— события (4425-4450 из 8453)

1948, 0 мая — (14 Ияра 5708) Генконсул США и американский офицер связи погибли от пуль арабского снайпера.

:

1948, 6 мая — (14 Ияра 5708)Война за Независимость. Штурм Арабским легионом здания церкви "Нотр-дам де Франс", служившего ключом обороны Западного Иерусалима. Церковь обороняли юноши из отряда Гадна и ополченцы. Они отбили атаку.

:

1948, мая — (15 Ияра 5708) Израиль. Первый государственный заём в 20 млн. долларов.

:

1948, мая — (15 Ияра 5708) Война за Независимость. Кибуц Яд Мордехай оставлен Хаганой или 25 мая (см. 19 мая ). В бою, продолжавшемся 5 дней погибли 23 бойца израильской армии, но благодаря их подвигу, продвижение египтян к Тель-Авиву было остановлено, и бригада Гивати успела подготовить с укрепиться на оборонительных рубежах между Беэр-Тувией, Негбой и Гал-Олоном. 5 мая 2018 года Пресс-служба ЦАХАЛа сообщила, что сотрудникам отдела по поиску пропавших без вести удалось установить место захоронения рядовой Либки Шефер, погибшей во время Войны за Независимость при обороне кибуца Яд-Мордехай. Либка Шефер родилась в Польше в 1014 году. Она приехала в Израиль в 1939 и вступила в кибуц Яд-Мордехай. В первые дни войны за Независимость Израиля кибуц, расположенный на пути египетской армии, был окружен. 18 мая 1948 года египтяне начали его штурм. Накануне членам кибуца удалось вывезти из него детей, в Яд-Мордехай оставались 110 взрослых и два взвода "Пальмаха". Либке погибла при обстреле кибуца из тяжелых артиллерийских орудий в ночь на 24 мая, когда они пыталась с поля боя эвакуировать раненого. Рядовая Шефер оставалась единственной погибшей в той войне, чье место захоронения не удавалось разыскать 70 лет.

:

1948, мая — (15 Ияра 5708) Война за Независимость. Дневник Цви Зиппера (см. 12 декабря ): "Я стоял на веранде, когда прозвучал горн. В ворота въезжает грузовик и я подбегаю посмотреть, кто приехал. Тувиа глядит на меня и говорит: “Привет. Гидеон умер. Ему прострелили живот и через три дня он умер от ран”. Что поделаешь? Это война. О, мой друг, я ждал твоего возвращения, Гидеон, надеялся, что ты вернешься, и мы будем делить опасность на двоих, это было бы легче, но ты был далеко и это стало твоей смертью и теперь я остался без брата. Но нет времени думать об этом, чувствовать боль и скорбеть, по крайней мере не сегодня, когда мы идем в бой. Осталось только бешенство и желание убивать, ужасная, возможно – ребяческая жажда мести и желание убивать. Они устроили засаду, и напали на нас из-за завесы огня, снарядов, мин и пулеметных очередей, ревущий ад воплощенного в реальность кошмара, взрывы сотрясают наши БТР. И все же мы прорываемся. Грузовики уже наготове, кузова набиты ранеными с Яд-Мордехай. Мы выдвигаемся! И вновь начинается ад, снова падает убийственная завеса огня. Передо мной кто-то лежит. Я, думая, что он уже мертв, отталкиваю его в сторону, чиркаю зажигалкой и замечаю пульс. Открываю ему рот и начинаю делать искусственное дыхание, и возможно, мы доставим его домой живым. Кто-то держит его рот открытым, а я весь в поту, почти не слыша взрывов и свиста пуль, продолжаю давить ему на грудь, и его дыхание почти восстанавливается, когда мы прибываем на место. Он жив, и вместо того, чтобы убивать, той ночью я спас человека, а это несравненно более приятное чувство! Но Гидеон мертв. Мне нужно только пять минут, чтобы посидеть и оплакать своего друга. Но здесь ни у кого нет этих пяти минут. Нет времени грустить и сожалеть о потере друга. Только боль тихо давит изнутри. Б-же, Гидеон, как бы я хотел, чтобы ты был жив!"

