5000 — события (0-4 из 4)

1240, 3 марта — (8 Адар-2 5000) Утром, в час субботней молитвы, по указу папы Григория IX были конфискованы еврейские книги в ряде городов Европы с целью исследовать содержание Талмуда на предмет его святотатства и вредности для христиан (см. 9 июня, 28 июня).

Метки:

1240, 12 июня — (21 Сивана 5000) В Париже

История взаимоотношений французской власти с еврейскими общинами достаточно драматична. В средневековой Франции евреи подвергались едва ли не самым серьезным притеснениям на европейском континенте. Традиция эта восходит еще ко временам короля Людовика IX (Святого) и знаменитых диспутов Николая Донина с главными раввинами Парижа, завершившихся в 1242 году грандиозным аутодафе иудейских религиозных книг. В начале XIV века Филипп Справедливый повелел арестовать практически всех евреев королевства и конфисковать их имущество в пользу казны. Хорошо известны и грандиозные погромы, прокатившиеся по Франции во время эпидемии "Черной смерти" в 1348-49 года из за того, что евреи были огульно обвинены в отравлении колодцев смесью "из яда пауков, лягушек, ящериц, человеческого мяса, христианских сердец и оскверненной просфоры". До конца XVIII века, то есть до Великой французской революции, для евреев существовала "черта оседлости": провинция Эльзас (кроме Страсбурга) и часть Лотарингии (города Мец и Нанси). Потомки испанских евреев, сефардов, жили на юге Франции в промышленных центрах Бордо и Марселе, в Бретани и Байонне. Еще одна еврейская община существовала на юге Франции в Авиньоне, вплоть до самой революции находившемся под властью римских пап. Здесь царили средневековые порядки: евреи жили в особом квартале и состояли под надзором папской инквизиции. Иезуиты и доминиканские монахи приходили в гетто и по субботам читали в синагогах проповеди о душеспасительности христианства и гибельности иудаизма. На остальную территорию государства евреи либо вовсе не допускались, либо допускались с ограничениями. Но если центральное правительство мирилось с фактом пребывания евреев в запретных областях, то местные власти, муниципалитеты и купеческие гильдии делали все возможное для вытеснения "незаконно проживающих". Свидетельством тому служат многочисленные судебные процессы "истинных христиан" против "гонителей Господа нашего", протоколы которых не оставляют возможности сомневаться в их результатах. Только после революции 1789 года и принятия "Декларации прав человека и гражданина" евреям были гарантированы равные с другими жителями страны права. Так начался процесс эмансипации. В дальнейшем были и знаменитые декреты Наполеона, и "Великий синедрион" в Париже, и так называемое "наступление католической реакции", однако бурное развитие буржуазного общества навсегда изменило правовое поле не только Франции, но и большей части Европы. Исключением стал только период господства Третьего Рейха, когда в концлагеря были отправлены более 70 тысяч французских евреев, большинство из которых погибли. После образования государства Израиль в 1947 году Франция являлась одним из его главных союзников и торговых партнеров. В частности, Париж наравне с Вашингтоном был главным поставщиком вооружений для израильской армии. А в 1956 году Израиль принял участие в военной операции Франции и Великобритании по захвату Суэцкого канала, национализированного египетским президентом Гамалем Абдель Насером. Напряженность в отношениях между двумя странами стала нарастать с момента прихода к власти во Франции Шарля де Голля, который объявил сближение со странами арабского мира одним из главных приоритетов внешней политики государства. Cегодня еврейская община Франции насчитывает примерно 600000 человек, очень многие из них - выходцы из Алжира, перебравшиеся в метрополию после предоставления ему независимости. Евреям противостоят почти 5 000 000 мусульман Франции. Это численное неравенство, участившиеся арабские нападения на евреев, неспособность властей в наведении порядка убедили А. Шарона призвать евреев Франции совершить алию: "Я хотел бы дать нашим братьям во Франции совет - переезжайте в Израиль как можно скорее. Я говорю это всем евреям мира, но там (во Франции) это особенно актуально, и переезжать нужно немедленно"

  в присутствии Людовика Святого и его придворных открылся диспут о достоинствах и недостатках еврейской религиозной литературы. После явной пародии на расследование было объявлено, что Талмуд - книга вредная и святотатственная и должен быть сожжён. (см. 3 марта и 17 июня)

Метки:

1240, 28 июня — (7 Таммуза 5000) В Париже в присутствии короля состоялся диспут по поводу Талмуда. Защитниками выступали четыре раввина, возглавляемые крупнейшим знатоком Талмуда той эпохи рабби Иехиэлем бен Иосефом из Парижа. (см. 9 июня, 3 марта). Они не смогли убедить судей в отсутствии «злодейских измышлениях» Талмуда и вследствие этого 17 октября 1244 г. было публично сожжено огромное количество еврейских книг. Этот день впоследствии стал днем поста. Этим событиям Меир бен Барух

ученый-талмудист и тосафист. Его отец Барух носил почетный титул ха-рав, дававшийся в тот период выдающимся ученым, преимущественно — главам иешив; в респонсах Меир бен Барух упоминает двух своих дядей и 12 других родственников, также носивших этот титул. Уже в возрасте 12 лет в Вюрцбурге Меир бен Барух стал учеником известного талмудиста рабби Ицхака бен Моше. После шестилетнего обучения в иешиве рабби Ицхака, а также у рабби Шмуэля бен Менахема, Меир бен Барух отправился в Майнц, где продолжал изучение Талмуда у рабби Иехуды бен Моше ха-Кохена, а затем — во Францию, к великим тосафистам Шмуэлю бен Шломо из Фалеза и Иехиэлю бен Иосефу из Парижа. Меир бен Барух был во Франции, когда в 1240 г. оба его учителя-тосафиста участвовали в диспуте о Талмуде с отступником Николаем Донином; спустя два года он стал свидетелем публичного сожжения Талмуда, что побудило его к написанию элегии «Шаали сруфа ба-эш...», включенной впоследствии в кинот (скорбные песнопения) на Девятое ава по ашкеназскому ритуалу. После этого события Меир бен Барух вернулся в Германию и через несколько лет обосновался в Ротенбурге, где прожил более 40 лет. Слава Меира бен Баруха как непревзойденного авторитета в талмудических вопросах распространилась по всей Германии и соседним странам, а основанная им школа привлекала многочисленных учеников. Возникший в 1249 г. конфликт между еврейскими общинами Богемии и Моравии по вопросу о налогах был передан на разбирательство Меира бен Баруха, что свидетельствует о его авторитете величайшего ученого своего поколения. Почти полвека Меир бен Барух фактически представлял верховную апелляционную инстанцию раввинских судов в германских и прилегающих землях и был арбитром в конфликтах между общинами и частными лицами. К Меиру бен Баруху обращались и известные раввины из Германии, Австрии, Богемии, Италии, Франции, даже Испании. Сохранилось около тысячи респонсов Меира бен Баруха, что превышает общее число сохранившихся респонсов всех остальных тосафистов. Подавляющее большинство респонсов Меира бен Баруха посвящено имущественным вопросам, наследованию, брачным контрактам, проблемам коммерции и налогов, опекунству и общинному управлению. Более 80 респонсов по вопросам публичного права и общинного управления содержат четкую формулировку идей охраны прав личности, необходимости согласия членов общины на введение новых законов, ограниченного характера права большинства и коллективной ответственности. Эти принципы, выработанные на основе традиционного еврейского права, нашли в респонсах Меира бен Баруха наиболее универсальное выражение, а также усилили позиции простых членов франко-германских еврейских общин в управлении ими и, возможно, повлияли на формирование муниципального и цехового самоуправления у неевреев. Респонсы Меира бен Баруха собирались, переписывались и изучались поколениями и оказывали влияние на кодификаторов последующих столетий. Меир бен Барух внес определенные изменения в молитвенный ритуал и религиозный минхаг, установил многие обычаи, которые позднее приняли евреи Центральной и Восточной Европы. Влияние Меира бен Баруха на жизненный уклад и общинную организацию распространялось через его учеников, следовавших за ним повсюду (дома, в школе, в синагоге) и оставивших записи своих наблюдений над его поведением, привычками и отправлением обрядов. Впоследствии они включали эти записи вместе с халахот Меира бен Баруха в свои галахические труды. Многие из учеников Меира бен Баруха стали со временем лидерами еврейских общин в Германии, Австрии и Богемии и виднейшими раввинистическими авторитетами. Галахические труды ряда учеников Меира бен Баруха, в первую очередь, Ашера бен Иехиэля и его сына Я‘акова бен Ашера, основанные на халахот и респонсах Меира бен Баруха, способствовали распространению его идей в Испании и повлияли на ряд концепций сочинения Шулхан арух, а труды других его учеников («Мордехай», «Хаггахот Маймунийот» и др.) легли в основу работ Моше Иссерлеса, включившего в Шулхан арух ашкеназские обычаи. С восшествием в 1286 г. на германский престол Рудольфа I Габсбурга на евреев страны был наложен дополнительный налог, означавший радикальные перемены в статусе и реальном положении немецкого еврейства. Евреи, формально считавшиеся «рабами казны» (servi camerae), не только зависели от императора, но и пользовались его покровительством. Новый налог превращал их и все их имущество в личную собственность императора. Ответом на это был массовый исход евреев из Германии, вождем которого стал Меир бен Барух. Он был арестован и заточен в тюрьму, сначала в Вассербурге, а затем — в Энзисхейме. Попытки еврейской общины добиться его освобождения даже путем колоссального выкупа оказались безуспешными, так как император рассчитывал, что глубокая преданность евреев своему учителю и лидеру заставит их согласиться на уплату налога. Меир бен Барух не мог пойти на такую сделку. Он умер в заточении, и его останки не выдавали евреям для погребения вплоть до 1307 г., когда евреи выкупили их за большую сумму и похоронили в Вормсе.

  из Ротенбурга посвятил траурную элегию «Шаали сруфа ба-эш...» (1242; «Спроси, сожженная огнем...»). Публичные сожжения Талмуда устраивались в 1230, 1235, 1240, 1242 и 1248 гг.

Метки:

1240, 25 июня — (или 12 июня, (21 Сивана) (4 Таммуза 5000) По инициативе французского короля Людовика IX Святого начался религиозный диспут между ренегатом Николаем Доненом и четырьмя евреями, среди которых были раввин Иехиель из Парижа и раввин Моисей из Куси, после чего был издан указ 3 марта 1241 г. о сожжении талмудических и других еврейских книг.

Метки:

Страницы: 1