Тубянский — события (0-3 из 3)

1904, 20 мая — (6 Сивана 5664) В Литве родился Меир Тубянский

Меир Тубянский - Миша, как называли его друзья, - родился в мае 1904 года в литовском городе Ковно (Каунас), После успешного окончания еврейской гимназии 18-летний Меир был призван в армию, где прославился мужеством и бесстрашием и получил множество наград. По окончании армейской службы он поступил в университет и окончил его с дипломом инженера. Еще будучи студентом, он присоединился к группе молодых евреев, которые создали сельскохозяйственный кооператив по модели кибуца, и вместе с ними в конце 20-х годов перебрался в подмандатную Палестину, в поселение Биньямина. Обрабатывать местную каменистую почву было очень и очень непросто. К тому же Меир заболел тяжелой формой малярии и по настоятельной рекомендации врачей вынужден был искать более легкую работу. Устроиться инженером ему не удалось, и он поступил на службу в британскую полицию. Очень скоро его перевели в Хайфу, но Меир категорически воспротивился переводу, поскольку опасался, что ему придется действовать против своих соплеменников - евреев. Из полиции его, конечно, уволили, а через некоторое время он был заподозрен в убийстве араба и арестован. Обвинение против него было сфабриковано, и Меиру пришлось нанять хорошего адвоката. Тот сумел добиться оправдательного приговора. Однако британцы стали подозревать его в причастности к "Хагане", что совершенно не соответствовало действительности. Да, представители этой нелегальной организации в свое время предлагали Меиру работать на них, но он отказался. Опасаясь мести арабов, он скитался с места на место, порой голодал, пока наконец не получил место в техническом отделе полицейской радиостанции, которая размещалась в Иерусалиме. Меиру приходилось много ездить по населенным бедуинами районам, расположенным вдали от еврейских поселений. Работа была нелегкой, но он не отчаивался и упорно овладевал азами новой профессии в надежде, что она пригодится ему в будущем. Проработав три года на радио, Меир получил место в компании, которая занималась разработкой солевых запасов Мертвого моря. Спустя короткое время он женился, а в положенный срок у молодоженов родился первенец. С началом Второй мировой войны ситуация в Эрец-Исраэль осложнилась. Британские власти стали готовиться к возможному вторжению гитлеровских войск, и' руководство "Хаганы", которая, как известно, состояла в оппозиции к британцам, решило присоединиться к их борьбе с нацистами. В рамках мобилизационной кампании Меир Тубянский поступил в британскую армию. За шесть лет службы в инженерных войсках он выполнил множество разнообразных сложных заданий и дослужился до майора. Местом его службы поначалу была египетская Александрия, потом его перевели в Сирию, где он служил с риском для жизни, Собственно, риск был двойным, потому что параллельно с основным заданием Меир добывал еще и разведывательные данные для "Хаганы", с которой он все же согласился сотрудничать. В Италии, куда Меира направили после Сирии, он помогал переправлять в Эрец-Исраэль евреев, которым удалось спастись от нацистских преследований. После окончания войны Меир демобилизовался и стал работать инженером в "Махане Алленби" - военном лагере британцев в Иерусалиме. Через некоторое время он был принят в иерусалимскую Электрическую компанию. Начав с должности заместителя инженера по строительству и прокладке электролиний, он быстро продвинулся по служебной лестнице и занял один из ключевых постов. Во время Войны за Независимость Меир занимался формированием подразделений для обороны Иерусалима, а также поиском решения проблемы снабжения осажденного города водой. Он был назначен командующим иерусалимским лагерем Шнелер, куда свозилось продовольствие, с невероятными сложностями доставляемое в город, а также осуществлял технический надзор за тремя аэродромами. И все это ему приходилось совмещать с работой в "Хеврат хашмаль". Его уважали за невероятную работоспособность, трезвость мышления, честность и прямоту. В конце июня 1948 года (примерно через шесть недель с момента провозглашения Государства Израиль), в самый разгар Войны за Независимость, к Тубянскому примчался курьер с вызовом на экстренное совещание, которое должно было состояться в Тель-Авиве. С совещания Меир не вернулся... О том, что с ним произошло, стало известно лишь через много лет. Как известно, во время военных действий весной 1948 года в Иерусалиме было взорвано несколько важных объектов системы водоснабжения, что привело к острому дефициту воды. Тогдашний глава армейской разведки Исер Бери заподозрил, что диверсанты получили точные данные о месторасположении упомянутых объектов, и распорядился выяснить, что к чему. Ему доложили, что некий высокопоставленный офицер британской полиции в Иерусалиме располагал картой городских водных и энергетических объектов, а также списком предприятий по производству оружия. Осталось выяснить, кто передал упомянутому офицеру эти данные. Тубянский попал под подозрение одним из первых, ведь он много лет служил у британцев и поддерживал тесные связи с офицерами армии и полиции, от которых мог получать информацию, интересующую "Хагану". Когда Меир прибыл в Тель-Авив, якобы на совещание,его тут же арестовали и допросили с особым пристрастием. Он признал, что в свое время действительно передал своим шефам карту инфраструктурных объектов, не видя в этом ничего особенного, - ведь британцы полностью контролировали город и были в курсе того, что и где там расположено. А о том, где находятся оружейные мастерские, он и сам ничего не знал. Сразу после допроса Тубянскому предъявили обвинение в шпионаже в пользу врага. 30 июня 1948 года его усадили в машину и доставили в заброшенную арабскую деревню Джиз, что в районе Бейт-Шемеша. Там в здании школы состоялся полевой суд. В качестве судей выступили те самые трое офицеров разведки, которые допрашивали Меира. Разумеется, ему не предоставили адвоката, более того, ему не дали даже возможности защитить самого себя. Суд признал Меира виновным, и его расстреляли прямо у школьной стены. В исполнение приговор привели шестеро солдат армейской бригады "Харэль", которых доставили к месту казни в закрытой машине и не сообщили, кого и за что они лишают жизни. Семья Тубянского ничего не знала о происходящем, кроме того, что Меира вызвали в Тель-Авив. Однако к ночи он не вернулся, и наутро жена отправилась в "Хеврат хашмаль", чтобы выяснить, куда подевался ее муж. Там ей не сказали ничего нового. Руководству Электрической компании тоже было известно лишь то, что Меир отправился на экстренное совещание, и с тех пор никто от него никаких известий не получал. Тогда жена Тубянского позвонила на иерусалимскую авиационную базу (напомним, Меир оказывал техпомощь аэродромам). Как оказалось, там тоже были не в курсе того, что с ним и где он, однако кто-то посоветовал женщине обратиться в информационную службу "Хаганы", которая входила в состав армейской разведки (позже она была преобразована в Общую службу безопасности ШАБАК). Она обратилась к руководителю этой службы Ицхаку Леви, однако тот сказал, что уже не занимает этот пост, и посоветовал женщине обратиться к офицеру разведки Биньямину Джибали, одному из тех, кто занимался Меиром. Джибали, сказали ей, находится в Тель-Авиве, и Тубянская поехала туда, но на месте его не застала... В течение нескольких дней сходившую с ума от беспокойства женщину гоняли от одного к другому, и никто не мог точно сказать ей, где ее муж и что с ним. С момента исчезновения Меира Тубянского прошло уже несколько месяцев, когда в лесу на горе Кармель случайные прохожие обнаружили тело араба по имени Али Касем. Следователи полиции выяснили, что он был застрелен с близкого расстояния в другом месте, а затем его тело перевезли в лес и бросили там. Касем работал на армейскую разведку, однако его стали подозревать в том, что он двойной агент, и во избежание проблем попросту убрали. Информация об этом попала к Давиду Бен-Гуриону, который в то время совмещал посты главы правительства и министра обороны. Решив, что Исер Бери превысил свои служебные полномочия, Старик потребовал отдать его под суд, К тому времени семье Тубянского уже сообщили, какая участь его постигла. Узнали они и о том, что казнили его по приказу все того же Исера Бери. Вдова Меира, желая добиться реабилитации мужа, обратилась к первому юридическому советнику первого правительства Израиля Яакову Шимшону-Шапира, и тот порекомендовал Старику присоединить дело Тубянского к материалам, собранным против Бери. Премьер согласился с этим предложением и назначил комиссию во главе с военным прокурором, которая и выяснила, что Меира казнили за преступление, которого он не совершал. Суд признал Исера Бери виновным по всем пунктам обвинения и приговорил к увольнению из вооруженных сил страны, а также, приняв во внимание его былые заслуги, к тюремному заключению на... один день. Впрочем, Бери не отсидел и этот "срок": президент страны Хаим Вайцман по настоятельной рекомендации начальника генштаба ЦАХАЛа помиловал его. В июле 1949 года Давид Бен-Гурион лично сообщил вдове Меира Тубянского о его реабилитации и принес ей свои соболезнования. источник

  - участник Войны за Независимость, несправедливо казнённый 30 июня 1948 года по обвинению в шпионаже.

Метки:

1948, 30 июня — (23 Сивана 5708) Казнь по решению военного трибунала командира Хаганы М. Тубянского за якобы передачу информации арабам. Впоследствии погибший был реабилитирован.

Метки:

1958, 30 января — (9 швата 5718) Умер И. Беери - первый начальник военной разведки Израиля. это он отдал приказ казнить командира Хаганы Меира Тубянского, обвиненного в измене. Оказалось, это была ошибка. Беери судили за неё в 1949 и признали виновным.

Метки:

Страницы: 1