:

1948, мая — (15 Ияра 5708) Вечер памяти С. Михоэлса в Москве. И. Эренбург "Сейчас, когда мы вспоминаем С. Михоэлса, где-то далеко рвутся бомбы и снаряды. Это евреи молодого государства защищают свои города и сёла от английских наёмников"

:

1948, мая — Трумен принимает Х. Вейцмана впервые как официального президента Израиля.

:

1948, мая — Война за Независимость. Неудачная попытка только что созданной бригады Шева захватить Латрун

До сих пор нельзя сказать со всей определенностью, как получил свое название Латрун. Некоторые историки полагают, что оно пошло от находившейся здесь крепости французских крестоносцев - Le toron des chevaliers (Ле Торон де Шевалье - Замок рыцарей). Его развалины можно увидеть неподалеку от монастыря. Другие специалисты предпочитают брать за основу легенду, дошедшую до нас со времен первых христиан. Здесь якобы находилось укрепленное поселение Castellum bonu Latronis (Крепость доброго разбойника), названное так в честь знаменитого бандита с большой дороги, промышлявшего в здешних краях в эпоху Христа, а затем пойманного и распятого рядом с Иисусом. В отличие от него СЫН БОЖИЙ впоследствии восстал из могилы и явился своей ошеломленной пастве на пути между Иерусалимом и Эммаусом. Так вот, многие историки считают, что именно Латрун и был когда-то этим самым Эммаусом. Некоторым подтверждением легенде могут служить остатки древних церквей, найденных недалеко от монастыря на территории парка Канада. Продолжайте подниматься по тропинке, пролегающей к северу от монастыря Траппистов, и дойдите до ее пересечения с шоссе №3. Следуйте по ней в восточном направлении и доберитесь до холма, примыкающего ко всему этому комплексу. Наберитесь терпения и поднимитесь по довольно крутой лестнице на его вершину, где находится небольшая обзорная площадка. Оттуда открывается поистине невероятный вид на окрестности, и вы сами поймете, какое значение имел этот природный наблюдательный пункт в течение двух тысячелетий... Итак, Латрун находится в том самом месте, где раздваивается долина Аялона, проходящая от берега Средиземного моря до самого Иерусалима. И с вершины указанного холма хорошо видны оба идущих дальше горных пути. На переднем плане пролегает ущелье Шаар а-гай, по которому проложено шоссе №1 к Иерусалиму. А на заднем - вьется автострада №433, ведущая к подъему Бейт-Хорон. По ней можно въехать в Святой город с севера. Именно в этих местах Иегошуа разбил аморитов и, в соответствии с легендой, попросил силы природы даровать ему еще немного дневного времени, чтобы закрепить успех. -Солнце все еще стояло над Гивоном, а Луна застыла над долиной Аялона!- И здесь же царь Давид разгромил филистимлян, а много позднее войску крестоносцев удалось преодолеть сопротивление местных вождей мусульман по дороге на Иерусалим. А еще именно тут, уже на памяти старшего поколения израильтян, разыгралась самая кровавая битва между ними и арабами в Войне за независимость (причем многими из ее участников были те, кто уцелел в Катастрофе). Но только в 1967 году ЦАХАЛу удалось установить контроль над этой местностью. Об этом рассказывает небольшой мемориальный комплекс на вершине холма: пальцы, выглядывающие из двух величественных колонн, делают последнее лихорадочное усилие, чтобы поддержать громадный камень, прежде чем он неизбежно покатится вниз.

  и прорвать блокаду Иерусалима. Операция "Бин-Нун алеф". Бригада была набрана из репотриантов, только что прибывших в Страну, не знавших иврита и правил обращения с оружием. Для усиления ей был придан батальон Пальмаха. Атака на Латрун началась с опозданием в несколько часов, в 4 часа утра, когда светало. Оборонявшиеся части Арабского легиона, вооружённые артиллерией, миномётами, из надёжных укреплений обрушили на идущих снизу вверх евреев шквал огня. Атака сразу же захлебнулась. Сколько погибло нападавших, до сих пор неизвестно. По крайней мере, во взводе А. шарона из 35 человек погибли 15, 10, в т. ч. он сам были ранены. В течении Войны за Независимость Латрун штурмовали 5 раз и всё неудачно.

:

1948, мая — Война за Независисмость. После 5 дней обороны кибуц Яд Мордехай захвачен египтянами (или 24 мая).

:

1948, мая — (17 Ияра 5708) Израиль. Временное правительство утвердило приказ Бен-Гуриона о создании Армии Обороны Израиля. В этот же день был создан Иерусалимский фронт. Под начало его командующего Д. Маркуса переданы бригады Эциони, Харель, Седьмая.

:

1948, мая — (17 Ияра 5708) Речь А. Эвена в ООН: "Если арабские государства хотят жить в мире с Израилем, они получат мир. Если желают воевать, получат войну, но вне зависимости от их желания, им придётся смириться с существованием Израиля".

:

1948, мая — (17 Ияра 5708) Война за Независимость. Сирийский самолет разбомбил центральную часть Наарии, в районе речки Гаатон. Погибли 5 человек, десятки получили ранения, разрушено несколько зданий. Среди погибших - ребенок, Дани Нойман, его мать была тяжело ранена.

:

1948, мая — (18 Ияра 5708) Война за Независимость. Старый город Иерусалима захвачен Арабским легионом (или 28 мая).

:

1948, мая — (19 Ияра 5708) Война за Независимость. Пал еврейский квартал Иерусалима или 27 мая (см. 17 мая - 19 мая ).

:

1948, мая — (19 Ияра 5708) Война за Независимость. Иракский самолет скинул на Нагарию листовки с призывом к еврейскому населению поддержать создание Палестинского государства и строить свою жизнь под мудрым руководством исламского правления.

:

1948, мая — (19 Ияра 5708) Война за Независимость. Колонна бригады "Ифтах" принудила к бегству силы Ливанской армии у арабской деревни Малкия, множество трофеев. Атака Малкии в лоб была обречена из-за превосходства ливанцев в вооружении и численности, поэтому командиры Ифтаха ввели врагов в заблуждение ложной демонстрацией своей мощи и одновременно обошли деревню с тыла и открыли наступление с ливанской территории.

:

1948, мая — (20 Ияра 5708) Война за Независимость. Египетские войска в составе пехотной бригады с артиллерией и танками начали продвижение на север по приморской равнине, но были остановлены в 3 км. от Ашдода, возле моста, взорванного сапёрами бригады Гивати. В оборонительных боях со стороны АОИ были впервые применены 4 Мессершмидта и 65-милиметровые орудия, только что полученные (Подробнее

Суббота, 29 мая 1948 г. Спустя две недели после провозглашения Государства Израиль, положение на всех фронтах было тяжелым. Арабские армии вторглись на территорию еврейского государства с юга, востока и севера. Врага сдерживали только отдельные поселения, в которых были небольшие военные подразделения. 14 мая 1948 г. регулярные части египетской армии перешли границу в районе сектора Газа и начали продвигаться вдоль побережья Средиземного моря по направлению к центру страны. Они атаковали населенные пункты Кфар Даром и Нирим, смогли захватить Яд Мордехай, открывая тем самым дорогу в сторону Тель-Авива. Наступление египтян поддерживалось истребителями "Спитфайер" (Spitfire), с начала войны они господствовали в воздухе. В Иудеи и Самарии действовала иракская армия и части иорданского легиона, а на севере - сирийская и ливанская армии. 29 мая саперы бригады "Гивъати" взорвали мост и остановили продвижение египетской дивизии на север. Более 500 единиц техники скопилось на шоссе в ожидании завершения ремонта моста. Египетское командование не опасалось атак с воздуха и не позаботилось о рассредоточении техники. Израильтяне решили атаковать египтян используя самолеты S-199. К вылету были готовы четыре самолета. Решено было лететь двумя парами в составе: Моди Алон и Лу Ленарт, Эзер Вейцман и Эди Коен. Самолеты взлетели в 18.00 с аэродрома Экрон (нынешний Тель-Ноф). Каждый самолет нес две 70-кг бомбы. После взлета обнаружились проблемы с управляемостью у самолета Лу Ленарта, но он продолжил полет. Чтобы избежать встречи с вражескими самолетами, S-199 полетели над морем и повернули на восток в районе деревни Ашдуд (современный город Ашдод). В 19.45 в небе появились четыре маленькие точки, приближавшиеся с западного направления. Самолеты разделились на пары и внезапно спикировали на скопление египетской техники. Первым был самолет, пилотируемый Лу Ленартом, добровольцем из США. После сброса бомб Ленарт развернул самолет, зашел с юга на цель и обстрелял скопление вражеской техники из пушек и пулеметов, однако после десятка выстрелов пушку заклинило и пилот был вынужден вернуться на базу. Второй самолет, пилотируемый Моди Алоном (Кливанский?), попал под огонь с земли. К тому времени египтяне уже сориентировались и открыли шквальный огонь из всех средств ПВО. Алон провел свой самолет сквозь огненные трассы и сбросил 70-ти килограммовые бомбы в центре скопления машин. Так же, как и Ленарт, Алон обстрелял врагов из пушек и пулеметов и вернулся на базу. Однако при посадке одна из стоек шасси сломалась, самолет перевернулся и получил серьезные повреждения; пилот не пострадал. Вторая пара, под командованием Эзера Вейцмана, зашла на цель с юга. Ведущий спикировал на центр скопления машин, сбросил две бомбы и атаковал наземные средства ПВО египтян пулеметно-пушечным огнем. Вскоре пушки заклинило, но Вейцман продолжал штурмовать колонну египтян до тех пор, пока не закончился боезапас пулеметов. Ведомому же не повезло: зенитный огонь египтян усилился. Атакующий самолет получил значительные повреждения и загорелся. Пилот Эдди Коэн, доброволец их Южной Африки, был тяжело ранен. Он смог повернуть горящий самолет на запад и попытался посадить его в Бейт Дарсе, но самолет потерял управление и врезался в землю. Это было первое боевое применение самолетов Avia S-199 ВВС Израиля. Хотя с точки зрения нанесённых врагу потерь успех операции был ничтожен, она сильно повлияла на египтян: им пришлось заботиться о быстром рассредоточении войск при угрозе воздушных атак израильтян. С этого момента арабом стало известно, что у израильтян есть на вооружении боевые самолеты, способные атаковать наземные цели. Эта операция ознаменовала начало перехода господства в воздухе от арабов к израильтянам.

 ). Бои на этом рубеже продолжались 6 дней.

:

1948, мая — (21 Ияра 5708) Война за Независимость. При подлёте к аэродрому Экрон потерпел крушение врезавшись в холм транспортный самолёт С-46 (RX-136) с грузом оружия из Чехословакии. Погиб штурман М. Розенбаум.

:

1948, мая — (21 Ияра 5708) Война за Независимость. Операция "Бин-нун-2". Очередной неудачный штурм Латруна.

:

1948, мая — (22 Ияра 5708) Опубликован приказ Бен-Гуриона о формировании Армии Обороны Израиля. "В руки этой армии отныне передаётся безопасность еврейского народа и его Родины"

:

1948, мая — (6 Ияра 5708) Израиль. Первой супружеской парой нового государства, официально зарегестрировавшей свои отношения, стали члены ЭЦЕЛ Сара и Эйтан Ливни. Эйтан Ливни позднее вступил в партию "Ликуд" и был членом Кнессета. Дочь Эйтана и Сары Ципи - министр иностранных дел Израиля.

:

1948, мая — (7 Ияра 5708) Израиль выпустил свои первые почтовые марки. Подробнее

Марки были заранее отпечатаны подпольно в одной из типографий Тель-Авива на маленькой печатной машине. Эта серия известна под названием «Еврейская почта» (доар иври). На марках нет названия государства (вопрос о названии еврейского государства оставался до последнего момента открытым: помимо «Израиль» рассматривались варианты назвать страну Сион, Иудея, Эрец-Исраэль и др.). Известны пробные экземпляры марок с некоторыми из этих названий. Несмотря на трудности военного времени, новые марки были доставлены во все населенные пункты, имевшие почтовые отделения, за исключением Иерусалима, блокада которого еще не была прорвана. Серия состояла из девяти марок с номиналами от трех милей до тысячи милей. На всех марках изображены античные монеты времен Маккавеев (см. Хасмонеи) и Бар-Кохбы восстания. Во время печатания тиража использовались разные типы бумаги и разные перфорационные машины. Все это привело к тому, что существует довольно много разновидностей первых израильских марок, некоторые из них очень редки. По рекомендации автора проекта рисунков, художника О. Валиша, нижний ряд каждого листа был снабжен купонами, на каждом купоне есть объяснение изображения на марке. Это стало традицией, и с тех пор все листы израильских почтовых марок снабжаются купонами в нижней части. В день выпуска первых почтовых марок в Израиле насчитывалось 80 почтовых отделений и контор. www.eleven.co.il

:

1948, мая — (3 Ияра 5708) За два дня до отмены мандата Бегин пригласил в штаб ЭЦЕЛя официальных представителей Национального правления. Пришли Исраэль Галили и Леви Эшколь. По версии Бегина, он предложил, чтобы Хагана использовала рейсы "Альталены" для перевозки оружия и эмигрантов, выплачивая за это определенные суммы денег. Согласно версии представителей Хаганы, ЭЦЕЛЬ предложил им купить "Альталену", но они отказались, потому что англичане, наверняка, уже следили за ней.

:

1948, мая — (3 Ияра 5708) Совещание в Овальном кабинете Белого дома Трумена и его ближайших советников и приближённых признавать или не признавать независимость будущего Израиля. Маршалл и его заместитель Роберт Ловетт обосновали предложение отсрочить признание Израиля – а "отсрочить" в действительности значило "отказать". Трумэн попросил своего помощника Кларка Клиффорда изложить аргументы в пользу немедленного признания Израиля. Когда Клиффорд закончил выступление, Маршалл, против своего обыкновения, вскипел: "Я вообще не понимаю, почему здесь присутствует Клиффорд. Он советник по внутриполитическим делам, а это вопрос внешней политики. Клиффорд здесь только потому, что он лоббирует некие политические соображения". Затем Маршалл произнес, как позднее выразился Клиффорд, "самую поразительную угрозу, которую в моем присутствии кто-либо высказывал напрямую одному из американских президентов": "Если президент последует совету Клиффорда, а мне придется голосовать на выборах, я проголосую против президента". (Всю статью в Washington Post см. 14 мая 1948 г. 18:11...)

:

1948, мая — (5 Ияра 5708) В 18:11 14 мая – спустя 11 минут после того, как Бен-Гурион провозгласил независимость в Тель-Авиве президент США Г. Трумэн объявил о признании Израиля. Подробнее

Среди торжеств на предстоящей неделе, когда будет праздноваться 60-летие Израиля, не следует забывать, что в свое время в Вашингтоне разгорелась эпическая битва по поводу того, как следует реагировать на провозглашение независимости Израиля, имевшее место 14 мая 1948 года. Она повлекла за собой самые серьезные разногласия президента Гарри Трумэна с его госсекретарем Джорджем К. Маршаллом, к которому Трумэн питал глубокое уважение, а также с большинством представителей истеблишмента, ведавшего внешней политикой. Британцы планировали уйти из Палестины в полночь 14 мая. В этот момент Еврейское агентство, во главе которого стоял Давид Бен-Гурион, должно было провозгласить новое (пока безымянное) еврейское государство. Соседние арабские государства предупредили, что уже начавшиеся бои с этого мига перерастут в полномасштабную войну. Еврейское агентство предлагало разделить Палестину на две части – еврейскую и арабскую. Но Госдепартамент и министерство обороны США поддержали план Великобритании по передаче Палестины под управление ООН. В марте Трумэн неофициально пообещал Хаиму Вейцману, будущему президенту Израиля, что поддержит раздел Палестины – но на следующий день узнал, что представитель США в ООН проголосовал за опеку этой организации над Палестиной. Разгневанный Трумэн записал в своем ежедневнике для себя: "Сегодня Госдеп подложил мне свинью. Я узнал об этом, только когда прочел в газете! Ад кромешный! Теперь я прослыл лжецом и обманщиком. Мне никогда еще не было так плохо...". Трумэн счел виновными чиновников из "третьего и четвертого эшелона" Госдепартамента – в особенности директора по делам ООН Дина Раска и советника агентства Чарльза Болена. Но в действительности сопротивление исходило от еще более могущественной группы лиц – "мудрецов", которые одновременно формировали блестящий внешнеполитический курс Трумэна конца 1940-х годов. В их круг входили Маршалл, Джеймс В. Форресталь, Джордж Ф. Кеннан, Роберт Ловетт, Джон Дж. Макклой, Пол Нитце и Дин Эйкезон. Для того чтобы своей волей отменить решение Госдепа, Трумэну пришлось бы схватиться с Маршаллом, которого он сам считал "величайшим из ныне живущих американцев". Для президента, который был крайне непопулярен в обществе, это была бы тяжелейшая задача. За этим решением таился негласный, но реальный антисемитизм некоторых (но не всех) сотрудников администрации. Те, кто выступал против признания Израиля, выдвигали простые аргументы: нефть, статистика и история. "30 млн арабов против примерно 600 тыс. евреев, – сказал Клиффорду министр обороны Форресталь. – Почему вы не хотите взглянуть на вещи трезво?" 12 мая Трумэн провел в Овальном кабинете совещание, дабы решить этот вопрос. Маршалл и его всеми уважаемый заместитель Роберт Ловетт обосновали предложение отсрочить признание Израиля – а "отсрочить" в действительности значило "отказать". Трумэн попросил своего молодого помощника Кларка Клиффорда изложить аргументы в пользу немедленного признания Израиля. Когда Клиффорд закончил свое выступление, Маршалл, против своего обыкновения, вскипел: "Я вообще не понимаю, почему здесь присутствует Клиффорд. Он советник по внутриполитическим делам, а это вопрос внешней политики. Клиффорд здесь только потому, что он лоббирует некие политические соображения". Затем Маршалл произнес, как позднее выразился Клиффорд, "самую поразительную угрозу, которую в моем присутствии кто-либо высказывал напрямую одному из американских президентов". В строго засекреченном (это тоже было против практики) меморандуме, который Маршалл написал после совещания для архива, великий генерал зафиксировал свои собственные слова: "Я сказал без обиняков, что если президент последует совету Клиффорда, а мне придется голосовать на выборах, я проголосую против президента". После этого обескураживающего момента совещание было объявлено закрытым, воцарилась сумятица. В течение двух последующих дней Клиффорд искал способ склонить Маршалла к тому, чтобы одобрить признание Израиля. Ловетт, хотя сам он все еще был против признания, в итоге еле-еле уговорил Маршалла промолчать, если Трумэн предпримет активные действия. Когда до полуночи по тель-авивскому времени оставалось всего несколько часов, Клиффорд рекомендовал Еврейскому агентству попросить о незамедлительном признании нового государства, все еще не имевшего имени. Трумэн объявил о признании Израиля в 18:11 14 мая – спустя 11 минут после того, как Бен-Гурион провозгласил независимость в Тель-Авиве. Это было сделано настолько быстро, что в тексте официального заявления отпечатанные на машинке слова "еврейское государство" зачеркнуты и почерком Клиффорда вписано: "Государство Израиль". Так США стали первым государством, которое признало Израиль, в соответствии с желаниями Трумэна и Клиффорда. Кризиса, который коснулся бы как внутренней, так и внешней политики, еле-еле удалось избежать, а стычка в Овальном кабинете много лет хранилась в тайне. В течение последующих 40 лет Клиффорд в бесконечных спорах со мной и другими настаивал на том, что основой его позиции была не политика, а нравственные убеждения. Обратив внимание на острый раскол в американской еврейской общине – в крупную антисионистскую фракцию входили многие крупные еврейские деятели, в том числе издатели Washington Post и New York Times, Клиффорд еще в 1947 году, в своем знаменитом плане президентской кампании Трумэна сообщил тому, что ключом к поддержке со стороны евреев является "последовательная приверженность либеральному политико-экономическому курсу". Но по сей день многие считают, что Маршалл и Ловетт правильно оценивали возможные плюсы, а истинной причиной решения Трумэна были внутриполитические соображения. От Израиля Соединенным Штатам одни неприятности, полагают они. По-моему, эти люди упускают из виду главное. Израиль должен был возникнуть вне зависимости от того, признал бы его Вашингтон. Но если бы Америка с самого начала не стала бы оказывать ему поддержку, выживание Израиля оказалось бы под еще большей угрозой. Даже если бы европейские евреи только что не оправились от ужасов Второй мировой войны, это было бы немыслимое предательство со стороны США. Решение Трумэна, хотя против этого шага выступил почти весь внешнеполитический истеблишмент, было правильным – и, несмотря на запутанные последствия, сохраняющиеся по сей день, это решение следует признать и уважать всем американцам. Ричард Холбрук Ричард Холбрук пишет для Washington Post ежемесячную колонку. Он соавтор книги Кларка Клиффорда "Советник президента: мемуары"

 

: