1939 — события (0-25 из 80)

1939, 2 января — (11 тевета 5699) Шоа. Правительственный германский циркуляр сообщил, что караимы произошли от хазар и потому в рассовом отношении ничего общего с евреями не имеют. Подробнее

Дождливым осенним вечером 1941 года в дверь каморки в полуподвале дома номер восемь по Шорной улице громко постучали. Еще недавно здесь жил дворник, но с 16 июля, когда по приказу германских властей евреи оккупированного Минска были переселены в специально отведенный для них район, в каморке оказался профессор Иоффе с женой.Громкий стук в дверь обычно не сулил обитателям гетто ничего хорошего...Профессор переглянулся с женой и приблизился к двери. Прихожей не было, дверь открывалась прямо на улицу.- Кто там? - спросил профессор, на всякий случай по-немецки.Вежливый голос ответил на безукоризненном немецком:- Могу ли я поговорить с господином профессором Иоффе?Профессор с трудом отодвинул засов, явно рассчитанный на силу дворника, приоткрыл дверь, пропуская в комнату высокую фигуру в мокром черном плаще.Вошедший стянул с головы капюшон, пригладил ладонями растрепавшиеся волосы и посмотрел на профессора. Его молодое румяное лицо со светлыми глазами кого-то напоминало.- Чем могу быть полезен? - спросил профессор по-немецки и поклонился - такой вопрос следовало задавать с поклоном, он усвоил это в юности, в Берлинском университете.Молодой человек развел руками и сказал по-русски:- Неужели я так здорово изменился? Семен Евсеевич, это же я, Раухе, не узнаете?- Господи! - скорбно выдохнул профессор. - Алик! Ну как я мог не узнать вас сразу? Входите, входите!Входить было некуда, Раухе и так был в комнате. Он снял мокрый плащ и, свернув, положил его на пол у двери. Рядом с плащом он поставил толстый портфель.- Позвольте представить вас моей супруге. Ева, это Алик Раухе, ты слышала о нем тысячу раз. Ну, диссертация по хазарам... Помнишь, его статья в ВЕСНИКЕ наделала шуму?Раухе покраснел и замотал головой:- Что вы, Семен Евсеевич!..Представляясь Еве Исаевне, он шаркнул ногой:- Альберт Раухе. Очень приятно.Его отглаженный костюм странно контрастировал со всей обстановкой.Ева Исаевна освободила для него единственный табурет, а сама села на кровать, покрытую стеганым одеялом.- Садитесь, прошу. Видите, как живем?..Она повела рукой, словно приглашая осмотреть закопченные стены, расшатанный деревянный стол, железную печурку в углу.- Это не самое страшное, - сказал профессор, присаживаясь на кровать рядом с женой. Он сильно похудел за то время, что Раухе его не видел, лицо потемнело, но длинные седые волосы не поредели, и голубые глаза все так же ясно смотрели из-под густых бровей.- А что самое страшное? Каждый день ждешь... - ее голос прервался, она плотно сжала губы и закрыла глаза.- Ладно, Ева, - профессор дотронулся до ее руки. - Не надо опять об этом... Давай лучше послушаем Алика.Он повернулся к Раухе:- Как вы очутились здесь? Вы ведь в гетто не живете, верно?- Нет, нет, я живу в Берлине. Собственно, вся моя семья живет в Берлине: мой отец получил назначение на довольно большую должность.- В Берлине? - переспросила Ева Исаевна.- Да в Берлине. Я служу в Министерстве по делам восточных территорий. Мы переехали еще в начале августа... - Он смущенно улыбнулся. - И знаете, с тех пор я ни разу не говорил по-русски.- Значит, в министерстве? - перебил его профессор.Раухе пожал плечами:- Я научный консультант по истории и этнографии южной России - это, собственно, и есть моя специальность. Люди в министерстве, между нами говоря, не особенно разбираются во всем этом. - Он вдруг рассмеялся. - Простите, я вспомнил, как один коллега на днях перепутал грузин с гуннами, а другой всерьез утверждал, что цыгане - потомки скифов. Так что, видите, с какой публикой приходится иметь дело.- Вижу, - неопределенно отозвался Семен Евсеевич.- Я это рассказываю не без умысла. Я ведь к вам по делу: как раз с одним из вопросов.- Насчет грузин и гуннов?Раухе вежливо улыбнулся шутке профессора:- Нет, гораздо хуже - насчет караимов. Вы не представляете, что творится в министерстве из-за этих караимов. Прямо война междоусобная...Раухе встал с табуретки и попытался пройтись по комнате, но тут же натолкнулся на стену и сел на место:- Они просто одержимы хазарской теорией! Столько серьезных работ написано - взять хоть ваши! Казалось бы, камня на камне не осталось от этих выдумок, ан нет - поговорите с моими коллегами, они вам скажут, что это точно: караимы происходят от хазар. А какие доказательства? А вот, караимы говорят на тюркском языке. Простите, я им возражаю, восточноевропейские евреи говорят на идиш, то есть на германском диалекте. Но не станете же вы утверждать, что они произошли от немцев?Раухе сокрушенно всплеснул руками.- Знаете, Семен Евсеевич, по-моему, хазарская теория сродни мифотворчеству. Жили когда-то хазары... Пушкин их упомянул... А тут вдруг перед тобой - живой потомок хазар. Романтично, что ли? А последователь еврейской секты - не романтично.- Да нет, Алик, - профессор Иоффе вздохнул. - Я думаю, все гораздо проще: сами караимы в России настаивали на этой теории... правильнее сказать - гипотезе. Соображения у них были сугубо практические: отмежеваться от еврейства, чтобы к ним не применяли антиеврейских законов. Все это носило чисто конъюнктурный характер поначалу. А потом - пожалуйста - ТЕОРИЯ... В других странах, в Египте, скажем, тамошним караимам и в голову не приходило отмежевываться от еврейского происхождения. Наоборот, на каждом углу кричали, что они-то и есть подлинные евреи!- Господи, да я все эти доводы тысячу раз... - Раухе вскочил, схватил с пола свой портфель, открыл его и начал копаться в бумагах. Потом махнул рукой: - Я вам лучше так все расскажу, без этих докладных.Он сделал паузу и продолжил:- Не знаю, каким образом, но еще до войны, в циркуляре от второго января тридцать девятого года было записано, что караимы произошли от хазар и потому в расовом отношении ничего общего с евреями не имеют. Затем начинается война, наши вступают в Польшу, Литву; на восточных территориях оказываются тысячи караимов - и никто их евреями не считает. Наконец, наши приходят в Крым, и вот там начинается!.. Кто такие крымчаки? Евреи? Но они неотличимы от караимов! Значит, и караимы - евреи? И вот уже в Киеве каких-то караимов хватают как евреев. А из Трокая, от главы караимов идут отчаянные жалобы. Появляются ходатаи: караимы-де - не евреи. К этому времени я уже работал в министерстве, и мне предложили написать объяснительную записку. Я пишу как есть: что крымчаки - евреи, что караимы - тоже евреи, но имеют некоторые религиозные отличия: не признают Талмуд, не верят в приход Мессии, не едят горячей пищи по субботам... Ну, вы знаете. И вот эта записка с сопроводительным письмом моего непосредственного начальника попадает к самому министру, к Розенбергу... Все это строго между нами, Семен Евсеевич, вы должны понять...Раухе понизил голос:- Тот, говорят, прямо рассвирепел. Что же получается? Циркуляр от тридцать девятого года неверен - и вся политика в этом вопросе ошибочная? А люди, которые все это делали, они здесь, в министерстве, и они, конечно, насмерть бьются за свою правоту. Ох, Семен Евсеевич, если бы вы только знали! До научной истины никому дела нет - у каждого своя чиновничья амбиция. Ну и пошло! Пишут опровержения на мою докладную, цитируют Фирковича, вытащили книжки советских ученых. Хазары - и все тут!..Раухе перевел дух. Иоффе тоже молчал. Ева Исаевна сидела сосредоточенная, с закрытыми глазами, и невозможно было понять, слушает ли она разговор или прислушивается к звукам, доносящимся снаружи.- Вот тогда я и придумал ход.Раухе торжествующе посмотрел на супругов:- Я сказал им: давайте проведем экспертизу. Давайте выслушаем мнение по этому вопросу крупных еврейских историков. Кто же может знать предмет лучше?- Еврейских историков? - переспросил профессор. - Это, собственно, как понимать? Имеются в виду историки - евреи по национальности или специалисты по истории евреев?- Ну, это значит: евреи - специалисты в данном вопросе. Там, в министерстве, меня отлично поняли. И согласились! Можете себе представить?- Согласились, - проговорил профессор. - Ну, и кто же эти ЕВРЕЙСКИЕ ИСТОРИКИ?Раухе хлопнул себя ладонями по коленям:- А уж кандидатуры подсказал я... Вы знаете, откуда я сейчас приехал?- Из Берлина. По-моему, вы сказали - из Берлина.- Я живу в Берлине. А сюда я приехал непосредственно из Варшавы. А там я виделся... догадайтесь, с кем? С профессором Балабаном!- С Меиром? - оживился Семен Евсеевич. - Как он там?Раухе покачал головой:- Нельзя сказать, что хорошо... В общем, так же, как вы.- В гетто?- Да, но... Я сказал профессору Балабану, кое-что можно изменить... в известных пределах, конечно. Я никакой административной власти не имею, но я получил заверения своего непосредственного начальника, а он человек влиятельный и очень заинтересован в результатах этой экспертизы. В двух словах я могу объяснить ситуацию. Он в министерстве человек новый, и с большим будущим, как все говорят. Он не связан ошибками прошлого руководства и сразу поддержал мою докладную. Для меня это вопрос научной истины, а для него - карьеры...- Если я догадался правильно, меня тоже привлекают для экспертизы?- Конечно! Господи, разве я до сих пор этого не сказал? Вот же, вот же...Он опять схватил свой портфель и извлек плотную коричневую папку. Из нее он бережно вынул документ на бланке, украшенном орлом со свастикой в когтях.- Вот, пожалуйста, официальная рекомендация привлечь вас в качестве эксперта.Он положил бумагу на одеяло рядом с профессором. Тот, не притрагиваясь, разглядывал ее с интересом. Через некоторое время он проговорил без всякого выражения:- Чуть ли не все мои работы перечислены...- А как же, - с гордостью отозвался Раухе, - я целый день провел в библиотеке. Это было не просто: в общем фонде их нет. Ну, вы знаете государственную политику в отношении неарийских ученых... Но в специальном хранилище я разыскал. Да! Можете себе представить, я держал в руках даже рукопись вашей диссертации! С вашими поправками - можете представить?..Это замечание не произвело на Иоффе впечатления. Все тем же бесцветным голосом он сказал:- Вы говорите - научная истина. А привлекли для экспертизы только противников хазарской теории: Балабана, меня... кого еще?- И что из того? - Раухе искренне недоумевал. - Вы же сами говорите, что это никакая не теория, а просто политическая спекуляция...- Да они их убьют! Они их будут убивать, как нас, ты что - не понимаешь? - вдруг прокричала срывающимся голосом Ева Исаевна. Лицо ее стало пунцовым. - Этих людей надо спасти, слышишь, Семен? Иначе их будут убивать, как евреев!- Ева, ради Бога, успокойся! - Иоффе взял жену за руку. - Почему ты кричишь? Мы же только обсуждаем...- Как ты можешь это обсуждать? Он предлагает уничтожить еще один народ - ты это будешь обсуждать?- Почему же уничтожить? - запротестовал Раухе. - Караимы - евреи и должны разделять судьбу всего еврейского народа.- Это значит - погибнуть! Вы, молодой человек, не знаете, что происходит? Нас заперли в гетто, сказали - чтобы охранить от толпы, но людей все время убивают. Уже два раза были погромы - власти ничего не сделали. На прошлой неделе опять расстреляли заложников... Люди мрут на этих принудительных работах... Неужели не ясно, чем это кончится?- Ева, зачем ты все это говоришь?- Как это ЗАЧЕМ? Он приезжает из Берлина, от тех, кто все это сделал, и рассуждает с тобой о научной истине... А на самом деле они - убийцы, а он - с ними!..Табуретка с грохотом отлетела в сторону. Раухе вскочил на ноги, лицо его было искажено. Он пытался что-то сказать, но не мог. Иоффе сжал руку Евы Исаевны, и она замолчала.Тяжелая пауза длилась несколько секунд; наконец Раухе произнес:- Я должен был... мне с самого начала следовало... - Он перевел дух. - Я вполне понимаю ваше положение, оно, действительно ужасно. Наверное, я должен был начать с того, что не одобряю многого... Зачем нужно запирать в гетто таких людей, как вы? Или профессор Балабан? Все эти жестокости мне неприятны. Но от меня ничего не зависит. Мое дело - история, а этим занимаются другие люди. Если бы вы знали - какие... Но все же решения принимают не эти люди, они лишь исполнители. А такого решения - намеренно истребить целый народ - не существует. Я это могу сказать определенно, я бы сказал, если бы такое решение где-то приняли. - Голос его окреп, он говорил уже спокойно. - А что касается караимов, то, Ева Исаевна, стоит ли за них так беспокоиться? Вы знаете, сколько они причинили вреда остальным евреям? Сколько гадостей о евреях написали караимские хахамы? Один Фиркович чего стоит! Это он в 1859 году написал в Петербург, в сенат: -Караимам не присущи те пороки, которыми обладают евреи-. Потому что-де, когда евреи распяли Христа, караимы жили в Крыму. А караимы как еврейская секта только появились через восемь веков после Христа... И вот эту чушь надо терпеть? Семен Евсеевич, неужели истории больше не существует?Ева Исаевна хотела что-то сказать, но профессор опять сжал ее руку - она только покачала головой.- Не знаю, Алик, что случилось с историей, - проговорил Иоффе. - Я больше ничего не понимаю...- Но мы говорим о происхождении караимов, о том, что к хазарам они отношения не имеют. Хотя бы потому, что хазары исповедовали иудаизм в его обычном виде - с Талмудом, Мессией, раввинами, а караимы - нет! Это же исторические факты!Профессор Иоффе покосился на лежавший рядом с ним на кровати документ - имперский орел со свастикой в когтях хищно смотрел по сторонам.- Не знаю, Алик. Все это совсем не просто...- Но позвольте! Не согласитесь же вы с хазарской теорией?- А почему нет? - сказал профессор, твердо глядя в глаза Раухе. - Вполне возможно... Караимы говорят по-тюрк­ски, как хазары...Раухе дернулся, как от удара. Он хотел что-то сказать, затем резко повернулся к стенке, схватил с пола свой плащ и начал его надевать. Рука застряла в рукаве. Он высвободил руку, бросил плащ на пол. Затем повернулся к профессору:- Как вы можете, Семен Евсеевич?! Слышать такое от вас... от вас! Вы для меня были всегда воплощением ученого... если угодно - идеалом. - На глазах у Раухе выступили слезы. - Господи, вы, наверное, и не помните... Однажды на семинаре по скифам... вы еще, помню, запоздали. И вдруг заговорили не о скифах, а о науке - о ее великой истине, которая выше всякой конъюнктуры. Это ваши слова! Вы очень горячо говорили, и тогда, в тридцать седьмом году, они звучали потрясающе... Я нашел в них опору, смысл своей жизни. Посудите: в университете мне вбивали в голову, что главное - интересы пролетарской революции; дома отец шепотом объяснял историческую роль германской расы. А я знал, что на свете есть одна истина - наука! Как вы можете, Семен Евсеевич!..Профессор тяжело вздохнул:- Семинар по скифам? Я очень хорошо помню тот день. Это было девятнадцатого февраля, в тот день арестовали Якова, моего брата. И то, что я говорил вам, предназначалось не вам, студентам, а ему... Это были мои последние слова в нашем долгом споре. Он был младшим, я его очень любил, но мы спорили... Он был предан им, как... Он был героем Гражданской войны, командовал округом. Даже перед расстрелом - нам потом сказали - он кричал -Да здравствует Сталин!-. Когда я говорил об исторической правде, он смеялся. Он повторял, что правда - это то, что в интересах партии. Я его очень любил. Меня не радовало, что в нашем споре я оказался прав. Я, в самом деле, был тогда убежден, что выше науки правды быть не может.- Тогда?.. А теперь?Профессор покачал головой:- Не знаю, Алик, это очень сложно... - Он подумал и, показав на документ, сказал уже другим тоном:- Хорошо, я принимаю предложение. Свое заключение я отправлю по почте. Ничего, если оно будет написано от руки? У меня нет машинки.Раухе поклонился и надел плащ. Застегивая пуговицы, он сказал:- Если вам безразлична наука, подумайте о жене.Когда он распахнул дверь, Семен Евсеевич окликнул:- Постойте! Я хочу вам объяснить. Я искренне так считал - тогда. Но с тех пор я многое понял...Раухе стоял, придерживая дверь, и вопросительно смотрел на профессора, но тот больше ничего не сказал - он опустил голову и задумался. Тяжелые седые пряди закрывали его лицо.Раухе пожал плечами и вышел. В основе этого рассказа лежит исторический факт: три историка-еврея по запросу германского министерства дали заключение о происхождении караимов от хазар. Имена этих историков известны - никто из них до тех пор не был приверженцем хазарской теории, скорее наоборот... Считают, что благодаря этим трем заключениям караимы были объявлены неевреями и уцелели. Все три историка погибли в гетто. В. МАТЛИН. НАУЧНАЯ ИСТИНА www.berkovich-zametki.com

Метки:

1939, 5 января — (14 Тевета 5699) Министерство внутренних дел Германии по просьбе караимской общины рейха о непризнании их евреями специально отметило, что караимы не принадлежат к еврейской религиозной общине и их «расовая психология» не является еврейской. Далее

В 1941г. в связи с началом военных действий против СССР Расовое бюро МВД Германии подняло вопрос о расовой принадлежности восточноевропейских караимов. Соответствующее германское ведомство обратилось к трём еврейским учёным З.Г. Калмановичу, М. Балабану и И. Шиперу с запросом о происхождении караимов. Все трое, чтобы спасти крымско-литовских караимов, дали заключение о их нееврейском происхождении, на основании которого было принято решение не подвергать караимов уничтожению, как это применялось в отношении евреев. Судьба трёх еврейских учёных известна: Меир Балабан умер в 1942г. в Варшавском гетто, Игнацы (Ицхак) Шипер погиб в Майданеке в начале 1943г., Зелик Гирш Калманович умер от истощения и болезней в концлагере близ Нарвы (Эстония) в 1944г.

Метки:

1939, 20 января — (29 тевета 5699) Шоа. Гитлер приказал уволить всех офицеров вермахта, женатых на еврейках.

Метки:

1939, 24 января — (4 швата 5699) Шоа. В Германии гестапо организован Имперский центр по эмиграции евреев.

Метки:

1939, 25 января — (5 швата 5699) Шоа. Циркуляр Германского МИДа объявил о конечной цели политики Германии - эмиграции всех евреев из страны. По подсчётам нацистов евреи Германии в то время владели имуществом в 7 млд. марок и всё оно, естественно, переходило государству.

Метки:

1939, 30 января — (10 швата 5699) Шоа. Выступая в рейхстаге, Гитлер провозгласил: «... результатом войны будет не большевизация мира и... триумф еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе».

Метки:

1939, 7 февраля — (18 Швата 5699) Лондон. Началась конференция по палестинскому вопросу. Участвовали представители ишува, в т. ч. Вейцман и Бен-Гурион, арабов - муфтий Д. Эль-Хуссейни и пяти арабских государств англичане в качестве хозяев и посредников, т. к. арабы отказались разговаривать с евреями. В результате Британия приняла сторону арабов, предложила создать палестинское государство с отдельными еврейскими и арабскими кантонами и ограничение алие до 75 тысяч в течение 5 лет (см. 17 мая ).

Метки:

1939, 15 февраля — (26 Швата 5699) Ишув. Арабское нападение на район Хайфы Кирьят-Аман, террористы проникли в один дом и убили жильца. В ответ группа бойцов Хаганы под командой Леви Авраами пробрались в деревню Араб-Збийдат и застрелили трёх человек. Через несколько недель Авраами было поручена организация подразделение для специальных операций.

Метки:

1939, 21 февраля — (2 Адара 5699) Шоа. Евреям Германии приказано сдать ювелирные украшения и драгоценные металлы.

Метки:

1939, 26 февраля — (7 Адара 5699) Хаиму Вейцману принесли официальный конверт с печатью министерства колоний. В письме содержался проект новой «Белой книги», предусматривающий создание в Палестине арабского государства через пять лет, строжайшее ограничение еврейской иммиграции в течение этого срока с последующим ее прекращением. «Я не мог поверить своим глазам», - писал Вейцман. Но впоследствии выяснится, что письмо попало к нему по ошибке и предназначалось арабской делегации! В Лондоне в это время шла конференция по палестинскому вопросу (см. 7 февраля).

Метки:

1939, 7 марта — (16 Адара 5699) Ишув. Нелегальная алия. Из порта Сушак в Югославии до берегов Эрец-Исраэль благополучно добрались 380 репатриантов, в основном стариков и детей. Они вышли в плавание на старом тихоходном пассажирском корабле "Колорадо", а в море пересели на более быстроходное судно "Атрато", которое власти Югославии не разрешали использовать для перевозки людей, т. к. оно не было пассажирским. Это была одна из операций по нелегальной алии, организованная "Мосад алия бет".

Метки:

1939, 10 марта — (19 Адара 5699) Родилась И. Пресс - заслуженный мастер спорта, дважды чемпионка Олимпийских игр: в 1960 году в Риме победила в беге на 80 м с барьерами, а четыре года спустя в Токио - в пятиборье, 12 раз била мировые рекорды, впоследствии стала кандидатом педагогических наук.

Метки:

1939, 22 марта — (2 Нисана 5699) Ишув. Нелегальная алия. Румынское судно "Садно" с 269 олим попало в руки английской береговой охраны и без пищи и достаточного количества горючего отправлено в открытое море. После 8 дней скитаний оно вернулось в Констанцу.

Метки:

1939, 31 марта — (11 Нисана 5699) Ишув. Нелегальная алия. Судно "Агиос Николас" с 693 беженцами из Чехословакии обстреляно английскими катерами и вынуждено пристать к греческому острову Хиос. От пуль погиб один репатриант, лишь через несколько месяцев пассажирам "Агиоса Николаоса" удалось на другом корабле добраться до Эрец-Исраэль.

Метки:

1939, 15 марта — (24 Адара 5699) Катастрофа. Богемия и Моравия оккупированы германскими войсками и объявлены протекторатом Германии, жившие здесь евреи (по данным нацистов, определявших принадлежность к еврейству в соответствии с Нюрнбергскими законами, – 118 310 человек; из них лишь 86 715 входили в еврейские общины) лишились всех гражданских прав и возможности участвовать в экономической, политической и культурной жизни страны, посещать общие учебные заведения, пользоваться общественным транспортом и телефоном. Власти объявили вне закона все еврейские организации (за исключением религиозных общин), закрыли все еврейские периодические издания, запретили публикацию еврейских книг и приступили к планомерному изъятию принадлежавшей евреям собственности и уничтожению еврейского наследия (часть обрядовых предметов, свитков Торы и книг из сотен синагог Чехословакии, прежде всего Богемии, и ряда европейских стран была свезена в Прагу, где предполагалось устроить «Музей исчезнувшего народа»

Метки:

1939, 2 марта — (11 Адара 5699) В Ишуве начала вещание радиостанция подпольной организации ЭЦЕЛ «Коль Цион Алохемет». Работала радиостанция до образования Государства. Первым диктором была сестра лидера ЭЦЕЛ Давида Разиэля Эстер Разиэль-Ноар.

Метки:

1939, 11 апреля — (22 Нисана 5699) Нелегальная алия. Судно "Ассими" с репатриантами захвачено англичанами у берегов Кесарии и отправлено назад в Европу.

Метки:

1939, 7 мая — (18 Ияра 5699) Ишув. Бен-Гуриону поручено упорядочить деятельность Хаганы, выработать её тактические и стратегические цели и задачи.Ведь оказалось, что Ишув не готов к длительной многосторонней борьбе и с арабами, и с мандатом. Спустя месяц было принято решение о роли Хаганы, как ядре будущей еврейской армии, командовании Хаганы, степени его подчинённости властям Ишува и Сионистской организации, создании в Хагане отрядов для специальных заданий.

Метки:

1939, 17 мая — (28 Ияра 5699) Ишув. Английским правительством опубликована "Белая книга" - свод установлений, фактически дезавуирующих Декларацию Бальфура. Этот закон имел 3 раздела: конституция, иммиграция, земля. В первом говорилось о том, что Правительство Его Величества не намерено превратить Палестину в еврейское государство вопреки воле арабского населения, а еврейский национальный очаг уже создан. Во втором еврейская иммиграция устанавливалась в размере 75000 в течение 5 лет и всё, так как страна имеет ограниченную "экономическую ёмкость". В третьем практически запрещалась продажа земли евреям без контроля со стороны мандатных властей. А они имели право разрешать продажу на 5% всей и без того усечённой Эрец-Исраэль.

Метки:

1939, 18 мая — (29 Ияра 5699) Ишув. "День Напоминания". Мининги и протесты против британской "Белой книги" (см. 17 мая). В Тель-Авиве в демонстрации приняли участие 60000 человек, в Хайфе - около 15000. В Иерусалиме митинг состоялся на следующий день, потому что 18 мая произошли насколько силовых акций, непредусмотренных сценарием протестных действий. Виновные в самодеятельности члены Хаганы были временно выведены из состава Самообороны.

Метки:

1939, 19 мая — (1 Сивана 5699) По дороге в Хайфу арестован англичанами руководитель ЭЦЕЛ Д. Разиэль. Он направлялся на встречу с одним из руководителем ишува П. Рутенбергом. 18 дней Разиэля держали в еарцере, потом отправили в тюрьму Акко, оттуда в Црифин. Освобождён был в октябре после того, как объявил о прекращении враждебных действий против англичан в связи с начавшейся мировой войной.

Метки:

1939, 20 мая — (2 Сивана 5699) Нелегальная алия. Из Румынии, несколько последних месяцев служившей отправным пунктом беженцам-евреям, к берегам Эрец-Исраэль отправились корабли "Атрато" и "Колорадо" с 778 пасажирами из Польши. Первый через 8 дней был перехвачен английским военным судном "Ротон", второй добрался благополучно.

Метки:

1939, 21 мая — (3 Сивана 5699) Ишув. В рамках "Дня Напоминания" (см. 18 мая ) марш в Иерусалиме 4 тысяч юношей и девушек - бойцов Хаганы. Среди демонстрантов были подразделения с нелегальным оружием. Марш должен был состояться по улице Яффо, где находились мандатные учреждения, в последний момент маршрут изменили, что вызвало неудовольствие молодёжи. После парада отряды вернулись к зданию Еврейской гимназии, где продолжился митинг, прерываемый выкриками: "Мы хотим дел, а не слов".

Метки:

1939, 23 мая — (5 Сивана 5699) Ишув. Методом "Ограда и башня" молодёжью созданы 6 новых поселений

кибуц МАХАНАИМ. Находится в Верхней Галилее (в 3 км к северо-востоку от Рош-Пинны). Принадлежит движению Ха-Тну‘а ха-киббуцит ха-меухедет. Назван по библейскому городу Маханаим. Земли Маханаима были куплены в 1892 г. группой выходцев из Галиции. В 1898 г. ею была основана мошава и покинута спустя три года. Не увенчались успехом и последующие попытки создать здесь поселение. В 1916 г. в Маханаиме поселились члены группы По‘алей ха-Галил (Рабочие Галилеи), превратившие его к 1922 г. в мошав, покинутый во время арабских беспорядков в 1929 г. В 1939 г. был основан нынешний киббуц. В ходе Войны за Независимость Маханаим оказался на линии сирийского фронта. Площадь киббуца — 500 га. В начале 2003 г. здесь жили 372 человека. Основные отрасли хозяйства: полеводство, плодовое садоводство, рыбоводство, тепличное цветоводство, молочное животноводство, птицеводство и овцеводство. Имеется предприятие по ремонту гидравлических механизмов. В черте киббуца находится могила М. Гальперина. К югу от Маханаима — местный аэродром. Мошав ШАДМОТ ДЕВОРА. Находится в Нижней Галилее. Основан евреями из Германии. В настоящее время численность населения составляет около 350 человек, некоторые из которых работают в сельском хозяйстве Мошава, другие живут в Мошаве, но работают в других местах. Мошав был основан в вечер еврейского праздника Шавуот (23 мая 1939) на землях арабской деревни аль-Shajara, которые Фонд Ассоциации еврейской колонизации Палестины (PJCA) купил в 1920-х годах. Первоначально поселение имело названием "Омер", позже название деревни было изменено на "Shadmot двора", по имени Дороти де Ротшильд, жены Джеймса Арманда де Ротшильда, президента PICA (он был назначен на эту должность в 1924 году его отцом Эдмондом Джеймсом де Ротшильдом), на чьи деньги земли Мошава были куплены, а также Деворы-пророчицы, которая собирала израильские колена бороться против Хананеев в этой области. В течение первых семи лет жители мошава прожили в стенах построенной сторожевой башни, так как напротив по другую сторону вади находилась недружественная арабская деревня Shaara. Только после завершения в 1948 году Арабо-израильские войны, в ходе которого жители Shaara бежали в соседние арабские страны, их деревня была разрушена, и жители мошава стали жить более безопасно. В конце 1940-х и начала 1950-х годах земли Мошав были распределены между всеми жителями для ведения индивидуальных хозяйств, остальная часть земли были распределена между жителями в сельскохозяйственных целях. В течение 1970-х годах к старой части мошава были добавлены земли на юге, где были построены новые дома детям жителей мошава, а также для новых жителей. В течение 1980-х годов экономическое положение Мошава ухудшилась и он был объявлен банкротом. С конца 1990-х годов и в течение 2000 года под административным управлением в восточной части мошава, которая не используется кем-либо, были построены и проданы новые дома детчм ветеранов мошава и новым жителям, с тем чтобы покрыть долги Мошава. Поселение ШОРАШИМ (Shorashim). Является коммунальным поселением в Нижней Галилее, в Северном округе. Находится в ведении регионального совета Misgav, связано с движением консервативного иудаизма Masorti. С 1982 года является Мошавом. В настоящее время в нём проживает около 250 жителей, в основном еврейские иммигранты из Европы и Америки. Религиозный мошав HАZОR'IM. Находится в Нижней Галилее, недалеко от Тверии и Афулы. Основан выходцами из Германии и Голландии, и затем присоединившимися к ним иммигрантами из Северной Африки. Поселение ТЕЛЬ ЦУР. Кибуц КФАР ГЛИКСОН (Kfar Glickson). Расположен недалеко от Биньямина и Пардес Хана-Каркур, находится под юрисдикцией регионального совета Менаше. В 2006 году насчитывал 269 жителей. Организован иммигрантами из Румынии, назван в честь Моше Гликсона, редактора газеты "Гаарец в 1922-1937 годах. Поселение МААПИЛИМ (Ma'apilim).

  в Самарии, Галилее, на берегу Хайфского залива. Это был своеобразный сионистский ответ англичанам на их "Белую книгу"(см. 23 июня , 12 июля ).

Метки:

1939, 23 мая — (5 Сивана 5699) Ишув. В Иерусалиме убит английский полицейский. Так на "Белую книгу" отреагировала организация ЭЦЕЛ.

Метки:

Страницы: 1234