5612 — события (0-4 из 4)

1851, 22 октября — (26 Тишри 5612) Правительство Россия обнародовало правила о «пресечении укрывательства евреев от воинской повинности», требовавшие сурово наказывать тех, кто бежал от рекрутчины, штрафовать те общины, в которых они укрываются, а вместо недостающих рекрутов брать на службу их родственников или руководителей общин, ответственных за своевременную поставку рекрутов.

Метки:

1852, 16 января — (24 тевета 5612) В Нью-Йорке основана первая в США еврейская больница - Синайская. Больница находится на улице Пятая авеню, на восточной границе Центрального парка. Маунт-Синай имеет множество филиалов в больницах Нью-Йорка, столичном районе, включая госпиталь Квинс. Имеет обширную библиотеку медицинской литературы, известную как Якоби библиотека. В сентябре 1968 года при больнице открылась Школа Медицины, благодаря чему больница превратилась в один из главных центров медицинского образования и биомедицинских исследований.

Метки:

1852, 7 июня — (20 Сивана 5612) В Чехии родился Давид Кауфман - учёный, специалист по иудаике, исследователь еврейской философии и истории, публицист, коллекционер еврейских рукописей. Богатейшая библиотека Кауфмана (ныне принадлежит Венгерской Академии наук), каталог которой составил в 1906 г. М. Вайс (1872–1931), содержит много ценных древних рукописей (в том числе около семисот фрагментов из Каирской генизы) и инкунабул. Умер 6 июля 1899 года.

Метки:

1852, 24 июля — (8 Ава 5612) Родился Иехошуа Штампфер

Иегошуа Штампфер родился 8 числа месяца менахем-ав 5612 года (1852) в венгерском городе Штайн-Эмангер (в наше время город Сомбатели – перев.) на границе с Австрией. Семья была родом из города Штампфен рядом с Братиславой, и отсюда пошла фамилия Штампфер. Его отец, раввин Беньямин Штампфер, который был судьей в раввинате Штайн-Эмангера, дал сыну традиционное еврейское воспитание; он учился в хедере, а затем в городской гимназии. Штампфер отличался успехами в учебе и в 14 лет написал на немецком языке учебник венгерской грамматики, который понравился профессору и был представлен министру образования с тем, чтобы напечатать его на государственные средства. Еще подростком он оказался под влиянием провозвестников национального возрождения из организации "Ховевей Цион" (в русской транскрипции "палестинофилов" – перев.), таких как Цви Гирш Калишер и других, которые призывали евреев к заселению Эрец Исраэль. После окончания городской гимназии Иегошуа Штампфер стал учиться в ешиве раввина Азриэля Хильдсхаймера в городе Айзенштадт. Позднее Хильдсхаймер был раввином Берлина. В этой ешиве наряду с религиозными были и светские дисциплины. Отец Штампфера, раввинатский судья, был против светского образования, которое получал его сын в ешиве, и отказался поддерживать его материально. Молодой Штампфер вынужден был оставить ешиву; он уехал к своему дяде Элиэзеру Раабу, который был единственным евреем в маленькой деревне Сент-Иштван и стал в его семье домашним учителем. Дядя Элиэзер Рааб, который также впоследствии стал одним из первых поселенцев Петах-Тиквы, состоял в то время в переписке с членами" Ховевей Цион". Под влиянием этих писем, которые дядя давал ему читать, идея возвращения в Эрец Исраэль захватила молодого Штампфера, и он начал строить свой план, как попасть в Святую Землю. Мечтой его было пойти пешком, взойти в Эрец Исраэль и основать рядом со святыми городами Иерусалимом, Хевроном, Цфатом и Тверией еврейские поселения, в которых половину дня люди будут посвящать работе в полях и на виноградниках, а вторую половину – изучению Торы. Большое впечатление, которое привело к быстрому осуществлению его идей, произвели на него выборы в первый парламент Венгрии. Он видел перед собой народ живой и действующий, когда тысячи устремились на выборы, чтобы организовать свою жизнь и улучшить ее. Он слушал их патриотические песни, и чувствовал острую зависть и горькую обиду за свой народ. Все это только усилило его желание отправиться в страну Израиля и удостоиться в будущем увидеть народ Израиля, который создаст первый еврейский парламент в Иерусалиме. И после выборов в Венгрии начал молодой Иегошуа Штампфер последние приготовления к дальней дороге. Напрасно старались родители отговорить его от этой затеи, он не поколебался в своем решении. Когда столкнулся с отчаянным сопротивлением родителей, положил в карман единственную серебряную монету, взял карту страны подмышку и отправился в путь. Было ему тогда семнадцать лет. Он прошел Сербию и Болгарию; ноги были изранены камнями и колючками. Шел по Балканам дни и ночи, недели и месяцы, усталый, голодный, в разорванной одежде; шел по опасным дорогам и не раз сталкивался лицом к лицу со смертью пока не пришел в еврейский город Салоники. Он зашел в дом местного сефардского раввина и рассказал ему о трудностях пути. Раввин дал ему письмо, по которому взяли его бесплатно на один корабль до Смирны. Это был единственный участок пути, когда не шел он, а везли его. В Смирне он сошел с корабля и продолжил свой путь по заброшенным и безлюдным дорогам через Сидон в город Цфат. Там он не хотел задерживаться надолго и продолжил свой путь пока не пришел в Иерусалим. Там он встретил родителей своей матери Шломо и Эстер Рааб, которые приехали в Иерусалим, чтобы в будущем быть похороненными в его святой земле. В Иерусалиме он был принят еврейской общиной и даже введен в дом раввина Розенталя, и в скором времени сидел в ешиве и учил тору. Он подчинился судьбе, потому что устал с дороги, но ненадолго. Вскоре он подружился с Йоэлем Моше Саломоном и Давидом Гутманом. Они были едины во мнении, что надо купить землю и основать на ней поселение, чтобы зарабатывать своим трудом, а не жить за счет "халуки", т.е. пожертвований еврейских общин из стран рассеяния. Штампфер поддерживал идею постройки новых районов Иерусалима за стенами Старого города и основания сельскохозяйственного ишува в Эрец Исраэль. В 1876-79 годах были опубликованы пятнадцать писем Штампфера в газете "Jewish Chronicle", которая выходила в Лондоне, относительно еврейского ишува в целом и еврейских сельскохозяйственных поселений в частности. В результате поисков была приобретена болотистая земля на берегах реки Яркон, где раньше располагалась арабская деревня Амлебес, жители которой болели малярией из-за скопления малярийных комаров в долине Яркона и умирали один за другим. Евреи вынуждены были купить эту землю из-за отсутствия выбора. Землю, принадлежавшую властям, им не продавали, хотя они готовы были хорошо за нее заплатить. Петах-Тиква была основана в 1878 году, когда Иегошуа Штампферу, одному из ее основателей, было всего 26 лет, и был он среди тех, кто восстановил ее в 1883 году. Он дал мошаве название Петах –Тиква, что означает "врата надежды". Иегошуа Штампфер и другие поселенцы отважно боролись с препятствиями, созданными природой, с малярией, которая