Ав — события (1100-1125 из 2098)

1947, 7 декабря — (24 Кислева 5708) Война за Независимость. Генеральный штаб Хаганы утвердил "Инструкцию к планированию безопасности транспорта". Обеспечение конвоя предлагалось осуществлять следующим образом: "Вооруженный расчет находится на первой и последней машинах конвоя. На каждом грузовике должен быть, по крайней мере, один вооруженный боец. Тендер с шестью бойцами высылается впереди колонны для патрулирования и обеспечения в особо опасных местах. (Можно использовать не только тендер, но и любую другую машину - лучше всего маленькую, которая не будет привлекать внимание). Если удастся достать броневик, то его следует поставить в голове колонны. В опасных местах он остановится и прикроет движение конвоя".

Метки:

1947, 8 декабря — (25 Кислева 5708) Война за Независимость. Арабская атака на квартал Ха-Тиква под Тель-Авивом. Трехчасовой бой.

Метки:

1947, 9 декабря — (26 Кислева 5708) Погиб боец ПАЛМАХа Асаф Шахнаи. Его именем потом назвали одну из операций Войны за Независимость (см. 5 декабря )

Метки:

1947, 11 декабря — (28 Кислева 5708) Война за Независимость. Первое, пока неудачное, нападение арабов на транспорт в поселения Гуш-Эциона. Арабская атака еврейского квартала Старого города Иерусалима.

Метки:

1947, 12 декабря — (29 Кислева 5708) Война за Независимость. Дневник Цви Зиппера

Родился в Германии в 1925 году. Когда ему было 13, семья переехала в Южную Африку, год спустя – в Родезию (нынешняя Зимбабве). -Мы жили в этой отвратительной идиллии, - рассказывает он. -Когда весь мир горел синим пламенем и захлебывался кровью, мы жили с пятью слугами, цветущим садом и собственным автомобилем. Я учился в традиционной английской школе. Просыпаясь утром, я звал Джима, и слуга входил с подносом, на котором были чашка чая и печенье, затем он лез под кровать, чтобы достать мне туфли- Но, примкнув к движению Хашомер Хацаир, в 1945 иммигрировал в Израиль и вступил в кибуц Шоваль. Сначала он служил в мобилизованной гвардии в Негеве. Это подразделение состояло в основном из членов Палмаха, которые были призваны в британскую поселенческую полицию. Им выдали оружие и униформы и приказали охранять водопровод. Семнадцатого декабря 1947 года резервисты Палмаха из Хайфы прибыли в Негев, после того, как три отделения солдат Палмаха были уничтожены на юге один за другим. Один взвод, состоявший в основном из студентов университетов, присоединился к Восьмому полку под командованием Хаима Бар Лева и осуществлял боевые действия в южной части перехода Нирим-Ревивим. Второй взвод вошел в состав Второго полка, которым командовал Моше Нецер и вскоре получил прозвище Звери Негева. Этот взвод под командованием Симчи Шилони, базировался в киббуце Мишмар Ха-Негев. К нему присоединилась уже существовавшие силы мобилизованной гвардии, в которых служил Цви Зиппер. -Звери Негева- принимали участие в атаках на батареи артиллерии в Бейт-Хануне, эвакуации раненых из Яд-Мордехай, двух штурмах крепости, удерживаемой ирако-суданской полицией, завоевании Беэр Шевы и других операциях. Зиппер, которому тогда было 22 года, в свободное время вел подробный дневник – сначала в -коричневой тетради-, потом в -большой тетради-, на своем родном языке, английском: -После каждой битвы я находил несколько минут для дневника. Записи были очень спонтанными, - все, что я мог вспомнить, все свои чувства в тот момент-.Когда война закончилась, Зиппер вернулся в Шоваль и в 1951 -с десятилетним младенцем и вещами, упакованными в ясли- он с женой Деборой покинул киббуц. В городе он нанялся репортером в информационное агентство Итим. Сейчас Зиппер с семьей живёт в Талмей-Менаше (Беэр Яааков)

  "Песок, кажется, висит в этой удушливой атмосфере напряженного ожидания. Убили пятерых наших. Забавно, я дал пару свежих носков Шейки перед тем, как они вышли. Он сидел на моей койке, отбиваясь от Сатаны, который все тыкался в него мордой и говорил о волдырях на ногах. Я дал ему пару шерстяных носков, чтобы обувь не так натирала. У них был “стен” (немецкий пистолет-пулемет – прим. пер.) и пара ручных гранат, но, похоже, что они так и не смогли ими воспользоваться. Сколько им было? Около девятнадцати. Есть вероятность, что они попали в засаду, в общем, мы больше их не видели. Гидеон и я слышали выстрелы. Лежа рядом с дорогой мы слышали вдалеке выстрелы. Возможно, это были они, но тогда мы об этом не знали... Ветер, дующий в эту сторону, означает, что завтра, возможно, будет дождь. Нашим полям сейчас нужен дождь. Я вижу в окне башню Бир Забалла (Шоваль). Как глупо было думать о том, чтобы уехать отсюда! Может, я и ненормальный, но эта земля стала для меня настоящим домом, я не хочу ее покидать... Сатана лежит на койке. Кто знает, будет ли когда-нибудь у тебя такой же хороший хозяин, как я..."

Метки:

1947, 13 декабря — (30 Кислева 5708) Война за Независимость. Дневник Ц. Зиппера "Принесли троих из тех, убитых. Может, и к лучшему, если не найдут остальных! Изуродованные пытками, в ранах и побоях, их обнаженные, пожелтевшие и жутко деревянные тела, отвратительно пахнущие желтые трупы лежат на листах оцинкованного металла, на которых их обмывают. Бесстрастно, грязно ругаясь, они моют своих мертвых товарищей, с уголков губ свисают сигареты, а в глазах стоят слезы. Им пришлось снять рубашки. Мертвые лежат, протянув ноги, с черными отметинами, которые оставила смерть. Я копаю могилу. Большая глубокая яма на вершине холма и мы трудимся над ней, смеясь, богохульствуя, плюясь, мочась и пуская газы, мы роем эту яму. Уже ночь, парни тихо стоят вокруг могилы, носилки с трупами везет грузовик. Ветер сдувает покрывало с первых носилок, и мы видим желтое нагое тело. Девушки невольно закрывают глаза руками, мы стоим и клянемся отомстить. Каждый про себя, драмы здесь не нужны. Тела соскальзывают с носилок в яму. Шелест обнаженных ягодиц о ткань, сбитые накрест рейки, мы забрасываем могилу землей, пока над тремя телами не вырастает небольшой холмик. Прощальный салют – очередью, огонь! Эхо разносится по горам. Прячься в свои норы, враг, мы наступаем!" (Об авторе см. 12 декабря )

Метки:

1947, 15 декабря — (2 Тевета 5708) Война за Независимость. Арабами в Иерусалиме взорван водопровод.

Метки:

1947, 15 декабря — (2 Тевета 5708) Война за Независимость. Дневник Ц. Зиппера "Первое крещение огнем (у Мишмар Ханегев). Я видел, как птица прервала свой полет и оцепенев, сидела на дороге, трясла своей маленькой головкой, как при головокружении, - наверное, из-за пуль, летающих туда-сюда. Справа на холме установлен “брен”, взвод перебегает из стороны в сторону под прикрытием этого пулемета, стреляющего одинаковыми очередями с таким приятным звуком – тра-та-та, тра-та-та, вжжж! Так близко, что чуешь жар земли, которую он взрывает пулями у тебя под носом. Охрипший голос командира, Йехуды, не замолкает даже после того, как в руку ему попала пуля. Нас пятнадцать, и около двухсот вооруженных арабов, окружающих нас и грузовики, отрезающих путь к отступлению. Мы, отстреливаясь, забираемся в грузовики и возвращаемся на базу. У Йехуды пуля в плече, но ничего особенно серьезного, больше никто не пострадал". (Об авторе см. 12 декабря )

Метки:

1947, 16 декабря — (3 Тевета 5708) Война за Независимость. Дневник Ц. Зиппера "Сегодня мы узнали, что они потеряли двоих убитыми и, возможно, еще многих мы ранили! Пока что все идет хорошо, только трудно было не спать три дня и две ночи, поэтому сейчас я отдыхаю. Вернутся ли они этой ночью?" (Об авторе см. 12 декабря ).

Метки:

1947, 20 декабря — (7 Тевета 5708) Война за Независимость. Дневник Ц. Зиппера "Рождение “Хайота” (“Звери Негева”) Мы повстречали их на дороге. Целый автобус с резервистами. Парни, которые служили в “Пальмах” еще с доисторических времен, каждый весом 180-200 фунтов, в полном вооружении. Взвод для нас, отряд для Бир-Забаллы. Вы можете вообразить, какие чувства мы испытывали, когда пришло подкрепление, после тех дней напряжения и ожидания, которые провели здесь мы, десять человек, выставленные против сотен? Мы не испугались, страх здесь неизвестен, уж поверьте! Но работать приходилось постоянно, без передышки, и постепенно это неизбежно должно было сказаться. Эти верзилы заполонили наши комнаты, они любят прихвастнуть, но всем на это наплевать, пусть болтают, главное, они хорошо знают свое дело, и, в конце концов, нам вместе работать. Поэтому мы поем, громкие голоса пронзают ночь, потом танцуем рядом с водонапорной башней, торчащей в небе. Эйб и Нахум вернулись в Бир-Забалла. Жаль, что у меня нет времени сходить повидать их, они бы помогли вернуть мне равновесие, мое критичное отношение к этому хаосу, где мне приходится убивать других людей и подвергать опасности свою собственную жизнь. Не забывайте, что мы не только должны жить с ними в мире, нам необходимо полноценное сотрудничество между арабом и евреем, если мы хотим, чтобы наша страна двигалась вперед. А то, что происходит сейчас – это ужасное повторение индийских событий, Великобритания вновь провоцирует беспорядки и кровопролитие в попытке реализовать свои имперские амбиции" (Об авторе см. 12 декабря 12 декабря ).

Метки:

1947, 29 декабря — (16 Тевета 5708) Налет на базу Тель-Литвински - единственная операция, предпринятая Отрядом Приобретения, и единственная, приведшая к кровопролитию: в результате перестрелки в оружейной комнате погиб помошник оружейника, был смертельно ранен боец "Хаганы" Юваль Бобельд, еще двое кладовщиков получили ранения. Из-за перестрелки полное содержимое оружейки (100 винтовок, 50 ПП "Стэн", 5 "Пиатов" и 8 "Бренов") вынести не удалось, всего в этой операции было захвачено 75 винтовок, 7 "Стэнов", запасные магазины к "Бренам" и пистолеты.

Метки:

1947, 30 декабря — (17 Тевета 5708) Ишув. Сформирована бригада "Гивати". Первым командиром был Ш. Авидан. В начале Войны действовала в районе Тель-Авива, после объявления Независимости сдерживала наступление египтян и Иорданского легиона, потом завоёвывала Негев. В 1956 название "Гивати" получила 17 резервистская бригада, участвовавшая в Синайской компании и в Шестидневной войне. После операции "Мир Галилее" восстановлена в качестве боевой единицы. Одна из элитных в Армии Обороны. Состоит из регулярных батальонов "Шакед", "Цабар", "Ротем".

Метки:

1947, 14 декабря — (1 Тевета 5708) Война за Независимость. Руководством Хаганы принято первое решение об изготовлении бронемашин для Негева, где обстановка была особенно сложной. Первые 25 бронемашин, предназначенные для размещенного в Негеве 2-го батальона ПАЛМАХа, были заказаны на средства Совета поселений Негева.

Метки:

1947, 28 декабря — (15 Тевета 5708) Война за Независимость. Первые два "Сэндвича" были отправлены в Негев. 14 декабря на средства Совета поселений Негева были заказны для изготовления 25 бронемашин, предназначенные для размещенного в Негеве 2-го батальона ПАЛМАХа.

Метки:

1947, 1 декабря — (18 Кислева 5708) Создана бригада Александрони, активно участвовавшая в Войне за Независисмость. В 1950 была воссоздана как бригада резервистов на базе выходцев сил Полевых частей. Уже в 1951 году солдаты бригады участвовали вместе с бойцами "Голани" в боях у Метулы. В 1965 году на бригаду была возложена ответственность за оборону участка границы с Сирией. Уже через 2 года, во время время Шестидневной войны, после тяжелых боев она сумела оттеснить сирийские части на восток и установить полный контроль над восточным побережьем Иордана. После войны штаб бригады переместился на плато Голан. Вплоть до войны Судного Дня, резервисты участовали в патрулировании границы, столкновениях с сирийскими частями и охране населенных пунктов вблизи границы. В 1973 году бригада участвовала в боях у горы Дов и удерживала мост через Иордан. После войны поменялся номер бригады на 609 и переместился штаб в Эйн Зейтим. Во время первой Ливанской войны солдаты бригады воевали на участке от Дамора до Цидона и участвовали в боях в Бейруте. В 2006 году бригада уже под "новым-старым" именем "Александрони" воевала на западном участке ливанского фронта. Один из батальонов был удостоен медали за отвагу.

Метки:

1947, 15 декабря — (2 Тевета 5708) Создано подразделение резервистов ПАЛМАХа, получившее затем название "Звери Негева". В его задачи входила охрана южных поселений, к концу войны вошло в состав 9-го батальона бригады Негев. В израильской армии не было принято давать медали за отвагу – каждый боец считался таким же мужественным, как и всякий другой, – но кто носил значок «Зверей Негева», к тому относились с особым восхищением. На многих фотографиях виден символ подразделения – верблюд. Их командир Симха Шилони был одним из самых известных полевых командиров Войны за Независимость на южном фронте. Его подразделение прославилось мужеством и отвагой

Метки:

1948, 3 января — (21 тевета 5708) Война за Независимость. Иерусалим теряет еврейское большинство: из-за арабского террора жители в смешанных районах рстеряны и покидают свои дома. Для изменения ситуации в Иерусалим прибыл из "Центра" М. Шахам.

Метки:

1948, 4 января — (22 тевета 5708) Война за Независимость. Отделением Хаганы в Иерусалиме разработан план нападения на арабские объекты города для того, чтобы вселить уверенность в евреев, живущих в смешанных районах и от непрекращающихся нападений покидающих свои дома (см. 3 января, 6 января).

Метки:

1948, 6 января — (24 Тевета 5708) Война за Независимость. Нападение Хаганы на отель "Семирамида" в Катамоне, где находился арабский штаб (см. 3 января, 4 января).

Метки:

1948, 9 января — (27 тевета 5708) Война за Независимость. Сирийская атака на северный кибуц Кфар-Сольд. Кибуц находился на границе с Сирией, и арабы проникли оттуда. Сильный огонь обрушился на столовую и двор поселения, самооборона заняла позиции, один из защитников погиб, когда пытался добраться до сигнальной вышки, чтобы подать сигнал о помощи. Когда прибыли британские бронемашины, нападение было отбито.

Метки:

1948, 10 января — (28 тевета 5708) Война за Независимость. Хаганой атакованы арабские деревни Хаваса и Балад а-Шейх, откуда происходили убийцы 39 еврейских рабочих г. Хайфы (см. 31 декабря).

Метки:

1948, 10 января — (28 тевета 5708) Война за Независимость. Из Сирии в Эрец-Исраэль на помощь "братьям" вторглась т. н. Арабская освободительная армия, составленная из добровольцев. Атакованы поселения на севере.

Метки:

1948, 14 января — (3 Швата 5708) Война за Независимость. Начало арабского наступления на поселения Гуш-Эциона. Около 1000 арабов окружили Гуш-Эцион и начали обстрел поселений, одновременно 200 арабов под прикрытием пулемётного огня пытались прорваться к покинутому арабами посёлку в центре Гуш-Эциона. Атака былы отбита, но погибли трое защитников поселений. Подробнее

С 8:00 нерегулярные силы начали атаку на киббуцы Кфар-Эцион и Эйн-Цурим. Тем временем полурегулярный батальон продвинулся по не защищаемому "желтому холму" почти до центра Гуша (ныне на холме построено поселение Алон-Швут). Атакующие поднимались на Хирбет-Закария по лощине между "желтым холмом" и Эйн-Цурим. На "желтом холме" эль-Кадер установил семь ручных пулеметов брэн. На некотором удалении стояло три станковых пулемета Шварцлуза. Это австрийское оружие первой мировой войны имело великолепные баллистические характеристики (эффективная дальность до 3 км) и было специально разработано для огневого прикрытия пехоты. Арабские пулеметы поливали огнем Хирбет-Закария и Эйн-Цурим. В боевом журнале Эйн-Цурим записано: "В 8:00 арабы открыли огонь. Никто не пострадал. Через час началась атака на Хирбет-Закария". Одновременно арабы атаковали Кфар-Эцион, где находился КП Узи Наркисса. В 8:00 он послал радиограмму в Иерусалим: "Готовится атака с востока. У нас не хватает боеприпасов. Обратитесь к (английской) армии". Через полчаса он телеграфировал вторично. "Атакуют Мсуот-Ицхак. Прошу ответа. Обратились ли к армии?". Арабы захватили "русский холм" (назван так по имени монастыря). Оттуда они просматривали и обстреливали оба киббуца. Наркисс вспоминает: "С крыши здания секретариата Кфар-Эцион я видел долину Эмек hа-Браха. Она кишела арабами, никогда раньше я не видел так много вооруженных людей в одном месте. Все время подходили грузовики из Хеврона и Бейт-Лехема. У нас был только один станковый пулемет Шварцлуза, и он все время "кашлял". Мы хлопали в ладоши, когда австрийская машина вдруг выплевывала короткую очередь. Потом выяснилось, что пулемет смазали не тем маслом". В 11:00 Наркисс телеграфировал в Иерусалим: "Атакующие получили подкрепление. Атакуют и с запада. Я снова предлагаю обратиться к армии. У нас нет достаточно оружия и патронов". Через несколько минут: "Я не могу организовать контратаку, потому что арабы прогнали наши силы с "русского холма". Армия не появилась. Постарайтесь снова связаться с армией". Иными словами, командир Гуша возложил все надежды на англичан. Атака нерегулярного ополчения продолжалась до вечера. Яаков Альтман: "Примерно в два часа пополудни арабы начали приближаться по долине. Мы вели огонь из пулемета и миномета. Арабы отступили. Они еще несколько раз пытали свое счастье, но всякий раз отступали. Все время наши позиции находились под сильным огнем. Примерно в три часа одиночные арабы приблизились к нашим позициям. Мы подпустили их на 500 м и только тогда открыли огонь. Они понесли потери и больше не пытались атаковать. Только ружейный обстрел продолжался до вечера". Наркисс считался командиром всего Гуша, но за все время боя он не покидал Кфар-Эцион. Связь между поселениями была слабая, и на северном участке разворачивался отдельный бой. Командовал им Арье Теппер. Утром он был в киббуце Рвидим. Услышав первые выстрелы, Теппер пошел в Эйн-Цурим и вместе с командиром полицейских (Элияху Бар-Хама) организовал огонь по арабам на окрестных холмах. Из Эйн-Цурим Теппер пошел в Хирбет-Закария, где находился взвод иерусалимской Хаганы. Оттуда он пошел в киббуц Рвидим доложить по радио обстановку Узи Наркиссу. Атака на Хирбет-Закария продолжалась, и у защитников начали иссякать боеприпасы. Командир взвода Ричи связался по радио с Наркиссом и попросил утвердить ему отход. По-видимому, он получил разрешение, и взвод начал медленно отступать, подчас передвигаясь ползком под плотным огнем арабов. Во главе отделения Теппер вернулся в Хирбет-Закария и встретил отступающий взвод. Теппер: "Я сказал Ричи: "Почему ты оставил самую важную точку обороны?" Он сказал, что у него кончился боезапас. "Ну, а куда ты будешь отступать, когда кончится боезапас в Эйн-Цурим?" Я потребовал от него вернуться на оставленную позицию. Ричи попросил патронов, он знал, что у меня есть резерв. Я опасался, что отряд Хаганы разбазарит боеприпасы, и дал ему очень ограниченное количество. Я построил свое отделение против людей Хаганы и сказал: "Отсюда никто не уйдет!" Словесная перепалка была тяжелой, но в итоге Ричи согласился вернуться в Хирбет-Закария. Я дал ему в подкрепление отделение ПАЛЬМАХа. Командиру отделения я поставил две задачи: поддержать