добровольно подписал бумагу с согласием предстать перед израильским судом. Это заявление, – написал Эйхман в конце документа, – сделано мною безо всякого к тому принуждения. Я хочу обрести внутренний покой. Однако добавил, что если ему сохранят жизнь, то он раскроет все секреты Гитлера. На конспиративной квартире Эйхман находился под круглосуточным наблюдением. Позднее Харэль признавался, что самым трудным было сдерживать эмоции своих сотрудников, у многих из которых родственники были уничтожены в лагерях смерти. Так, женщина-оперативник, готовившая для Эйхмана еду, рассказала потом, что с трудом удержалась от того, чтобы подсыпать ему в пищу яд. Через четыре дня после похищения Харэль приступил к подготовке второй части операции – вывозу Эйхмана из Аргентины. Для руководства всеми действиями он развернул так называемый блуждающий штаб. Он выработал очень эффективный и гибкий метод непрерывного общения с членами группы. Каждый агент получил список кафе, которые Харэль посещал в определенной последовательности, создавая, таким образом, сеть мобильных пунктов управления. Обычно он проводил в кафе не более получаса. Следующие полчаса он находился в пути к другому кафе и т. д. Такси он пользовался только в тех случаях, когда ему предстояло более длительное свидание. Зная его расписание, агенты всегда могли встретиться со своим руководителем. Самым сложным этапом операции было прохождение таможенного и паспортного контроля. Чтобы избежать возможных осложнений, сотрудник опергруппы Рафаэль Арнон, якобы попавший в автомобильную аварию, был помещен в больницу, где симулировал медленное выздоровление. Утром 20 мая он почувствовал себя достаточно здоровым, чтобы вернуться в Израиль, и выписался из больницы, получив документы, разрешающие ему лететь на самолете. В них была вклеена фотография Эйхмана. В тот же день Харэль, жертвуя безопасностью ради оперативности, развернул свой штаб прямо в кафетерии аэропорта Эзейра. Рядом с ним постоянно находился сотрудник МОССАД, который заполнял и выдавал членам опергруппы фальшивые документы для выезда из Аргентины. Самого Эйхмана в день вылета привели в порядок и одели в форму служащего авиакомпании Эль-Аль. Перед тем как отправиться в аэропорт, ему сделали инъекцию транквилизатора, после которой он плохо понимал, что происходит вокруг, но мог идти, поддерживаемый с двух сторон. Опергруппа на трех машинах подъехала к служебному входу аэропорта. При этом часть израильтян, изображавших подвыпивших гуляк, распевала песни, а другая делала вид, что дремлет. Один из охранников аэропорта, глядя на них, сказал, что в таком состоянии они вряд ли смогут управлять самолетом. В ответ его заверили, что это члены запасного экипажа и что они всю дорогу будут отсыпаться. Пройдя проверку, машины с израильтянами беспрепятственно подъехали к самолету, и поддерживаемого с двух сторон Эйхмана подняли на борт. Через несколько минут авиалайнер поднялся в воздух. Экипаж самолета узнал о том, кто находится на борту, только после взлета. Тогда же Эйхмана обследовал врач, который установил, что укол транквилизатора не повредил ему и что он может без осложнений перенести 22-часовой полет. Чтобы обеспечить безопасность, по указанию Харэля дозаправку самолета произвели в Дакаре. В 7:00 22 мая самолет приземлился в Израиле. Харэль сразу отправился к Бен-Гуриону. – Я привез вам маленький подарок, – сообщил он премьер-министру. ...Уже находясь в тюрьме, Эйхман дал следующую оценку действиям сотрудников МОССАД: – Мой захват был удачной охотой и осуществлен безукоризненно с профессиональной точки зрения. Моим похитителям приходилось сдерживать себя, чтобы не допустить расправы надо мной. Я позволяю себе судить об этом, так как кое-что смыслю в полицейских делах. К. КАПИТОНОВ ежемесячник СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Метки: