Елисаветград — события (0-1 из 1)

1919, 1 мая — (15 Ияра 5679) Гражданская война. Погром в Елисаветграде. ...

Григорьевские отряды вместе с партизанами после взятия Одессы раскинулись по железной дороге, заняв линию Вознесенск, Помощная, Елисаветград, Знаменка, Кременчуг, Користовка и Пятихатка. Как только Григорьев совершил свой предательский шаг по отношению к Советской власти и выпустил свой пресловутый погромный "Универсал", так сейчас же началась повсеместно в занятых им пунктах резня еврейского населения. Из погромов этого периода, устроенных григорьевскими бандами, особой жестокостью и неслыханным по размеру числом жертв отличается Елисаветградский погром, продолжавшийся от 15-го до 17-го мая 1919 года. Еще 10-го мая, после об'явления "Универсала", началась в городе погромная агитация. Советская власть была свергнута, город был наводнен преступным элементом, и еврейское население очутилось в полной власти многочисленных озверелых банд. Небольшой советский отряд, прибывший со стороны Одессы, на время потеснил было григорьевцев к Знаменке, но, благодаря своей малочисленности, а также измене со стороны некоторых элементов в самом отряде, он не удержался и был выбит григорьевцами из города. И вот тогда-то и началось страшное кровавое дело. В первый день громили и убивали исключительно военные чины, производившие свою работу спокойно и организованно. Многочисленный преступный элемент, выпущенный из мест заключения, а также различный сброд, собравшийся в город, следовал по пятам воинских отрядов и грабил, заканчивая то, что было упущено григорьевцами. Но в последующие дни этот уголовный элемент, во главе с черносотенной интеллигенцией, царскими чиновниками и некоторыми представителями духовенства, взял инициативу в свои руки и принял самое активное участие в зверских убийствах и грабежах. Страшный кровавый туман на время окутал весь город, казалось не было никакого выхода, и все еврейское население обречено на гибель. Но к счастью случилось так, что в то время в городе заседал Крестьянский с'езд. По инициативе местных пролетарских организаций Президиум Крестьянского с'езда совместно с представителями Союза Металлистов обратился к коменданту григорьевского гарнизона с категорическим требованием немедленно прекратить бойню. Комендант упорно отказывался, угрожая бомбардировкой города в случае малейшего сопротивления. И только к концу второго дня, когда среди самих григорьевских банд наметилась определенная усталость, комендант дал свое согласие на образование "Ревкома" в составе рабочих от Союза Металлистов и представителей от Крестьянского с'езда. Ревком наспех организовал летучие отряды из наиболее сознательных рабочих, которые одним своим появлением на улицах немедленно приостановили погром. Однако, на следующий день 17-го мая, когда бандиты узнали, что официального распоряжения о прекращении погрома нет и что эти летучие отряды состоят из рабочих добровольцев, они с еще большей интенсивностью и жестокостью возобновили резню, которая на сей раз обошлась еврейскому населению очень дорого. Дело в том, что ободренное появлением рабочих дружин еврейское население считало, что опасность миновала; большинство вышло из своих тайников и показалось на улицах. И вот все эти несчастные были застигнуты и растерзаны на месте. В эти дни и несколько дней спустя город представлял собою зловеще-невиданное зрелище. На улицах, во дворах и в домах, в погребах и на чердаках стояли лужи застывшей крови, в которой валялись десятки и сотни изуродованных трупов. Магазины и квартиры были разрушены. На улицах валялась изломанная мебель, испорченные домашние вещи, изодранные подушки, из которых летели пух и перья и тучами носились в воздухе. Город выглядел огромным кладбищем. И только 22-го мая, когда Советские полки заняли снова Елисаветград, обнаружились первые признаки жизни: обезумевшее от ужаса и крови еврейское население, забившееся по чердакам, подвалам и разным логовищам, начало робко показываться на улицах, с тревогой и ужасом вглядываясь в груды тел и разыскивая своих близких и знакомых. Началась уборка трупов; была организована помощь раненым и больным. Но тут сразу обнаружилось, что 50.000 еврейское население Елисаветграда не только понесло колоссальные кровавые жертвы, но что уже в три дня оно было превращено в жалких нищих. Город оказался без провизии, без лекарств, без перевязочных материалов и без запасов продовольствия. Разоренный и разгромленный город не привлекал соседних крестьян, которые прекратили подвоз продуктов, и таким образом над уцелевшей частью еврейского населения, потерявшей во время погрома все свои запасы, повис призрак голодной смерти. Убитых было так много, что целую неделю сотни людей были заняты собиранием трупов и отправкой их на кладбище. Не было никакой возможности вести точную регистрацию. Кладбище было буквально завалено тысячами изуродованных тел. У каждой груды трупов происходили умопомрачающие сцены, когда пришедшие узнавали своих отцов, матерей, детей, братьев и сестер. Тысячи малых сирот беспомощно бродили по кладбищу, тщетно разыскивая своих родителей и близких и не имея, куда приткнуть свои бесприютные головы. По некоторым еще недостаточно полным данным, в этом погроме погибло около 4.500 человек разного пола и возраста, включая грудных младенцев и дряхлых стариков. Если бы Советская армия не пришла во-время - все еврейское население Елисаветграда было бы истреблено

:

Страницы: 1