косила их ряды, с жителями округи арабами, которые раз за разом нападали на мошаву, уводили скот, загоняли свои стада на засаженные поля мошавы. Один раз, во время одного из арабских набегов, разгорячился Штампфер, вскочил на лошадь сторожа мошавы Дауда абу Юсуфа, бедуина-иудея, въехал в ряды нападающих и погнал их прочь. Иегошуа Штампфер, как человек глубоко религиозный, старался воспитывать жителей мошавы в ортодоксальном духе. Однако, когда обстоятельства требовали защищать мошаву с оружием в руках, он никогда не отказывался от этого даже в субботу. Он первый среди ортодоксальных жителей мошавы провозгласил, что защищать достоинство нации – это святой долг, и он важнее соблюдения святости субботы. Жители арабской деревни Амлебес, которая постепенно разрушалась одновременно со строительством Петах-Тиквы, начали завидовать еврейскому поселению, которое развивалось и расцветало, и они стали вредить, выкапывали большие камни и перегораживали ими дренажные канавы, и вообще разрушать и портить всё, что только могли. Однажды в субботу, когда все население мошавы молилось в синагоге, на землю мошавы пришли арабы, чтобы пахать там; они утверждали, что эта земля принадлежит им. Некоторые из молодых поселенцев уже боролись с ними в поле, а остальные жители продолжали молиться, чтобы не нарушать субботу. Но, как только звуки выстрелов, достигли слуха Штампфера, он, самый верующий и самый ортодоксальный среди них, снял с себя талес, выскочил из синагоги, чтобы взять дома ружье, вернулся к молящимся и призвал их всех следовать за ним обороняться. В этот день он предстал перед нападавшими во главе вооруженных поселенцев, так что арабы вынуждены были отступить. Такие нападения случались часто, но жители научились защищать себя. Когда мошава расширилась, и в ней были построены новые дома, нападения стали реже. В 1885 году Штампфер оставил на какое-то время Петах-Тикву и поехал по делам заграницу. Он посетил Америку, Англию, Францию, Германию, Венгрию и Триест, а потом города России и Белосток и произвел там большое впечатление на своих слушателей. Мы находим важные сведения о его поездках в письмах, где он пишет о тяжелом положении, в котором находится еврейский сельскохозяйственный ишув в Эрец Исраэль и в частности его первое поселение. Пишет о посещении барона Ротшильда: в результате стараний Штампфера барон Ротшильд послал в Петах –Тикву десять тысяч франков для помощи в хозяйстве самым нуждающимся. Мы находим в его письмах просьбу и даже мольбу, обращенную к руководителям мошавы: он пишет, что вынужден задержаться заграницей на три месяца, расходы его превысили пятьдесят золотых наполеонов, и он просит поддержать его жену и детей, как обещали, и дать им еще девять наполеонов, если ему придется еще задержаться, чтобы они не знали нужды. В письме из Парижа Штампфер сообщает, что он намерен отправиться в Россию для пользы ишува, встретиться "с братьями нашими сынами Израиля", и он готов пройти всю Россию, чтобы рассказать российским евреям о состоянии ишува в Святой земле и рекомендовать им принять деятельное участие в его делах. По дороге в Россию Штампфер послал письмо из Варшавы Давиду Гутману, который был ответственным за денежные дела мошавы. Он писал, что надеется с Б-жьей помощью вернуться в свой дом в Петах-Тикве после Песах и хочет ехать через Стамбул, чтобы подать прошение его величеству султану, чтобы тот " милостиво разрешил нам закончить строительство наших домов и позволил распахать нам всю землю, которую мы купили на болотах". И еще он попросит султана, чтобы тот позволил использовать воду из Яркона для полива полей и основать на его берегах фабрики, таким образом, чтобы это не нанесло вреда турецким властям. И потому просит Штампфер, чтобы достали ему рекомендательные письма от главного сефардского раввина, рекомендацию барона Гирша к господину Фернандесу, рекомендательные письма от американского посланника, от австрийского и германского консулов к их послам в Стамбуле. И если поселенцы согласны, то пусть напишут и подпишут просьбу, а он уж позаботится, чтобы она попала к султану." И ради малых детей наших, которые могут существовать только за счет плодов нашей земли, я буду стараться, чтобы власти увидели справедливость нашей просьбы". Что было выполнено из обширной его программы, мы не знаем, но важно подчеркнуть, что Штампфер был первым, у кого зародилась идея гидроэлектростанции, чудесным образом воплощенная Пинхасом Рутенбергом (Рутенберг основал Палестинскую Электрическую Компанию в 1923 году – перев). В письме из Белостока Штампфер сообщает о насосах, которые качают воду из колодца (он уже ведет переговоры об их покупке и воображает, как они работают в их поселении) и напоминает товарищам-поселенцам о своем плане обратиться к султану. "Ховевей Цион" России собирались послать тогда в Эрец Исраэль своего первого представителя, г-на Кальмана Зеева Высоцкого. Штампфер произвел большое впечатление на "Ховевей Цион" в России, и они написали письмо д-ру Пинскеру в Одессу, в котором характеризовали Штампфера таким образом: "Нам довелось познакомиться с г-ном Штампфером из мошавы Петах-Тиква, который приехал в Европу и побывал в Париже и в Лондоне, чтобы организовать помощь поселенцам. Мы беседовали с этим господином и нашли в нем человека, детально разбирающегося в делах колонистов, умного, знающего языки английский, немецкий, венгерский и иврит, и, по нашему мнению, человека порядочного