5565 — события (0-9 из 9)

1804, 9 декабря — (7 Тевета 5565) Утверждённое "Положение об устройстве евреев" Александра Первого дало право евреям покупать незаселённые земли и предписывало выселиться до 1808 года из всех сельских местностей России в города и местечки. Подробнее

По ПОЛОЖЕНИЮ ОБ УСТРОЙСТВЕ ЕВРЕЕВ, утвержденному Александром I в 1804 г., евреям-земледельцам было также разрешено жительство в Астраханской и Кавказской губерниях. Положение позволяло еврейским купцам, фабрикантам и ремесленникам вместе с семьями временно пребывать за пределами черты оседлости. Хотя большинство членов Еврейского комитета, созданного по указу Александра I от 9 ноября 1802 г., были либерально настроены и разделяли мнение графа С. Потоцкого и влиятельного государственного деятеля М. Сперанского, управляющего делами Комитета, о необходимости дать евреям некоторые гражданские права и разрешить вести оптовую торговлю внутри России, Положение еще более сокращало районы, открытые для свободного поселения евреев. Евреям было запрещено брать в аренду различные отрасли помещичьего хозяйства, быть владельцами питейных заведений и постоялых дворов в сельских местностях, проживать в селах и деревнях (в одних губерниях — с 1 января 1807 г., в других — с 1 января 1808 г.). Несмотря на многочисленные просьбы об отсрочке выселения, с которыми в правительство обращались как еврейские общества, так и помещики (они должны были понести большие убытки в результате удаления евреев-арендаторов из их имений), власти стали выселять евреев, обычно под конвоем солдат. В городах евреи оказывались на улице без жилья и работы. О приостановке выселения стали просить губернаторы. В феврале 1807 г. правительство временно приостановило выселение евреев из деревень, в основном из-за страха, что в войне с Францией российские евреи встанут на сторону противника 9 ноября 1802 г. царь подписал указ об образовании Еврейского комитета, в состав которого вошло несколько человек из его ближайшего окружения, известных своими либеральными взглядами: министр внутренних дел граф В. Кочубей, товарищ министра иностранных дел, князь А. Чарторыйский, граф С. Потоцкий; влиятельный государственный деятель М. Сперанский стал управляющим делами комитета. В него был включен и консервативно настроенный министр юстиции Г. Державин, чье мнение, отличное от взглядов большинства его коллег, должно было во многом определять решения комитета; однако вскоре Г. Державин вышел из его состава. Чтобы узнать отношение самих евреев к планируемым реформам, члены комитета получили право приглашать на заседания представителей еврейского населения черты оседлости. Кагалы четырех губерний послали в Петербург своих делегатов. Средства на их поездку были собраны за счет введения дополнительных налогов. Среди делегатов были и евреи, жившие в столице, — Н. Ноткин, А. Перетц и Л. Невахович. Создание комитета встревожило российских евреев. Их духовные лидеры (например, Нахман из Брацлава) опасались вмешательства со стороны правительства в религиозную жизнь общин. Эти опасения были настолько сильны, что министр внутренних дел был вынужден разослать в губернии черты оседлости циркуляр, в котором предлагал губернаторам объяснить евреям: ухудшение их положения не является целью комитета; -напротив, предполагается доставить им лучшее устройство и спокойствие-. Подавляющее большинство членов комитета разделяло мнение М. Сперанского и С. Потоцкого: нужно дать евреям некоторые гражданские права, благодаря чему они станут полезными членами общества. В журнале комитета говорилось, каким образом его члены намеревались решить еврейский вопрос: сколь можно менее запрещений, сколь можно более свободы — вот простые стихии всякого устройства в обществе. Однако в докладе комитета, озаглавленном -Положение об устройстве евреев- и утвержденном царем (после чего он обрел силу закона), отразилась и точка зрения сторонников антиеврейских запретов и ограничений, которую разделял Александр I (совершив в 1804 г. поездку по западным губерниям, он пришел к убеждению, что евреи повинны в тяжелом положении крестьян). В императорском указе Сенату, сопровождавшем новый закон, говорилось, что, хотя ПОЛОЖЕНИЕ соответствует истинным интересам евреев, его главная цель — забота о -пользах коренных обывателей-. В новом законе предусматривались меры для улучшения положения евреев. Им разрешалось приобретать в собственность незаселенную землю и обрабатывать ее, самостоятельно или нанимая для этого христиан. Желавшие заняться сельским хозяйством могли получить казенные земли и ссуды на обзаведение инвентарем и семенами; они освобождались на несколько лет от всех налогов и податей. Евреи обрели право открывать в черте оседлости фабрики на тех же основаниях, что и христиане. Предприниматели и ремесленники освобождались от уплаты двойной подати; последние получили, кроме того, возможность записываться в цеха (если это не противоречило привилегиям отдельных городов) или работать по профессии без такой записи. Для евреев-земледельцев были открыты две внутренние губернии — Астраханская и Кавказская; -фабрикантам, ремесленникам, художникам и купцам вместе с семьями- разрешалось временное пребывание за пределами черты оседлости. ПОЛОЖЕНИЕ окончательно освободило проживавших в помещичьих имениях евреев от судебной власти землевладельцев, но свобода передвижения была ограничена требованием, чтобы уезжавшие из имений евреи представляли властям подписанные помещиками справки об отсутствии невыполненных обязательств. Ряд пунктов ПОЛОЖЕНИЯ был направлен на ускорение ассимиляции евреев. Они получили доступ во все учебные заведения (народные училища, гимназии, университеты), а также право открывать собственные общеобразовательные училища с обязательным преподаванием одного из трех европейских языков — русского, польского или немецкого; только тем, кто знал один из этих языков, разрешалось занимать должности в органах городского самоуправления, быть раввинами или членами кагалов. Евреи, выезжавшие за пределы черты оседлости или избранные в органы городского самоуправления, а также ученики гимназий и студенты были обязаны носить европейскую одежду. Хотя составители ПОЛОЖЕНИЯ считали, что оно носит либеральный характер, для еврейского населения была наиболее важна его ограничительная часть: по требованию Александра I в новый закон вошла статья, запрещавшая евреям брать в аренду различные отрасли помещичьего хозяйства, быть владельцами питейных заведений и постоялых дворов в сельских местностях, проживать в селах и деревнях (в одних губерниях — с 1 января 1807 г., в других — с 1 января 1808 г.). Это означало выселение около 60 тыс. еврейских семей из деревень в города и местечки. После того, как представители местной администрации приступили к осуществлению соответствующих мероприятий, кагалы, а затем и губернаторы убедились, что города не в состоянии принять евреев, и стали просить центральные власти об отсрочке выселения. Однако требование завершить его в назначенные сроки было подтверждено, и евреев силой, с помощью солдат, начали выгонять из деревень в города, где они зачастую оставались без жилья и работы. Правительство рассчитывало, что изгнанные из деревень евреи станут земледельцами или фабричными рабочими, но эти планы провалились, поскольку в губерниях черты оседлости практически не было свободных земель, а для создания промышленных предприятий ни власти, ни сами евреи не имели достаточных средств. Небольшие участки земли, выделенные в Херсонском уезде Новороссийской губернии для создания еврейских сельскохозяйственных колоний, не могли вместить даже малую часть евреев, оставшихся без средств к существованию, хотя многие подавали прошения о переселении в эти колонии, а некоторые даже распродавали имущество и прибывали туда без разрешения властей (местные власти сообщали, что евреи -в немалом числе беспрерывно идут и идут в Новороссию-). В феврале 1807 г. правительство временно приостановило выселение евреев из деревень. Основной причиной для принятия такого решения был созыв Наполеоном I Синедриона французского: власти опасались, что в войне с Францией российские евреи встанут на сторону противника. В докладе министра внутренних дел В. Кочубея, утвержденном Александром I, говорилось, что необходимо -дать отсрочку к переселению евреев из деревень в города и местечки, поставив вообще нацию сию в осторожность против намерений французского правительства-. В. Кочубей предписал местным властям внушать евреям, что Синедрион стремится к изменению ЕВРЕЙСКОЙ РЕЛИГИИ; одновременно во всех православных церквах читалось послание Синода, объявлявшего, что, созвав Синедрион, Наполеон I стал врагом христианской церкви и лжемессией. Для выяснения вопроса о возможности выселения в районы черты оседлости был направлен сенатор Алексеев, но и он высказался за отсрочку этого мероприятия. Для разрешения вопроса о выселении евреев из деревень в феврале 1807 г. был созван специальный правительственный комитет, а в провинции — собраны депутаты-евреи; они просили отменить выселение или отложить его на много лет, упразднить двойную подать с купцов и мещан, смягчить закон о переходе на европейские языки в деловой документации. Комитет высказался против переселения евреев, отметив, что они не имеют для этого необходимых материальных средств, а правительство не в состоянии помочь тем, кто захочет заняться земледелием и фабричным трудом. Доклад комитета был утвержден Александром I, но, несмотря на это, вскоре после заключения Тильзитского мирного договора между Россией и Францией (июнь 1807 г.) был опубликован императорский указ, предписывавший БЕЗ ОТЛАГАТЕЛЬСТВА начать с 1 января 1808 г. переселение евреев из деревень в города, дабы завершить его в течение трех лет. Выселение осуществлялось жесткими методами, города губерний черты оседлости вновь наполнились тысячами евреев, которые не могли найти постоянного места жительства. Губернаторы сообщали в Петербург, что статья ПОЛОЖЕНИЯ 1804 г. о выселении неосуществима. Их обращения заставили нового министра внутренних дел, князя А. Куракина подать докладную записку Александру I, в которой он доказывал, что евреев необходимо оставить на старых местах, поскольку переселение на казенные земли займет несколько десятков лет -по чрезмерному их [евреев] количеству-. Император был вынужден согласиться с А. Куракиным. Указом от 29 декабря 1808 г. он распорядился остановить переселение и оставить евреев в деревнях до нового распоряжения. В 1807 г. были основаны первые еврейские земледельческие колонии Бобровый Кут, Сейдеменуха, Добрая и Израиловка. В 1810 г. колоний было уже семь. Их жители оказались в очень тяжелом положении, поскольку правительственные чиновники разбазарили половину выделенных средств, которых и без того не хватало. Поселенцы не имели никакого сельскохозяйственного опыта; скот и сельскохозяйственный инвентарь, закупленные для них чиновниками, были очень низкого качества. Из-за скученности и тяжелых условий (жили по несколько семей в неотапливаемых домах) среди поселенцев распространялись эпидемии, резко возросла смертность. В 1810 г. правительство приняло решение временно прекратить поселение евреев в сельскохозяйственных колониях. В январе 1809 г. был создан новый комитет по еврейскому вопросу под руководством сенатора В. Попова. Комитету было предписано -войти в особенное и окончательное- рассмотрение вопроса о проживании евреев в деревнях и о торговле спиртными напитками, а также рассмотреть различные жалобы еврейских депутатов. Тем временем по распоряжению Александра I евреи были выселены из помещичьих имений, расположенных в 50-верстной пограничной полосе. В марте 1812 г., после трехлетней работы, доклад комитета был представлен Александру I. В докладе утверждалось, что евреи играют положительную роль в хозяйственном развитии страны, скупая у крестьян и помещиков хлеб, привозя из городов промышленные изделия. Было подчеркнуто, что в пьянстве и нищете крестьян повинны не евреи, а помещики, у которых винокурение составляет основную статью доходов; если удалить из деревень тысячу шинкарей-евреев, на их место встанут тысячи шинкарей-христиан, что отвлечет их от крестьянского труда и нанесет ущерб помещикам и государству. Комитет отметил, что евреи, живущие в деревнях, не обогащаются за счет крестьян, а зарабатывают только самое необходимое; переместить сельских евреев в города и сделать из них фабрикантов и рабочих невозможно: все попытки такого рода ведут лишь к ВЯЩЕМУ РАЗОРЕНИЮ евреев. Поэтому в докладе делался вывод о том, что продолжение политики насильственных выселений при существующих политических обстоятельствах (имелась в виду назревавшая война с Францией) ожесточит ДО КРКАЙНОСТИ СТЕСНЁННЫЙ еврейский народ, и давалась рекомендация РЕШИТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ прекратить выселения, разрешить евреям заниматься производством и продажей спиртных напитков в деревнях. Хотя доклад не был утвержден императором, выселения евреев после декабря 1808 г. не возобновлялись. www.eleven.co.il