Хагану на случай новой атаки и не дать иерусалимцам удрать в момент кризиса". Яаков Амиэль, один из "иерусалимцев", вспоминает: "Мы добрались, наконец, до развилки грунтовой дороги к Эйн-Цурим и к Рвидим. Тогда стало понятно, что отступление из Хирбет-Закария было грубой ошибкой. Мы получили приказ вернуться и захватить деревню любой ценой. Нам предстояло пересечь открытое поле под непрекращающимся прицельным огнем. То один, то другой делал бросок вперед и дождь выстрелов сопровождал его. В полдень мы добрались до крайних домов, разделились на расчеты и заняли позиции. Главная позиция была на крыше дома. Арабы приблизились на дистанцию 100 метров и заняли позиции на террасах. Остатки нашего боезапаса подходили к концу. Мы взвешивали целесообразность каждого выстрела. Холм напротив нас кишел арабами. Мы не могли поднять головы. Группа арабов подошла на дистанцию в 50 м. В порыве энтузиазма они начали кричать "Алейхум!" (даешь!) и "Джихад". Мы приготовили гранаты. Заметив подозрительное движение, бросали гранату. Они все время обстреливали нас, без перерыва. Пули расщепляли камни, и осколки врезались в тело. Атакующие снова попытались приблизиться. Впереди шагал араб лет 70-и и вдохновлял их стихами Корана. У нас кончались патроны. Кто-то припрятал 50 патронов "на крайний случай". Он передал их пулеметчику. Короткая очередь остановила атаку, и энтузиазм арабов погас. Командир позиции был смертельно ранен в грудь. Его последний приказ был: "Не оставлять позиции". Огонь противника продолжал усиливаться. Мы не могли спуститься с крыши, чтобы помочь раненому. Гарри Клафтар вызвался привести подмогу. Он спрыгнул с крыши, был ранен в руку, но добежал до ворот киббуца Рвидим, передал сообщение и потерял сознание. Немедленно была послана помощь людьми, боеприпасами и перевязочными материалами. Роль командира взял на себя пальмахник Арье. Он пытался подбодрить нас словами, но сильнее всех слов был боезапас, полученный нами". С самого утра мы ничего не ели. Теперь мы получили воду и хлеб. Санитар из Рвидим перевязал раненых и под огнем спустил их с крыши. После полудня пришла ободряющая весть: отделение ПАЛЬМАХа из киббуца Рвидим вышло в атаку". Все это время Теппер находился в Эйн-Цурим и "думал бой". Он обратил внимание, что Абд эль-Кадер сосредоточил все свои пулеметы на склоне "желтого холма". Он видел, что арабы спускаются в лощину. Сама лощина не просматривалась из Эйн-Цурим, и о том, что там делают арабы, можно было только догадываться. Лощина была в "мертвой зоне", это значило, что подъем из нее крут. Нелогично вести оттуда атаку на Эйн-Цурим. Следовательно, арабы собирались атаковать вдоль лощины, которая упиралась в Хирбет-Закария. Итак, Хирбет-Закария - это цель главной атаки. В этом предположении была военная логика, так как Теппер уже понял ключевую роль деревни. В Хирбет-Закария на оборонительных позициях сидел целый взвод. По мнению Теппера, он был в состоянии отбить любую атаку при условии, что время от времени его будут "подкармливать" пополнениями и боеприпасами. Но Теппер искал решительной победы. Кроме здорового военного инстинкта, им руководил и следующее простое соображение: Гуш находится в блокаде, а оборонительный бой требовал большого расхода боеприпасов. Прорвать блокаду Теппер не мог, но он мог бы опрокинуть противника, ошеломить его активными действиями и таким образом предотвратить повторное нападение. Теппер нашел направление своей атаки (вдоль по вершине "желтого холма"), но в его распоряжении было только три отделения по 10 человек в каждом. Арабов было слишком много. Надо было выбрать удобный момент. Когда Теппер заметил, что арабы на передовой позиции "желтого холма" получили еду, он понял, что пришел его час. Теппер взял три отделения, вооруженных английскими ружьями со штыками. Он сообщил Наркиссу, что организует контратаку. Неясно, получил ли он подтверждение. Теппер, по его собственному утверждению, был "неформальным элементом" в ПАЛЬМАХе и был способен действовать самостоятельно без утверждения начальства. Наркисс говорил потом, что "Теппер вышел гулять по горам". Теппер обошел Хирбет-Закария по обратному склону, в не просматриваемой для арабов зоне. Одно отделение он оставил подкреплением в Хирбет-Закария. Отделение Яира Грунера он поставил в скальных позициях прикрывать атаку огнем. В атаку он повел за собой 9 человек. У Теппера не было средств связи. В таких условиях командир может управлять только естественной группой до 10 человек. Все остальные будут только обузой. Теппер: "В два часа дня мы вышли в атаку. Для начала мы натолкнулись на 60 арабов (передовая позиция на "желтом холме"). Мы открыли огонь и тут же пошли в штыки. Арабы бежали, они не ожидали атаки с этой стороны". Отделение Теппера быстро продвигалось по "желтому холму". Открылся вид на лощину. В направлении Хирбет-Закария поднимались цепи арабов. В первой цепи шел старик с зеленым знаменем Пророка в руках. Пулеметчик Теппера, не дожидаясь команды, выбрал позицию, залег и начал обстрел с тыла. Атака захлебнулась, цепи рассеялись и перемешались. Тем временем отделение Теппера продолжало атаку. Внизу они увидели группу из 200 арабов, которые спокойно сидели на валунах и подкреплялись питами с маслинами. В шуме боя они просто не заметили атаки Теппера. Теппер открыл ружейный огонь. Часть арабов была убита, остальные бежали. Теппер продолжал атаку вдоль хребта. Он мог бы добраться до КП самого Абд эль-Кадера, но его остановил концентрированный огонь арабских пулеметов. Теппер не потерял присутствия духа и способности взвешивать обстановку. Он прервал атаку и отступил на обратный склон холма. Абд эль-Кадер не заметил этого маневра и послал своих людей в атаку. Они атаковали пустое место. В это время подошло отделение Грунера и атаковало атакующих арабов. Элияху Кохен: "Мы застигли врага врасплох. Арабы поняли, что перестрелке, продолжавшейся весь день, пришел конец. Теперь они имели дело с противником, готовым идти в атаку. Началось паническое отступление. Когда мы увидели это, изменилось наше отношение к арабам. Они потеряли для нас значение. Мы были готовы уничтожить их, как бешенных собак". В порыве энтузиазма отделение продвинулось слишком далеко и попало под пулеметный огонь. Грунер погиб. Средств связи не было. Криков Теппера не было слышно в шуме боя. Теппер прибежал под огнем, но организовать отступление уже было невозможно. Отделение лежало между валунами под плотным пулеметным огнем. Теппер: "Очередь подходила к тебе. Нужно было откатиться в последнюю секунду. Мои ребята знали этот трюк". Почти час, до наступления темноты провел Теппер под огнем. Ицик ха-Мошавник: "Патронов было в обрез. Не приходило подкрепление. Киббуцники и прочие подразделения как будто забыли про нас. Как будто оставили нас умирать". После заката бойцы вернулись, неся на плечах раненых и убитых. В 20:00 пришли в столовую Кфар-Эцион. Разведчик Арье Ахидов, Теппер и еще несколько киббуцников пошли подбирать оружие и боеприпасы, оставленные арабами. По словам Ахидова, они "собрали довольно значительное количество". В бою 14 января погибло трое евреев, один был ранен тяжело, восемь человек получили средние ранения. Было убито более 200 арабов, и многие были ранены. Большие силы британской армии и полиции находились поблизости, но не вмешивались в происходящее. Они имели точное представление о бое. Высший офицер района Хэмиш Дугин сочувствовал евреям. В полдень он видел на улицах Хеврона танцующие от радости толпы: арабы получили известие, что четыре киббуца стерты с лица земли. Но из Иерусалима пришли точные сведения: арабы атакуют Кфар-Эцион, но не осмеливаются приблизиться. Когда Дугин узнал, о больших потерях среди арабов, он решил "остаться в стороне", чтобы арабы "получили урок". В 16:30 английский полковник проезжал по главному шоссе, и завалы действовали ему на нервы. Тогда Дугин поехал в Гуш-Эцион. Он потребовал, чтобы арабы прекратили бой. По словам арабов, он предъявил им ультиматум: "У вас есть время до 18:00. Если до этого часа не успеете захватить Кфар-Эцион, мы будем вынуждены вмешаться". В 19:00 нападающие отступили. Бой 14 января был самым большим сражением с начала войны и остался одним из самых больших сражений всей войны. Абд эль-Кадер неплохо использовал свои силы, но, тем не менее, не смог сломить еврейскую оборону. Приблизительно также происходили нападения и на другие еврейские поселения. После боя в Гуше осталось 9000 патронов (на все виды оружия) и 30 минометных мин.

Метки:

1948, 16 января — (5 швата 5708) Война за Независимость. Гибель в бою Горного взвода Пальмаха, направленного из Иерусалима на помощь поселениям Гуш-Эциона (см. 14 января). Он шёл через Хартув в направлении Кфар-Эцион по горным тропам. ДАЛЕЕ

Бойцы взвода, большинство из которых были студентами Еврейского Университета в Иерусалиме, совершили многокилометровый переход, обходя заслоны Иорданского легиона, минуя Бейт-Джубрин и Бейт-Натафу, находящиеся между Бейт-Шемешем и Гуш-Эционом. Один из них повредил ногу и был отправлен обратно на базу в сопровождении двух товарищей. Когда взвод был в считанных километрах от Кфар-Эциона, у истоков сухого русла (вади), ведущего к киббуцу, их заметили женщины из близлежащей арабской деревни, пасшие коз. Женщины (которых бойцы пощадили, несмотря на опасность навода врага) подняли по тревоге все мужское население деревни. Несколько сотен вооруженных арабов окружили 35 попавших в засаду на обратном пути бойцов. Бойцы приняли неравный бой, который продолжался несколько часов. У бойцов не было связи с базой ПАЛЬМАХа, находившейся в Гар-Туве, в нескольких километрах от места боя, и вызвать подкрепление не было возможности. Все 35 бойцов Горного взвода ПАЛЬМАХа погибли в неравном бою. Арабы надругались над телами погибших героев. Позже, после прорыва блокады Гуш-Эциона, их останки были преданы земле на кладбище киббуца Кфар-Эцион. Горный взвод ПАЛЬМАХа был переименован в "Подразделение Ламед-Хей" ("ламед-хей"- "тридцать пять на иврите). Каждую годовщину гибели "Подразделения Ламед-Хей" жители Гуш-Эциона, в сопровождении ветеранов боев за Гуш-Эцион, совершают массовый марш по маршруту героев. На месте их гибели установлен обелиск в их честь, а неподалеку был создан еще один киббуц, носящий имя "Ламед-Хей" и существующий до сих пор. Имена погибших: Даниэль Райх, Шмуэль Яаков, Тувья Кушнер, Йосеф Коплер, Яаков Кутик, Давид Цвебнер (Шааг), Барух Пат, Давид Цубери, Беньямин Персич, Моше-Авигдор Перельштейн, Шауль Пнуэль, Масс Даниэль (Дани), Элиягу Мизрахи, Александр-Авраам Люстиг, Йона Левин, Яаков Каспи, Ехиель Калев, Яаков Коэн, Давид Тур-Шалом (ТАШ), Александр-Егуда Коэн, Ицхак Звулуни, Элиягу Гершкович, Ицхак Галеви, Сабо Голанд, Ицхак Гинзбург, Эйтан Гаон, Йосеф (Ганц) Барух, Бенцион Бен-Меир, Яаков Бен-Атар, Егуда Бетенский (Бейтан), Одед Биньямин, Исраэль Алони (Марзель), Хаим Анджел, Биньямин Богуславский (Бени).

Метки:

1948, 20 января — (9 швата 5708) Война за Независимость. Из Италии в Эрец-Исраэль переправлены 50 тонн взрывчатки для оборонной промышленности. Это была одна из будничных операций по доставке в Эрец-Исраэль оружия, необходимого в борьбе за независимость. Отличие состояло лишь в том, что Италия - единственный источник оружия в ту пору - как раз готовилась к выборам и нелегальная торговля оружием строго каралась.

Метки: