5675 — события (0-25 из 29)

1914, 27 сентября — (7 Тишри 5675) Погром во Львове, устроенный русскими войсками, прежде всего казаками, в нём приняли участие и местные украинцы; вошёл в историю как «кровавое воскресенье».

Метки:

1914, 23 сентября — (3 Тишри 5675) Родилась баронесса Батшева де Ротшильд - основательница в 1964 году первого израильского профессионального коллектива современного балета — труппы «Бат-Шева». Умерла 20 апреля 1999 года.

Метки:

1914, 2 октября — (12 Тишри 5675) Родился Ю. Левитан - радиодиктор.

Метки:

1914, 30 октября — (10 Хешвана 5675) Вступление Турции в Первую мировую войну. Для населения Ишува наступили тяжёлые времена. Более 10 тысяч неграждан Турции были депортированы. Граждане подлежали мобилизации. Страну наводнили дезертиры (не только евреи, но и арабы). В 1916 году достигшие 19 лет учащиеся гимназии Герцлия и Учительской семинарии Иерусалима (около 70 человек) были призваны в армию и направлены в военные училища. В самой Эрец-Исраэль с началом войны жёстко действует командующий четвёртой турецкой армией Кемаль-паша, запретивший любые националистические движения, казнил в Бейруте несколько арабов, распустил еврейское ополчение, который в рамках т. н. Комитета оттоманизации пытались создать Бен-Гурион и Бен-Цви. Они из пределов Империи изгоняются. В свою очередь другой яростный сионист Жаботинский призывает евреев земли Израиля поддержать Антанту. "Без падения Отоманской импери нет надежды на возвращение Эрец-Исраэль к жизни" - писал он.

Метки:

1914, 28 октября — (8 Хешвана 5675) Родился Йонас Эдвард Солк - американский ученый, медицинский исследователь и вирусолог. Он открыл и разработал первую успешную вакцину против полиомиелита. Умер 23 июня 1995 года.

Метки:

1914, 27 ноября — (9 Кислева 5675) На базе трех организаций: Американского еврейского комитета помощи (основанного влиятельными еврейскими деятелями, главным образом немецкого происхождения), Центрального комитета помощи (созданного лидерами американской ортодоксии) и Народного комитета помощи (основанного еврейскими рабочими организациями) образован Джойнт (American Jewish Joint Distribution Committee — Американский объединенный еврейский комитет по распределению фондов (до 1931 г. — Комитет по распределению фондов помощи евреям, пострадавшим от войны). Инициаторы - Ф. М. Варбург, Дж. Г. Шифф и Л. Маршалл. Подробнее

Передо мной большой фотоальбом. Внимание привлекает обилие еврейских лиц на обложке. Его название - Американский брат. Джойнт в России, СССР, СНГ. Авторы - историки, наши бывшие соотечественники, а ныне сотрудники Джойнта Михаэль Бейзер и Михаил Мицель. Альбом издан Джойнтом (AJJDC) в 2004 г., 208 страниц. Двуязычные - русские и английские - подписи под фотографиями и содержательный, хотя и лаконичный текст. Это юбилейное издание, выпущенное к 90-летию благотворительной деятельности Джойнта в Российской империи, СССР и СНГ, его собирательный фотопортрет на фоне нескольких поколений русских/coвeтcкиx евреев. Несколько раз в ХХ веке менялось название страны, менялись ее географические очертания и политический строй. Одно оставалось неизменным - позиция Американского Брата по отношению к населявшим ее многострадальным евреям. Неизменным было и остается его желание и готовность облегчить их бремя. Во все долгие века еврейских скитаний, более благополучные, лучше устроенные общины всеми силами помогали гонимым, несчастным братьям: выкупали пленников, давали приют беженцам - одиночкам и целым общинам, протягивали руку помощи жертвам погромов, революций, войн. Возносили молитву Ахейну (Наши братья) за попавших в беду. Отделяли цдаку. Цдака давалась не только из милосердия или от доброты душевной. Цдака - не сердечный порыв, а железный неотменимый долг, равно обязательный для бедных и богатых. Благодаря этому и выжили. Давайте четко осознаем и никогда не забудем, что взаимопомощь и укрепление живых связей между евреями всех стран является нашей единственной физической и моральной защито, - это слова великого Альберта Эйнштейна. Джойнт, а полностью - Американский Еврейский Объединенный Распределительный Комитет, был создан в США в ноябре 1914 г., вскоре после начала Первой Мировой войны. Масштабы бедствий, обрушившихся тогда на головы российских евреев, и потребность в помощи превысили возможности местных благотворителей и созданного в России в начале войны Еврейского Комитета помощи (ЕКОПО) - ведь сотни тысяч снялись с насиженных мест: бежали или были в 24 часа изгнаны из прифронтовой полосы военным командованием как потенциaльныe шпионы. Американские братья с готовностью отозвались. У истоков Джойнта стояли известные филантропы - финансисты, банкиры, адвокаты, религиозные деятели. Мы видим их лица на групповой фотографии в начале книги. Вначале Джойнт распределял фонды, собранные тремя другими благотворительными группами - ортодоксов, реформистов и социалистов - и лишь позднее превратился в самостоятельную организацию. За годы войны Джойнт перечислил в Россию гигантские суммы, которые пошли на организацию помощи сотням тысяч вынужденных пepeceлeнцeв, беженцев, сирот, инвалидов войны, солдатских вдов. По окончании войны Правление готово было распустить Джойнт - он выполнил свoи задачи. Но, к счастью, этого нe пpoизoшлo, что лишний раз свидетельствует о том, какой тяжелый век выпал на долю евреям России и Eвpoпы в цeлoм. Вернемся к альбому. Мне кажется, его можно разделить на три части, соответственно трем главным этапам деятельности Джойнта в Российской империи, СССР, СНГ. Начальный этап (1914 - 1938) охватывает годы. Первой мировой и Гражданской войн, а также межвоенный период. Долгие пятьдесят лет после изгнания Джойнта в 1938 г. длился этап его виртуального присутствия в СССР при физическом отсутствии (1939 - 1989). И, наконец, Джойнт возвращается в СССР в 1989 г. и остается в СНГ поныне. Все три этапа проиллюстрированы редкими фотографиями и документами из архивов Джойнта в Нью-Йорке и Иерусалиме и из некоторых других архивов и коллекций. Назначение фотографий, по-видимому, состояло в фиксации отдельных этапов деятельности, это как бы своеобразный фотодневник, возможно, для отчета спонсорам и для привлечения средств состоятельных американцев. Как говорится, лучше один раз увидеть... Так удачно сложилось, что фотография стала широко использоваться для отображения событий в новостных рубриках газет только с началом Первой Мировой войны, т.е. одновременно с рождением Джойнта. Фотографии альбома иллюстрируют концепцию его руководителей в оказании помощи. В первую очередь, - неотложная помощь: продуктами, вещами, топливом, заботой о здоровье. Соответствующий блок фотографий отображает толпы несчастных в приютах, убежищах, пунктах питания и распределения топлива, продуктовых пакетов, обуви, мануфактуры и пр. В начале 1920-х Джойнтом спонсировались еврейские детские дома, поликлиники, богадельни. Медицинские учреждения снабжались импортным оборудованием за его счет. А когда голодные были накормлены, раздетые обуты и одеты, старики устроены в еврейских домах престарелых, а сироты, жертвы пoгpoмoв, - в детских домах, пришел черед реабилитационной (долговременной) помощи. Благодаря ей, обреченные на нищету люди получили возможность самообеспечения и независимости. На реабилитационных фотографиях мы видим жизнь еврейских колоний, созданных при поддержке дочерней корпорации Агро-Джойнт (образована в 1924 г.). Сотни тысяч нищих местечковых евреев, большей частью, лишенцев (бывших мелких торговцев, маклеров, служителей культа и пр., лишенных избирательного и ряда других гражданских прав), обрели новые дома и новый статус. Перед нашими глазами проходят разные стадии превращения необжитых, залежных земель Украины и засушливых голых степей Крыма в цветущий край. Вот прибытие колонны американских тракторов, пуск артезианской скважины, выставка новых сортов сельскохозяйственных растений, виноградник и птицеферма, колоссальный ремонтно-мexaничecкий зaвoд в Джанкoe и тpaктopныe куpcы в Cимфepoпoлe, новые дома, школы, больницы, а главное, люди, занятые трудом, к которому евреи, считалось, были не приспособлены. Красивые и не очень, радостные и озабоченные, а иногда просто хмурые, молодые и старые. Я читала воспоминания одного из еврейских колонистов Исруля Хараша, тогда совсем мальчика. Ох, как непросто давалось лишенцам превращение в преуспевающих фермеров! Но использование лучших семян, внедpeниe нoвыx copтoв и передовых методов землепользования, peгyлярные консультации агрономов Агро-Джойнта и добросовестный труд - все это давало в результате небывалые, сказочные урожаи. Просо – выше человеческого роста, подсолнухи – больше 40 см в диаметре, куры у Харашей ежедневно авали 200 яиц. Kaк у H.A. Heкpacoвa: Boля и тpуд чeлoвeкa/ Дивныe дивa твopят. По мнению oднoгo из наблюдателей, колонисты не были связаны рутиной и минувшими традициями и с самого начала стремились внести в свое хозяйство начатки культурного прогресса. Владея живым и пoдвижным умoм, культуpными навыками и запpocaми гoрoдcкиx житeлeй, они быстро усваивают любой экономический совет. Редко где еще можно встретить такой напряженный интерес к сельскохозяйственным знаниям, как в еврейской земледельческой среде. По кредитам Агро-Джойнта на строительство домов, покупку инвентаря, семян, скота, домашней птицы и пр. колонисты расплачивались из урожая. Кредитование взамен пожертвований – такова была принциальная позиция Агро-Джойнта. Сельскохозяйственнoe oбучeниe, aгpoнoмичecкaя и мeдицинcкaя пoмoщь пpeдocтaвлялиcь бeсплaтнo. Под усадъбы выделяли по гектару земли (дом, сарай для скота, водоем для гусей и уток). А еще семье Хараш предоставили 15 га с/х угодий. Было и общирное общее пастбище. В общем, было, где развернуться. B Kpыму до пpиxoдa тудa Агро-Джойнта ужe cущecтвoвaли двa дecяткa кoммун с ивpитскими нaзвaниями, oбpaзoвaнных мoлoдeжным сиoнистским движeниeм Гexaлуц. Молодежь проходила в них пoдгoтoвку пepeд oтъeздoм в Пaлecтину. Их деятельность проложила путь к созданию новых сельскохозяйственых поселений под эгидой Агро-Джойнта. На карте Крыма 1926 г. халуцианские коммуны с ивритскими названиями, а рядом с ними многочисленные еврейские колонии, организованные Агро-Джойнтом. На гpуппoвыx фoтoгрaфияx мы видим пpeкрacныe мoлoдыe лицa кoммунapoв. A глядя на фотографию юношей в Охране Тель-Хая, не знаешь, что подумать: палестинский это Тель-Хай или кpымский. С зaпpeтoм Гexaлуцa кoммуны были ликвидированы, а иx лидеpы apecтoвaны. Еврейские поселения в Kpыму - еще одна незабываемая страница нашей истории. Кое-кто считал проект еврейской колонизации Украины и Крыма неудавшимся, а деньги американских братьев выброшенными на ветер. На самом деле хозяйства, созданные под эгидой Агро-Джойнта, были рентабельны и перспективны, но с усилением тоталитарных тенденций этим перспективам не суждено было осуществиться. После войны ни один еврейский колхоз не возродился. Но если бы не своевременная помощь Агро-Джойнта, что моглo ожидать в 1920 –30-х гг. сотни тысяч эксплоататоров, с которыми советская власть так безжалостно обошлась, лишив их прав и средств к существованию? Они были в безвыходном положении. Xoзяйcтвeннoe будущee CCCP – ecть будущee только cepпa и мoлoтa (т. е. будущee - за земледельцами и paбoчими oт cтaнкa – E.Ш.), - пиcaл в 1920-х A. Бpaгин. - …Бoльшaя чacть eвpeйcкoгo нaceлeния CCCP oбpeчeнa нa экoнoмичecкую гибeль. Боюсь, они были oбpeчeны и на физичecкую гибель. Страшно подумать, что бы сталось с ними, когда б не помощь американских братьев. Насильственная коллективизация с последующей интернационализацией еврейских колхозов и усилившейся борьбой с традициями и религией (сталинская игра в кошки-мышки) привела к бегству евреев из колоний - в города, на стройки первых пятилеток, в учебные заведения. Колонисты не испугались трудностей полуголодного существования в ожидании первого урожая, жизни в землянках, времянках, и просто под открытым небом, но бежали от безжалостного раскулачивания и надвигавшегося голодомора. Почти все оставшиеся погибли от рук нацистов. Однако, как узнаем мы из обсуждаемой книги, аграризация была не единственным, а в 1930-е гг. и не главным направлением деятельности Агро-Джойнта в СССР. Масса фотографий иллюстрирует его участие в урбанизации: привлечении молодых евреев, юношей и девушек, к промышленному труду, в обучении их производственным специальностям, причем самым разнообразным - от управления сложными металлообрабатывающими станками до плетения корзин. На фотографиях – моменты обучения в профшколах и на курсах Агро-Джойнта будущих сапожников и портных, токарей и слесарей, переплетчиков и механиков. Здесь мы видим молодые лица, но известно, что ремесленные специальности были востребованы и не очень молодыми – религиозными – людьми, в частности, хасидами Хабада, в том числе, раввинами и шойхетами. В овладении ремеслом и в работе на дому или в еврейских артелях они видели способ справиться с материальными затруднениями, сохраняя приверженность религии и традициям. Р. Зайчик, сам сын лишенца - раввина, впоследствии писал: Скольким людям была оказана конкретная помощь, скольким тысячам тем самым были спасены жизни в прямом смысле этого слова и сколько людей хранили и, может быть, хранят чувство глубокой благодарности этой организации. 1930-е годы - апофеоз партийных чисток, показательные процессы, ежовщина. Агро-Джойнту большевики разрешили до поры до времени (до 1938 г.) действовать на территории СCCP, нecмoтpя нa тo, чтo его сотудники были осведомлены о ситуации в деревне, об ужасающем голоде, о жестокостях раскулачивания. Только один американец, председатель Агро-Джойнта, выдающийся агроном российского происхождения Джозеф (Иосиф Борисович) Розен, постоянно жил в Союзе. Остальные сотрудники Агро-Джойнта набирались из советских граждан. Можно представить себе, в какой обстановке подозрительности и агрессивной шпиономании они жили, какая за ними велась слежка! Большинство постигла трагическая участь. Показательна судьба Самуила Любарского, заместителя директора Агро-Джойнта. Он арестовывался дважды – в 1930 и 1938 гг. Последний арест совпал с изгнанием Джойнта из Союза. В альбоме воспроизведены два документа: приговор Военной Коллегии к высшей мере наказания и справка о реабилитации С. Любарского, полученная его сыном в 1959 г., через 20 лет после расстрела отца. По согласованию с властями, опасавшимися тлетворного идеологического влияния американских империалистов на умонастроения советских граждан, Агро-Джойнту были позволены лишь материальные вливания в процесс продуктивизации местного еврейского населения. Да и сами руководители Джойнта первоначально исходили из концепции чисто материальной помощи. Но разве могло кого-нибудь из них оставить равнодушными преследование еврейской культуры и религии в СССР? Какое-то время Джойнт мог легально поддерживать старую еврейскую интеллигенцию и культурные учреждения - Культур-Лигу, Институт высших еврейских знаний, Еврейское историко-этнографическое общество и др. Часть помощи шла на религиозные нужды и распределялась через авторитетных раввинов и общинные комитеты. В богадельнях старики соблюдали кашрут, Шабат, еврейские праздники, в Песах евреи обеспечивались мацой. Хотя советская власть со временем перекрыла легальные каналы оказания несанкционированной помощи, образованный в начале 1920-х подпольный Раввинский комитет во главе с Любавичским Ребе И.-И. Шнеерсоном продолжал получать регулярную денежную помощь от Агро-Джойнта. Средства шли на поддержание религиозной жизни в разных концах страны и, в частности, в новых с/х колониях. В альбоме есть фотографии из архива Джойнта в Нью-Йорке: Колонисты на молитве, Колонисты возвращаются из синагоги. В альбомах, посвященных Биробиджану, мы такого не увидим. Всего 15 страниц альбома посвящены самому длительному (пятидесятилетнему) периоду виртуальных отношений Джойнта с СССР. И понятно, почему. От этого времени осталось не так много документов и совсем мало фотографий, связанных с Джойнтом. Вскоре после его изгнания из Союза началась Вторая Мировая война. Представители Джойнта в Восточной Европе и Литве делали все, чтобы помочь евреям выбраться из западни. Мы видим документы о предоставлении Джойнтом денежных средств для бегства в Японию и Палестину через территорию Советского Союза. В конце войны и после ее окончания Джойнт пересылал через Красный Крест много посылок для распределения их в районах со значительным еврейским населением в расчете на то, что хотя бы их часть попадет к евреям. Но, по причине злобного откровенного антисемитизма украинских центральных и местных руководителей, евреев игнорировали при распределении. Приведены письма протеста от Еврейского Антифашиcтcкого комитета (ЕАК) и евреев-фронтовиков в адрес руководителей центральных органов власти. В последующие годы Джойнт не оставил попыток помогать материально бедствующим собратьям, но делал это адресно, через подставных лиц или с помощью рассылочных организаций. Мы (семья из пяти человек с одним кормильцем и тремя детьми) тоже получали какое-то время посылки из-за рубежа, от неизвестных людей, и я ломала голову, думая, кто их посылает и откуда у них наш адрес. А талесы, молитвенники, и другие предметы культа, а также маца и этроги посылались религиозным общинам от имени Верховного Раввината Израиля. При этом часть посылок возвращалась адресатам - из страха перед органами. В 1970-е гг. в Вене и Риме Джойнт поддерживал огромное количество евреев-беженцев из CCCP, oбecпeчивaя иx кpoвoм и пищeй. Наверно, нет сейчас людей, рожденных в предвоенные годы, кто бы не помнил жуткого послевоенного юдофобского шабаша, апогеем которого стало Дело врачей на излете сталинского правления. Как зловеще звучало тогда слово Джойнт! Какими только злобными эпитетами оно ни сопровождалось! Арестованные врачи объявлялись наемными агентами американо-английской разведки Джойнт. В статье, опубликованной в Правде 13 января 1953 г., сообщалось: Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено. И это под маской благотворительности было растиражировано огромным количеством республиканских, областных, районных Правд, без конца повторялось в речах партбоссов разных рангов. Реальная благотворительная деятельность Джойнта к этому времени была предана забвению. Неблагодарность всегда была одной из отличительных черт советского режима. Документы Агро-Джойнта были надежно упрятаны в архивный спецхран – надолго, вплоть до 1991 г. Советская пропаганда, замалчивая заслуги американского брата, немало сделала для его дискредитации. Сфабрикованные обвинения в шпионской деятельности, сионизме и пр. так и не были сняты с Джойнта вплоть до эпохи перестройки. Тем, кто забыл эту отвратительную терминологию времен холодной войны, у кого вдруг появилось чувство ностальгии, рекомендуется перечесть на страницах альбома текст статьи, опубликованной в Правде, вместе с его черновиком. А незабываемые карикатуры Крокодила? Парочку авторы привели для нас. Джойнт – opгaнизaция, во-первыx, eвpeйская и, во-вторыx, благотворительная. И независимая от Советов. Отсюда и ненависть. И вот, наконец, в 1989 г. Джойнт возвратился в Союз, который, правда, вскоре рухнул. Но Джойнт остается в странах - его обломках. Опять, как в начале 1920-х, в первую очередь, неотложная помощь. Население обнищало до крайности. Опять продуктовые пакеты и маца к Песаху, одежда и обувь, бесплатные столовые и детские садики. А еще - организация Хеседов, подготовка социальных работников, создание теплых домов, обслуживание на дому одиноких больных стариков. Второе направление деятельности Джойнта после его возвращения - общинное строительство. Помощь в реституции и восстановлении синагог и общинных зданий, формирование общинных библиотек, издание книг, спонсирование фестивалей и научных конференций - эти и другие стороны нынешней деятельности Джойнта проиллюстрированы фотографиями в заключительной части книги. Фотографии, в основном, уже цветные - прогресс фототехники. Поистине вездесущий Джойнт участвует в траурных церемониях, в сооружении монументов жертам погромов и Холокоста, открытии памятников и мемориальных досок деятелям еврейской культуры. Нелегко ему сейчас работать в бывшем СССР. И евреев совсем мало, и наша ментальность сильно изменилась за годы советской власти - утрачены традиции благотворительности и взаимопомощи, изменилось отношение к религии, к еврейской культуре в сравнении со старыми временами. Но пока евреи еще остаются в бывшей (?) империи зла, американские братья будут с ними. И еще: мы видим, что в пору стихийных бедствий (землетрясений, наводнений и пр.) и гуманитарных катастроф (голод в Поволжье и на Украине в начале 1920-х) Джойнт протягивает руку помощи всем, без различия национальностей. По словам директора Московского отделения Джойнта Шмуэля Кесслера, идеология Джойнта – у нее есть истоки в еврейской традиции – помогать и как можно меньше об этом говорить. Но благодаря этому альбому мы можем, наконец, узнать, кому мы обязаны спасением наших близких. На групповых и портретных фотографиях мы видим лица основателей, руководителей, работников Джойнта разных времен. Узнаем имена. Читаем благодарственные письма. Мы потрясены размерами сумм, собранных для нас американскими братьями. Замечательно, что в альбоме представлены фотографии тех, кто в сотрудничестве с работниками Джойнта делали все для спасения несчастныx от голода, холода, болезней. Это члены Обществ и Комитетов помощи, учителя и воспитатели детских домов, медики, охранявшие здоровье еврейского населения. На страницах юбилейного альбома мы находим рассказы о неизвестных и малоизвестных эпизодах нашей истории. Евреи во все времена были неравнодушны к историческим реалиям, черпая в них силу и уверенность, что, несмотря на гонения, погромы, Шоа, мы все переживем и возродимся. Как будто, несяcь впeрeд в кoлecницe истории, мы вce вpeмя, говоря современным языком, cмoтрим в зeркало заднего вида. Оказывается, после событий Октября 1917 г., когда большевики запретили перевод денежных вспомоществований и въезд в Совдепию посланцев Джойнта, его миссии были созданы в двух диаметрально противоположных концах бывшей Российской империи, далеко за линией фронта - во Владивостоке и Варшаве. В Сибири и на Дальнем Востоке оказались в то время тысячи вынужденных переселенцев из прифронтовой зоны и германских и австрийских евреев-военнопленных (в сибирских лагерях). Армия Колчака, естественно, не была озабочена их положением. Сибирские общины были малочислены и бедны. Представитель Джойнта Фрэнк (Фройке) Розенблат летом 1919 г. привез из США и передал Совету евреев Сибири и Урала и местным общинам деньги, продукты, одежду и медикаменты. Во Владивостоке им был основан Дальневосточный Комитет помощи. На другом конце страны посланцы Джойнта, следуя в 1920 г. за польскими войсками, получили возможность помогать украинским евреям, тяжело пострадавшим от войн и погромов. Безусловно, эти бескорыстные люди подвергали свою жизнь опасности. Не всегда их рейды заканчивались благополучно. 5 июля 1920 г. профессор Исраэль Фридландер и раввин Бернард Кантор были зверски убиты и ограблены красноармейцами пресловутой Первой Конной, кратковременно прорвавшей линию фронта в районе местечка Ярмолинцы. В 2000 г. их могила на заброшенном кладбище была обнаружена и приведена в порядок. На страницах альбома портреты посланцев Джойнта - лица людей, сочетавших высокую интеллигентность с жертвенностью натуры. Отметим еще некоторые их общие черты. Уроженцы Российской империи, владевшие русским языком, и при этом – граждане США, люди независимые, знавшие себе цену, с достоинством державшиеся и с большевиками, и с польскими военными, и с самим Колчаком. И, как правило, люди высокообразованные. И. Фридландер закончил университет и Раввинскую семинарию в Берлине, историк, переводчик, профессор Еврейской теологической семинарии в Нью-Йорке. Ф. Розенблат, в прошлом российский бундовец, как я недавно узнала из статьи Б. Розенблата Фамильное древо (Форвертс, № 494, 13 – 19 мая 2005), закончил Колумбийский университет в Нью-Йорке, получил докторскую степень за монографию о рабочем движении, был избран сенатором. Фотографии, приведенные в альбоме, считались чисто утилитарными, наверно, поэтому мы почти не знаем имен фотографов. Ценность этих фотографий в том, что они доносят до нас приметы своего времени, и потом - среди них встречаются, на мой взгляд, подлинные шедевры, не уступающие жемчужинам из фотоальбомов Романа Вишняка и других виртуозов этого вида исскуства. Прекрасны лица старых колонистов. Очень хороши крупные портреты горских евреев, привезенных Агро-Джойнтом в Крым и организовавших там колонию, групповые портреты мальчишек. Безусловно, к шедеврам можно отнести и фотографию старой киевлянки в пост-советской части альбома, на стр.185. Сухонькая грустная старушка с негнущейся ногой, бедное, но чистенькое, по-видимому выходное платье с орденскими планками. На столе стопка газет - Правда. Какие-то блокнотики, брошюрки (коммунистические?). Перед нами обломок прeжнего режима. Бедная-бедная идеалистка. Жизнь прошла впустую, под знаком бесплодных чуждых идей. На фотографиях 1920 - 1930-х гг. перед нами предстает поистине исчезнувший мир. Так назвал Роман Вишняк альбом фотографий, сделанных им в путешествиях по предвоенной (1930-е гг.) Восточной Европе – Польше, Чехословакии, Закарпатью, - между прочим, тоже по заданию Джойнта. Предполагалось, что его альбом, выпущенный первым изданием в 1947 г., будет памятником, поминальной книгой миллионам жертв. Но оказалось, что не все его персонажи сгорели в пламени Холокоста. Р. Вишняк проследил послевоенные судьбы некоторых чудом спасшихся своих героев, а одна американская иммигрантка сама узнала себя в портрете 11-летней девочки - через 40 лет, случайно пролистав альбом! Возможно, читатели книги о Джойнте найдут себя, своих родных на ее страницах? Кстати, я знакома c историей одного из уцелевших колонистов-колхозников поселка Ботвино Сталиндорфского района - Феликса (Фалика) Готсдинера. В июне 1941 он закончил десятилетку в Сталиндорфе и на третий день войны получил повестку. Стал летчиком-штурманом, воевал, был тяжело ранен. Все его родные, кроме старшего брата, кадрового военного, остались дома. Только мать и маленькая кузина спаслись. Девочку прятали, а мать нищенствовала, выдавая себя за нееврейку. Теперь Феликс и его двоюродная сестра живут в Хайфе. И когда я обнаружила в альбоме Сенокос в Ботвино, в моей памяти всплыла эта история. -90-летию Джойнта- Евгения Шейнман www.berkovich-zametki.com

Метки:

1914, 1 ноября — (ст. ст. 12 Хешвана 5675)) Родился Раввин Моше Тейтельбаум

назван Моше в честь своего предка, рава Моше Тейтельбаума, основавшего в XVIII веке династию сатмарских раввинов (своим названием – «сатмарские хасиды» движение обязано названию местечка Сату Маре, где, собственно, оно и возникло; тогда оно принадлежало Австро-Венгрии, теперь это Румыния). Его отец, рав Хаим-Цви Тейтельбаум был раввином в городе Сегеде (Венгрия). Когда Моше исполнилось 11 лет, они с братом (старшему брату, Иекутеэлю-Иегуде, было 14 лет) осиротели. С раннего возраста у Моше Тейтельбаума проявились неординарные способности. В 22 года он уже преподавал в иешиве в небольшом городке Каречк, а вскоре его назначили главой этого учебного заведения. Тогда же, в 1936 году, рав Моше женился на Лее Меир, дочери местного раввина Ханоха Меира. В 1939-м раву Тейтельбауму предлагают должность раввина Сенты. Он соглашается, и семья меняет место жительства.Для евреев Европы наступали страшные времена. Захвативший власть в Германии Гитлер готовился к реализации плана «окончательное решение еврейского вопроса».Евреям Венгрии «повезло» больше других. Массовая депортация по приказу Адольфа Эйхмана, началась в этой стране лишь в конце 1944 года. Рав Моше Тейтельбаум вместе с женой и тремя детьми попал в Освенцим. Об этой страшной странице его жизни ему до конца дней было трудно вспоминать: из всей семьи в Освенциме выжил только он один. Жена и дети погибли. В 1945 году его перевели в другой концлагерь – в Терезиенштадт. Война уже заканчивалась, и через короткое время он в числе других узников был освобожден. После Второй мировой войны рав Моше Тейтельбаум женился на дочери раввина Аарона Тейтельбаума из Волова и вернулся в город своего детства, Сегед. Но наладить нормальную еврейскую жизнь в городке, где когда-то был раввином его отец, оказалось непросто. К власти в Венгрии пришли коммунисты. В конце концов, спасая семью и свои убеждения, рав Моше Тейтельбаум с женой эмигрировали в США и поселились в Нью-Йорке. К тому времени в США уже жил его дядя рав Йоэль Тейтельбаум. В 1944-м его первым же поездом, увозившим евреев из родных мест, отправили в Берген-Бельзен (день, когда он вновь обрел свободу – 21 кислева по еврейскому календарю – стал для сатмарских хасидов большим праздником). Сразу же после войны рав Йоэль Тейтельбаум едет в Эрец Исраэль (в подмандатную Палестину) и создает там сеть иешив в нескольких городах. Его американские последователи уговорили рава Йоэля остаться в Америке и поселиться в Вильямсбурге (Нью-Йорк, Бруклин). Позже рав Моше переехал в Боро Парк (Бруклин) и создал там еще одну сатмарскую общину. После смерти рава Йоэля Тейтельбаума в 1979 году сатмарская община назвала рава Моше своим Ребе, и он, приняв на себя обязанности главы движения, вернулся в Вильямсбург. За период его правления территория, занимаемая сатмарскими хасидами, значительно расширилась. Население лишь одного Вильямсбурга выросло до 35 тысяч человек. Незадолго до кончины рав Йоэль основал новый населенный пункт в Монро (штат Нью-Йорк), но при его жизни в нем успели поселиться всего несколько семей. Рав Моше Тейтельбаум назвал это место – Кирьят Йоэль. При нем население этого района увеличилось до 15 тысяч человек. – Рав Моше Тейтельбаум взял на свое попечение среднее по численности движение, – вспоминает исполнительный директор Совета по общественным связям в движении сатмарских хасидов рав Давид Поллак, – взлелеял его и превратил в самую большую в Соединенных Штатах хасидскую общину… Возглавляя не только свои общины Америки, но все сатмарское движение в мире, рав Моше Тейтельбаум оставался чрезвычайно скромным человеком. «Он часто говорил, что наш праотец Яаков, – рассказывает историк сатмарской общины рав Соломон Гельдман, – взял на себя роль хранителя результатов той огромной работы, которую осуществили Авраам и Ицхак». Рав Моше Тейтельбаум скончался в конце апреля 2006 года в медицинском центре «Маунт Синай», оставив в этом мире жену, четверых сыновей, которые, как их отец, стали раввинами, двух дочерей и 86 внуков и правнуков

 . Умер 24 апреля 2006 года.

Метки:

1914, 9 ноября — (20 Хешвана 5675) В Харбине по инициативе А. и. Кауфмана (см. 10 июня 1912 года) и Е. И. Добисова прошло собрание, на котором обсуждались вопросы оказания помощи и спасения евреев, пострадавших во время Первой мировой войны. Был избран комитет по сбору пожертвований на эти цели.

Метки:

1914, 3 декабря — (15 Кислева 5675) В Копенгагене открылось заседание Большого исполкома всемирной сионистской организации.

Метки:

1914, 31 декабря — (14 Тевета 5675) Вольноопределяющиеся Х. Бернштайн, Я. Голденблюм награждены медалями на Георгиевской ленте. Награды вручил московский градоначальник генерал-майор Андрианов в лазарете при фабрике Белова.

Метки:

1914, 2 декабря — (14 Кислева 5675) Родился Нехемия Аргов - военный секретарь Бен-Гуриона. Покончил собой 2 ноября 1957 года от того, что чувствовал вину за автокатастрофу, повлёкшую собой травму человека.

Метки:

1914, 24 декабря — (7 Тевета 5675) По решению Турецких властей все газеты на иврите закрыты.

Метки:

1915, 20 января — (5 швата 5675) После начала мировой войны возобновил тираж журнал "Еврейский студент" - орган сообщества студентов-сионистов. Закрыт в 1923 году.

Метки:

1915, 2 февраля — (18 Швата 5675) Родился Абба Эвен (Обри Соломон) - выдающийся политический и общественный деятель Израиля, министр иностранных дел (1966 - 1974), посол в США и при ООН (1950 - 1959). Отличался замечательными ораторскими способностями, убедительной логикой рассуждений, блестящим остроумием. Это ему принадлежит афоризм "Арабы никогда не упустят шанс упустить шанс" Подробнее

Эвен родился в Кейптауне. Вскоре семь перехала в Англию, где он получил среднее и высшее образование в Кембридже. Во время Второй мировой войны Эвен служил в английской разведке в Египте и Палестине. К концу войны Эвен возглавлял Английский Ближневосточный центр в Иерусалиме. После демобилизации Эвен стал советником Еврейского агентства. В 1948 г. Эвен переезжает в Израиль и назначается представителем Израиля в ООН и послом в США (1950). В 1959 возвращается в Израиль и становится депутатом Кнессета от партии МАПАЙ, занимает различные посты в израильских правительствах. С 1966 Эвен является министром иностранных дел и в этом качестве ведет интенсивную дипломатическую деятельность в зарубежных странах и ООН, разъясняя и защищая позиции Израиля в Шестидневной войне и Войне Судного дня. В 1974 г. Эвен покидает пост министра иностранных дел, но до 1988 г. остается членом Кнессета. Перу Эвена принадлежит ряд публицистических и исторических произведений, таких как Автобиография (1978), Новая дипломатия (1983), Наследие, цивилизация и евреи (1985), Личное свидетельство (1980) www.eleven.co.il

Метки:

1915, 3 февраля — (19 Швата 5675) Родился Б. С. Пайчадзе выдающийся грузинский футболист, центрфорвард тбилисского "Динамо", заслуженный мастер спорта. Забил в чемпионатах СССР по футболу 105 голов в 190 матчах. Назван лучшим футболистом Грузии XX века, его имя присвоено Национальному стадиону в Тбилиси. Умер 9.10.1990.

Метки:

1915, 26 февраля — (12 Адара 5675) Ишув. Вооружённое столкновение между жителями поселеня Милхамия и арабской деревни Абудия из-за урожая. Арабы пытались убрать непринадлежащий им урожай. Встретив сопротивление, кликнули на подмогу соседних феллахов. вссвою очередь выручать поселенцев собралась молодёжь Дгании, Кинерета, Явнеля. Лишь после того, как с обеих сторон оказались убитыми по одному человеку (у нас - Берл Клей), было заключено перемирие.

Метки:

1915, 1 февраля — (17 Швата 5675) Случай с доктором Шабадом (см. 9 февраля 1924 года и 16 мая 2007 года). Он находился в Дембицах. После обработки раненных пошёл гулять по местечку, население которого насчитывало 4000 евреев и 2000 поляков. Далее

Евреев не осталось, все ушли. Местечко горело семь раз. Увидев старинную синагогу, он зашел. Огромное количество разных новых и старых религиозных книг, религиозная утварь, принадлежности разбросаны, скамейки разграблены. Когда пришли войска, солдаты учиняли погромы, буйствовали и поджигали дома. Вначале удрали богатые, а затем бедные. Евреи действительно страдали больше других, с ними значительно хуже обходились, чем с поляками. Шабад приводит беседу с ксендзами. Он был в костеле и видел, что там был порядок. Много молящихся и никакого сравнения с тем, что было в синагоге. Но они не уехали потому, что к ним русские относились хорошо и во всем шли навстречу. Ксендзы удивились, когда узнали от Шабада, что недалеко от костела находится разграбленная синагога. Шабад узнал от них, что есть еще одна большая синагога и она, по утверждению ксендзов, в порядке. Он нашел большое здание, недалеко от главного шоссе. Зашел в него, все было разрушено, разграблено, уничтожено, разорваны книги. Полная разруха, часть столов и скамеек была разрушена, использована как дрова. На полу валялись религиозные книги, разорванные и загаженные. Виленские, львовские, краковские издания, религиозные принадлежности. Большие учетные книги, где родившиеся в Дембицах записывались с 1889 года – и все загажено, превращено в туалеты. Шабад пишет: «Невозможно было долго здесь находиться, сжималось сердце, хотелось что-то делать, как-то помочь. Но я был один, уже становилось темно, мой военный мундир полковника сдавливал меня и я должен был выйти из этого оскверненного святого места».

Метки:

1915, 3 марта — (17 Адара 5675) В Александрии (Египет) на собрании еврейских беженцев из Палестины выступили Жаботинский и Трумпельдор с предложением создать еврейский полк из числа палестинских беженцев, который бы мог в составе английской армии принять участие в десанте для освобождения Эрец-Исраэль. Однако британские законы запрещали привлечение добровольцев в армию, евреям было предложено сформировать транспортный отряд погонщиков мулов. отряд погонщиков мулов

Метки:

1915, 19 марта — (4 Нисана 5675) Общее собрание добровольцев еврейского полка - "отряда погонщиков мулов". На собрании выступил командир отряда полковник Д. Паттерсон, сказавший о важности для армии любого солдата важен, если он выполняет долг; и один британский генерал, который утверждал, что теперь еврейский народ заключил союз с английским народом (см. 3 марта ).

Метки:

1915, 3 марта — (17 Адара 5675) Родилась Ф. Вигдорова

50-60 годы она была как СКОРАЯ ПОМОЩЬ на просторах Советского Союза. Там, где надо было помочь конкретным вмешательством в неправое дело, походатайствовать, обратиться в строго выбранные, со знанием дела, нужные инстанции, забить в колокола, нажать на всяческие винтики в бюрократической исполнительной и партийной машине, написать статьи, письма протеста со сбором подписей видных уважаемых личностей, обращения к властьдержащим, да и просто по-человечески обогреть, накормить, успокоить, проявить участие и сострадание, помочь своими немногими деньгами, лекарствами, сиделками - везде возникала Фрида Абрамовна Вигдорова. В те годы имя её было на слуху, это сейчас оно основательно подзабыто - что тут поделаешь, жизнь так стремительно меняется... Всякое проявление несправедливости вызывало в этой маленькой женщине отклик, заставляло бороться, дать отпор негодяям, постоять за другого. Чужие беды становились её бедами, и в отстаивании правды она была твёрдой и настойчивой. Забегая вперёд в своём скромном повествовании о Фриде Вигдоровой, скажу, что от вселенских бед, проходивших через её сердце, она сгорела уже в 50 лет. Сгорела от рака, вызванного, мне кажется, перенапряжением душевных сил. А родилась педагог, писательница и журналистка Фрида Вигдорова в провинциальном городе Орша Смоленской губернии, в семье учителя. В 1937 году закончила Московский педагогический институт, работала учителем русского языка и литературы сначала в Магнитогорске, затем в Москве. С 1938 года начала заниматься журналистикой, в 1948 году вышла её первая повесть Черниговка. Потом появились повести Семейное счастье, Любимая улица. Все повести Фриды были светлы и печальны, порой сентиментальны. Скажу с сожалением, что сейчас её книги не востребованы. Ушло то послевоенное время, когда её повести были заметны и нужны и когда её яркие запоминающиеся статьи в Комсомольской правде, Известиях, Литературной газете - о судьбах людей, в отношении которых была допущена несправедливость, - становились моментально событиями в общественной жизни. При этом Вигдорова умело заботилась о ПРОХОДИМОСТИ статей, потому что важнее всего ей было именно напечатать статью, чтобы потом с помощью газеты выручить людей: подростка, отправленного в лагеря строгого режима, студентов, исключенных из института, заброшенных обитателей инвалидного дома, оклеветанную учительницу, стариков из тамбовской деревни, которым колхоз не дает соломы перекрыть крышу, и многих, многих других. Ей приходилось самой ходить по инстанциям, но она также заставляла сами центральные газеты и известных в стране людей хлопотать о её подопечных. А среди них были простые и совсем не простые граждане. Например, Надежда Яковлевна Мандельштам, которой Вигдорова помогла восстановить прописку в Москве. Помогла Фрида Абрамовна и Ирине Емельяновой, осужденной вместе с матерью Ольгой Ивинской (музой Бориса Пастернака) в 1961 году и благодаря усилиям Вигдоровой досрочно освобождённой. Ещё пример. 23 октября 1956 года Вигдорова была в Центральном Доме литератора в Москве на обсуждении нашумевшего романа Дудинцева Не хлебом единым и записала знаменитую речь Константина Георгиевича Паустовского. Тем самым она сохранила для потомков документ гражданского мужества писателя, настоящего русского интеллигента, одного из немногих, уцелевших в сталинской мясорубке. Тут же Фридина стенограмма речи широко распространилась в Самиздате. И сейчас, спустя полвека, текст поражает искренностью, неистовостью и презрением к погубителям интеллигенции и к невежеству властьдержащих. (см. 25 мая)Сама Надежда Яковлевна Мандельштам написала о Фриде, что борьба за чужую жизнь - ее образ жизни. Несправедливо обиженных -успокаивал и обнадёживал самый звук её имени - это слова Лидии Корнеевны Чуковской в её, отчаянных от боли утраты друга, воспоминаниях -Памяти Фриды-. Чуковская привела пример борьбы Фриды Вигдоровой за имя простой тульской жительницы, которая преподавала музыку в музучилище. Донос негодяя и злорадство коллег довели учительницу до попытки самоубийства. Несчастная от отчаяния написала письмо Фриде Вигдоровой. Ну, а Фрида кинулась на спасение судьбы незнакомого ей человека. Помощь её была всегда конкретной. Фрида поехала в Тулу. Явилась на заседание месткома училища. Воззвала к месткому: опомнитесь, вы же губите человека, свою коллегу... Нет, не одумались, травлю продолжили вплоть до выдачи позорной трудовой характеристики при увольнении. А это - пакость на прощание, чтобы учительница не смогла устроиться на другую работу. Что сделала Фрида Вигдорова? Она увезла музыкантшу к себе домой в Москву, выхаживала её как родную, так как боялась повторения попытки суицида. Написала статью в Литературную газету. С помощью газеты добилась отмены убийственной трудовой характеристики и нашла ей работу в другом городе. Так была спасена её подопечная. И таких дел -скорой помощи-, отмеченных сочетанием доброты и силы, уверенностью в своих действиях во спасение конкретного человека, у Фриды было много. Так что не только известным громким участием в ДЕЛЕ Иосифа Бродского славна короткая яркая жизнь Фриды Вигдоровой. Когда спасённый ею Бродский вернулся из места ссылки под чудным названием Коноша, Фриды уже не было полтора месяца в живых. И не она открыла ему дверь, и не она его накормила в Москве. Вместо неё это выпало сделать Лидии Корнеевне. Перед смертью Фрида повторяла: Ну, как там рыжий мальчик? Выпустили бы мальчика на волю! Это Фрида привлекла всякие разумные силы в стране к делу освобождения поэта. Создала целый конвейер обращений к правительству по пересмотру приговора опального ссыльного поэта. Сновала в хлопотах между Ленинградом и Москвой. На Запад стенографический отчёт Фриды о заседаниях суда над Иосифом Бродским ушёл вскоре после суда, после обработки Фридой её торопливых, ставших историческими, записей. Так Фрида привлекла вселенское внимание к судилищу над Поэтом. А в СССР весной 1964 года запись была распространена в несчётном количестве в виде самиздата. Стенограмма дала в руки защитников Бродского замечательное оружие борьбы против судебного преследования Поэта, направленного решением суда на ...психиатрическую экспертизу. Низкий поклон Фриде Абрамовне за гражданский её подвиг в деле Иосифа Бродского! Душок антисемитизма, цинизм власти, долго тянувшей с освобождением Бродского из ссылки, гнилая атмосфера ненависти к интеллигенции, круговая порука среди гебешного руководства творческих союзов - вот с чем боролась маленькая храбрая женщина! Лучше всех о Фриде Вигдоровой написала Лидия Корнеевна Чуковская. -Да, Фрида была работником добра и всех вокруг делала своими - и добра! - сотрудниками. Ступив в поле её излучения, каждый незаметно и естественно становился звеном в создаваемой ею цепи. Сколько мы помним рукописей, которые превратились в книги благодаря её редакторской работе, или её рецензии, или её добрым интригам внутри издательства. Сколько мы знаем случаев, когда она выручала людей деньгами, хотя сама зарабатывала деньги трудом тяжёлым и постоянным, и никаких денежных запасов у неё не было.... Сколько мы знаем больных, в чьё выздоровление Фрида внесла свою долю заботы, устроив дежурства у этой постели и дежуря чаще всех, щедрее всех, легко, умело, точно, весело. Сколько мы знаем людей, положенных жизнью на обе лопатки и поднявшихся благодаря её энергии, её заботе, выпрямившихся, нашедших для себя профессию, призвание, заработок, путь. Сколько мы знаем людей, убережённых ею от одиночества. Сколько она сделала не для других - для меня. Сколько я помню её целительных слов, прозвучавших издали, из телефонной трубки, или вблизи, при свете её глаз: сколько я помню её слов, необходимых, болеутоляющих, своевременных, как скорая помощь, написанных на почтовом листке Фридиным крупным, твёрдым и весёлым почерком. Сколько я помню её поступков, совершённых для меня, без меня, потихоньку в мою защиту или в моё утешение. Сколько раз она стучала в мою дверь - и всегда этот стук означал, что явилась подмога, пришёл совет, в дом вошла улыбка. Сколько я помню блага, подаренного мне Фридой, внедрившегося мне в душу так глубоко и прочно, что оно давно уже стало не памятью о Фридином даре, а мной самой. ...Уносят Фриду. Плечи опущены под тяжестью гроба и горя. У меня больше нет Фриды. Нет надежды, что тёмный лес, в который меня загнала жизнь, расступится, и я выйду на залитую солнцем поляну. - Прощай, моя скатерть-самобранка, моё наливное яблочко на серебряном блюдечке... Прощай!-

 -советская писательница.

Метки:

1915, 12 марта — (26 Адара 5675) В России родилась Дебора Бартонова (Bartonov) - израильская артистка, танцовщица, хореограф, лауреат Премии Израиля. Умерла 19 апреля 2010 года.

Метки:

1915, 20 апреля — (6 Ияра 5675) Первое регулярное воинское подразделение евреев 20 века - Отряд погонщиков мулов - влилось в состав британской армии на греческом острове Лемнос. Отряд был разделён. Две роты стали частью 29 дивизии и приняли участие в трагическом вторжении в Галлиполи, две другие были присоединены к австралийским частям и вскоре распущены.

Метки:

1915, 28 апреля — (14 Ияра 5675) Из Курляндской губернии, как прифронтовой, военным командыванием России высланы все евреи.

Метки:

1915, 20 мая — (7 Сивана 5675) В кибуце Дгания родился М. Даян. 1933 - начало работы в Хагане, 1936 - служба в полиции еврейских поселений, 1938 - добровольно вступил в "ночную роту" Ч. Вингейта. 1939 - инструктор Хаганы, в том же году арестован мандатными властями, осуждён на 10 лет, сидел в Акко, освобождён в 1941, согласившись воевать вместе с англичанами, сражался в Сирии, ранен, служил инструктором у англичан, сотрудничал с их разведкой, одновременно входил в штаб Хаганы. С началом войны за Независимость - в АОИ. Прошёл путь от командира батальона до начальника Генерального штаба в Синайской компании и министра обороны в 6-дневную войну и Войну Судного дня.

Метки:

1915, 27 мая — (14 Сивана 5675) Родился Г. Вук - американский писатель.

Метки:

Страницы: 12