Метки:

1804, 21 декабря — (19 Тевета 5565) Родился Б. Дизраэли - будущий премьер-министр Великобритании.

Метки:

1804, 1 декабря — (28 Кислева 5565) Французский и еврейский общественный и политический деятель Леопольд Жаваль родился в Мюлузе, Франция. В 1830 году Жаваль отправился в Алжир с коммерческим проектом, но на месте вступил добровольцем в армейский корпус, направленный для полного подчинения Алжира Франции, проявил исключительную храбрость и стал одним из первых французских офицеров-евреев. Вернувшись во Францию, он в 1835 году унаследовал фирму своего отца и за 10 лет утроил ее капитал, вкладывая деньги в открытие первой линии омнибусов в Париже, обустройство городской канализации, шахты в Провансе и т.д. C 1847 года Жаваль также интенсивно занимался землеустройством и сельским хозяйством, желая создать образцовое хозяйство. С 1857 года до самой смерти Жаваль был депутатом французского парламента и находился в оппозиции к Наполеону III. Он принимал также участие в еврейской общественной жизни и был представителем эльзасских евреев в парижском Еврейском совете. Умер Леопольд Жаваль в Париже 28 марта 1872 года.

Метки:

1805, 11 января — (11 Швата 5565) В Кунео (Италия) родился Лелио-Делла-Торре ( Lelio della Torre) - теолог и поэт. С 1829 года занимал пост преподавателя по кафедре Талмуда и гомилетики в новооснованной в Падуе Раввинской семинарии. Получил известность своим учением о гомилетике (церковно-богословская наука, излагающая правила церковного красноречия или проповедничества), проповедями, поэзией, комментарием к Пятикнижию, перевел и аннотировал псалмы и молитвы на итальянский языкв. Умер в 1871 году.

Метки:

1805, 2 апреля — (3 Нисана 5565) Родился Ганс Христиан Андерсен

Вот мы и живем в третьем тысячелетии, когда-то немыслимом и недосягаемом. И скоро наши внуки, а тем более их дети и внуки станут если не говорить, то думать про нас, еще совсем не старых, как про динозавров: они родились так давно, еще в прошлом тысячелетии… Забавно думать, что и мои дети станут, пожалуй, такими -динозаврами-. И будут написаны романтические рассказы о том, где, кто и как встретил 2000 год... А мы перенесемся на сто с лишним лет назад. В новогоднюю ночь кануна 1900 года будущий писатель Константин Паустовский, тогда восьмилетний мальчик, сидел под елкой и читал сказки Ханса-Кристиана Андерсена. С тех пор старый сказочник, всего лишь за четверть века до того живший в маленькой Дании, любивший и как никто другой понимавший грустных детей и несчастливых взрослых, на всю жизнь стал его другом и самым любимым писателем. В то время маленький Паустовский думал, что Андерсен еще жив и его волновал вопрос: а тех, кто не знает датского языка и живет далеко от Дании, Андерсен тоже любит? (Об этом, со слов самого писателя, рассказал мне когда-то в Паланге Лев Адольфович Озеров.) Может, сказочники на самом деле не стареют и не умирают? Кто только ни пытался разгадать загадку вечного очарования и живучести сказок Андерсена, кто только ни писал о нем, но лучше Паустовского никто этого все-таки не сделал. Тем не менее, оказалось, что даже Паустовский кое-чего об Андерсене не знал. Сколько сказок Андерсена он прочел? А сколько прочли мы с вами? 48-50? Столько обычно собирается в сборник. Но, оказывается, он написал их более 200! По иным данным даже 256! В разных источниках - разные цифры, но намного больше, чем переводилось на русский язык. Писал он и стихи, и пьесы, в основном, трагедии, но и водевили, и путевые очерки о многочисленных путешествиях. Менее известно, что он еще трижды написал свою автобиографию, и каждый вариант был все светлей и счастливей. Видимо, ему не только надоело страдать, но даже думать и вспоминать о страданиях детства и юности надоело. В 70-е годы ХХ века в Дании - и этого Паустовский не знал: он умер в 1968 году - вышли в свет все дневники Андерсена - 12 томов! Как это можно написать о себе 12 томов? Но мы же говорим о человеке необыкновенном. А к 200-летию со дня рождения писателя, в 2005, вышла книга, в которой сказано, что кое-что он все-таки утаил. Но о чем не знаем, говорить не будем. Давайте порассуждаем: телевизоров нет, кино нет, радио нет. Даже самолетов нет - никуда, как бы этого ни хотелось, улететь нельзя. И что же остается? - читать, мечтать, ездить в дилижансе, выдумывать разные истории и записывать их. Так вот Андерсен и прожил всю жизнь, все свои семьдесят лет. Особенно далеко не ездил, ну, в Швецию, Италию, Англию, но фантазия могла перенести его и в очень далекие и совсем уж райские места... Кроме книг и упомянутых дневников, остались тысячи его писем разным людям. Тысячи! Как жаль, что они не переведены на русский язык. А может, пока я это пишу, их уже переводят? Андерсен не сразу стал писать свои знаменитые сказки. Сначала он собирался быть актером. Потом драматургом, поэтом, романистом. Но именно его устные рассказы пользовались успехом у всех, будь то дети или взрослые. Он не любил слово СКАЗКА, а предпочитал РАССКАЗ или еще лучше ИСТОРИЯ. И стал их записывать. И именно они-то принесли ему мировую славу. В России первое четырехтомное собрание сочинений вышло в 1864 году, еще при жизни писателя. Он об этом знал. Самым полным изданием до сих пор остается пятитомник в переводах А.и П. Ганзен 1895 года. Андерсена переводят и публикуют на протяжении более ста пятидесяти лет. Однако чаще всего это уже знакомые нам сочинения. А многих мы не знаем до сих пор, потому что на русский язык они не переводились. Даже о жизни его рассказано далеко не все. Вам, наверное, странно будет услышать то, о чем я хочу сейчас рассказать вам. По фрагментам из малоизвестных произведений Андерсена и по фактам его автобиографии мы вправе судить об особом отношении любимого нами и такого знакомого всем писателя к еврейскому народу, его традициям, его культуре. Рассказ Андерсена ЕВРЕЙСКАЯ ДЕВУШКА на русский язык никогда не переводился. Попробую его пересказать. Девочка Сарра училась в христианской школе для бедных. Во время уроков по религии ей позволялось заниматься чем-нибудь другим, например, географией или счетом. Но Сарру как раз очень увлекали рассказы о Библии. Задавая вопросы, она проявляла при этом хорошее знание предмета. Реакция учителей была неожиданной. Отцу девочки сказали: Если вы хотите, чтобы ваша дочь оставалась в нашей школе, она должна принять христианскую веру. И вот что, по словам Андерсена, ответил отец: Признаюсь, я сам не слишком благочестив и даже мало сведущ в иудейской религии. Но моя жена соблюдала все законы наших предков и перед смертью взяла с меня обещание, что наша девочка никогда не перейдет в другую веру. Я обещал ей, и Бог тому свидетель. Спустя несколько лет Сарра стала гувернанткой в одном богатом доме. Хозяева были люди верующие, протестанты, как и положено датчанам. По воскресеньям они уходили в церковь, которая стояла неподалеку, и Сарра вслушивалась в доносившиеся оттуда звуки воскресных песнопений и молитв. Они манили не только ее слух, но и сердце. Андерсен пишет: Ее волосы были черны как эбеновое дерево, а глаза сверкали особенным блеском, присущим дочерям Востока. Читала она только Ветхий Завет - наследие ее народа и сокровищницу знаний о нем. Она присутствовала при разговоре учителя с ее отцом, вследствие которого была исключена из школы. То обстоятельство, что мать перед смертью просила, чтобы их дочь не предавала веры предков, произвело на нее очень сильное впечатление… Однажды вечером хозяин дома читал своим домашним Жития святых. Все сидели тихо, но внимательнее всех слушала, сидя в уголке, Сарра, их служанка и гувернантка. Все, чему она внимала, виделось ей в картинках. Слезы заполнили ее черные блестящие глаза. Сердце ее трепетало, как в детстве, в школе, когда она слушала новозаветные истории. И вот уже слезы заструились по ее щекам. Внутренний конфликт становится все нестерпимей. Но Сарра не поступается своими принципами. В следующем отрывке появляется и дополнительный аспект - тема антисемитизма. Андерсену ведомо было страдание: его так часто и много унижали за его бедняцкое происхождение (отец был полунищий сапожник, мать - прачка), за некрасивость, за всевозможные странности, которые мы сегодня считаем достоинствами, например, за умение беседовать с вещами и сверчками, что он не мог не сочувствовать другим. Писатель приводит такой внутренний монолог Сарры: Нельзя, чтобы моя девочка крестилась (слова мамы перед смертью), и все ее существо эхом откликается на слова Чти отца своего и мать свою. Нет, я никогда не крещусь! Когда я стояла напротив входа в церковь, издали глядя на освещенный алтарь и слушая молитвенное пение, сын наших соседей крикнул мне, и с такой насмешкой: Еврейка! Да, это правда, с той поры, когда я училась в школе, и до сих пор меня волнуют и церковное пение и молитвы. В них - сила солнца. Даже, когда я закрываю глаза, лучи его проникают в мое сердце. Но я не предам тебя, мама, не обману. Я буду жить по законам Бога моего отца. Между тем хозяева Сарры разорились и не могут больше платить ей жалованье. Идти ей некуда, и она остается с ними и продолжает им преданно служить, не получая за это ни копейки. Проходит время, умирает хозяин дома. По просьбе его вдовы теперь уже сама Сарра читает ей из Жития Апостолов. И девушку снова охватывает забытое волнение. Повествование завершается в духе классического святочного рассказа, сильным аккордом, но вполне по-андерсеновски: Мамочка, твоя дочь не крестилась. Для христиан она была и осталась еврейкой. Обещание, данное тебе отцом на этом свете, не нарушено. Все - по твоей воле. Да, но разве не важнее исполнять волю Божию? Он посещает землю, обращает ее в пустыню, а затем превращает ее же в цветущий сад… Ведь это дело рук Христа! - и как только произнесла она это имя, дрожь прошла по всему телу, ужас объял ее и упала она лицом вниз, став бледнее своей больной госпожи, для которой только что читала вслух… Бедная Сарра, - сказали люди. - Она не жалела себя в заботах о других. Ее отвезли в больницу для бедных, там она и умерла. Ее не похоронили на освященной части кладбища, не нашлось там места для еврейской девушки; ей выделили могилку за пределами церковного кладбища, совсем под забором. Но когда божественный солнечный свет льет лучи на христианские могилы, он посылает лучик и на одинокую могилку Сарры, бедной еврейской девушки. Вот какую странную историю сочинил Андерсен. Подружку его юных лет звали Сарра Хейман. Судьба ее сложилась не очень счастливо, возможно, когда он писал, то думал о ней. Андерсен, в душе верующий христианин, был далек от официальной церкви. Это не единственный его рассказ, связанный с еврейской темой, но в нем особенно ощутимо уважение, с которым великий Ханс-Кристиан Андерсен относился к иудейской религии и приверженности евреев к своей традиции. Любопытные вариации этой темы прослеживаются и в рассказе ТОЛЬКО СКРИПАЧ и в двух его романах. Один называется БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ. В нем - целая серия теологических диалогов между мятущимся, нестойким в своей вере Нильсом и еврейкой Эстер, которая не только сама принимает крещение, но и возвращает в лоно его же религии самого Нильса. Для нас же поучителен конфликт между дедушкой Эстер и ею самой, как его осмысливает и описывает Андерсен: Дедушка не может понять ее чувств и не способен говорить с ней на эту тему. Он полагал, что своим молчанием сумеет притушить, извести чуждое влияние, надеялся излечить ее от идей, внесших дисгармонию в их семью. Он был горд за народ Израиля, который, несмотря на вековечные преследования, оставался народом особенным, избранным Всевышним - великим и в милости и в гневе. В романе СЧАСТЛИВЫЙ ПЭР его герой, подобно героям многих сочинений Андерсена, наделен автобиографическими чертами самого автора. Пэр - бедный юноша, который прежде, чем станет знаменитым оперным певцом, проходит через многие испытания и унижения. И в его жизни, как и в жизни самого Андерсена, появляется человек, который с деликатностью поддерживает его и морально и материально. О друге Андерсена речь впереди, а у Пэра им стал новый учитель музыки. В один из дней этот учитель открывает юноше тайну: он - еврей! Разумеется, он мог бы подняться по общественной лестнице, если бы согласился креститься, но он отказался от этой возможности, и хотя сам не выполняет религиозных предписаний, убежден, что религию предков не меняют. А теперь зададимся вопросом: что вызвало у Андерсена такой интерес к евреям и иудейской религии? Откуда? Почему? Допустим, Библию он знал и любил с детства. Но это обстоятельство еще ничего не объясняет. Известное сочувствие ко всем несчастным и гонимым? Безусловно. Но, скорее всего, тайна кроется в его биографии. На протяжении всей его жизни большинство из тех, кто протягивал ему руку помощи, были евреями. Фамилии этих людей известны: Карстенс, Коллин, Хенрикс, Мелхиор. Но если некоторые из них в литературе на русском языке и названы, нигде не сказано, что все они евреи. Не логично ли тогда предположить, что еврейская тема в его произведениях в какой-то мере - благодарная дань еврейским семьям, которые поддерживали писателя и помогали ему. Вы помните книжку Ирины Муравьевой АНДЕРСЕН в серии -Жизнь замечательных людей-? Наверное, у многих из вас она стоит на полке и сегодня. Первое ее издание вышло в 1959 году и мгновенно разошлось, и с тех пор она много раз переиздавалась. Автор, Ирина Игнатьевна Муравьева, ушла из жизни в 1961 году, еще до выхода второго издания, не достигнув и сорокалетнего возраста. Муравьева знала не только немецкий и французский, но и датский язык, была знакома с письмами и дневниками Андерсена, не говоря уже о работах исследователей жизни и творчества писателя, и книга ее - поэтичная и яркая. Можно было бы сказать, что и правдивая, и достоверная, если бы не одно маленькое обстоятельство. Вот один пример: Лето миновало, аисты улетели за море к пирамидам, а в опустевших полях завывала метель. В эту зиму Ханс-Кристиан… ходил в школу. Когда мать привела его сюда в первый раз, он порядком струсил, потому что уже знал, что не всегда в школе бывает хорошо. Этот печальный опыт он приобрел, посещая маленькую частную школу для девочек, где старая вдова перчатника с помощью прута учила читать по складам…. И когда эта -треска в чепце- ударила и его, мать забрала мальчика из этой школы, а так как в городской школе для бедных мест тоже не было, она отвела его к господину Ф. Карстенсу. Вот это -маленькое обстоятельство- последовательно опускается, выбрасывается из текста, и именно потому, что сам Ф. Карстенс был еврей, и его школа была еврейская. Да, Ханс-Кристиан Андерсен учился в еврейской школе - вот она, первая тайна, и я не сомневаюсь, что Ирине Игнатьевне она была известна. Не могу, однако, заподозрить ее в нелюбви к евреям: она сама дважды была замужем за евреями. Муравьева была скорее юдофилкой и уж никак не юдофобкой, но в 50-е годы написать, что великий датский сказочник учился в еврейской школе, что среди тех, кто помогал ему всю жизнь, было много евреев, она не могла, ее книжка, скорее всего, не увидела бы света… Поэтому о многом ей пришлось умолчать. О том же, что юный Андерсен стал свидетелем еврейского погрома в Копенгагене, Ирина Муравьева могла и не знать. В автобиографии Андерсена, изданной на английском языке, писатель вспоминает о своем приезде в Копенгаген. Это было в 1819 году. Ему четырнадцать. И он один в чужом городе. Вот его запись в дневнике: Вечером, накануне моего приезда, произошла тут еврейская свара (Андерсен не знал слова ПОГРОМ), которая распространилась на многие европейские страны. В городе беспорядки, улицы полны народу. Шум, паника, переполох - это было много сильнее моего воображения, моего представления той поры о характере большого города. В истории Дании погромы были редки. Они пришли сюда из Германии. После разгрома Наполеона реакция подняла голову и вспыхнула ненависть к чужим. Евреи, как обычно, стали первыми козлами отпущения. Ненавистные в Германии французы дали евреям гражданские права, свободу. Кому? Этим космополитам?.. Начались факельные шествия, преследования евреев, уже тогда жгли книги, выбивали витрины. Но после ареста зачинщика этих дел Фридриха Людвига Яана прусской полицией волнения покатились дальше, достигнув и Дании. И этому был свидетелем подросток Андерсен. Известный биограф Моника Стирлинг отмечает, что странный мечтательный мальчик не умел находить себе друзей, и Ф. Карстенс, директор еврейской школы, заметив это, часто занимался с ним отдельно, беседовал с ним и брал на прогулки вместе со своими сыновьями. Андерсен очень дорожил симпатией к нему Карстенса, в которой так нуждался. И в зрелые годы Андерсен не забывал своего доброго друга. Став знаменитым, он продолжал писать ему письма, посылал свои книги и навещал, когда бывал в Оденсе - городе, где прошло детство писателя. Из отдельных отрывков его сочинений видно, что Андерсен разбирался в еврейских обычаях, знал законы иудейской религии. И хотя в его автобиографии есть и портрет несимпатичного еврея, неопрятного на вид случайного попутчика, который без умолку болтает и сыплет анекдотами, или описание ужаснувшей его атмосферы в одной из римских синагог - вместо тихого религиозного экстаза он увидел там жестикулирующих и громко переговаривающихся друг с другом людей, -как на бирже-, замечает он, но в целом его симпатии всегда на стороне евреев. Тот же факт, что Андерсен не употребляет для сравнения таких слов, как УЛИЦА или БАЗАР, а именно БИРЖА, говорит, что и он не лишен был устоявшихся стереотипов в отношении евреев. Прибыв в Венецию, он направляется в район еврейского гетто, заходит вместе с другом в гости к еврейской семье, видит на столе ТАНАХ (еврейскую Библию), открывает книгу и, к удивлению хозяев дома, читает первые строки на иврите. Он уже знаменит на всю Европу, только его земляки все еще не могут простить ему его бедняцкого происхождения, его нищенского прошлого. Хуже всего ему именно в Дании. В 1866 году Андерсен побывал в Амстердаме. Он приходит на симфонический концерт и записывает потом в дневнике: Там была элегантная публика, но я с грустью отметил, что не вижу тут сыновей народа, давшего нам Мендельсона, Халеви и Мейербера, чьи блестящие музыкальные сочинения мы слушаем сегодня. Я не встретил в зале ни одного еврея. Когда же я высказал свое недоумение по этому поводу, то, к своему стыду - о, если бы мои уши обманули меня! - услыхал в ответ, что для евреев вход сюда воспрещен. У меня осталось тяжелое впечатление об унижении человека человеком, об ужасающей несправедливости, царящей в обществе, религии и искусстве. Остроту и этой реакции можно понять, помня о сердечной близости и многолетней дружбе с еврейскими семьями: он видел проблему как бы изнутри. Сначала был Ф. Карстенс. Затем появились Эдвард и Ионас Коллин, они не только помогли юному драматургу получить образование в Копенгагене, добились для него королевской стипендии для учебы в Латинской школе, но и брали на себя многочисленные хлопоты и расходы по устройству его быта. Без совета и помощи строгого, но заботливого господина Эдварда Коллина Ханс-Кристиан многие годы не принимал ни одного решения, хотя и сетовал порою на чопорную атмосферу в доме Коллинов и прохладное отношение к его творчеству. Но он всегда знал, чем обязан этой семье. А потом в его жизнь вошли два новых семейства - Хендрикс и Мелхиор. Особенно любил он радушный дом Мелхиоров. Тут не приходилось ничего скрывать, тут с сочувствием относились к его прошлому, в котором были и горе, и холод, и голод. Эти благородные люди сумели оценить его талант и полюбили как родного. Представители этой почтенной семьи до сих пор живут в Дании. В Краткой еврейской энциклопедии на русском языке я не нашла упоминания фамилии Мелхиор, но в энциклопедии на иврите 1987 года и в английской Judaica читаю: Мелхиор - еврейская семья в Дании. Глава семейства Моше Мелхиор прибыл из Гамбурга в Копенгаген в 1750 г. Добился успеха и известности торговлей кожей и табаком. Его сын Гершон и внук Мориц расширили фирму, а Мориц стал членом датского парламента. Он был другом Ханса-Кристиана Андерсена. В 1852 году был избран главой еврейской общины Дании. Скончался в 1884 году. Через девять лет после смерти Андерсена. Другой член семьи Мелхиоров, Маркус, был главным раввином Дании с 1947 по 1969 годы. Он же переводил на датский Шолом-Алейхема. И сын его Бент стал раввином… Один из отпрысков этого семейства, Михаэль Мелхиор, живет в Израиле и принимает участие в политической и общественной жизни. Будучи министром по делам диаспоры, он побывал с визитами в России и в Украине. А теперь вернемся из двадцать первого века в девятнадцатый, к Андерсену и Морицу Мелхиору. Мориц и его семья окружили Ханса-Кристиана такой любовью и сердечным теплом, что он не раз и не два говорит об этом в дневниках и письмах. После смерти сначала Эдварда, потом Йонаса Коллина, чей дом был для Андерсена своим на протяжении многих лет, практически со дня приезда в Копенгаген, именно дом Мелхиоров он награждает определением Home of homes - лучший из домов. В этом доме он провел последние годы жизни и здесь скончался. Из автобиографии Андерсена: В день моего рождения, 2 апреля (год 1866, ему уже 61 год), моя комната украшена цветами, картинами, книгами. Звучит музыка и звучат приветствия в мою честь. Я в доме моих друзей - семьи Мелхиор. На улице светит весеннее солнце, и такое же тепло я чувствую в своем сердце. Я осмысливаю прошедшее и понимаю, как велико счастье, которого я удостоился. Почти до конца жизни, даже когда Андерсен был уже болен, он писал свой дневник. А когда не смог писать, то принялся диктовать, а записывали хозяйка дома, Доротея Мелхиор, или две ее дочери. В последнюю неделю жизни, с 28 июля по 4 августа 1875 года, он уже и диктовать не мог. Осталась запись самой Доротеи Мелхиор: Среда. 4 августа. Андерсен спит с десяти вечера. А сейчас уже 10 часов утра. Он все еще дремлет, и мне кажется, что у него температура. Ночью он кашлял… У него не было сил поставить чашку с остатками каши на место, и каша вылилась на одеяло. Вчера, после ухода доктора Мейера, Ханс-Кристиан сказал мне: Доктор собирается вернуться вечером - это дурная примета. Я ему напомнила, что доктор приходит к нему уже две недели подряд два раза в день, утром и вечером. Мои слова успокоили его. И вот свет погас. Смерть - как нежный поцелуй! В 11 часов 5 минут наш дорогой друг вздохнул в последний раз… (А на интернетовском сайте peoples.ru читаю: Андерсен умер в полном одиночестве на своей вилле Ролигхед...) В отрочестве Андерсен обещал матери стать знаменитым, а когда стал им, никак не мог поверить в это. Однажды ему оказали большую честь: пригласили во дворец герцога Веймарского. Из письма приятельнице Генриэтте Вульф: Меня приняли очень тепло. А потом, в поезде, произошло следующее. И это уже не впервые. Когда люди узнают, что я - датчанин, тут же перечисляют моих знаменитых земляков - Торвальдсена-скульптора, Эленшлегера-поэта и Эрстеда-физика… А я с грустью произношу: Но никого из них уже нет на свете. И слышу в ответ: Но Андерсен еще жив! И я сжимаюсь, я так мал… Может, это сон наяву? Боже мой, возможно ли, что мое имя произносят рядом с этими великими… Писатель был гоним, он не был любим так, как любил сам, как хотел и умел любить, и у него всегда, даже в годы его славы, щемило сердце, когда он распознавал такое знакомое ему ощущение - боль… ШУЛАМИТ ШАЛИТ ЗНАКОМЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ Альманах ЕВРЕЙСКАЯ СТАРИНА №12 (36) Декабрь 2005

