Шоа — события (50-75 из 554)

1842, 2 февраля — (8 Адара 5602) Львовский еврей, Маркус Вольф Этингер донёс в городскую канцелярию, что в доме на ул. Угольной происходят незаконные собрания «миньяна» (миньян – 10 еврейских мужчин, необходимых для произнесения коллективной молитвы). Жалоба повторяется 22.07.1842 г. Теперь в организации «незаконного богослужения» прямо обвинялись Якоб Гланзер (см. 11 сентября 1840), Даниэль Мунд, Арон Вебер и другие члены общины «Хидушим». В своих доносах жалобщики ссылались на распоряжение Галицкого губернатора от 22.08.1823 г., согласно которому евреям запрещено молиться в частных домах. Правление еврейской общины Львова находилось в состоянии острого конфликта с ортодоксальным духовенством и последователями хасидизма, которые собирались открыть на улице Угольной синагогу.

:

1843, 7 августа — (13 Ава 5603) В Хобарте (Тасмания) заложен первый камень в основание синагоги. К этому времени было уже выбрано правление Конгрегации. Первым её президентом стал свободный поселенец, крупный купец Луис Натан(Nathan), пользовавшийся большим авторитетом у властей колонии и обладавший широтой образования и кругозора.

:

1844, июня — (3 Таммуза 5604) Властям Львова поступила очередная (см. href="http://luahshana.com/09.11">11 сентября 1840, 18 февраля 1842, 23 февраля 1844) жалоба от Нухима Таубес, в которой он обвиняет Е. Чертковера, Сарру Орнштейн, Арона Ставранека, Хаима Каца и других хидушим в организации «тайного миньяна» в синагоге на улице Угольной. Правление еврейской общины Львова находилось в состоянии острого конфликта с ортодоксальным духовенством и последователями хасидизма.

:

1845, июля — (29 Сивана 5605) В Хобарте (Тасмания) освящена синагога. В церемонии открытия должен был участвовать губернатор Эдли Вилмот (Eardley Wilmot), но из-за болезни его заменила жена.

:

1846, сентября — (27 Элула 5606) Во Львове открылась синагога «Темпль».

:

1847, декабря — (29 Кислева 5608) Родился Соломон Шехтер - учёный-ориенталист-гебраист, исследователь талмудической и раввинистической литературы, теолог, деятель консервативного иудаизма в США. В мае 1896 г. он сделал сенсационное сообщение о том, что большая часть обнаруженного им неизвестного оригинала на иврите апокрифической книги притч «Премудрость Бен-Сиры», по его мнению, происходит из генизы древней каирской синагоги «Бен-Эзра». (Шехтер выпустил комментированное издание, Кембридж, 1899 г.; см. Бен-Сиры Премудрость.) В декабре 1896 г. Шехтер был командирован Кембриджским университетом в Каир для разбора материалов генизы синагоги «Бен-Эзра». Шехтер, по сути, открыл для науки сокровища генизы — рукописи и документы 8–19 вв.

:

1848, февраля — (15 Адар-1 5608) Очередная жалоба на старосту (габая) хасидской синагоги города Львова на улице Угольной. В ней говорилось, будто бы в Талмуд Торе, встроенной в здание синагоги, на втором этаже оборудован тайный бейт мидраш, в котором на молитву собираются: Ишуе Ваксман, Иегуда Рейтер, Мендель Рихтер, Даниэль Мунд и Арон Вебер. Власти начали расследование, во время которого синагога была закрыта до начала апреля. В ответе на донос, от 03.04.1848 г. известный львовский издатель Абрагам Иосиф Мадфес писал, что обвинения в адрес габая синагоги Якоба Гланзера (габай – староста, ивр.) в финансовой поддержке исключительно ортодоксов и хасидов являются абсолютно безосновательными, поскольку руководитель общины Хидушим дал на строительство «Темпля» 940 золотых ренских. Тогда, как председатель Львовской еврейской общины, адвокат Эмануил Блюменфельд пожертвовал в фонд строительства Прогрессистской синагоги всего лишь 100 золотых. Правление еврейской общины находилось в состоянии острого конфликта с ортодоксальным духовенством и последователями хасидизма. Строительство и богослужения в хасидской синагоге натолкнулись на жёсткое противодействие прогрессистов, не гнушавшимися жалобами на Глазнера и вообще на хасидов в течение почти 8 лет.

:

1849, сентября — (28 Элула 5609) Освящена первая в Кейптауне синагога "Надежда Израиля"

:

1851, июня — (4 Сивана 5611) В Париже на улице Ламартин открыта синагога, построенная для выходцев из Португалии.

:

1851, сентября — (19 Элула 5611) От руки арабского убийцы на 65 году жизни погиб раввин Авраам Шломо Цореф - лидер литовскиих евреев, которым принадлежит честь быть одними из первых евреев-ашкеназов, переехавших на ПМЖ в Эрец-Исраэль в начале 19 века. Цореф был инициатором строительства

Нет туриста, побывавшего в Иерусалиме и не обратившего внимания на большую каменную дугу в еврейском квартале старого города. Это развалины синагоги "Хурва", ("хурва" означает "развалины"). Интересно то, что на самом деле название "Хурва" никакого отношения к нынешним развалинам не имеет - здесь в начале ХVIII века стояла другая синагога и именно её развалины дали название этому месту. Это была первая ашкеназская (ашкеназами называют евреев-выходцев из Европы) синагога в Иерусалиме и возведена она была в 1701 г. учениками рабби Иегуды ха-Хасида на деньги арабских кредиторов. Вернуть ссуду ашкеназская община не смогла и, как следствие, синагога была разрушена, а община численностью около 1000 человек обращена в бегство. Когда спустя почти 100 лет в Иерусалиме поселились выходцы из Литвы, возглавляемые Авраамом Шломо Цорефом , они были вынуждены маскироваться под сефардских (т.е. восточных) евреев, поскольку старый долг оставался в силе. Настоящая фамилия Цорефа была Залман , он поменял её после приобретения профессии (" цореф " на иврите означает "ювелир"). Это был очень энергичный человек, взявшийся за разрешение старого конфликта - поехав в Каир, на приёме у Мухамеда Али, тогдашнего наместника Палестины (это было смутное время, когда Оттоманская империя на несколько лет потеряла власть в Палестине), он добился прощения долга и разрешения на постройку новой синагоги. Уже в 1836 г. на этом месте была построена небольшая синагога. Строительство большой синагоги велось долго, с 1856 по 1864 год, прерываясь несколько раз из-за отсутствия средств. Официальное название синагоги - "Бейт Яаков", в честь Яакова (Джеймса) де Ротшильда, пожертвовавшего значительную сумму на её строительство. Сам Цореф до открытия не дожил, в 1851 году его настигла рука арабского убийцы. Синагога была разрушена иорданскими войсками два дня спустя после захвата ими еврейского квартала. Летом 1967 года Яков Саломон (праправнук Авраама Цорефа ) обратился к молодому тогда израильскому архитектору Раму Карми с просьбой разработать план строительства новой синагоги на этом месте. Карми от предложения отказался, рекомендовав пригласить для этой цели Луиса Кана. Луис Кан - известнейший американский архитектор эстонского происхождения - дал согласие на просьбу Саломона и вскоре приехал в Израиль для изучения места предполагаемого строительства. С 1968 по 1973 Каном было подготовлено три проекта, ни один из которых, однако, не был не реализован. По мнению некоторых официальных лиц, строительство сооружения, способного каким-либо образом принизить значение главной еврейской святыни Стены плача, было нецелесообразно. Но в 2002 г., израильское правительство приняло решение о восстановлении синагоги. (см. 15 марта 2010 года)

 в Иерусалиме синагоги "Бейт Яаков"

:

1869, сентября — (26 Элула 5629) Император России Александр II подписал разрешение на строительство в Петрбурге Большой хоральной синагоги. Разрешение Комитета министров было получено 19 сентября 1869 г.

:

1870, ноября — (12 Хешвана 5631) В Ливерпуле родился Герберт Луис Сэмюэл - британский еврей, чиновник, дипломат, первый Верховный комиссар Палестины после обретения Великобританией Мандата на управление ею. Умер 2 феврала 1963 года.

:

1873, октября — (1 Хешвана 5634) Раввином доктором Азриэлем Гильдесхаймером для подготовки раввинов, принадлежащих к направлению ортодоксального модернизма основана Берлинская раввинская семинария (Rabbiner Seminar fur das Orthodoxe Judenthum)

:

1877, февраля — (14 Адара 5637) Шоа. Родился Мордехай Хаим Румковский (Mordechai Chaim Rumkowski) — польский промышленник еврейского происхождения. В годы Второй мировой войны — глава юденрата Лодзинского гетто. Печально известен своим активным сотрудничеством с нацистами. В сентябре 1942 г., когда нацисты приказали выдать еврейских детей для отправки их в лагерь смерти, лично произнёс перед жителями гетто агитационную речь с рефреном «Отдайте мне ваших детей!», пытаясь убедить их, что ценой жизни детей можно будет спасти гетто. Депортирован вместе с семьёй в Освенцим, где и погиб 28 августа 1944

:

1878, июля — Выходившая в Варшаве на иврите газета "Ѓа-Цфира" сообщала о том, что "тридцать жителей Цфата, которым опротивел горький хлеб милостыни, подписали меморандум, коим они извещают о приобретении ими части земель деревни Джауни (Гей-Они), дабы самим возделывать землю Эрец-Исраэль". В 1882 появилось селение Рош-Пина

:

1882, января — (25 тевета 5642) В петербургской синагоге раввин произнёс речь с анализом современного положения евреев России и "протяжный стон как будто из одной груди внезапно разлился по синагоге (см. 15 апреля ).

:

1882, января — (25 тевета 5642) В этот же день в харьковской синагоге тоже молились евреи, а вместе с ними и молодые люди из ассимилированных семей, которые годами не появлялись в синагоге. По окончании молитвы студент Исраэль Белкинд пригласил их к себе, и у него на квартире собрались тридцать человек — гимназисты, студенты, молодые люди, занимавшиеся профессиональной деятельностью. В то время в России были сильны идеи народничества: интеллигенты отправлялись в деревни, чтобы"отдать долг народу", — молодежь, собравшаяся на квартире у Белкинда, приняла решение отправиться в Эрец Исраэль, работать на земле и подготовить место для тех, кто приедет следом за ними. Свой кружок они назвали Билу, по первым буквам их девиза на иврите, взятого из книги пророка Исайи: "Бейт Яаков, лху ве-нелха!", что означает в переводе "Дом Яакова, вставайте и пойдем!" (Ф. Кандель "Земля под ногами")

:

1882, августа — (3 Элула 5642) Ишув. Рождение Рош-Пины. Подробнее

Восемнадцатого августа 1882 года из города Галаца отплыл по Дунаю корабль, на котором разместились двести двадцать восемь человек; тысячи людей на пристани провожали их восторженными криками, — даже центральные румынские газеты отметили это чрезвычайное событие. Переселенцы проехали через Стамбул и в пути разделились: часть из них решила остаться в Хайфе, чтобы подыскать иной участок земли, а остальные сошли в Бейруте и послечетырехдневного утоми-тельного пути на мулах и ослах приехали в Цфат, жители которого вышли им навстречу с едой и напитками.Наконец, они попали на купленный участок, но к своему изумлению обнаружили там не благословенные края, а полуразвалившиеся глиняные хибары, остатки от разрушенного поселения Гей-Они. Созвали собрание. Заговорили о том, чтобы вернуться в Румынию. Руководитель группы вынул свиток Торы и сказал: Евреи! Тот, кто боязлив и робок сердцем, пусть встанет перед Торой и честно признается при всем народе: да, я возвращаюсь назад, чтобы жить среди иноверцев. Его слова напомнили стих из Торы, каждому из них знакомый: ...тот, кто боязлив и робок сердцем, пусть идет и возвратится в свой дом..., - они устыдились и остались. У некоторых имелись деньги, достаточные для того, чтобы завести хозяйство и продержаться до первого урожая. У других денег недоставало, а были и такие, что собрали лишь на дорогу в надежде на добрых людей, которые их прокормят. Стало ясно, что поселение не продержится долгое время, и Давид Шуб — глава поселенческого комитета — предложил на собрании: обрабатывать землю в первый год сообща, товариществом, и чтобы все, как бедные, так и богатые, сдали свои деньги выборному казначею... Земля будет поделена на равные участки; все, богатые и бедные, будут участвовать в работе, и каждый получит свою долю при распределении дохода... С этим предложением согласились все, кроме шести семей, которые отказались принять условия и вернулись в Румынию. Потом они жалели об этом.Новые поселенцы начали работать. Мы очищали землю от камней, — писал один из них, — дробили их и обнаруживали всё новые и новые камни. Комары, мухи, блохи терзали тело, кожа наша превратилась в сплошную рану. Измученные лихорадкой и кожными воспалениями, мы смазывали тело маслом и кислым молоком и продолжали работать. Работали, не давая себе пощады. Многие надломились. Раздался старый плач по рыбе, которую в Египте мы ели даром. Мы пришли в ужас. Собрались в синагоге и поклялись на Торе Господу Богу и Святой Земле на верность до последнего дыхания, а кто клятву переступит, пусть постигнет того отлучение от народа Израиля и позор до скончания веков.На второй год существования поселение задолжало большую сумму денег. Продали треть земель поселенцам из России, но это не помогло; обратились за помощью в еврейские организации, к частным лицам, и в ноябре 1883 года к ним приехал из Парижа представитель барона Э.Ротшильда. Составили договор, по которому поселенцы из Румынии передали покупателю свою землю, девятнадцать домов, два хлева, две лошади, пять коров, двенадцать быков, трех телят и одного осла, а тот обязался выплатить долги поселенцев со дня их приезда, выстроить недостающие дома, приобрести двадцать плугов, выделить на каждый двор одного быка, одну корову, одну лошадь и одного осла; построить синагогу, школу и баню; выдавать на каждого человека по десять франков в месяц на проживание и корм для скота в течение девяти месяцев, до жатвы. Были затем удачи на их пути, были и по-ражения; жители страдали от эпидемий и саранчи, от нападений арабов и произвола турецких властей, но поселение выстояло и стоит по сей день в Верхней Галилее, к востоку от Цфата. К 1914 году жили в нем семьсот человек; там была сельскохозяйственная школа, библиотека, синагога, винодельня для изготовления малаги. Поселение называется Рош-Пина, что в переводе с иврита означает Краеугольный камень; название взято из псалмов Давида: Камень, который отвергли строители, стал главою угла... Ф. Кандель ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ

:

1882, сентября — (15 Тишри 5643) Барона Эдмунда Ротшильда посетил реб Моливер, уговоривший его вкладывать деньги в еврейскую колонизацию Палестины. Около 50 лет он давал деньги на осушение болот, рытьё колодцев, строительство домов в Эрец-Исраэль.

:

1882, декабря — (1 Тевета 5643) Пожар в Кингстоне уничтожил испанскую и португальскую, а также ашкеназийскую синагоги и многие здания в столице Ямайки.

:

1887, мая — (5 Сивана 5647) Состоялась закладка Спасо-галинищеского молитвенного дома, сейчас московская хоральная синагога

1 июля 1870 года состоялось освящение первой московской хоральной синагоги, которая находилась на перекрёстке Большого Спасоглинищевского переулка и Соляного проезда в двухэтажном здании, принадлежавшем домовладельцу Рыженкову. Правление общины взяло этот дом у Рыженкова в аренду. В середине 80-х лет, когда материальное положение общины улучшилось, а срок аренды подошёл к концу, решено было построить новое здание синагоги. Для этого Л. С. Поляков выкупил землю по тому же переулку, но чуть выше. Проект синагоги разработал австрийский подданый архитектор Эйбушиц. Это было торжественное здание с коллонадой и большим куполом. В 1892 году синагога была почти построена, однако к этому времени евреев (примерно 25000-30000 человек) из Москвы выселили, осталось около 7 тысяч. Поэтому синагога властям тоже стала нежелательна. Сначала сняли купол, а 23 июня, в день, назначенный и согласованный с обер-полицмейстером Москвы Власовским для открытия синагоги (в тот день в ней должна была состояться свадьба одного московского врача), и вовсе открывать запретили. Когда хоральной синагоге московские власти даже не разрешили открыться, лишь один пытался протестовать - престарелый раввин Минор. Он и староста синагоги Шнейдер решились отправить Императору прошение, в котором, в частности, была ссылка на закон Российского государства, где было сказано: "Свобода веры присвояется не токмо христианам..., но и евреям, магометанам и язычникам". В ответ 23 сентября 1892 года пришло Высочайшее распоряжение: раввина Минора отрешить от должности и выслать из Москвы в черту оседлости с воспрещением жить вне её. Старосту Шнейдера выслать из Москвы на 2 года. И в тот же день последовало Высочайшее распоряжение Общине до 1 января здание продать или обратить под благотворительное заведение. Кое-как руководителям московского еврейства удалось здание синагоги сохранить и лишь 1 июня 1906 года после многочисленных перестроек и переписки с властью, а так же в результате происшедших в стране революционных перемен, синагога была открыта. Памятные события синагоги. В мае 1945 года в ней состоялся траурный молебен в память о погибших в годы войны евреях. Собралось более 20000 человек, служба транслировалась по радио. 4 июня 1948 года состоялось торжественное богослужение, посвящённое созданию Государства Израиль. 25 сентября 1948 богослужение, посвящённое наступлению Еврейского нового года, знаменитое присутствием на нём посла Израиля Голды Меир. В начале 50-х при синагоге открылась иешива. В 2001 у главного входа возведена "импрвизированная" Стена плача, напоминающая о святыне Иерусалима. Восстановлен купол, снесённый в 1892 году

.

:

1889, августа — (17 Ава 5649) На борту немецкого парохода «Вессер» прибыли в Буэнос-Айрос евреи из Подолии, собравшиеся стать в Аргентине колонистами. Они основали городок Мозесвиль в провинции Санта-Фе на северо-востоке Аргентины в 110 км от столицы провинции города Санта-Фе и примерно в 600 км от столицы страны Буэнос-Айреса. Подробнее

Их было 136 семей (824 человека) во главе с духовным наставником, рабби Аароном Гольдманом; все они говорили только на идиш. Из Буэнос-Айреса будущие колонисты проследовали поездом на северо-восток, в провинцию Санта-Фе, в местечко Паласиос, названное в честь крупного местного землевладельца дона Педро Паласиоса. Согласно заключенному с ним контракту, поселенцы получали наделы земли, инвентарь, скот и продукты питания, а также инструкции о том, как хозяйствовать на новой земле. За все это они обязались расплачиваться будущими урожаями. Однако на полустанке вновь прибывших никто не встречал, состав был загнан на запасной путь, и будущие колонисты оказались в отчаянном положении - в голом поле, без языка и средств к существованию. Лишь некоторым удалось устроиться батраками в ближайшие имения. Многие семьи перебрались в небольшие городки южнее Паласиоса, некоторые вернулись в Буэнос-Айрес. Среди оставшихся разразилась жестокая эпидемия тифа, которая унесла более 60 детей. Их зачастую безымянные могилы находятся в старой части местного еврейского кладбища, надгробные плиты наклонены в разные стороны, некоторые упали на землю. По высеченным на них датам можно определить, что все дети умерли между августом и октябрем 1889 г. Будущее колонии казалось безнадежным, но в это время произошло почти чудо. На полустанке Паласиос случайно проездом оказался доктор Вильгельм Ловенталь из Берлина, который по заданию аргентинского правительства обследовал земли, пригодные для будущей колонизации. Услышав почти забытый им язык и воочию убедившись в отчаянном положении, в котором очутились его соплеменники из России, он начал энергично действовать. Его обращения к правительству Аргентины и губернатору провинции Санта-Фе, а также личные встречи с доном Паласиосом, принесли свои плоды _ колонистам были доставлены палатки, инвентарь, скот, и в десяти милях от полустанка возник палаточный городок, названный Мозесвилем. К этому времени из 136 семей, прибывших сюда несколько месяцев тому назад, осталось только 50. На вопрос, почему поселению дали такое имя, рабби Гольдман ответил: «Моисей вывел евреев из рабства в Египте и направил их в собственную землю. Мы, оставившие царскую Россию и прибывшие в свободную Аргентину, испытываем в этом месте, которое станет нашей родиной, те же чувства, что и наши далекие предки». Ловенталь вернулся в Европу для сбора денег для колонистов с тем, чтобы они выкупили свои земли у дона Паласиоса. В Париже доктор встретился с бароном де Гиршем. Наделенный полномочиями ЕКО, Ловенталь вернулся в Аргентину и начал скупать обширные земельные участки в разных провинциях страны для будущих колонистов. В провинции Санта-Фе были выкуплены земли, на которых трудились поселенцы Мозесвиля, что облегчило их материальное положение, но жизнь колонистов в первые годы оставалась тяжелой: им приходилось бороться с засухами и набегами саранчи, у многих не было опыта работы в сельском хозяйстве. Однако постепенно жизнь в колонии налаживалась. В 1910 г. в Мозесвиле проживало 785 семей (4565 человек). Они выращивали пшеницу, кукурузу, люцерну, которая не только обеспечивала корм скоту, но и шла на продажу. Так, в 1910 г. колонисты продали 20 000 тонн люцерны по цене 15 долларов за тонну и, кроме этого, значительное количество её семян по 60 центов за фунт. Они впервые в стране начали выращивать рис и подсолнухи (для производства масла). Широко было развито животноводство. Мозесвиль был родиной новых аргентинских ковбоев _ еврейских гаучо. Еврейские иммигранты из черты оседлости и их дети стали отличными наездниками, пасшими стада полудиких животных, защитниками от непрошенных гостей (индейцев и местных ковбоев). В числе первых поселенцев Мозесвиля был Альберто Гершунов, впоследствии крупнейший аргентинский писатель-певец еврейских гаучо. С Мозесвилем связаны также юные годы известного идишистского поэта Х.И.Фарбера. В колонии развивалась общинная жизнь. Первая синагога, названная в честь барона де Гирша, была возведена в 1920-е годы. Позднее были построены еще три синагоги - свидетельство насыщенной религиозной жизни в колонии. Синагога им. барона де Гирша в Мозесвиле В городе издавались две газеты: одна на испанском и вторая _ на испанском и идиш. Кроме них, существовала «устная» газета: новости передавались через громкоговоритель на центральной площади города. В городской библиотеке было много книг на иврите и идиш. В 1948 г. была открыта семинария для подготовки учителей иврита, которую за последующие годы окончили сотни студентов. В городе существовал еврейский театр на идиш. В нем выступали не только местные труппы, но и гастролировавшие коллективы из США и Европы. Суббота была в городе нерабочим днем. В местном музее, носящем имя рабби А.Гольдмана, можно увидеть много экспонатов, напоминающих о первых колонистах: старые фотографии, медный самовар, российские банкноты, газеты на идиш с описаниями погромов в России. Рядом с городом находится старейшее в Аргентине еврейское кладбище с более чем 5 000 захоронений. Здесь покоятся рабби Гольдман и отец писателя Альберто Гершунова, Григорий Гершунов, убитый в стычке с местным гаучо 12 февраля 1891 г. Здесь же - могила Хулио Сандиера (1889-1978), первого ребенка, родившегося в колонии и прожившего в ней долгую жизнь. В 1918-19 гг. в Мозесвиль прибыли новые иммигранты с Украины, в 1930-е годы - из европейских стран, оккупированных немцами. В 1948 г. его население было около 5 000 человек, большинство из которых составляли евреи. Вокруг Мозесвиля располагались многочисленные еврейские фермерские хозяйства, для обитателей которых городок был своего рода столицей. Две главные улицы до сих пор носят имена М. де Гирша и Т.Герцля; есть здесь и улицы Государства Израиль и Голды Меир. На многих городских зданиях красуется Звезда Давида и другая еврейская символика, сохранились остатки вывесок на идиш, который знало большинство жителей города. После Второй мировой войны началось постепенное исчезновение еврейского Мозесвиля и еврейских ферм вокруг него. В результате механизации сельского хозяйства потребность в рабочей силе значительно сократилась, и молодые люди в поисках образования и работы стали все в большем количестве покидать колонию и уезжать в крупные города, где они становились врачами, адвокатами, бизнесменами, служащими, людьми свободных профессий. На нескольких фермах в округе еще продолжают трудиться евреи, однако большинство хозяйств принадлежит сейчас неевреям. К концу 1990-х годов в Мозесвиле было 2 700 жителей, из них только около 400 _ евреев. Почти никто из них уже не знает идиш, и хотя старейшая синагога имени де Гирша остаётся открытой, служба в ней происходит нерегулярно из-за отсутствия миньяна. По-прежнему работает театр на площади Кадима, но все представления в нем идут на испанском языке. Значительно сократилось число студентов еврейской семинарии. По словам одной старой горожанки, «это был город, полностью свободный от антисемитизма, это был город, где все были евреями _ доктора, адвокаты, мэр, и никто не смотрел на нас свысока. Это - наиболее важное место для евреев Аргентины, и мы обязаны его сохранить». В последнее время среди аргентинских евреев возрос интерес к Мозесвилю - они приезжают сюда, как в город-музей, чтобы прикоснуться к своим корням, к своему далекому прошлому в этой стране. На праздновании 75-летия Мозесвиля в октябре 1964 г. прибыли губернатор провинции Санта-Фе и министр сельского хозяйства Аргентины, в присутствии которых состоялось открытие памятника де Гиршу. На кладбище был прочитан кадиш (еврейская поминальная молитва) по детям, умершим от тифа в первые месяцы существования колонии. Большинство аргентинских газет посвятили этой дате статьи, в которых отметили вклад евреев в развитие страны. В 1999 г. аргентинское правительство провозгласило Мозесвиль национальным историческим памятником. источник

 

:

1891, марта — ( , , . 1912, . 1917 . , 1 - ( - ). 1922 , 1938 . . . , , - . . . - 1941 . . . , () . . 1944 - , , II , . . 31.12.1944 . . , . 17.10.1945 - ( 1.11.1945). 27.9.1946 . , , . . 1946 , . . . 20.5.1949 . ( 7 )

:

1891, декабря — (14 Кислева 5652) В Буэнос-Айрос прибыл пароход "Пампа" с 800 евреями из России, ставшими пионерами в истории еврейской сельскохозяйственной иммиграции в Аргентину (Подробнее)

:

1892, июня — (28 Сивана 5652) Закрыта синагога, построенная вместо той, что была с 1870 года на перекрёстке Большого Спасоглинищевского переулка и Соляного проезда в двухэтажном здании, принадлежавшем домовладельцу Рыженкову. Правление общины взяло этот дом у Рыженкова в аренду. В середине 80-х лет, когда материальное положение общины улучшилось, а срок аренды подошёл к концу, решено было построить новое здание синагоги. Для этого Л. С. Поляков выкупил землю по тому же переулку, но чуть выше. Проект синагоги разработал австрийский подданый архитектор Эйбушиц. Это было торжественное здание с коллонадой и большим куполом. В 1892 году синагога была почти построена, однако к этому времени евреев (примерно 25000-30000 человек) из Москвы выселили, осталось около 7 тысяч. Поэтому синагога властям тоже стала нежелательна. Сначала сняли купол, а 23 июня, в день, назначенный и согласованный с обер-полицмейстером Москвы Власовским для открытия синагоги (в тот день в ней должна была состояться свадьба одного московского врача), и вовсе открывать запретили.

: