Разведчик — события (0-25 из 26)

1812, 2 июля — (1 Ава 5572) Евреи-разведчики сообщили начальнику 3-го пехотного корпуса армии России генерал-майору Шаховскому командиру подробные данные о местоположении вражеских лагерей на западном берегу Немана и месте пребывания Наполеона, о составе и численности войск (с именами командующих), о местах переправ, в т. ч. артиллерии, об ориентировочных сроках и основных направлениях наступательных операций. Затем Шаховский передал эти сведения командиру корпуса генерал-лейтенанту Тучкову.

:

1895, 8 августа — (1 Элула 5565) Родился Лейба Лазаревич Фельбинг (Александр Михайлович Орлов, в США — Игорь Константинович Берг) — чекист, начальник секретно-оперативной части Архангельской ЧК (1920), следователь Верховного трибунала при ВЦИК и помощник прокурора уголовно-кассационной коллегии Верховного суда (1921—1924), с 1926 в Иностранном отделе ОГПУ, разведчик, нелегальный резидент во Франции, Австрии, Италии (1933—1937), майор госбезопасности (1935, сегдня это звание было бы равно генерал-майору), резидент НКВД и советник республиканского правительства по безопасности в Испании (1937—1938), с июля 1938 невозвращенец, жил в США, профессор американских университетов. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени. Далее

15.vii.1938 в Барселоне бесследно исчез сорокатрехлетний Александр Орлов, он же Никольский, он же Швед, он же Лева (настоящее имя – Лейба Лазаревич Фельдбин, уроженец Бобруйска Минской губернии, сын мелкого служащего по лесному делу), майор государственной безопасности, один из самых блестящих советских разведчиков-нелегалов довоенного периода. Обычно именуемый генералом, что не соответствует действительности (в частности, и потому, что генеральские звания были введены в НКВД только в 1945 году), Орлов в это время функционировал как главный резидент НКВД в Испании, курировавший партизанскую войну против франкистов и непосредственно выполнявший сталинские задания по массовым чисткам рядов республиканцев от троцкистов и прочих «неправильных» коммунистов, которых в те времена в Испании было великое множество. Спустя некоторое время Орлов объявился в Америке: он был прекрасно осведомлен о запущенной в Москве мясорубке репрессий, в которую угодило множество его сослуживцев-чекистов, в том числе самые что ни на есть асы, и поэтому, получив телеграмму наркома НКВД Н.И. Ежова с предписанием выехать в Антверпен для встречи на борту советского теплохода «с товарищем, известным Вам лично <...> в связи с предстоящим важным заданием», сразу же сообразил, что нужно спешно «уносить ноги». Захватив 60 тыс. долларов из сейфа барселонской резидентуры, Орлов на машине «рванул» во Францию, где находились его жена и дочь, и вместе с ними вылетел в Канаду, а оттуда перебрался в США. Оказавшись в относительной безопасности, Орлов написал Сталину, что он не предатель и что скрылся лишь для того, чтобы избежать ареста. Однако он предупредил вождя, что в швейцарском банке лежит его письмо с детальным рассказом о ряде весьма коварных тайных операций НКВД в Европе и, если что-нибудь случится с ним или с его оставшимися в Союзе матерью и тещей, это письмо сразу же будет обнародовано. А порассказать разведчику было о чем: к примеру, он руководил сверхсекретной операцией по вывозу испанского золота в Москву – чтобы оно не досталось франкистам. Подумав, вождь приказал чекистам оставить разведчика и его дам в покое. Орлов же повел себя по-джентльменски, во всяком случае, никого из обширнейшей советской зарубежной агентуры, которую хорошо знал, не выдал. Только после смерти советского вождя он опубликовал в США разоблачительную «Тайную историю сталинских преступлений», а в 1963 году – «Учебник разведки и партизанской борьбы», в котором все-таки рассказал кое-что о «технологических» аспектах работы советской разведки. Умер 25 марта 1973 года. www.lechaim.ru

 

:

1897, июля — (6 Таммуза 5657) В еврейском квартале Неве-Шалом на окраине Яффы родился Давид Тидхар - писатель, разведчик, один из основателей Государства, общественный и государствееный деятель Ишува. Некоторое время служил начальником полиции вне стен Старого города Иерусалима. Умер в 1970 году.

:

1898, августа — (2 Элула 5658) Родился Лев Маневич - советский разведчик, погиб 11.5.1945.

:

1899, декабря — (4 Тевета 5660) Родился Н. Эйтингон, разведчик, один из организаторов и руководителей советской разведки, Организатор убийства Троцкого.

:

1902, марта — (23 Адар-1 5662) Родился Моррис (Мо) Берг - известный в Америке бейсболист и разведчик

В декабре 1943 года в рамках операции «Алсос» в Европу отправилась первая разведывательная группа, в задачу которой входил сбор информации о немецком урановом проекте. 5 июня 1944 года она вошла в Рим вместе с американскими войсками. Одновременно, но отдельно от этой группы в итальянской столице появился офицер УСС Мо ( Моррис ) Берг – известный всей Америке бейсболист. Мо Берг был замечательной личностью во многих отношениях. Выпускник Принстона, полиглот и «ходячая энциклопедия», человек неисчерпаемого обаяния, он располагал к себе при первом же знакомстве. Спортивные комментаторы наградили его титулом «умнейшего игрока высшей лиги». Вместе с тем никто не знал, где и как он проводит промежуток между бейсбольными сезонами. Он никогда не был женат и никого не допускал в свой внутренний мир. Его страстью были газеты – приезжая в новый город, он первым долгом покупал все, какие мог достать, отдавая предпочтение газетам этнических общин. Мо Берг был прирожденным лингвистом и говорил и читал даже на санскрите, не говоря уже об основных европейских языках. Его отец-еврей иммигрировал в США с Украины, держал аптеку в Ньюарке, штат Нью-Джерси, был равнодушен к бейсболу и никогда в жизни не видел ни одной игры с участием сына. Свою последнюю игру Мо сыграл 30 августа 1939 года, накануне начала Второй мировой войны. После ее начала он занялся другими делами. В ноябре 1944 года союзники по-прежнему не знали, на какой стадии находятся урановые исследования немцев. Беседы сотрудников миссии «Алсос» с итальянскими физиками ясности в этот вопрос не внесли. Ничего определенного не смог сообщить им и остававшийся в оккупированном Париже Фредерик Жолио-Кюри. Следующей надеждой американской разведки был Страсбург, где кафедру теоретической физики местного университета возглавлял Карл Фридрих фон Вайцзеккер. 25 ноября Страсбург был взят. Вечером 2 декабря главный научный эксперт группы «Алсос» Сэм Гудсмит при свете керосиновой лампы погрузился в изучение документов Вайцзеккера, на многих из которых стоял гриф «секретно». На третий день он пришел к выводу, что немцы строили реактор, но не бомбу. Гейзенберг приехал в Цюрих по приглашению своего друга Пауля Шеррера 17 декабря 1944 года, на следующий день после начала последнего большого немецкого контрнаступления под командованием фельдмаршала Герда Рундштедта. Вместе с Гейзенбергом был и Вайцзеккер. Они путешествовали без каких бы то ни было предосторожностей или охраны, остановились в самом обыкновенном отеле и не делали никакого секрета из своего пребывания в Швейцарии. На публичную лекцию Гейзенберга в аудитории местного университета собралось не более двадцати человек, в основном его старые друзья и коллеги, некоторые специально приехали из других городов. Во втором ряду, впрочем, сидели двое незнакомцев – агенты УСС Лео Мартинуцци и Мо Берг. В кармане у Берга лежал пистолет 42-го калибра. Перед поездкой в Европу он изучил основы ядерной физики и имел санкцию убить Гейзенберга, если сочтет, что его исследования продвинулись достаточно далеко по пути создания атомного оружия. Лекция была посвящена матричной теории Гейзенберга и никоим образом не соприкасалась с интересующей Берга темой. Он ничего не понимал, но не сводил глаз с оратора. В какой-то момент их взгляды встретились. В своем донесении Берг подробно описал внешность Гейзенберга, особо выделив темно-рыжий цвет волос («похож на ирландца»), «зловещие глаза» и «вымученную улыбку». Из лекции Берг понял лишь то, что она никак не отвечает на вопрос о достижениях «Уранового клуба», и решил отложить покушение и попытаться получше разобраться в интересующем его вопросе. Профессор Цюрихского университета Пауль Шеррер был информатором УСС. Однако он не подозревал, что Берг имеет полную свободу действий в отношении Гейзенберга. После лекции Шеррер, Берг и Мартинуцци уединились в кабинете профессора, и Берг спросил, не может ли профессор, учитывая, что возникший в конце лекции ученый спор не завершен, пригласить своего немецкого друга еще раз, уже с семьей. В этом случае, объяснил он, американская разведка сможет вывезти Гейзенбергов в США. Шеррер посоветовал, чтобы приглашение Гейзенбергу направил кто-либо из авторитетных для него людей: «Почему бы вам не попросить Бора написать ему?» Со своей стороны он обещал затронуть вопрос о повторном визите при первой же возможности. Между тем дружная компания отправилась ужинать в ресторан на берегу озера. Когда посреди ужина газетчик внес вечерний выпуск Neue Zurcher Zeitung, Гейзенберг купил номер и впился глазами в сообщение о третьем дне наступления Рундштедта. По словам одного из очевидцев сцены, закончив чтение, Гейзенберг с трудом скрыл чувство триумфа, не вполне приличное в кругу швейцарцев. Спустя несколько дней Шеррер устроил в своем доме вечеринку в честь знаменитого друга. Гейзенберг принял приглашение лишь при условии, что гости не будут говорить о политике. Соблюсти это условие оказалось невозможно. Немецкое наступление в Арденнах начало выдыхаться. Разговор о политике завела жена Шеррера: ее интересовало отношение Гейзенберга к гонениям на евреев. Гейзенберг заявил, что ему ничего не известно об убийствах евреев в Голландии и Франции. Когда диалог принял еще более неприязненный характер, Гейзенберг сказал: «Я не нацист – я немец». К этому разговору напряженно прислушивался Мо Берг, тоже приглашенный к Шерреру. Он сделал вывод: коль скоро Гейзенберг смирился с поражением Германии, никакого чудо-оружия у нее нет и не будет. После вечеринки Берг вызвался проводить Гейзенберга в отель. Гейзенберг приметил любознательного молодого человека еще на лекции; его ремарки и вопросы во время острой политической дискуссии как будто демонстрировали понимание и сочувствие. Они оказались вдвоем на пустынных ночных улицах Цюриха. В кармане у Берга по-прежнему лежал пистолет. Но Берг уже вынес окончательный вердикт. По дороге в отель он жаловался на скуку и обыденность жизни в Швейцарии – то ли дело Германия, передний край борьбы. Гейзенберг прекрасно запомнил эту встречу. Спустя годы он прочел книгу о Мо Берге и тотчас узнал в ее герое молодого швейцарского романтика. В Вашингтоне донесения Берга незамедлительно направлялись президенту. Прочитав депешу о мотивах отказа от покушения, Рузвельт сказал Гровзу: «Прекрасно, просто прекрасно. Будем молиться за то, чтобы Гейзенберг оказался прав. И, генерал, мои поздравления агенту». В. Абаринов "Бомба для Рейха" "Совершенно секретно"

 , участник Второй мировой войны. Умер 29 мая 1972 года.