, датский сказочник. Выдержка из его дневника :".. побывал в Амстердаме на симфоническом концерте. Там была элегантная публика, но я с грустью отметил, что не вижу тут сыновей народа, давшего нам Мендельсона, Халеви и Мейербера, чьи блестящие музыкальные сочинения мы слушаем сегодня. Я не встретил в зале ни одного еврея. Когда же я высказал свое недоумение по этому поводу, то, к своему стыду - о, если бы мои уши обманули меня! - услыхал в ответ, что для евреев вход сюда воспрещен. У меня осталось тяжелое впечатление об унижении человека человеком, об ужасающей несправедливости, царящей в обществе, религии и искусстве".

Метки:

1805, 14 июля — (17 Таммуза 5565) Умер рабби Пинхас Горовиц - общественный деятель, один из родоначальников Хасидизма, главный раввин Франкфурта-на Майне, комментатор Торы.

Метки:

1808, 28 января — (28 Тевета 5568) Жером Наполеон (Jerome Napoleon) предоставил полные гражданские права евреям Вестфалии

Метки:

1895, 21 августа — (1 Элула 5565) Родился Лейба Лазаревич Фельбинг (Александр Михайлович Орлов, в США — Игорь Константинович Берг) — чекист, начальник секретно-оперативной части Архангельской ЧК (1920), следователь Верховного трибунала при ВЦИК и помощник прокурора уголовно-кассационной коллегии Верховного суда (1921—1924), с 1926 в Иностранном отделе ОГПУ, разведчик, нелегальный резидент во Франции, Австрии, Италии (1933—1937), майор госбезопасности (1935, сегдня это звание было бы равно генерал-майору), резидент НКВД и советник республиканского правительства по безопасности в Испании (1937—1938), с июля 1938 невозвращенец, жил в США, профессор американских университетов. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени. Далее

15.vii.1938 в Барселоне бесследно исчез сорокатрехлетний Александр Орлов, он же Никольский, он же Швед, он же Лева (настоящее имя – Лейба Лазаревич Фельдбин, уроженец Бобруйска Минской губернии, сын мелкого служащего по лесному делу), майор государственной безопасности, один из самых блестящих советских разведчиков-нелегалов довоенного периода. Обычно именуемый генералом, что не соответствует действительности (в частности, и потому, что генеральские звания были введены в НКВД только в 1945 году), Орлов в это время функционировал как главный резидент НКВД в Испании, курировавший партизанскую войну против франкистов и непосредственно выполнявший сталинские задания по массовым чисткам рядов республиканцев от троцкистов и прочих «неправильных» коммунистов, которых в те времена в Испании было великое множество. Спустя некоторое время Орлов объявился в Америке: он был прекрасно осведомлен о запущенной в Москве мясорубке репрессий, в которую угодило множество его сослуживцев-чекистов, в том числе самые что ни на есть асы, и поэтому, получив телеграмму наркома НКВД Н.И. Ежова с предписанием выехать в Антверпен для встречи на борту советского теплохода «с товарищем, известным Вам лично <...> в связи с предстоящим важным заданием», сразу же сообразил, что нужно спешно «уносить ноги». Захватив 60 тыс. долларов из сейфа барселонской резидентуры, Орлов на машине «рванул» во Францию, где находились его жена и дочь, и вместе с ними вылетел в Канаду, а оттуда перебрался в США. Оказавшись в относительной безопасности, Орлов написал Сталину, что он не предатель и что скрылся лишь для того, чтобы избежать ареста. Однако он предупредил вождя, что в швейцарском банке лежит его письмо с детальным рассказом о ряде весьма коварных тайных операций НКВД в Европе и, если что-нибудь случится с ним или с его оставшимися в Союзе матерью и тещей, это письмо сразу же будет обнародовано. А порассказать разведчику было о чем: к примеру, он руководил сверхсекретной операцией по вывозу испанского золота в Москву – чтобы оно не досталось франкистам. Подумав, вождь приказал чекистам оставить разведчика и его дам в покое. Орлов же повел себя по-джентльменски, во всяком случае, никого из обширнейшей советской зарубежной агентуры, которую хорошо знал, не выдал. Только после смерти советского вождя он опубликовал в США разоблачительную «Тайную историю сталинских преступлений», а в 1963 году – «Учебник разведки и партизанской борьбы», в котором все-таки рассказал кое-что о «технологических» аспектах работы советской разведки. Умер 25 марта 1973 года. www.lechaim.ru

 

Метки:

1905, 1 января — (24 тевета 5665) В Варшаве открылся съезд активистов Ционей Сион - сионистов Сиона в отличие от сионистов, поддержавших план переселения евреев в Уганду - территориолистов. В Вильно прибыли 47 представителей 21 города России: купцы, адвокаты, врачи, раввины, студенты. Они готовились к схватке с территориолистами на предстоящем 7 Сионистском конгрессе и приняли программу: не допускать обсуждения вопроса об Уганде, требовать начала практической работы по заселению Палестины: выкупа земель, организации ишува, строительства школ, возраждения иврита и т. д.

Метки:

Страницы: 1