Разведчик — события (0-25 из 25)

1812, 10 июля — (1 Ава 5572) Евреи-разведчики сообщили начальнику 3-го пехотного корпуса армии России генерал-майору Шаховскому командиру подробные данные о местоположении вражеских лагерей на западном берегу Немана и месте пребывания Наполеона, о составе и численности войск (с именами командующих), о местах переправ, в т. ч. артиллерии, об ориентировочных сроках и основных направлениях наступательных операций. Затем Шаховский передал эти сведения командиру корпуса генерал-лейтенанту Тучкову.

Метки:

1895, 21 августа — (1 Элула 5565) Родился Лейба Лазаревич Фельбинг (Александр Михайлович Орлов, в США — Игорь Константинович Берг) — чекист, начальник секретно-оперативной части Архангельской ЧК (1920), следователь Верховного трибунала при ВЦИК и помощник прокурора уголовно-кассационной коллегии Верховного суда (1921—1924), с 1926 в Иностранном отделе ОГПУ, разведчик, нелегальный резидент во Франции, Австрии, Италии (1933—1937), майор госбезопасности (1935, сегдня это звание было бы равно генерал-майору), резидент НКВД и советник республиканского правительства по безопасности в Испании (1937—1938), с июля 1938 невозвращенец, жил в США, профессор американских университетов. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени. Далее

15.vii.1938 в Барселоне бесследно исчез сорокатрехлетний Александр Орлов, он же Никольский, он же Швед, он же Лева (настоящее имя – Лейба Лазаревич Фельдбин, уроженец Бобруйска Минской губернии, сын мелкого служащего по лесному делу), майор государственной безопасности, один из самых блестящих советских разведчиков-нелегалов довоенного периода. Обычно именуемый генералом, что не соответствует действительности (в частности, и потому, что генеральские звания были введены в НКВД только в 1945 году), Орлов в это время функционировал как главный резидент НКВД в Испании, курировавший партизанскую войну против франкистов и непосредственно выполнявший сталинские задания по массовым чисткам рядов республиканцев от троцкистов и прочих «неправильных» коммунистов, которых в те времена в Испании было великое множество. Спустя некоторое время Орлов объявился в Америке: он был прекрасно осведомлен о запущенной в Москве мясорубке репрессий, в которую угодило множество его сослуживцев-чекистов, в том числе самые что ни на есть асы, и поэтому, получив телеграмму наркома НКВД Н.И. Ежова с предписанием выехать в Антверпен для встречи на борту советского теплохода «с товарищем, известным Вам лично <...> в связи с предстоящим важным заданием», сразу же сообразил, что нужно спешно «уносить ноги». Захватив 60 тыс. долларов из сейфа барселонской резидентуры, Орлов на машине «рванул» во Францию, где находились его жена и дочь, и вместе с ними вылетел в Канаду, а оттуда перебрался в США. Оказавшись в относительной безопасности, Орлов написал Сталину, что он не предатель и что скрылся лишь для того, чтобы избежать ареста. Однако он предупредил вождя, что в швейцарском банке лежит его письмо с детальным рассказом о ряде весьма коварных тайных операций НКВД в Европе и, если что-нибудь случится с ним или с его оставшимися в Союзе матерью и тещей, это письмо сразу же будет обнародовано. А порассказать разведчику было о чем: к примеру, он руководил сверхсекретной операцией по вывозу испанского золота в Москву – чтобы оно не досталось франкистам. Подумав, вождь приказал чекистам оставить разведчика и его дам в покое. Орлов же повел себя по-джентльменски, во всяком случае, никого из обширнейшей советской зарубежной агентуры, которую хорошо знал, не выдал. Только после смерти советского вождя он опубликовал в США разоблачительную «Тайную историю сталинских преступлений», а в 1963 году – «Учебник разведки и партизанской борьбы», в котором все-таки рассказал кое-что о «технологических» аспектах работы советской разведки. Умер 25 марта 1973 года. www.lechaim.ru

 

Метки:

1897, 6 июля — (6 Таммуза 5657) В еврейском квартале Неве-Шалом на окраине Яффы родился Давид Тидхар - писатель, разведчик, один из основателей Государства, общественный и государствееный деятель Ишува. Некоторое время служил начальником полиции вне стен Старого города Иерусалима. Умер в 1970 году.

Метки:

1898, 20 августа — (2 Элула 5658) Родился Лев Маневич - советский разведчик, погиб 11.5.1945.

Метки:

1899, 6 декабря — (4 Тевета 5660) Родился Н. Эйтингон, разведчик, один из организаторов и руководителей советской разведки, Организатор убийства Троцкого.

Метки:

1902, 2 марта — (23 Адар-1 5662) Родился Моррис (Мо) Берг - известный в Америке бейсболист и разведчик

В декабре 1943 года в рамках операции «Алсос» в Европу отправилась первая разведывательная группа, в задачу которой входил сбор информации о немецком урановом проекте. 5 июня 1944 года она вошла в Рим вместе с американскими войсками. Одновременно, но отдельно от этой группы в итальянской столице появился офицер УСС Мо ( Моррис ) Берг – известный всей Америке бейсболист. Мо Берг был замечательной личностью во многих отношениях. Выпускник Принстона, полиглот и «ходячая энциклопедия», человек неисчерпаемого обаяния, он располагал к себе при первом же знакомстве. Спортивные комментаторы наградили его титулом «умнейшего игрока высшей лиги». Вместе с тем никто не знал, где и как он проводит промежуток между бейсбольными сезонами. Он никогда не был женат и никого не допускал в свой внутренний мир. Его страстью были газеты – приезжая в новый город, он первым долгом покупал все, какие мог достать, отдавая предпочтение газетам этнических общин. Мо Берг был прирожденным лингвистом и говорил и читал даже на санскрите, не говоря уже об основных европейских языках. Его отец-еврей иммигрировал в США с Украины, держал аптеку в Ньюарке, штат Нью-Джерси, был равнодушен к бейсболу и никогда в жизни не видел ни одной игры с участием сына. Свою последнюю игру Мо сыграл 30 августа 1939 года, накануне начала Второй мировой войны. После ее начала он занялся другими делами. В ноябре 1944 года союзники по-прежнему не знали, на какой стадии находятся урановые исследования немцев. Беседы сотрудников миссии «Алсос» с итальянскими физиками ясности в этот вопрос не внесли. Ничего определенного не смог сообщить им и остававшийся в оккупированном Париже Фредерик Жолио-Кюри. Следующей надеждой американской разведки был Страсбург, где кафедру теоретической физики местного университета возглавлял Карл Фридрих фон Вайцзеккер. 25 ноября Страсбург был взят. Вечером 2 декабря главный научный эксперт группы «Алсос» Сэм Гудсмит при свете керосиновой лампы погрузился в изучение документов Вайцзеккера, на многих из которых стоял гриф «секретно». На третий день он пришел к выводу, что немцы строили реактор, но не бомбу. Гейзенберг приехал в Цюрих по приглашению своего друга Пауля Шеррера 17 декабря 1944 года, на следующий день после начала последнего большого немецкого контрнаступления под командованием фельдмаршала Герда Рундштедта. Вместе с Гейзенбергом был и Вайцзеккер. Они путешествовали без каких бы то ни было предосторожностей или охраны, остановились в самом обыкновенном отеле и не делали никакого секрета из своего пребывания в Швейцарии. На публичную лекцию Гейзенберга в аудитории местного университета собралось не более двадцати человек, в основном его старые друзья и коллеги, некоторые специально приехали из других городов. Во втором ряду, впрочем, сидели двое незнакомцев – агенты УСС Лео Мартинуцци и Мо Берг. В кармане у Берга лежал пистолет 42-го калибра. Перед поездкой в Европу он изучил основы ядерной физики и имел санкцию убить Гейзенберга, если сочтет, что его исследования продвинулись достаточно далеко по пути создания атомного оружия. Лекция была посвящена матричной теории Гейзенберга и никоим образом не соприкасалась с интересующей Берга темой. Он ничего не понимал, но не сводил глаз с оратора. В какой-то момент их взгляды встретились. В своем донесении Берг подробно описал внешность Гейзенберга, особо выделив темно-рыжий цвет волос («похож на ирландца»), «зловещие глаза» и «вымученную улыбку». Из лекции Берг понял лишь то, что она никак не отвечает на вопрос о достижениях «Уранового клуба», и решил отложить покушение и попытаться получше разобраться в интересующем его вопросе. Профессор Цюрихского университета Пауль Шеррер был информатором УСС. Однако он не подозревал, что Берг имеет полную свободу действий в отношении Гейзенберга. После лекции Шеррер, Берг и Мартинуцци уединились в кабинете профессора, и Берг спросил, не может ли профессор, учитывая, что возникший в конце лекции ученый спор не завершен, пригласить своего немецкого друга еще раз, уже с семьей. В этом случае, объяснил он, американская разведка сможет вывезти Гейзенбергов в США. Шеррер посоветовал, чтобы приглашение Гейзенбергу направил кто-либо из авторитетных для него людей: «Почему бы вам не попросить Бора написать ему?» Со своей стороны он обещал затронуть вопрос о повторном визите при первой же возможности. Между тем дружная компания отправилась ужинать в ресторан на берегу озера. Когда посреди ужина газетчик внес вечерний выпуск Neue Zurcher Zeitung, Гейзенберг купил номер и впился глазами в сообщение о третьем дне наступления Рундштедта. По словам одного из очевидцев сцены, закончив чтение, Гейзенберг с трудом скрыл чувство триумфа, не вполне приличное в кругу швейцарцев. Спустя несколько дней Шеррер устроил в своем доме вечеринку в честь знаменитого друга. Гейзенберг принял приглашение лишь при условии, что гости не будут говорить о политике. Соблюсти это условие оказалось невозможно. Немецкое наступление в Арденнах начало выдыхаться. Разговор о политике завела жена Шеррера: ее интересовало отношение Гейзенберга к гонениям на евреев. Гейзенберг заявил, что ему ничего не известно об убийствах евреев в Голландии и Франции. Когда диалог принял еще более неприязненный характер, Гейзенберг сказал: «Я не нацист – я немец». К этому разговору напряженно прислушивался Мо Берг, тоже приглашенный к Шерреру. Он сделал вывод: коль скоро Гейзенберг смирился с поражением Германии, никакого чудо-оружия у нее нет и не будет. После вечеринки Берг вызвался проводить Гейзенберга в отель. Гейзенберг приметил любознательного молодого человека еще на лекции; его ремарки и вопросы во время острой политической дискуссии как будто демонстрировали понимание и сочувствие. Они оказались вдвоем на пустынных ночных улицах Цюриха. В кармане у Берга по-прежнему лежал пистолет. Но Берг уже вынес окончательный вердикт. По дороге в отель он жаловался на скуку и обыденность жизни в Швейцарии – то ли дело Германия, передний край борьбы. Гейзенберг прекрасно запомнил эту встречу. Спустя годы он прочел книгу о Мо Берге и тотчас узнал в ее герое молодого швейцарского романтика. В Вашингтоне донесения Берга незамедлительно направлялись президенту. Прочитав депешу о мотивах отказа от покушения, Рузвельт сказал Гровзу: «Прекрасно, просто прекрасно. Будем молиться за то, чтобы Гейзенберг оказался прав. И, генерал, мои поздравления агенту». В. Абаринов "Бомба для Рейха" "Совершенно секретно"

 , участник Второй мировой войны. Умер 29 мая 1972 года.

Метки:

1903, 2 августа — (9 Ава 5663) В Яффо родился Эзра Данин — израильский разведчик и дипломат, многолетний советник политического отдела Еврейского агентства «Сохнут» по арабским вопросам, создатель первой спецслужбы будущего еврейского государства — «Шай». В этой службе он был поначалу единственным профессиональным сотрудником и возглавлял арабский отдел. Своей главной задачей Данин считал разработку теории разведывательной работы применительно к условиям Палестины. Именно он сформулировал ключевой принцип израильской разведки: «Знать своего врага». Он утверждал: «Мы враждуем не с арабами вообще, а с вполне конкретным арабом. Нам нужно знать, кто он. Какой-то молодчик устраивается вверху на холме или внизу в долине и стреляет, а все мы вопим, паникуем и прыгаем в траншеи, тогда как следует разбираться с конкретным Али или Мухаммедом. Мы должны выявить его и действовать против него». Умер в 1984 году в Хадере.

Метки:

1904, 23 февраля — (7 Адара 5664) Родился Леопольд Треппер

Советские люди почти ничего не знают о жизни и трагической судьбе Леопольда Треппера, заслуги которого могут быть поставлены в один ряд с подвигом Зорге. Автору этих строк довелось недавно прочитать мемуары Треппера (Leopold Trepper, The Great Game: Memoirs of the Spy Hitler couldn’t Silence. McGraw-Hill, 1977, 442p.). Его рассказ можно смело причислить к жанру детективного романа, если бы написанное в нeм не было бы горькой правдой. Всe что связано с Треппером настолько потрясает, что мне захотелось поделиться прочитанным с читателями.Леопольд Треппер, еврей по национальности, родился в 1904 году в небольшом местечке под Краковом, в тогдашней Австро-Венгрии. Во время Первой мировой войны к местечку подходили русские войска и пронесся слух, что в их составе находятся казачьи подразделения. Для евреев казаки всегда были связаны с погромами, поэтому семья Треппера, как и многие другие, бежала из местечка и поселилась в Вене. Отсюда Треппер в 1925 году переехал в Палестину, где принял участие в строительстве первых кибуцев и стал активным деятелем коммунистической партии.Через несколько лет партия направила его вместе с женой в Париж, где он тесно сотрудничал с французской коммунистической партией. В начале тридцатых годов во время прихода к власти Гитлера партия решила, что Трепперу, имеющему большой практический опыт революционной работы, нехватает теоретической подготовки. Он был направлен на учебу в Москву, где окончил еврейскую секцию (была такая!) института международного коммунистического движения.В 1937 году судьба Треппера резко изменилась. Его пригласил к себе Ян Берзин, тогдашний начальник разведывательного управления Красной Армии. Берзин доверительно поделился с ним своим пониманием обстановки, связанной с возрастающей агрессивностью немецкого фашизма. Несмотря на то, что Сталин в то время всячески заигрывал с гитлеровской Германией и даже приказал свернуть разведывательную деятельность на ее территории, Берзин понимал, что война с фашизмом неизбежна. Он предложил Трепперу приступить к созданию разведывательной сети в граничащих с Германией государствах – Бельгии, Голландии, Франции. Идея состояла в том, чтобы сразу же после начала войны с Германией иметь готовую сеть для получения необходимой в этом случае разведывательной информации. Треппер согласился.Вся подготовка операции заняла несколько месяцев. За это время Берзин был репрессирован и расстрелян, что в дальнейшем непосредственно повлияло на судьбу Треппера, но об этом позднее. А пока в начале 1938 года Треппер появляется в Брюсселе с документами на имя канадского бизнесмена из Квебека (ему помогло совершенное знание французского языка).Еще с Берзиным они выработали следующие принципы создания разведывательной сети. До начала войны сеть должна молчать. Необходимо было только установить связь с возможными будущими источниками информации. При этом информацию предполагалось получать не при помощи подкупа, а на идейной основе, привлекая к себе антифашистски настроенных людей. Тем не менее, деньги для деятельности организации были нужны. С этой целью в Брюсселе и Париже были созданы легальные фирмы, доходы которых использовались для финансирования сети.Поражают масштабы работы, проделанной Треппером за три года, до начала 1941 года. На территории Франции, Бельгии и Голландии, которые к тому времени были оккупированы немцами, а затем и в самой Германии, были тщательно законспирированы десятки радиостанций, создано множество явочных точек, установлены связи с большим количеством источников информации. Всего к работе было привлечено более двухсот человек.В мемуарах Треппера описывается множество конспиративных приемов, которые использовались в его сети. Здесь и хитроумные пароли, содержащие защиту на случай провала, система резервных явок и связников, специальные условные знаки, которые информируют Центр о том, что радист захвачен врагом, и многое другое. Поражает то, что Треппер не проходил специальной подготовки по разведывательной деятельности, а, как отмечает сам, учился этому в процессе работы. А ведь в этом деле нельзя учиться на ошибках, так как первая же может оказаться роковой.Как только началась Отечественная война Центр стал получать в большом объеме данные о производстве вооружения на немецких заводах, о перемещениях войск и их численном составе и даже о планах немецкого командования.Фашисты были буквально поражены шквалом шифрованной информации, обрушившейся в эфир. Из–за низкого технического уровня тогдашней радиосвязи сам факт работы большого количества радиостанций не мог остаться незамеченным. Гестаповцы поняли, что имеют дело с целой разведывательной системой и создали для борьбы с ней специальную зондеркоманду, дислоцированную в Париже. Желая подчеркнуть масштабность системы, они назвали ее «Красная капелла». Под этим шифром в гестаповских архивах историки после войны находили множество документов.Немцам удалось запеленговать несколько радиостанций и арестовать радистов и связников. Были арестованы также некоторые люди, близкие к Трепперу. Пытками занимались большие специалисты этого дела, специально привлеченные для работы по делу Красной капеллы. Не каждому дано выдержать такие мучения. Не обошлось и без прямых изменников. В ноябре 1942 года был арестован сам Треппер.Гестаповцы понимали, что имеют дело с высокосовершенной и разветвленной системой и не торопились окончательно расправиться с арестованными. Наступил январь 1943 года, когда фашистская армия потерпела поражение под Сталинградом. С этого момента начинается вторая страница подвига Треппера.Высшие гестаповские круги теряют веру в военную победу. Они понимают, что в определенной ситуации им может понадобиться секретный канал связи с советскими руководителями. И Трепперу была предложена большая игра, состоявшая из двух этапов.На первом этапе в обмен на сохранение жизни он должен был фактически стать двойным агентом с целью дезинформации Центра в Москве. Понимая, что действуя напрямую через одного из захваченных ими радистов, гестаповцы рискуют тем, что Центр с помощью специальных условных сигналов будет предупрежден. Они потребовали от Треппера связаться с Центром через известный только ему канал связи французской компартии. И здесь проявилась воля Треппера в любой ситуации сражаться до конца. Ему удалось обмануть бдительность тюремщиков и передать две информации: одну, которую требовали гестаповцы и содержавшую обман Центра, и вторую, в которой Треппер сообщил о фактическом состоянии дела и, в частности, передал список радиостанций, попавших в руки врага.В результате началась игра, о которой Центр был предупрежден, а немцам, не знавшим об этом, она стоила больших потерь. Гестаповцы, чтобы Центр не мог обнаружить подлога, вынуждены были наряду с дезинформацией передавать достоверные данные. Например, Центр, зная о том, что идет игра, запросил номера дивизий, которые немцы планировали передислоцировать из Франции на восточный фронт. Гестаповцы, не подозревая о том, что игра раскрыта, полагали, что если они передадут ложную информацию, советская разведка на фронте в последующем обнаружит это. Поэтому для продолжения игры они вынуждены было сообщать Центру истинные планы перемещения своих войск. Так продолжалось несколько месяцев и высшее немецкое командование даже начало роптать, что гестаповцы в угоду успехам своего ведомства передают русским слишком много информации.Наступило лето 1943 года. Немцы потерпели поражение под Курском и уже более серьезно задумались о необходимости установления прямых контактов с Москвой. Идея таких контактов была одобрена на самом высоком уровне немецкого руководства, о ней знал даже один из главарей рейха Борман. Для Треппера наступает второй этап смертельно опасной игры. Центру было послано сообщение с предложением направить в Париж личного представителя советского руководства. Центр ответил согласием и Треппер каждые десять дней под скрытым наблюдением гестапо являлся на место встречи. И вот, в один из этих дней он совершил невероятное. Во время очередной поездки на место встречи, воспользовавшись десятиминутной заминкой охранников, Треппер бежал. Была поднята на ноги вся гестаповская система Парижа. Они буквально по пятам следовали за Треппером по явочным квартирам, но все было тщетно. Целую неделю он метался по городу, во время заметая следы. В итоге, он ушел в глубокое подполье, в котором продержался 16 месяцев. За это время Треппер никогда не расставался с капсулой яда.В январе 1945 года союзники освободили Париж и Треппер с оружием в руках сражается в рядах французских партизан. Он врывается в здание зондеркоманды, которая занималась делом его Красной капеллы, но гестаповцы уже постарались уничтожить многие документы. Треппер явился к советскому военному представителю в Париже. Специальным самолетом, кружным путем через Рим, Каир, Тегеран его доставляют в Москву. Здесь у трапа его встречает офицер КГБ и доставляет... прямо в тюрьму на Лубянке.Трагедия человека, столько сделавшего и пережившего. В тюрьме Треппер просидел почти 10 лет. Летом 1954 года его освободили и полностью реабилировали. Характерно, что ему не было предъявлено никаких обвинений за его разведывательную деятельность. В день освобождения председатель КГБ признался, что вся вина Треппера состояла в том, что он был связан с расстрелянным Берзиным. Такова была суровая действительность того времени.Поразительная деталь. Одновременно с Треппером в лубянской тюрьме сидел начальник гестаповской зондеркоманды в Париже, отличившийся до этого еще и расстрелом невинных людей в чехословацком селе Лидице. Герой и его враг-преступник оказались под одной тюремной крышей в Москве. В 1955 году гестаповец был освобожден. Ему в Западной Германии была назначена военная пенсия, он стал преуспевающим банкиромТреппер пережил личную драму. В 1938 году он приехал в Брюссель с женой и двухлетним сыном. Старший шестилетний сын оставался в Москве. Незадолго до начала войны жену с младшим сыном вернули в Москву. Не исключено, что это было сделано не только из соображений безопасности, но и потому, что они могли быть использованы в качестве заложников. После того как Треппера посадили в лубянскую тюрьму жене сообщили, что муж погиб. И вот в день освобождения в 1954 году его подвезли к халупе в пригороде Москвы, где жила семья. Жена была в командировке. Леопольд вошел в дом, увидел своих уже взрослых сыновей и сказал: Здравствуйте, я ваш отец. Они ответили: Не может быть, наш отец погиб. Через два дня вернулась жена и все стало на свои места, но нетрудно представить себе остроту этой ситуации.После выхода из тюрьмы спокойная жизнь для Треппера еще не пришла. В 1957 году он с семьей переехал в родную Польшу и здесь в течение 10 лет возглавлял Еврейское культурное общество. Затем в период правления Гомулки начался разгул антисемитизма. Большинство польских евреев покинуло страну. О своем желании переехать в Израиль заявил и Треппер. Не понятно по каким причинам правительство Польши ему в этом отказало. В поддержку Треппера начались выступления мировой общественности, сын объявил голодовку. Только через несколько лет в начале семидесятых годов требование было удовлетворено.Леопольд Треппер умер в Иерусалиме в 1982 году.ЖИЗНЬ И СУДЬБА ЛЕОПОЛЬДА ТРЕППЕРА www.berkovich-zametki.com

- советский разведчик.

Метки:

1913, 25 декабря — (26 Кислева 5674) В городе Су-Сити (штата Айова, США) родился Жорж Абрамович Коваль, который с 1939 по 1949 год служил в советской военной разведке под оперативным псевдонимом Дельмар. Был единственным разведчиком, проникшим на атомные объекты США, где производили плутоний, обогащенный уран и полоний для создания атомной бомбы. Дельмару удалось добыть и передать в Москву ядерные секреты, что позволило Советскому Союзу быстро создать свое атомное оружие. В 2006 году Коваль умер в возрасте 93 лет. За мужество и героизм он посмертно награжден званием Героя России. Далее

2 ноября 2007 года, Ново-Огарево. Выступление на церемонии передачи медали «Золотая Звезда», грамоты и книжки Героя России советского разведчика Жоржа Коваля в музей Главного разведывательного управления. В. Путин: Добрый день, уважаемые товарищи! 5 ноября мы отмечаем День военного разведчика, и сегодня я хотел бы передать начальнику Главного разведывательного управления Генерального штаба медаль «Золотая Звезда», к которой был представлен наш товарищ, ваш бывший сослуживец, человек, который внес огромный вклад в дело укрепления обороноспособности нашей страны. Работая в 30–40-х годах прошлого века, он внес неоценимый вклад в решение одной из ключевых задач того времени – в задачу создания атомного оружия. И я бы хотел, чтобы память о Жорже Абрамовиче была увековечена в музее Главного разведывательного управления Генерального штаба. Передавая эту награду для хранения в музее, хочу искренне, от души поздравить весь личный состав военной разведки с приближающимся праздником. Спасибо вам за работу, за службу. Всего вам доброго. Успехов!

 

Метки:

1917, 27 июня — (7 Таммуза 5677) Родился Меир (Max) Бинт - израильский разведчик. Был схвачен в Египте в 12 августа 1954 года. Умер в тюрьме 21 декабря 1954 года.

Метки:

1921, 6 января — (26 Тевета 5681) В Германии родился Зеев Гур-Арье - агент Мосада в Египте. Роботал под псевдонимом Вольфган Лутц. Был разоблачён 7 марта 1965 года, но сумел скрыть то, что был израильским разведчиком. После Шестидневной войны оказался в Израиле в результате обмена пленными. Умер 13 мая 1993 года.

Метки:

1921, 17 марта — (7 Адар-2 5681) В Тверии родился Меир Амит - участник Хаганы, израильский разведчик, агент Мосада, общественный и государственный деятель, удостоен премии Израиля. Умер 17 июля 2009 года.

Метки:

1924, 26 декабря — (29 Кислева 5685) В Александрии (Египет) родился Эли Коэн

С юных лет он был активным участником молодежного сионистского движения. По окончании школы поступил на инженерный факультет Александрийского университета. На каком-то этапе, из-за возросшей ненависти к евреям в свете Войны за Независимость Израиля, Коэн вынужден был оставить учебу. Сразу после этого ему удалось связаться с представителями военной разведки ЦАХАЛа, и он начал выполнять ее задания. В 1954 году в Египте была разоблачена израильская шпионская сеть. В ней состояли молодые местные евреи, которые в числе прочих задач получали от своих кураторов и задания диверсионно-террористического характера. 11 человек предстали перед судом. Двое были приговорены к смерти через повешение, а остальные провели долгие годы в египетской тюрьме, прежде чем их обменяли. Некоторых из них уже нет в живых, а остальные живут в Израиле. Эли Коэн также проходил по этому делу, его интенсивно допрашивали египтяне, но улик против него не было, и в конце концов он был отпущен. В 1957 году Коэн репатриировался в Израиль. Сразу по прибытии в страну он связался со своими бывшими кураторами из военной разведки, но те не торопились снова воспользоваться услугами Коэна. Его просьбы принять его на службу в АМАН неоднократно отвергались. Эли зарабатывал на жизнь, делая переводы с иврита на арабский и работая бухгалтером в "Машбире". В августе 1959 года состоялась его свадьба с Надпей. Молодая пара поселилась в амидаровской квартире в Бат-Яме. В 1960 году Эли неожиданно вызвали в "Мосад" и предложили пройти интенсивный курс обучения, после чего он должен будет действовать в Сирии в качестве разведчика-нелегала. После определенных колебаний, посоветовавшись с женой, он согласился. Надия толком не представляла характер будущей работы мужа. Она поняла только, что он будет долго отсутствовать, однако их экономическое положение существенно улучшится, а через какое-то время они будут снова вместе, как обычная семья. Подготовка разведчика длилась год. После этого он был отправлен в Аргентину как сирийский бизнесмен-эмигрант Камаль Амин Табет. Здесь, согласно замыслам кураторов, Коэн должен был вжиться в многочисленную и процветающую сирийскую общину, стать в ней заметной фигурой, после чего "вернуться" собственно в Сирию. Так оно и произошло. Щедрость, активность и обаяние Коэна сделали свое дело. За какой-то год он стал одной из самых заметных фигур в арабской общине Аргентины. В начале 1962 года в "Мосаде" пришли к выводу, что легенда работает успешно и Коэн созрел для командировки в Дамаск. Прибыв в сирийскую столицу и сняв квартиру неподалеку от здания генштаба, Эли Коэн развил бурную деятельность. Обаятельный, щедрый, ультрапатриотически настроенный бизнесмен быстро обзавелся широким кругом знакомств в правящей элите и военном командовании. Коэну становилась известна самая секретная информация. Неоднократно он посещал и различные военные базы, главным образом на Голанских высотах. Во время одного такого визита, глядя вниз, на территорию Израиля, и думая о своей жене и детях, которых он давно не видел, Эли не смог сдержать слез. Удивленный сирийский генерал, сопровождавший "Камаля Табета" осведомился о причине этих слез. Коэн не растерялся и сказал, что опечалился, "видя, как сирийские земли обрабатывают израильтяне". Так ему удалось выйти из положения. Тем временем в Израиль от него шел поток ценнейшей информации. Особенно важными были сведения Коэна о сирийских работах по отводу от Иордана его притоков Баниаса и Хацбани. Таким способом Дамаск пытался обезводить Кинерет - главный источник воды для еврейского государства. Как раз в те годы велось строительство тран-сизраильекого водопровода для переброски воды из Кинерета в Негев. Благодаря сведениям, поступившим от нашего разведчика, против Сирии были приняты жесткие военные меры, и в ходе нескольких военных акций работы по отводу притоков Иордана были сорваны. Став одним из высокопоставленных активистов правящей в Сирии партии "Баас", Эли Коэн поставлял своему руководству полную информацию о заседаниях ее верхушки и принимаемых ею решениях. Эта информация неоднократно и практически сразу озвучивалась в передачах "Коль Исраэль" на арабском языке. Это вносило существенный раздор в ряды баасистов, что в "Мосаде" считали большим успехом. Но у подобной ситуации была и обратная сторона: сирийцы стали подозревать, что среди них есть израильский шпион, а это автоматически означало, что опасность разоблачения Коэна увеличивается. Примерно раз в полгода Эли Коэн встречался со своими кураторами в Израиле и в Европе. Практически при каждой встрече он настойчиво просил, чтобы подход к делу стал более осторожным, так как кольцо вокруг него начинает сжиматься. Согласно некоторым утверждениям, в "Мосаде" его просьбы к сведению особо не принимали. Мол, руководству разведки важнее внести сумятицу в сирийской верхушке, чем безопасность разведчика. На каком-то этапе сирийские власти для разоблачения шпиона решили привлечь советских специалистов. В Дамаск привезли специальный пеленгатор, с помощью которого была обнаружена работа передатчика Эли Коэна. Вычислить, откуда велись передачи, было делом техники. В январе 1965 года Эли Коэн, проработавший почти три года разведчиком и добывший за этот период воистину бесценные для Израиля сведения, был арестован. Вначале его пытались перевербовать, чтобы он стал двойным агентом и передавал в Израиль ложную информацию под диктовку сирийских кураторов, но Коэну удалось в своей шифровке дать знать в "Мосад", что он работает под контролем. Через некоторое время сирийцы догадались, что израильтяне осведомлены об их хитрости. Разоблаченный разведчик был отдан по суд. Судебный процесс над Эли Коэном стал показательным. Приговоренный к смерти израильский разведчик был при большем стечении народа публично повешен. Все усилия, предпринимаемые Израилем для его спасения, ни к чему не привели. В своем последнем письме жене Коэн писал: "Надия, дорогая, ты можешь выйти замуж за другого мужчину, лишь бы было хорошо нашим детям. Прошу тебя: не надо скорбеть о случившемся, думай о будущем..." Похоронен Эли Коэн в Сирии, и даже сейчас, несмотря на то, что прошел 41 год после его казни, Дамаск отказывается передать прах разведчика Израилю. Именно в связи с очередной годовщиной было опубликовано интервью 82-летнего Масуда Битона, бывшего израильского разведчика-нелегала, действовавшего в Сирии и Ливане с 1956 по 1962 гг. Битон заявил, что необходимо создать комиссию по расследованию обстоятельств провала Коэна. Кроме того, он добавил, что если бы в руководстве "Мосада" прислушались к его предупреждениям, то Коэн не был бы арестован. Вот что рассказывает Битон: - В 59-м году, находясь на задании в Ливане и Сирии, я получил приказ подготовить легенду для нового офицера, который должен прибыть в Дамаск. Я попросил, чтобы мне дали только дату его рождения. Это была мера предосторожности на случай провала, дабы я не мог выдать его даже под пытками. Затем, использовав свои связи с высокопоставленным сотрудником бейрутского суда, я нашел для прикрытия разведчика имя. Камаль Амин Табет - представитель крупного и известного клана, эмигрировавшего в Южную Америку. Вся информация о нем была передана моим кураторам во время нашей встречи в Цюрихе в 1961 году. Однако уже тогда я сказал им, что из соображений безопасности разведчик, который прибудет в Бейрут, а оттуда в Сирию, не должен действовать в одиночку под видом Табета. Если он прибудет в Дамаск без меня, ему сразу начнут задавать вопросы. А те, кто зададут вопросы, отнюдь не дураки. Я работал в Ливане под именем Талай, меня и там, и в Дамаске прекрасно знали. Если он прибудет без меня, говорил я начальству, то будет немедленно разоблачен. Они же, вместо того чтобы направить меня назад в Ливан и поручить принять "Табета" на месте, отозвали меня в Израиль. Когда я узнал, что Коэн был схвачен в 1965 году, то сразу понял: это следствие халатности и неосторожности. Едва сирийцы стали проверять, как Табет попал в страну из Ливана, сразу стало понятно, что сделал он это под вымышленным именем. А это, естественно, заставило их принять решение о ведении за Коэном тщательной слежки, которая, в конце концов, привела к аресту. Если бы я был возле него, этого бы не случилось, но в "Мосаде" решили иначе... Вдова Эли Коэна склонна поддерживать Битона. А вот в "Мосаде" придерживаются иного мнения. Характерен комментарий бывшего главы данной спецслужбы Меира Амита: - Я пришел в "Мосад" и возглавил его уже после гибели Эли Коэна. Что же касается Битона, все его утверждения не имеют никаких оснований уже хотя бы по той причине, что легенда Эли Коэна готовилась в Аргентине и Битон не имел к этому ни малейшего касательства. Всю эту историю он выдумал для саморекламы. Примерно в том же духе высказались и члены руководства "Мосада", в свое время курировавшие Коэна. Ясно одно: 41 год минул со дня казни Эли Коэна на центральной площади Дамаска, но по-прежнему ни его ближайшие родственники, ни израильская общественность не знают всех обстоятельств, приведших к провалу разведчика. http://piratyy.by.ru/article/podvig.html источник

  - выдающийся израильский разведчик.

Метки:

1925, 29 августа — (9 Элула 5685) Родился Авраам Дар - израильский разведчик.

Метки:

1926, 20 декабряИмена.

Подробнее о людях декабря см. Блог рубрика "Имена".

(15 Тевета 5687)  Родился Моше Марзук - агент Мосада в Египте. Был схвачен в 1954 и казнён 31 января 1955 года. 24 апереля 1977 года прах разведчика был перезахоронен на горе Герцля в Иерусалиме.

Метки:

1927, 25 маяИмена.

Подробнее о людях мая см. Блог рубрика "Имена".

 В Польше родился Питер Малкин (Цви Мальхин)

В 1933 году его семья переехала в Палестину. Его старшая сестра 23-летняя Фрума и трое ее малолетних детей, оставшаяся в Польше, впоследствии были убита нацистами во время Холокоста, как и другие родственники Малкина. В Палестине в 12 лет он вступил в ряды еврейской подпольной военизированной оргазации Хагана и вскоре стал взрывником и специалистом по вскрытию сейфов. В 1947 году закончил школу. Принимал участие в Войне за независимость. После войны поступил учиться на инженера в хайфский Технион. В 1950 году предложил свои услуги службе внутренней безопасности Шин Бет. В графе «причины подачи заявления» написал «Люблю приключения». Там его приметил опытный оперативник Рафи Эйтан, который впоследствии стал начальником научно-исследовательского отдела Моссад, а затем возглавил спецслужбу Лакам. В качестве проверки при приёме на работу Малкину поручили разминировать дом арабского террориста и заодно, вскрыть в нем сейф. Малкин обезвредил две мины-ловушки, причем одна из них находилась под пачкой бумаг во вскрытом им сейфе. С 1959 года Малкин перешёл на работу в «Моссад». Он добыл информацию о деятельности немецких ученых и инженеров по созданию ракетных установок в Египте. Ему удалось вскрыть один из самых секретных сейфов, подобрав правильный шифр, сфотографировать нужные документы и положить их на место, не оставив никаких следов. Директор «Моссад» Меир Амит потребовал от Малкина записать каждое действие и каждый шаг в этой операции в подробнейшем отчёте. Впоследствии сотрудники «Моссад» изучали эту операцию на своих занятиях как эталонный пример. Самой знаменитой операцией Малкина стало задержание в 1960 году в Буэнос-Айресе нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Малкин был тем, кто лично схватил Эйхмана и затолкал его в автомобиль. На захват ушло чуть более 20 секунд. Это был единственный случай, когда он применил физическую силу за все время его работы в разведке. Впоследствии он стал известен как «человек, который поймал Эйхмана». Эту операцию Малкин считал самой главной в своей работе. В Музее еврейского наследия в Нью-Йорке одно время хранилась бронзовая отливка перчаток, которые в ночь похищения Эйхмана были на руках Малкина. Малкин говорил, что ему было противно прикасаться к Эйхману. Однажды, по его словам, он присутствовал на арабской конференции, прячась под столом. Малкин слыл мастером перевоплощений и боевых искусств. Его около 50 раз арестовывали, но ни разу не взяли с поличным. Он утверждал, что ни одного провала за 27 лет — это мировой рекорд. Малкин говорил, что несколько раз «по службе» побывал в России, но деталей не обнародовал.[ По приказу Голды Меир он установил личности всех, причастных к теракту на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. Малкин был также причастен к уничтожению в апреле 1979 года под Тулоном во Франции ядерного реактора, который французы почти за 20 миллионов долларов построили для Саддама Хуссейна. Знал шесть языков: английский, французский, немецкий, иврит, идиш и арабский. Малкин проработал в «Моссад» 27 лет с 1959 года до 1976 года . Ушёл на пенсию с должности начальника оперативного отдела и с репутацией одного из самых профессиональных агентов израильской спецслужбы. По его словам, он очень устал и не сошёлся характером с новым начальником — генералом Ицхаком Хофи. После ухода на пенсию он переехал в США. Малкин натурализовался, но сохранил израильское гражданство. Он часто ездил в Израиль к жене Рони. В США Малкин занялся живописью, а кроме того занимался частным консультированием по методике антитеррористической деятельности. У Малкина прошли в разных странах несколько выставок, выпущены каталоги его картин и рисунков. В 1990 году Малкин в соавторстве с американским литератором Харри Стайном написал книгу «Эйхман в моих руках» Питер Малкин умер 1 марта 2005 года в Нью-Йорке. На его похоронах присутствовали два директора «Моссад» — действующий Меир Даган и бывший Цви Замир. Премьер-министр Израиля Ариэль Шарон направил семье Малкина письмо, в котором выразил соболезнование и отметил, что преклонялся перед талантом Малкина

  — израильский разведчик, начальник оперативного отдела «Моссад».

Метки:

1952, 22 января — (24 Тевета 5712) В Ираке повешены два израильских разведчика Авраам Бацри и Шалом Цамах. Их признали виновными в подрывной деятельности. Йосеф Бацри родился в 1929 году в Ираке. В 1942 году вступил в организацию "Халуц", которая действовала под руководством Хаганы. В 1949 году сумел попасть в Израиль, после чего отправился обратно в Ирак, где выполнял задачи разведки. В июне 1951 года был арестован полицией на частной квартире Шалом Цалах родился в 1923 году в Ираке. В организации "Халуц" занимался переправкой оружия и сбором разведданных. 9 июня 1951 года, накануне его репатриации в Израиль был арестован иракской контрразведкой и подвергался пыткам в тюрьме. Их последними словами перед казнью были "Да здравствует государство Израиль!" В честь героев названы улицы в городах Израиля и установлен памятник в Ор Ехуде.

Метки:

1954, 29 июля — (28 Таммуза 5714) В Каире египетскими спецслужбами арестован израильский разведчик Меир Бинет

Человек этот, в силу многих обстоятельств забытый, а если честно, то вычеркнутый из списка национальных героев, - почти аноним. На протяжении десятилетий система безопасности фактически игнорировала факт его существования и ничем не помогала его семье, как это принято в случае гибели разведчика. Мы решили в известной мере устранить эту несправедливость, рассказав о том, кто же он такой, Меир Бинет, и в чем состоит его заслуга перед отечеством. Меир (или Макс, как его называли) Бинет родился в 1917 году в Венгрии, хотя его родители были выходцами из германского города Кельн, а в Венгрии находились временно, в связи со служебной командировкой отца-военнослужащего германской армии. В 1935 году Бинеты в полном составе перебрались в Эрец-Исраэль. Перебрались нелегально и поселились в Тель Авиве. 18-летний Меир почти сразу же вступил в ряды "Хаганы", во время арабских волнений 1939 года участвовал в операциях, которые проводила эта организация в округе а-Шарон. В 1942 году Меир был отправлен строительной компанией "Солель боне" (она работала под эгидой Сохнута) в Иран, на строительство объектов для англо-иранской нефтяной корпорации. Параллельно на него была возложена задача агитировать еврейскую молодежь репатриироваться в Эрец-Исраэль. Меир успешно справлялся со всеми обязанностями, и в 1945-м, когда он завершил работу в Иране, "Хагана" немедленно направила его в Англию, учиться на радиоинженера. Весной 1948 года Меир Бинет вернулся в Израиль, чтобы принять участие в боях за независимость, а сразу после этой войны его отправили в Италию, изучать искусство обращения с радиолокационной аппаратурой для морских судов. С этим он тоже успешно справился, чем заслужил особое расположение своих командиров в ЦАХАЛе (напомним, что Армия обороны Израиля сформировалась на базе отрядов "Хаганы"). К тому же Меир прекрасно владел немецким, венгерским, английским и парси, а внешне был совершенным арийцем. Словом, обладал всеми данными для того, чтобы стать разведчиком. Итак, судьба Меира предрешена. После интенсивного курса в разведслужбе ЦАХАЛа он отправляется в Иран в качестве инженера на строительство радиолокационной станции. Воспользовавшись близостью Ирана к Ираку и почти полной "прозрачностью" границ между ними, Меир часто ездит на иракскую территорию и организует нелегальную переправку евреев оттуда в Израиль. Спустя год, в конце 1950-го, он возвращается в Израиль, влюбляется в новую репатриантку из ЮАР по имени Джейн, которая отвечает ему взаимностью, и после короткого периода ухаживаний женится на ней. Джейн была отнюдь не дура и довольно скоро поняла, что ее молодой муж работает в разведке. Но вряд ли она представляла, что им предстоит вечная разлука. А между тем в 1951 году Меир, оставив жену и новорожденную дочь Михаль в Израиле, по заданию разведслужбы восстанавливает германское гражданство, получает документы на имя Макса Бинета и отправляется в Египет как представитель компании по производству ножных протезов "Бьорн фон Лауфонберг". Джейн понятия не имела, где именно находится Меир, знала только, что он в командировке, а когда вернется - неизвестно. Только спустя несколько месяцев Джейн догадалась, что он в Египте: дело в том, что свои- письма домой Меир отправлял в Англию, а оттуда их пересылали в Израиль, переклеив марки. Так ют, растяпа - сотрудник израильской миссии в Лондоне, занимавшийся пересылкой, однажды забыл переклеить марку... Меир легко и быстро освоился в Каире. Его приятная наружность, общительный характер, интеллигентность и обширные знания помогли ему обзавестись широчайшими связями в обществе. Он понимал, что столь эффективное внедрение сулит ему долгое пребывание в Египте, и стал думать над тем, как бы ему заполучить туда жену с дочерью. В письмах Джейн он просил, чтобы она не разговаривала с малышкой на иврите, исключительно на английском, и чтобы называла ее Мишелью - пусть привыкает к этому имени. Через примерно год Джейн с паспортом гражданки ЮАР и ее дочь Мишель прибывают в Германию, куда к ним приезжает Меир-Макс. А еще через месяц счастливое семейство прибывает в Каир, к месту службы Бинета. В Каире Меир сумел существенно упрочить свое положение: его основным клиентом была армия Египта, которая в больших количествах закупала протезы для инвалидов. Оценив коммерческий талант Бинета, его наняла в качестве агента по продаже американская компания "Форд": машины этой марки охотно покупала все та же армия для своих высших офицеров. Меир был постоянным и желанным гостем на всех вечеринках армейского командования. Его многочисленные друзья-военные приглашали его в поездки по военным лагерям и объектам, где он получал обширные и самые точные данные обо всем, что только могло интересовать службы безопасности Израиле Его почти ежедневные сводки в центр всегда были информационно насыщенными и неизменно полезными. Джейн с дочерью вскоре уехали в Германию, а оттуда домой, в Израиль. Меир же остался в Каире и вел с женой оживленную переписку, рассказывая, в основном, о своих коммерческих успехах, и отправляя фотоснимки. На одном из них Меир-Макс запечатлен с тогдашним президентом Египта Махмудом Наджибом, которому показывает новую модель протеза. Джейн очень скучала по мужу и однажды решилась вновь присоединиться к нему в Каире. Об этом периоде Джейн рассказала в одном из своих редких интервью: "Мы считались весьма зажиточной семьей, снимали великолепную квартиру рядом с клубом "Джезира" - излюбленным местом встреч и развлечений каирской элиты, ездили на роскошном авто. Меир прекрасно зарабатывал, один только "Форд" платил ему 100 египетских лир в месяц - огромная по тем временам сумма, ведь оклад, скажем, высокопоставленного инженера составлял 25 лир. У нас был широкий круг друзей, в который входили и германские дипломаты..." По иронии судьбы, в то самое время, когда Меир Бинет работал в Каире, израильская разведка развернула там операцию, направленную на осложнение отношений Египта и США . Для ее подготовки в Египет был послан агент "Мосада" Аври Эльад (кодовое имя "Третий человек"). Завербованные для выполнения этой операции евреи-студенты, не обладая соответствующей квалификацией, благополучно ее провалили. 11 человек были схвачены и отданы под суд, двоих казнили, остальных осудили на длительные сроки. Подозрение в предательстве пало на Зльада, который якобы передал информацию о готовящихся подрывных акциях американцам, а те египетским службам безопасности. Агенты "Мосада" разыскали его в Париже, куда он бежал после ареста подопечных студентов, доставили в Израиль и осудили за измену родине. Отсидев 30 лет в тюрьме, Эльад эмигрировал в Соединенные Штаты, где скончался в середине 1990-х годов. А что Меир-Макс Бинет? Пока египетская общественность горячо обсуждала вероломство израильтян, он продолжал себе работать, словно ничего и не произошло. Однако египтяне провели доскональное расследование, и тут выяснилось, что израильская разведка, проявив поистине преступную беспечность, подставила своего суперагента под удар, передавая через него деньги и информацию тем самым еврейским студентам, которые должны были выполнить упомянутую выше операцию. Среди 11 арестованных была и Марсель Ниньо, связная Бинета, которая знала о том, что он разведчик. Не выдержав пыток, девушка выдала Бинета. Она не знала его настоящего имени, не знала, где он живет, но назвала номер машины, на которой он приезжал на встречу с ней, так что вычислить Меира не составило труда. Поздним вечером 29 июля 1954 года сотрудники египетских служб безопасности постучали в дверь дома Бинета. Буквально накануне Джейн с маленькой Мишелью уехали в Германию, куда через неделю по договоренности с женой должен был отправиться Меир. Они собирались отдохнуть и развлечься, они даже заранее приобрели билеты на концерты моиартовского фестиваля в Зальцбурге... Египтяне очень просто установили, что Макс Бинет - израильский шпион: они заставили его снять штаны... Когда в назначенный срок Меир не при летел в Германию и вообще не подавал признаков жизни, Джейн поняла: что-то случилось. Не желая компрометировать мужа, она не стала звонить в Каир, на его квартиру, а позвонила в Израиль. Но с ней никто не пожелал говорить о Меире. Тогда отчаявшая Джейн позвонила в офис Меира в представительстве "Форда", и оттуда ей сообщили, что господин Бинет взял длительный отпус У беременной Джейн от волнения началось кровотечение, и ребенка она потеряла. Врачи в больнице рекомендовал ей постельный режим, но куда там: Джейн снова и снова пыталась дозвониться до мужа и докричаться до его шефов. Все было напрасно. Меира Бинета египтяне допрашивали особым пристрастием, но он категорически отрицал свою причастность к израильской разведслужбе в целом и к провалившейс операции "Мосада" в частности. Сокамерник Бинета потом рассказывали, что он был ужасающем физическом состоянии, его красивое лицо превратилось в месиво, кожа и всем теле была разодрана в клочья от побоев металлическим прутом, многочисленные раны гноились. Израильтяне через третьи лица наняли для него адвоката-англичанина, но он оказался бессилен что-либо сделать дя своего подзащитного.По свидетельству Меира Заафрана, одного из 11 арестованных студентов, за день до своей смерти Меир Бинет сказал ему "Завтра я должен свидетельствовать в суде против вас. Но я не сделаю этого, не доставлю египтянам такого удовольствия. Я покончу с собой". За несколько часов до того, как его должны были доставить в здание суда, Меир вскрыл себе вены бритвой, которую спрятал в книге Торы - единственном, что тюремщики разрешили ему взять с собой в камеру Он оставил письмо для Джейн, в котором на писал: "Дорогая, у меня не осталось выбора Это решение я принял совершенно сознательно, было невозможно дольше терпеть эти муки, душевные и физические... Я думаю о вас... Джейн, ты должна вновь выйти замуж, Мишели нужен отец, и я надеюсь, что вы проживете так, как мы вместе планировали. Я так много хотел сделать во имя нашего лучшего будущего, но мой единственный вклад в это будущее - Мишель... Я прошу, чтобы в мой день рождения вы посадили дерево в память обо мне. Обнимаю вас, пусть Всевышний дарует вам мир и радость. Простите меня..." Поскольку Израиль решительно отрицал всякую связь с Меиром Бинетом, его тело было перевезено в Италию и захоронено в Риме. Только в 1959 году останки Бинета были тайно переправлены в Израиль и так же тайно преданы земле. После Шестидневной войны девять евреев, приговоренных к пожизненному заключению после провала операции в Каире, были освобождены в рамках обмена пленными и встречены в Израиле как герои. И только имя Меира Бинета - человека, так много сделавшего для своей страны и ставшего невольной жертвой провала бессмысленной операции израильской разведки, было предано забвению.

 

Метки:

1955, 31 января — (5 Швата 5715) Глава правительства Моше Шарет сообщил Кнессаету о казни разведчиков Моше Марзука и Шмуэля Азара, являвшихся членами разведывательной сети, действующей в Египте.

Метки:

1965, 18 мая — (16 Ияра 5725) В Сирии казнён израильский разведчик Эли Коэн. Он родился в Египте. С 33 лет жил в Стране. Проработал В Сирии несколько лет, благодаря знанию языка, обычаев и традиций был принят как свой, вёл на местном радио передачу, был вхож в высокие кабиненты, чем обеспечил себе доступ к секретной информации. Его сообщения имели для Израиля огромную ценность. Казнили Коэна публично, действие транслировали по телевидению под аплодисменты зрителей, а в Израиле был объявлен национальный траур.

Метки:

1985, 21 ноября — В США у ворот израильского посольства в Вашингтоне был арестован американский еврей, офицер военно-морской разведки США Джонатан Поллард. Он был обвинён в том, что передал Израилю секретные материалы о военных объектах в арабских странах. Разведчик предстал перед судом, признал себя виновным, но утверждал, что его действия были продиктованы исключительно идеологическими соображениями и что он не нанёс ущерба безопасности США. В 1987 г. он был приговорён к пожизненному заключению. Правительство Израиля признало факт получения секретных документов от Дж. Полларда, но утверждало, что это было одноразовой и несанкционированной акцией. В Израиле и США действует лобби в защиту Полларда; к лобби присоединились и члены Кнессета разных политических направлений. Однако действия лобби ограничены как обстановкой секретности вокруг дела Полларда, так и противодействием некоторых влиятельных американских евреев, среди них - сенатора Дж. Либермана. При правительстве Б. Нетаньягу начались контракты между официальными представителями Израиля и Дж. Поллардом; его посетили в американской тюрьме израильские министры. В 1998 г. Полларду было предоставлено израильское гражданство; Главный ашкеназский раввин страны р. М. Лау обратился к президенту США Б. Клинтону с просьбой о помиловании Полларда. Согласно попавшим в СМИ сведениям, премьер-министром Б. Нетаньягу было достигнуто согласие американского президента на освобождение Полларда как ответного жеста на согласие правительства Израиля освободить арабских террористов в рамках "соглашения Уай". Однако после выборов 1999 г., согласно утверждениям семьи Поллард, не наблюдается никакой активности израильского правительства в этом вопросе.

Метки:

1987, 4 марта — (3 Адара 5747) За шпионаж в пользу Израиля к пожизненному заключению приговорен гражданский сотрудник военно-морской разведки США 32-летний разведчик Джонатан Джей Поллард. За полтора года он передал около 800 000 страниц секретных материалов, которые в основном касались советского оружия, военных возможностей арабских стран и деятельности террористических групп, враждебных Израилю.

Метки:

2009, 17 июля — (25 Таммуза 5769) Умер Меир Амит (Слуцкий)

Родился в 1921 в поселении Кинерет. Двоюродный брат советского поэта Бориса Слуцкого. В 1936 вступил в Хагану. С 1941 служил во вспомогательной полиции, параллельно прошел курсы командиров отделений и командиров взводов Хаганы. К началу Войны за Независимость - командир роты "полевых войск" в 14-ом батальоне. Участвовал в боях в Мишмар-а-Эмеке, Саджаре, Дгании, Цемахе, Эйн-Геве, ранен в бою за Дженин. Замкомбат-15 в операции "Хирам", командир 19-го рейдового механизированного батальона в операциях "Хорев" и "Увда". В начале 1951 назначен командиром бригады Голани. В мае 1951 командовал боем с сирийскими подразделениями за высоту Тель-Мутила. По результатам боя, который был первым крупным столкновением после Войны за Независимость, и в ходе которого бригада Голани и приданные ей подразделения потеряли более 40 человек убитыми и более 70 ранеными, в АОИ были пересмотрены стандарты боевой подготовки пехоты и требования к рядовому и младшему командному составу. В конце 1951 Амит был назначен начальником учебного командования ГШ. В октябре 1952 - начальником оперативного отдела штабного управления ГШ. В 1954 обучался на курсах для старших офицеров в Великобритании. По возвращении в феврале 1955 назначен начальником штабного управления ГШ. В августе 1955 министр обороны Давид Бен-Гурион назначил Хаима Ласкова заместителем начальника генерального штаба и начальником штабного управления ГШ. НГШ Моше Даян перевел Амита на должность начальника управления кадров. Через несколько дней Даян вызвал Амита и поручил ему восстановить Южный военный округ, преобразованный Даяном в начале 1955 в южный район Центрального округа. Операции федаинов и общая обстановка требовали пересмотра прежнего решения. За три недели Амит собрал штабную команду и начал восстанавливать систему командования и управления. Затем его снова перебросили в управление кадров, а 28 октября 1955 он был назначен уже не начальником группы восстановления, а командующим Южным округом. В августе 1956, в преддверии операции "Кадеш", Амит снова был назначен начальником штабного управления ГШ. Отвечал за разработку и координацию оперативных планов генерального штаба и видов вооруженных сил, возглавлял штабную работу в ходе войны и последующего вывода войск. В январе 1958, с уходом Даяна в отставку, Амит назначен командующим Центральным округом. Летом 1958 в результате неудачного прыжка с парашютом получил сложный перелом ноги, операции и восстановление заняли больше года. К концу периода восстановления поехал учиться в университет Коламбия в США, получил вторую степень в области менеджмента. В начале 1962 вернулся в Израиль и вступил в должность начальника АМАНа - управления разведки ГШ. От двух своих предшественников на этом посту, интеллектуалов Йегошафата Гаркави и Хаима Герцога, Амит отличался "боевитостью" и согласием идти на больший риск для добывания качественной развединформации. При нем начались целевые операции Саерет Маткаль, оперативного подразделения АМАНа, в приграничных арабских странах. В марте 1963 начальник Моссада Исер Харэль подал в отставку из-за разногласий с Бен-Гурионом о способах противодействия работе немецких ученых в Египте по ракетным и неконвенциональным проектам. Бен-Гурион назначил временно исполняющим обязанности начальника Моссада Меира Амита. В течение девяти месяцев Амит одновременно возглавлял АМАН и Моссад, и благодаря этому сумел провести реорганизацию, на которую он, по его собственным словам, не согласился бы, командуя только АМАНом: в Моссад из АМАНа была переведена основная агентурная работа в арабских странах, за исключением некоторых аспектов в приграничных государствах. В начале 1964 новый НГШ Ицхак Рабин назначил начальником АМАНа заместителя Амита Аарона Ярива, и Амит, который и сам не хотел и дальше сидеть на двух стульях, сосредоточился на работе в Моссаде. Он провел реорганизацию в штабной работе, в кадрах и в основных направлениях деятельности Моссада. При нем были значительно расширены разведывательные и военные контакты с Ираном, Турцией, иракскими курдами, Марокко и другими государствами Африки и Азии. Под его руководством была проведена операция "Яалом" по угону иракского МиГ-21 в Израиль в 1966. Амит зондировал возможности налаживания диалога с Египтом через генерала Халиля и маршала Амера, контакты не увенчались успехом. Участие Моссада в похищении и убийстве марокканского оппозиционера Бен-Барки во Франции в 1965 привело к скандалу и требованию отставки Амита со стороны Исера Харэля, но две секретные следственные комиссии не пришли ни к каким результатам, и Амит остался на своем посту. В том же 1965 провалились агенты Моссада Эли Коэн в Сирии и Вольфганг Луц в Египте. В предвоенный период 1967 Амит выехал в Вашингтон для переговоров с директором ЦРУ Хелмсом и министром обороны Макнамарой, и по результатам переговоров рекомендовал правительству Израиля начать военные действия. После Шестидневной войны Амит настоял и добился того, чтобы в рамках обмена пленными с Египтом в начале 1968 были освобождены и заключенные "скверного дела" 1954-го года, а также Вольфганг Луц с женой. В сентябре 1968 Амит закончил свою работу в Моссаде и был назначен генеральным директором промышленного концерна Кур. В 1977 он был избран в Кнессет от партии ДАШ и занял пост министра транспорта и связи в правительстве Менахема Бегина. После раскола в партии ДАШ в 1978 вышел из правительства и присоединился к "Тнуа ле-шинуй ве-йозма", в 1980 вернулся в ряды Маараха. После окончания своей политической карьеры в 1981 Амит был членом совета директоров нескольких компаний - "А-хевра ле-Исраэль", ЦИМ и других, инициировал идею израильского спутника связи и стал председателем совета директоров компании "Халаль тикшорет", которая запустила с 1996-го года серию спутников "Амос". Кроме того, Амит был членом Центра стратегических исследований при тель-авивском университете, а также основателем и президентом Центра по истории разведки. В 2003 Амит стал лауреатом государственной премии Израиля за особый вклад в общественных и государственных областях.

 . Руководитель Мосада. Похоронен на кладбище в Рамат А-Шароне.

Метки:

2015, 20 ноября — (8 Кислева 5776) После 30 лет американской тюрьмы на свободу вышел израильский разведчик Джонатан Поллард. Джонатан Поллард, бывший сотрудник разведки ВМС США, начал работать на "Мосад" в 1981 году. В 1985 году против него началось расследование. Желая избежать ареста, Поллард и его жена прибыли к израильскому посольству, но двери оказались закрыты, и агенты ФБР арестовали его прямо у представительства Израиля. Поллард был приговорен к пожизненному тюремному заключению.

Метки:

2017, 21 мая — (25 Ияра 5777) В возрасте 100 лет скончалась Шуламит (Шула) Кишик-Коэн, в течение 14 лет бывшая главным источником разведывательной информации из Ливана. Родилась в 1917 году в Аргентине, но росла в Иерусалиме, куда перебралась ее семья. В 1931 году, в 16 лет, она была выдана замуж за ливанского еврея Жосефа Коэна, с которым переехала в еврейский квартал Бейрута. В Бейруте Кишик-Коэн заняла видное место в ливанской еврейской общине и наладила хорошие связи с ливанскими властями. В 1947 году Шуламит самостоятельно связалась с разведывательными структурами еврейского Ишува и на протяжении 14 лет передавала важную разведывательную информацию. Помимо шпионажа Шуламит активно занималась оказанием помощи в переправке евреев из арабских стран в Израиль. В 1961 году Шуламит Кишик-Коэн была арестована ливанскими спецслужбами, и после пыток приговорена к смертной казни. Позднее приговор был заменен на 7 лет тюрьмы. В 1967 году, после Шестидневной войны, она была включена в сделку по обмену военнопленными.

Метки:

Страницы: 1