:

1903, августа — (9 Ава 5663) В Яффо родился Эзра Данин — израильский разведчик и дипломат, многолетний советник политического отдела Еврейского агентства «Сохнут» по арабским вопросам, создатель первой спецслужбы будущего еврейского государства — «Шай». В этой службе он был поначалу единственным профессиональным сотрудником и возглавлял арабский отдел. Своей главной задачей Данин считал разработку теории разведывательной работы применительно к условиям Палестины. Именно он сформулировал ключевой принцип израильской разведки: «Знать своего врага». Он утверждал: «Мы враждуем не с арабами вообще, а с вполне конкретным арабом. Нам нужно знать, кто он. Какой-то молодчик устраивается вверху на холме или внизу в долине и стреляет, а все мы вопим, паникуем и прыгаем в траншеи, тогда как следует разбираться с конкретным Али или Мухаммедом. Мы должны выявить его и действовать против него». Умер в 1984 году в Хадере.

:

1904, февраля — (7 5664)

, . (Leopold Trepper, The Great Game: Memoirs of the Spy Hitler couldnt Silence. McGraw-Hill, 1977, 442p.). , e . e , . , , 1904 , -. , . , , , . 1925 , . , . , , , . , ( !) . 1937 . , . , . , , , . , , . , . . . , , . 1938 ( ). . . . , , . , . , . , , 1941 . , , , , , , . . , . , , , , , , . , , , , . , . , . , . . , , . , . . . , . , . . . 1942 . , . 1943 , . . . , . , . . , , , . . . : , , , , , , . , , , , . , , . , , , , , . , , , , , . . , . 1943 . . , . . . . , . , , . . , . , . , , 16 . . 1945 . , , . . , , , . ... . , . 10 . 1954 . , . , , . . . , . - . 1955 . , . 1938 . . . , , , . , . 1954 , . . , : , . : , . , . . 1957 10 . . . . . , . . 1982 . www.berkovich-zametki.com

- .

:

1907, мая — ( , , , ) , -. 7 2000 . "-"

:

1913, декабря — (26 Кислева 5674) В городе Су-Сити (штата Айова, США) родился Жорж Абрамович Коваль, который с 1939 по 1949 год служил в советской военной разведке под оперативным псевдонимом Дельмар. Был единственным разведчиком, проникшим на атомные объекты США, где производили плутоний, обогащенный уран и полоний для создания атомной бомбы. Дельмару удалось добыть и передать в Москву ядерные секреты, что позволило Советскому Союзу быстро создать свое атомное оружие. В 2006 году Коваль умер в возрасте 93 лет. За мужество и героизм он посмертно награжден званием Героя России. Далее

2 ноября 2007 года, Ново-Огарево. Выступление на церемонии передачи медали «Золотая Звезда», грамоты и книжки Героя России советского разведчика Жоржа Коваля в музей Главного разведывательного управления. В. Путин: Добрый день, уважаемые товарищи! 5 ноября мы отмечаем День военного разведчика, и сегодня я хотел бы передать начальнику Главного разведывательного управления Генерального штаба медаль «Золотая Звезда», к которой был представлен наш товарищ, ваш бывший сослуживец, человек, который внес огромный вклад в дело укрепления обороноспособности нашей страны. Работая в 30–40-х годах прошлого века, он внес неоценимый вклад в решение одной из ключевых задач того времени – в задачу создания атомного оружия. И я бы хотел, чтобы память о Жорже Абрамовиче была увековечена в музее Главного разведывательного управления Генерального штаба. Передавая эту награду для хранения в музее, хочу искренне, от души поздравить весь личный состав военной разведки с приближающимся праздником. Спасибо вам за работу, за службу. Всего вам доброго. Успехов!

 

:

1917, июня — (7 Таммуза 5677) Родился Меир (Max) Бинт - израильский разведчик. Был схвачен в Египте в 12 августа 1954 года. Умер в тюрьме 21 декабря 1954 года.

:

1921, января — (26 5681) - - . . 7 1965 , , . . 13 1993 .

:

1921, марта — (7 Адар-2 5681) В Тверии родился Меир Амит - участник Хаганы, израильский разведчик, агент Мосада, общественный и государственный деятель, удостоен премии Израиля. Умер 17 июля 2009 года.

:

1924, декабря — (29 Кислева 5685) В Александрии (Египет) родился Эли Коэн

С юных лет он был активным участником молодежного сионистского движения. По окончании школы поступил на инженерный факультет Александрийского университета. На каком-то этапе, из-за возросшей ненависти к евреям в свете Войны за Независимость Израиля, Коэн вынужден был оставить учебу. Сразу после этого ему удалось связаться с представителями военной разведки ЦАХАЛа, и он начал выполнять ее задания. В 1954 году в Египте была разоблачена израильская шпионская сеть. В ней состояли молодые местные евреи, которые в числе прочих задач получали от своих кураторов и задания диверсионно-террористического характера. 11 человек предстали перед судом. Двое были приговорены к смерти через повешение, а остальные провели долгие годы в египетской тюрьме, прежде чем их обменяли. Некоторых из них уже нет в живых, а остальные живут в Израиле. Эли Коэн также проходил по этому делу, его интенсивно допрашивали египтяне, но улик против него не было, и в конце концов он был отпущен. В 1957 году Коэн репатриировался в Израиль. Сразу по прибытии в страну он связался со своими бывшими кураторами из военной разведки, но те не торопились снова воспользоваться услугами Коэна. Его просьбы принять его на службу в АМАН неоднократно отвергались. Эли зарабатывал на жизнь, делая переводы с иврита на арабский и работая бухгалтером в "Машбире". В августе 1959 года состоялась его свадьба с Надпей. Молодая пара поселилась в амидаровской квартире в Бат-Яме. В 1960 году Эли неожиданно вызвали в "Мосад" и предложили пройти интенсивный курс обучения, после чего он должен будет действовать в Сирии в качестве разведчика-нелегала. После определенных колебаний, посоветовавшись с женой, он согласился. Надия толком не представляла характер будущей работы мужа. Она поняла только, что он будет долго отсутствовать, однако их экономическое положение существенно улучшится, а через какое-то время они будут снова вместе, как обычная семья. Подготовка разведчика длилась год. После этого он был отправлен в Аргентину как сирийский бизнесмен-эмигрант Камаль Амин Табет. Здесь, согласно замыслам кураторов, Коэн должен был вжиться в многочисленную и процветающую сирийскую общину, стать в ней заметной фигурой, после чего "вернуться" собственно в Сирию. Так оно и произошло. Щедрость, активность и обаяние Коэна сделали свое дело. За какой-то год он стал одной из самых заметных фигур в арабской общине Аргентины. В начале 1962 года в "Мосаде" пришли к выводу, что легенда работает успешно и Коэн созрел для командировки в Дамаск. Прибыв в сирийскую столицу и сняв квартиру неподалеку от здания генштаба, Эли Коэн развил бурную деятельность. Обаятельный, щедрый, ультрапатриотически настроенный бизнесмен быстро обзавелся широким кругом знакомств в правящей элите и военном командовании. Коэну становилась известна самая секретная информация. Неоднократно он посещал и различные военные базы, главным образом на Голанских высотах. Во время одного такого визита, глядя вниз, на территорию Израиля, и думая о своей жене и детях, которых он давно не видел, Эли не смог сдержать слез. Удивленный сирийский генерал, сопровождавший "Камаля Табета" осведомился о причине этих слез. Коэн не растерялся и сказал, что опечалился, "видя, как сирийские земли обрабатывают израильтяне". Так ему удалось выйти из положения. Тем временем в Израиль от него шел поток ценнейшей информации. Особенно важными были сведения Коэна о сирийских работах по отводу от Иордана его притоков Баниаса и Хацбани. Таким способом Дамаск пытался обезводить Кинерет - главный источник воды для еврейского государства. Как раз в те годы велось строительство тран-сизраильекого водопровода для переброски воды из Кинерета в Негев. Благодаря сведениям, поступившим от нашего разведчика, против Сирии были приняты жесткие военные меры, и в ходе нескольких военных акций работы по отводу притоков Иордана были сорваны. Став одним из высокопоставленных активистов правящей в Сирии партии "Баас", Эли Коэн поставлял своему руководству полную информацию о заседаниях ее верхушки и принимаемых ею решениях. Эта информация неоднократно и практически сразу озвучивалась в передачах "Коль Исраэль" на арабском языке. Это вносило существенный раздор в ряды баасистов, что в "Мосаде" считали большим успехом. Но у подобной ситуации была и обратная сторона: сирийцы стали подозревать, что среди них есть израильский шпион, а это автоматически означало, что опасность разоблачения Коэна увеличивается. Примерно раз в полгода Эли Коэн встречался со своими кураторами в Израиле и в Европе. Практически при каждой встрече он настойчиво просил, чтобы подход к делу стал более осторожным, так как кольцо вокруг него начинает сжиматься. Согласно некоторым утверждениям, в "Мосаде" его просьбы к сведению особо не принимали. Мол, руководству разведки важнее внести сумятицу в сирийской верхушке, чем безопасность разведчика. На каком-то этапе сирийские власти для разоблачения шпиона решили привлечь советских специалистов. В Дамаск привезли специальный пеленгатор, с помощью которого была обнаружена работа передатчика Эли Коэна. Вычислить, откуда велись передачи, было делом техники. В январе 1965 года Эли Коэн, проработавший почти три года разведчиком и добывший за этот период воистину бесценные для Израиля сведения, был арестован. Вначале его пытались перевербовать, чтобы он стал двойным агентом и передавал в Израиль ложную информацию под диктовку сирийских кураторов, но Коэну удалось в своей шифровке дать знать в "Мосад", что он работает под контролем. Через некоторое время сирийцы догадались, что израильтяне осведомлены об их хитрости. Разоблаченный разведчик был отдан по суд. Судебный процесс над Эли Коэном стал показательным. Приговоренный к смерти израильский разведчик был при большем стечении народа публично повешен. Все усилия, предпринимаемые Израилем для его спасения, ни к чему не привели. В своем последнем письме жене Коэн писал: "Надия, дорогая, ты можешь выйти замуж за другого мужчину, лишь бы было хорошо нашим детям. Прошу тебя: не надо скорбеть о случившемся, думай о будущем..." Похоронен Эли Коэн в Сирии, и даже сейчас, несмотря на то, что прошел 41 год после его казни, Дамаск отказывается передать прах разведчика Израилю. Именно в связи с очередной годовщиной было опубликовано интервью 82-летнего Масуда Битона, бывшего израильского разведчика-нелегала, действовавшего в Сирии и Ливане с 1956 по 1962 гг. Битон заявил, что необходимо создать комиссию по расследованию обстоятельств провала Коэна. Кроме того, он добавил, что если бы в руководстве "Мосада" прислушались к его предупреждениям, то Коэн не был бы арестован. Вот что рассказывает Битон: - В 59-м году, находясь на задании в Ливане и Сирии, я получил приказ подготовить легенду для нового офицера, который должен прибыть в Дамаск. Я попросил, чтобы мне дали только дату его рождения. Это была мера предосторожности на случай провала, дабы я не мог выдать его даже под пытками. Затем, использовав свои связи с высокопоставленным сотрудником бейрутского суда, я нашел для прикрытия разведчика имя. Камаль Амин Табет - представитель крупного и известного клана, эмигрировавшего в Южную Америку. Вся информация о нем была передана моим кураторам во время нашей встречи в Цюрихе в 1961 году. Однако уже тогда я сказал им, что из соображений безопасности разведчик, который прибудет в Бейрут, а оттуда в Сирию, не должен действовать в одиночку под видом Табета. Если он прибудет в Дамаск без меня, ему сразу начнут задавать вопросы. А те, кто зададут вопросы, отнюдь не дураки. Я работал в Ливане под именем Талай, меня и там, и в Дамаске прекрасно знали. Если он прибудет без меня, говорил я начальству, то будет немедленно разоблачен. Они же, вместо того чтобы направить меня назад в Ливан и поручить принять "Табета" на месте, отозвали меня в Израиль. Когда я узнал, что Коэн был схвачен в 1965 году, то сразу понял: это следствие халатности и неосторожности. Едва сирийцы стали проверять, как Табет попал в страну из Ливана, сразу стало понятно, что сделал он это под вымышленным именем. А это, естественно, заставило их принять решение о ведении за Коэном тщательной слежки, которая, в конце концов, привела к аресту. Если бы я был возле него, этого бы не случилось, но в "Мосаде" решили иначе... Вдова Эли Коэна склонна поддерживать Битона. А вот в "Мосаде" придерживаются иного мнения. Характерен комментарий бывшего главы данной спецслужбы Меира Амита: - Я пришел в "Мосад" и возглавил его уже после гибели Эли Коэна. Что же касается Битона, все его утверждения не имеют никаких оснований уже хотя бы по той причине, что легенда Эли Коэна готовилась в Аргентине и Битон не имел к этому ни малейшего касательства. Всю эту историю он выдумал для саморекламы. Примерно в том же духе высказались и члены руководства "Мосада", в свое время курировавшие Коэна. Ясно одно: 41 год минул со дня казни Эли Коэна на центральной площади Дамаска, но по-прежнему ни его ближайшие родственники, ни израильская общественность не знают всех обстоятельств, приведших к провалу разведчика. http://piratyy.by.ru/article/podvig.html источник

  - выдающийся израильский разведчик.

:

1925, августа — (9 Элула 5685) Родился Авраам Дар - израильский разведчик.

:

1926, декабряИмена.

Подробнее о людях декабря см. Блог рубрика "Имена".

(15 Тевета 5687)  Родился Моше Марзук - агент Мосада в Египте. Был схвачен в 1954 и казнён 31 января 1955 года. 24 апереля 1977 года прах разведчика был перезахоронен на горе Герцля в Иерусалиме.

:

Warning: preg_replace(): Unknown modifier 'c' in /home/a/artemckj/luahshana.com/public_html/tag.php on line 216

1952, января — (24 Тевета 5712) В Ираке повешены два израильских разведчика Авраам Бацри и Шалом Цамах. Их признали виновными в подрывной деятельности. Йосеф Бацри родился в 1929 году в Ираке. В 1942 году вступил в организацию "Халуц", которая действовала под руководством Хаганы. В 1949 году сумел попасть в Израиль, после чего отправился обратно в Ирак, где выполнял задачи разведки. В июне 1951 года был арестован полицией на частной квартире Шалом Цалах родился в 1923 году в Ираке. В организации "Халуц" занимался переправкой оружия и сбором разведданных. 9 июня 1951 года, накануне его репатриации в Израиль был арестован иракской контрразведкой и подвергался пыткам в тюрьме. Их последними словами перед казнью были "Да здравствует государство Израиль!" В честь героев названы улицы в городах Израиля и установлен памятник в Ор Ехуде.

:

1954, июля — (28 Таммуза 5714) В Каире египетскими спецслужбами арестован израильский разведчик Меир Бинет

Человек этот, в силу многих обстоятельств забытый, а если честно, то вычеркнутый из списка национальных героев, - почти аноним. На протяжении десятилетий система безопасности фактически игнорировала факт его существования и ничем не помогала его семье, как это принято в случае гибели разведчика. Мы решили в известной мере устранить эту несправедливость, рассказав о том, кто же он такой, Меир Бинет, и в чем состоит его заслуга перед отечеством. Меир (или Макс, как его называли) Бинет родился в 1917 году в Венгрии, хотя его родители были выходцами из германского города Кельн, а в Венгрии находились временно, в связи со служебной командировкой отца-военнослужащего германской армии. В 1935 году Бинеты в полном составе перебрались в Эрец-Исраэль. Перебрались нелегально и поселились в Тель Авиве. 18-летний Меир почти сразу же вступил в ряды "Хаганы", во время арабских волнений 1939 года участвовал в операциях, которые проводила эта организация в округе а-Шарон. В 1942 году Меир был отправлен строительной компанией "Солель боне" (она работала под эгидой Сохнута) в Иран, на строительство объектов для англо-иранской нефтяной корпорации. Параллельно на него была возложена задача агитировать еврейскую молодежь репатриироваться в Эрец-Исраэль. Меир успешно справлялся со всеми обязанностями, и в 1945-м, когда он завершил работу в Иране, "Хагана" немедленно направила его в Англию, учиться на радиоинженера. Весной 1948 года Меир Бинет вернулся в Израиль, чтобы принять участие в боях за независимость, а сразу после этой войны его отправили в Италию, изучать искусство обращения с радиолокационной аппаратурой для морских судов. С этим он тоже успешно справился, чем заслужил особое расположение своих командиров в ЦАХАЛе (напомним, что Армия обороны Израиля сформировалась на базе отрядов "Хаганы"). К тому же Меир прекрасно владел немецким, венгерским, английским и парси, а внешне был совершенным арийцем. Словом, обладал всеми данными для того, чтобы стать разведчиком. Итак, судьба Меира предрешена. После интенсивного курса в разведслужбе ЦАХАЛа он отправляется в Иран в качестве инженера на строительство радиолокационной станции. Воспользовавшись близостью Ирана к Ираку и почти полной "прозрачностью" границ между ними, Меир часто ездит на иракскую территорию и организует нелегальную переправку евреев оттуда в Израиль. Спустя год, в конце 1950-го, он возвращается в Израиль, влюбляется в новую репатриантку из ЮАР по имени Джейн, которая отвечает ему взаимностью, и после короткого периода ухаживаний женится на ней. Джейн была отнюдь не дура и довольно скоро поняла, что ее молодой муж работает в разведке. Но вряд ли она представляла, что им предстоит вечная разлука. А между тем в 1951 году Меир, оставив жену и новорожденную дочь Михаль в Израиле, по заданию разведслужбы восстанавливает германское гражданство, получает документы на имя Макса Бинета и отправляется в Египет как представитель компании по производству ножных протезов "Бьорн фон Лауфонберг". Джейн понятия не имела, где именно находится Меир, знала только, что он в командировке, а когда вернется - неизвестно. Только спустя несколько месяцев Джейн догадалась, что он в Египте: дело в том, что свои- письма домой Меир отправлял в Англию, а оттуда их пересылали в Израиль, переклеив марки. Так ют, растяпа - сотрудник израильской миссии в Лондоне, занимавшийся пересылкой, однажды забыл переклеить марку... Меир легко и быстро освоился в Каире. Его приятная наружность, общительный характер, интеллигентность и обширные знания помогли ему обзавестись широчайшими связями в обществе. Он понимал, что столь эффективное внедрение сулит ему долгое пребывание в Египте, и стал думать над тем, как бы ему заполучить туда жену с дочерью. В письмах Джейн он просил, чтобы она не разговаривала с малышкой на иврите, исключительно на английском, и чтобы называла ее Мишелью - пусть привыкает к этому имени. Через примерно год Джейн с паспортом гражданки ЮАР и ее дочь Мишель прибывают в Германию, куда к ним приезжает Меир-Макс. А еще через месяц счастливое семейство прибывает в Каир, к месту службы Бинета. В Каире Меир сумел существенно упрочить свое положение: его основным клиентом была армия Египта, которая в больших количествах закупала протезы для инвалидов. Оценив коммерческий талант Бинета, его наняла в качестве агента по продаже американская компания "Форд": машины этой марки охотно покупала все та же армия для своих высших офицеров. Меир был постоянным и желанным гостем на всех вечеринках армейского командования. Его многочисленные друзья-военные приглашали его в поездки по военным лагерям и объектам, где он получал обширные и самые точные данные обо всем, что только могло интересовать службы безопасности Израиле Его почти ежедневные сводки в центр всегда были информационно насыщенными и неизменно полезными. Джейн с дочерью вскоре уехали в Германию, а оттуда домой, в Израиль. Меир же остался в Каире и вел с женой оживленную переписку, рассказывая, в основном, о своих коммерческих успехах, и отправляя фотоснимки. На одном из них Меир-Макс запечатлен с тогдашним президентом Египта Махмудом Наджибом, которому показывает новую модель протеза. Джейн очень скучала по мужу и однажды решилась вновь присоединиться к нему в Каире. Об этом периоде Джейн рассказала в одном из своих редких интервью: "Мы считались весьма зажиточной семьей, снимали великолепную квартиру рядом с клубом "Джезира" - излюбленным местом встреч и развлечений каирской элиты, ездили на роскошном авто. Меир прекрасно зарабатывал, один только "Форд" платил ему 100 египетских лир в месяц - огромная по тем временам сумма, ведь оклад, скажем, высокопоставленного инженера составлял 25 лир. У нас был широкий круг друзей, в который входили и германские дипломаты..." По иронии судьбы, в то самое время, когда Меир Бинет работал в Каире, израильская разведка развернула там операцию, направленную на осложнение отношений Египта и США . Для ее подготовки в Египет был послан агент "Мосада" Аври Эльад (кодовое имя "Третий человек"). Завербованные для выполнения этой операции евреи-студенты, не обладая соответствующей квалификацией, благополучно ее провалили. 11 человек были схвачены и отданы под суд, двоих казнили, остальных осудили на длительные сроки. Подозрение в предательстве пало на Зльада, который якобы передал информацию о готовящихся подрывных акциях американцам, а те египетским службам безопасности. Агенты "Мосада" разыскали его в Париже, куда он бежал после ареста подопечных студентов, доставили в Израиль и осудили за измену родине. Отсидев 30 лет в тюрьме, Эльад эмигрировал в Соединенные Штаты, где скончался в середине 1990-х годов. А что Меир-Макс Бинет? Пока египетская общественность горячо обсуждала вероломство израильтян, он продолжал себе работать, словно ничего и не произошло. Однако египтяне провели доскональное расследование, и тут выяснилось, что израильская разведка, проявив поистине преступную беспечность, подставила своего суперагента под удар, передавая через него деньги и информацию тем самым еврейским студентам, которые должны были выполнить упомянутую выше операцию. Среди 11 арестованных была и Марсель Ниньо, связная Бинета, которая знала о том, что он разведчик. Не выдержав пыток, девушка выдала Бинета. Она не знала его настоящего имени, не знала, где он живет, но назвала номер машины, на которой он приезжал на встречу с ней, так что вычислить Меира не составило труда. Поздним вечером 29 июля 1954 года сотрудники египетских служб безопасности постучали в дверь дома Бинета. Буквально накануне Джейн с маленькой Мишелью уехали в Германию, куда через неделю по договоренности с женой должен был отправиться Меир. Они собирались отдохнуть и развлечься, они даже заранее приобрели билеты на концерты моиартовского фестиваля в Зальцбурге... Египтяне очень просто установили, что Макс Бинет - израильский шпион: они заставили его снять штаны... Когда в назначенный срок Меир не при летел в Германию и вообще не подавал признаков жизни, Джейн поняла: что-то случилось. Не желая компрометировать мужа, она не стала звонить в Каир, на его квартиру, а позвонила в Израиль. Но с ней никто не пожелал говорить о Меире. Тогда отчаявшая Джейн позвонила в офис Меира в представительстве "Форда", и оттуда ей сообщили, что господин Бинет взял длительный отпус У беременной Джейн от волнения началось кровотечение, и ребенка она потеряла. Врачи в больнице рекомендовал ей постельный режим, но куда там: Джейн снова и снова пыталась дозвониться до мужа и докричаться до его шефов. Все было напрасно. Меира Бинета египтяне допрашивали особым пристрастием, но он категорически отрицал свою причастность к израильской разведслужбе в целом и к провалившейс операции "Мосада" в частности. Сокамерник Бинета потом рассказывали, что он был ужасающем физическом состоянии, его красивое лицо превратилось в месиво, кожа и всем теле была разодрана в клочья от побоев металлическим прутом, многочисленные раны гноились. Израильтяне через третьи лица наняли для него адвоката-англичанина, но он оказался бессилен что-либо сделать дя своего подзащитного.По свидетельству Меира Заафрана, одного из 11 арестованных студентов, за день до своей смерти Меир Бинет сказал ему "Завтра я должен свидетельствовать в суде против вас. Но я не сделаю этого, не доставлю египтянам такого удовольствия. Я покончу с собой". За несколько часов до того, как его должны были доставить в здание суда, Меир вскрыл себе вены бритвой, которую спрятал в книге Торы - единственном, что тюремщики разрешили ему взять с собой в камеру Он оставил письмо для Джейн, в котором на писал: "Дорогая, у меня не осталось выбора Это решение я принял совершенно сознательно, было невозможно дольше терпеть эти муки, душевные и физические... Я думаю о вас... Джейн, ты должна вновь выйти замуж, Мишели нужен отец, и я надеюсь, что вы проживете так, как мы вместе планировали. Я так много хотел сделать во имя нашего лучшего будущего, но мой единственный вклад в это будущее - Мишель... Я прошу, чтобы в мой день рождения вы посадили дерево в память обо мне. Обнимаю вас, пусть Всевышний дарует вам мир и радость. Простите меня..." Поскольку Израиль решительно отрицал всякую связь с Меиром Бинетом, его тело было перевезено в Италию и захоронено в Риме. Только в 1959 году останки Бинета были тайно переправлены в Израиль и так же тайно преданы земле. После Шестидневной войны девять евреев, приговоренных к пожизненному заключению после провала операции в Каире, были освобождены в рамках обмена пленными и встречены в Израиле как герои. И только имя Меира Бинета - человека, так много сделавшего для своей страны и ставшего невольной жертвой провала бессмысленной операции израильской разведки, было предано забвению.

 

:

1955, января — (5 Швата 5715) Глава правительства Моше Шарет сообщил Кнессаету о казни разведчиков Моше Марзука и Шмуэля Азара, являвшихся членами разведывательной сети, действующей в Египте.

:

1965, мая — (16 Ияра 5725) В Сирии казнён израильский разведчик Эли Коэн. Он родился в Египте. С 33 лет жил в Стране. Проработал В Сирии несколько лет, благодаря знанию языка, обычаев и традиций был принят как свой, вёл на местном радио передачу, был вхож в высокие кабиненты, чем обеспечил себе доступ к секретной информации. Его сообщения имели для Израиля огромную ценность. Казнили Коэна публично, действие транслировали по телевидению под аплодисменты зрителей, а в Израиле был объявлен национальный траур.

:

1985, ноября — В США у ворот израильского посольства в Вашингтоне был арестован американский еврей, офицер военно-морской разведки США Джонатан Поллард. Он был обвинён в том, что передал Израилю секретные материалы о военных объектах в арабских странах. Разведчик предстал перед судом, признал себя виновным, но утверждал, что его действия были продиктованы исключительно идеологическими соображениями и что он не нанёс ущерба безопасности США. В 1987 г. он был приговорён к пожизненному заключению. Правительство Израиля признало факт получения секретных документов от Дж. Полларда, но утверждало, что это было одноразовой и несанкционированной акцией. В Израиле и США действует лобби в защиту Полларда; к лобби присоединились и члены Кнессета разных политических направлений. Однако действия лобби ограничены как обстановкой секретности вокруг дела Полларда, так и противодействием некоторых влиятельных американских евреев, среди них - сенатора Дж. Либермана. При правительстве Б. Нетаньягу начались контракты между официальными представителями Израиля и Дж. Поллардом; его посетили в американской тюрьме израильские министры. В 1998 г. Полларду было предоставлено израильское гражданство; Главный ашкеназский раввин страны р. М. Лау обратился к президенту США Б. Клинтону с просьбой о помиловании Полларда. Согласно попавшим в СМИ сведениям, премьер-министром Б. Нетаньягу было достигнуто согласие американского президента на освобождение Полларда как ответного жеста на согласие правительства Израиля освободить арабских террористов в рамках "соглашения Уай". Однако после выборов 1999 г., согласно утверждениям семьи Поллард, не наблюдается никакой активности израильского правительства в этом вопросе.

:

1987, марта — (3 Адара 5747) За шпионаж в пользу Израиля к пожизненному заключению приговорен гражданский сотрудник военно-морской разведки США 32-летний разведчик Джонатан Джей Поллард. За полтора года он передал около 800 000 страниц секретных материалов, которые в основном касались советского оружия, военных возможностей арабских стран и деятельности террористических групп, враждебных Израилю.

:

2009, июля — (25 Таммуза 5769) Умер Меир Амит (Слуцкий)

Родился в 1921 в поселении Кинерет. Двоюродный брат советского поэта Бориса Слуцкого. В 1936 вступил в Хагану. С 1941 служил во вспомогательной полиции, параллельно прошел курсы командиров отделений и командиров взводов Хаганы. К началу Войны за Независимость - командир роты "полевых войск" в 14-ом батальоне. Участвовал в боях в Мишмар-а-Эмеке, Саджаре, Дгании, Цемахе, Эйн-Геве, ранен в бою за Дженин. Замкомбат-15 в операции "Хирам", командир 19-го рейдового механизированного батальона в операциях "Хорев" и "Увда". В начале 1951 назначен командиром бригады Голани. В мае 1951 командовал боем с сирийскими подразделениями за высоту Тель-Мутила. По результатам боя, который был первым крупным столкновением после Войны за Независимость, и в ходе которого бригада Голани и приданные ей подразделения потеряли более 40 человек убитыми и более 70 ранеными, в АОИ были пересмотрены стандарты боевой подготовки пехоты и требования к рядовому и младшему командному составу. В конце 1951 Амит был назначен начальником учебного командования ГШ. В октябре 1952 - начальником оперативного отдела штабного управления ГШ. В 1954 обучался на курсах для старших офицеров в Великобритании. По возвращении в феврале 1955 назначен начальником штабного управления ГШ. В августе 1955 министр обороны Давид Бен-Гурион назначил Хаима Ласкова заместителем начальника генерального штаба и начальником штабного управления ГШ. НГШ Моше Даян перевел Амита на должность начальника управления кадров. Через несколько дней Даян вызвал Амита и поручил ему восстановить Южный военный округ, преобразованный Даяном в начале 1955 в южный район Центрального округа. Операции федаинов и общая обстановка требовали пересмотра прежнего решения. За три недели Амит собрал штабную команду и начал восстанавливать систему командования и управления. Затем его снова перебросили в управление кадров, а 28 октября 1955 он был назначен уже не начальником группы восстановления, а командующим Южным округом. В августе 1956, в преддверии операции "Кадеш", Амит снова был назначен начальником штабного управления ГШ. Отвечал за разработку и координацию оперативных планов генерального штаба и видов вооруженных сил, возглавлял штабную работу в ходе войны и последующего вывода войск. В январе 1958, с уходом Даяна в отставку, Амит назначен командующим Центральным округом. Летом 1958 в результате неудачного прыжка с парашютом получил сложный перелом ноги, операции и восстановление заняли больше года. К концу периода восстановления поехал учиться в университет Коламбия в США, получил вторую степень в области менеджмента. В начале 1962 вернулся в Израиль и вступил в должность начальника АМАНа - управления разведки ГШ. От двух своих предшественников на этом посту, интеллектуалов Йегошафата Гаркави и Хаима Герцога, Амит отличался "боевитостью" и согласием идти на больший риск для добывания качественной развединформации. При нем начались целевые операции Саерет Маткаль, оперативного подразделения АМАНа, в приграничных арабских странах. В марте 1963 начальник Моссада Исер Харэль подал в отставку из-за разногласий с Бен-Гурионом о способах противодействия работе немецких ученых в Египте по ракетным и неконвенциональным проектам. Бен-Гурион назначил временно исполняющим обязанности начальника Моссада Меира Амита. В течение девяти месяцев Амит одновременно возглавлял АМАН и Моссад, и благодаря этому сумел провести реорганизацию, на которую он, по его собственным словам, не согласился бы, командуя только АМАНом: в Моссад из АМАНа была переведена основная агентурная работа в арабских странах, за исключением некоторых аспектов в приграничных государствах. В начале 1964 новый НГШ Ицхак Рабин назначил начальником АМАНа заместителя Амита Аарона Ярива, и Амит, который и сам не хотел и дальше сидеть на двух стульях, сосредоточился на работе в Моссаде. Он провел реорганизацию в штабной работе, в кадрах и в основных направлениях деятельности Моссада. При нем были значительно расширены разведывательные и военные контакты с Ираном, Турцией, иракскими курдами, Марокко и другими государствами Африки и Азии. Под его руководством была проведена операция "Яалом" по угону иракского МиГ-21 в Израиль в 1966. Амит зондировал возможности налаживания диалога с Египтом через генерала Халиля и маршала Амера, контакты не увенчались успехом. Участие Моссада в похищении и убийстве марокканского оппозиционера Бен-Барки во Франции в 1965 привело к скандалу и требованию отставки Амита со стороны Исера Харэля, но две секретные следственные комиссии не пришли ни к каким результатам, и Амит остался на своем посту. В том же 1965 провалились агенты Моссада Эли Коэн в Сирии и Вольфганг Луц в Египте. В предвоенный период 1967 Амит выехал в Вашингтон для переговоров с директором ЦРУ Хелмсом и министром обороны Макнамарой, и по результатам переговоров рекомендовал правительству Израиля начать военные действия. После Шестидневной войны Амит настоял и добился того, чтобы в рамках обмена пленными с Египтом в начале 1968 были освобождены и заключенные "скверного дела" 1954-го года, а также Вольфганг Луц с женой. В сентябре 1968 Амит закончил свою работу в Моссаде и был назначен генеральным директором промышленного концерна Кур. В 1977 он был избран в Кнессет от партии ДАШ и занял пост министра транспорта и связи в правительстве Менахема Бегина. После раскола в партии ДАШ в 1978 вышел из правительства и присоединился к "Тнуа ле-шинуй ве-йозма", в 1980 вернулся в ряды Маараха. После окончания своей политической карьеры в 1981 Амит был членом совета директоров нескольких компаний - "А-хевра ле-Исраэль", ЦИМ и других, инициировал идею израильского спутника связи и стал председателем совета директоров компании "Халаль тикшорет", которая запустила с 1996-го года серию спутников "Амос". Кроме того, Амит был членом Центра стратегических исследований при тель-авивском университете, а также основателем и президентом Центра по истории разведки. В 2003 Амит стал лауреатом государственной премии Израиля за особый вклад в общественных и государственных областях.

 . Руководитель Мосада. Похоронен на кладбище в Рамат А-Шароне.

:

2015, ноября — (8 Кислева 5776) После 30 лет американской тюрьмы на свободу вышел израильский разведчик Джонатан Поллард. Джонатан Поллард, бывший сотрудник разведки ВМС США, начал работать на "Мосад" в 1981 году. В 1985 году против него началось расследование. Желая избежать ареста, Поллард и его жена прибыли к израильскому посольству, но двери оказались закрыты, и агенты ФБР арестовали его прямо у представительства Израиля. Поллард был приговорен к пожизненному тюремному заключению.

:

Страницы: 12