и достойного, который мог бы сопровождать нашего друга господина Высоцкого в его поездке в Эрец Исраэль, но он был разочарован нашим планом". Штампфер писал из Одессы: " Вчера провожал уважаемого г-на Высоцкого, который уехал вместе с Элиэзером Рокахом, и я остался один на пустынном морском берегу, и не было у меня денег на дорогу ...". В конце концов, каким-то образом раздобыл Штампфер денег на дорогу и вернулся из своих странствий в галуте в Эрец Исраэль, и тогда полностью посвятил себя работе на благо любимой мошавы, и стал её руководителем до конца своих дней. Появление доктора Герцеля с его идеей государственного сионизма принял ортодоксальный еврей Иегошуа Штампфер сразу и без подозрений в атеизме, в отличие от других ортодоксов, немедленно установил с ним связь и стал переписываться. Жаль, что во время хаоса Первой мировой войны пропали все письма д-ра Герцеля к нему, материал, который безусловно добавил бы новые черты к духовному облику Штампфера. И вместе с глубокой верой в государственный сионизм росла его уверенность, что без настоящей работы, без непрерывного физического труда никакие смелые планы не в силах изменить что-либо. Это побудило Штампфера объединиться со сторонниками организации еврейского профсоюза и принять участие в собрании представителей большинства еврейских поселений, которое состоялось в 1903 году в Зихрон-Якове под руководством Усышкина, Друянова и других. На собрании обсуждались и другие вопросы, которые беспокоили еврейский ишув в то время. Например, участие женщин в выборах вызывало категорическое возражение ортодоксов во главе со Штампфером. На одном из заседаний по этому вопросу он закончил свое выступление такими словами: "Избирательное право для женщин – это Non Possumus!" (формула категорического отказа, употребляется Папой Римским – перев.). На это ответил Усышкин: "Я знаю мнение собравшихся, всё-таки оно Possumus". Вопрос решился положительно, и Штампфер сообщил к радости всех присутствующих: "Мы подчиняемся, Possumus!.." После того, как барон Ротшильд в 1898 году посадил в Петах-Тикве первый пардес (цитрусовую плантацию – перев.), посадил пардес и Иегошуа Штампфер, и, будучи ограничен в средствах, пригласил компаньона из иерусалимских евреев Давида Файнштейна. Пардес был небольшим (35дунам), но усилия и опыт его хозяев проложили дорогу тем, кто шел после них. Начали расти и цвести в Петах-Тикве один пардес за другим, и было в 1900 году в Петах-Тикве 300 дунамов пардесов. В том же году хозяева пардесов основали товарищество "Пардес", в котором Штампфер был самым деятельным участником до последнего своего дня. Из пардеса Штампфера вышло первое поколение еврейских рабочих по сбору и упаковке цитрусовых, которые научились у работников-арабов и даже превзошли их в умении. Иегошуа Штампфер был одним из первых в Петах-Тикве, кто почувствовал всю меру возможной опасности, когда земля мошавы обрабатывается чужими руками. Когда был основан "Пардес", большой синдикат хозяев пардесов всех мошавов Иудеи, он настаивал, чтобы был внесен и соблюдался пункт о еврейском труде, и внес этот пункт, несмотря на возражения других. Он соблюдал принцип еврейской работы, насколько позволяли обстоятельства, и на его пардесе всегда вместе с арабами работали евреи. Будучи ортодоксальным евреем Штампфер вовсе не был односторонним. Он был отличным руководителем, умел привлечь сердца поселенцев и вызвать доверие к себе и к совету поселения. Он умел призвать к дисциплине, и сам её соблюдал. Он управлял твердой рукой, и все выполняли решения совета, даже если были против. И хотя его религиозные взгляды и соответственно руководство мошавой были крайне ортодоксальны, он с воодушевлением принял репатриантов второй волны (главным образом из России и Польши в 1904-1914гг. – перев.), несмотря на то, что они были людьми светскими. Однако, как человек крайних взглядов и противник нововведений, он был нетерпим по отношению к преподаванию в новой школе, в котором виделся ему атеизм, к театральным постановкам, которые устраивали молодые. Он был против совместных танцев мужчин и женщин на свадьбах, а когда доктор Коэн-Бернштейн прочитал лекцию о медицине и гигиене и показывал иллюстрации с помощью "волшебного фонаря", религиозные во главе со Штампфером переполошились из-за того, что когда тушили свет, мужчины и женщины оставались вместе в темной комнате, и совет поселения потребовал от лектора, чтобы он не выключал свет во время демонстрации "картинок". Но все это не умаляет образ Штампфера, если принять во внимание место, время, его религиозные взгляды и "взрывной" характер. В возрасте 56 лет в канун праздника Шавуот 5665 года (1908) скончался Иегошуа Штампфер и был похоронен в том месте, в которое он вложил всю свою душу, в Петах-Тикве. На его похороны собрались представители разных организаций старого и нового ишува, главные раввины Эрец Исраэль. Большая часть еврейских рабочих поселения в этот день не работала и провожала в последний путь великого идеалиста и борца Иегошуа Штампфера. Чтобы увековечить его память совет Петах-Тиквы решил основать местное благотворительное учреждение, которое будет носить имя покойного, а также выпустить книгу, рассказывающую о его жизни и деятельности. Совет распорядился, чтобы в знак траура в первые тридцать дней не звучали в мошаве песни. Именем Иегошуа Штампфера названа одна из улиц Петах-Тиквы.

 - один из создателей Петах-Тиквы.

Метки:

Страницы: 1