— события (4050-4075 из 8453)

1944, 0 октября — (7 Хешвана 5705) В Тель-Авиве по инициативе И. Милло и А. Бен-Иосефа (1907–80) группой актеров, выросших в Эрец-Исраэль (Джемайма Мило, Роза Лихтенштейн, Авраам Бен-Йосеф и Батя Ланкет) основан Камерный театр. Официально он был провозглашён в 1945 году. Камерным театром в 1948 году был поставлен первый спектакль на местную тему - авторская инсценировка романа М. Шамира «Ху-халах ба-садот» («Он шел по полям», 1947). Это был спектакль о Войне за Независимость.

:

1944, 6 октября — (26 Тишри 5705) Шоа. На заседании литературной комиссии, готовившей книгу о Катастрофе на территории СССР ("Черную книгу") обсуждение двумя её редакторами и писателями В. Гроссманом и И. Эренбургом обработку свидетельств жертв. Далее

...Издание книги под большим вопросом, высшее партийное начальство обещает её напечатать, «если она будет хорошей» (Эренбург ехидно замечает на заседании: Авторами книги являемся не мы, а немцы... я не понимаю, что значит «если она будет хорошей», это не тот роман, содержание которого неизвестно). А начальство под «хорошестью» подразумевает утопить уничтожение евреев в общем страдании войны и замаскировать участие в убийствах местного населения. В. Гроссман склоняется ради спасения книги угодить руководящей воле. Эренбургу же важно показать жуткие подробности поголовного истребления евреев: Гроссман: Когда я читал материал... мне бросилось в глаза слишком частое употребление слова «еврей»... Если книга целиком говорит об евреях, то нужно избегать слова «еврей»... это вызывает раздражение. Можно писать «людей собирали» или «люди пошли на площадь», «упало 5 человек», а не писать слово «еврей». Эренбург: ...когда человек пишет, что случилось, то он пишет, что всех евреев обязали носить повязки, потом повели... когда человек это рассказывает, он не может не сказать слово «еврей»... Если сказать «людей загнали в гетто», это неправдоподобно. Я не вычёркивал это, я не вычёркивал термин «полицай»... Установка, кто был точно данный полицай, будет носить тяжёлый характер. Я не вычёркивал слова «еврей», я зачёркивал слово «украинец» и писал «полицай»... Никто на эти случаи не может обидеться,...нужно показать, что евреи были в тяжёлом положении. Я оставил в тексте такую вещь: «Некуда пойти, ни в один дом не пустят...» Меня попросили убрать, я согласился, потому что это не составляло тему, но я добился, что детали, которые передают обречённость, чтобы они остались..." Эренбург вскоре понял, что плетью партийный обух не перешибить, и отказался работать, а Гроссман старался до конца, наступал себе на горло, подлаживаясь под партийное начальство источник

 

:

1944, ноября — (2 5705) - -, , , .

:

1944, ноября — (20 Хешвана 5705) В Каире члены ЛЕХИ Э. Хаким и Э. Бейт-Цури убили члена британского парламента лорда Мойна за его непримиримость по вопросу эмиграции евреев в Эрец-Исраэль. В своих выступлениях в британском парламенте лорд вообще подвергал сомнению существование еврейского народа. Нападавшие были схвачены властями и казнены. Подробнее

6 ноября члены организации ЛЕХИ (Лохамей херут Исраэль - Борцы за свободу Израиля) осуществили свою, пожалуй, самую дерзкую операцию - убийство британского министра по делам Ближнего Востока лорда Мойна. Хотя этот теракт явился одним из важнейших моментов в истории сионистского движения 40-х годов прошлого века, о нем предпочли не вспоминать ни в Израиле, ни в Англии. Более того, даже сегодня остаются в тени некоторые эпизоды, связанные с его осуществлением. Для обоснования гипотезы о том, что же послужило непосредственной причиной теракта, необходимо рассмотреть события, последовавшие за ним и предшествовавшие ему. Итак, 6 ноября 1944 года два члена ЛЕХИ смертельно ранили лорда Мойна, когда он выходил из своей резиденции. Обоих юношей судили в Каире. 10 января 1945 года их приговорили к смертной казни и повесили. За немногими исключениями, сионисты пришли в ужас от убийства Мойна. Потрясенный Вейцман, находившийся в момент покушения в Лондоне, обещал Черчиллю, что палестинское еврейство сделает все от него зависящее, чтобы выкорчевать это зло из своей среды. Черчилль был взбешен. Лорд Мойн был его давним другом. Выступая в Палате представителей, Черчилль сказал: Если нашим мечтам о сионизме суждено развеяться в дыме от выстрела убийцы, а заботы о будущем сионизма порождают новую породу гангстеров, достойных нацистской Германии, мне, как и многим, придется пересмотреть те позиции, которые мы столь долго и последовательно отстаивали. Ах, какой праведный гнев! Если не знать, в чем же состояли эти мечты о сионизме и позиции, которые столь долго и последовательно отстаивала Англия, то можно даже посочувствовать господину Черчиллю. Но так как мы знаем чуть – чуть больше, чем ничего, то скажем, для начала, так: Все не столь однозначно. Однако как же дальше развивались события? Руководитель Еврейского Агентства, Сохнут, Давид Бен–Гурион в своей речи на третьей конференции Гистадрута заявил: От нас требуют верховные органы - сионистское руководство и Национальный совет - вырвать их с корнем из нашей среды. И я хочу перевести это требование на язык реальных действий. Если юноша, член этих банд или поддерживающий их, работает на какой-либо фабрике или в учреждении, мы требуем от рабочих или служащих учреждения изгнать его оттуда, удалить с места работы. То же и в отношении школьников, чтобы знал и он, и его братья, и родители, что общественность восстает против этих преступлений, подвергающих опасности не кого-то отдельно, а всю нацию. И второе, что требуется от нас: не давать им убежища и крова. И третье - не сдаваться угрозам! Но у нас еще нет никакой власти. Еще не возникло еврейское государство. Поэтому в той степени, в которой британские власти и полиция заинтересованы в искоренении террора, мы с ними сотрудничаем. Без нашей помощи властям и их помощи нам не удастся искоренить эту язву. Тот, кто не готов помочь властям в искоренении террора тогда, когда в его силах пресечь это, сообщив властям, берет на себя тяжелую ответственность. Эта речь Бен–Гуриона послужила, фактически, приказом к началу так называемой операции СЕЗОН ОХОТЫ за активистами не только организации ЛЕХИ, но и ЭЦЕЛя ( абрр. от Иргун цваи Леуми - Национальная военная организация. ЭЦЕЛь была создана в 1931 г. с целью борьбы с арабским террором. В январе 1944 г. Менахем. Бегин, командующий ЭЦЕЛя, поднял восстание против англичан). Сезон - это была совершенно необузданная война против нас, по правилам которой разрешалось буквально все, - говорил Хаим Ландау, бывший глава оперативного штаба ЭЦЕЛя, - Возвращались ребята после того, что были похищены и рассказывали ужасные вещи. Многие были прямиком переданы английской полиции, как, например, наш отряд, который вышел на операцию - взрыв нефтепровода; его захватили у Кфар–Хасидим по дороге к цели. Всех содержали в Ягуре, а потом передали англичанам. Или похищение нашего товарища Эли. Его держали в Эйн–Хароде привязанным к кровати на протяжении трех месяцев. Допрашивали каждую ночь. Цель Сезона была ясна - сломить боевой дух бойцов, собрать информацию и продолжать этим заниматься до тех пор, пока раскольники не будут сломлены окончательно. Эта жестокая война против нас не сочеталась с вооруженной борьбой против чужой власти, и она проходила именно тогда, когда было ясно, что англичане представляют собой единственную преграду не только на пути еврейской независимости, но и на пути к спасению евреев от убийц. Каждую неделю ЭЦЕЛь теряла своих лучших командиров. Англичане только и ждали, что между евреями вспыхнет братоубийственная война. Однако по приказу М. Бегина бойцы ЭЦЕЛя не подняли руку на преследователей. Гражданская война была предотвращена. Так продолжалось до 9 мая 1945 года. Справедливости ради, надо сказать, что не все слепо выполняли приказ Бен – Гуриона. Моше Снэ, например, добровольно ушел с поста командующего ХАГАНой. Впрочем, несмотря на осуждение ишувом теракта, несмотря на операцию Сезон, убийство лорда Мойна положило конец периоду еврейской доверчивости к англичанам, периоду сотрудничества с ними. Евреи больше не могли проявлять добрую волю, одновременно иссякло и терпение англичан. Что касается пресловутой язвы, о которой говорил Бен – Гурион, то ее искоренить не удалось вплоть до весны 1948 года. Какие же события предшествовали убийству лорда Мойна? Для этого надо возвратиться примерно на полгода назад. По мнению Говарда М. Сакера, в 1944 г. при чрезвычайно странных обстоятельствах не была использована возможность широкомасштабного спасения европейских евреев. 19 марта нацисты оккупировали Венгрию. В апреле Иоэль Бранд, член Будапештского комитета помощи евреям, был вызван к Адольфу Эйхману, прибывшему в Будапешт, чтобы лично руководить окончательным решением еврейского вопроса. Эйхман сделал Бранду поразительное предложение. Он заявил, что готов выпустить из Венгрии 800 тысяч евреев при условии, что союзники поставят Германии 10 тысяч грузовиков, 1000 тонн кофе и 1000 тонн мыла. Потрясенный и мучимый сомнениями Бранд обсудил это предложение с другими членами комитета. У них оно тоже не вызвало доверия. Даже если намерения немцев действительно таковы, союзники ни за что не согласятся на стратегические поставки Германии. С другой стороны, переговоры с Эйхманом следовало продолжить уже ради того, чтобы удержать руку палача. Но этого не получилось. 17 мая Эйхман направил Иоэля Бранда на немецком почтовом самолете в Турцию, приказав ему довести до сведения еврейских представителей и английских властей свое предложение - кровь за товары. В Стамбуле Бранд встретился с сотрудниками Еврейского Агентства. Он пришел в отчаяние, когда выяснилось, что его собеседники не полномочны вести переговоры, и бросился в Палестину. Бранд сумел добраться до Алеппо, где был задержан англичанами, которые принялись его допрашивать. В конце концов, его переправили в Каир, где он фактически оказался под домашним арестом. Однако Хиршману, представителю американского Комитета по делам беженцев, разрешили побеседовать с Брандом. Полученную информацию Хиршман передал в Вашингтон. Он умолял хотя бы формально начать переговоры с немцами, даже если нельзя согласиться на военные поставки. Однако, несмотря на то, что государственный департамент до известной степени заинтересовался этим предложением, английское правительство вскоре положило этому конец. В Лондоне сообщение о предложении Эйхмана попало в прессу, и одновременно с ним была официально отвергнута наглая попытка шантажировать правительство Его Величества. Тогда два эмиссара Еврейского Агентства, Иехуда Авриэль и Менахем Бадер, решили по собственному почину отправиться в июле в Португалию и наладить там контакт с немецкими агентами. Англичане не дали им на это разрешения… 434 тысячи венгерских евреев были отправлены в Освенцим и уничтожены. Остальные были спасены Красной Армией, вошедшей в Венгрию. Надо сказать, что лорд Мойн, будучи министром по делам Ближнего Востока, категорически отверг бартерную сделку, предложенную Эйхманом в обмен на освобождение венгерских евреев. Так, может быть, главной причиной убийства была месть? Послушаем теперь, что говорят организаторы теракта. Натан Елин–Мор, член руководства ЛЕХИ: Покушение на лорда Мойна… не было выражением индивидуального террора. Это было прежде всего выражением принципа, что война ведется не только против враждебной администрации в Эрец – Исраэль, но и против власти, которая ее финансирует. Но эта акция была также и антиимпериалистической. Конечно, это была операция и против конкретного человека. Продолжаем цитировать Елин–Мора: мы решили убрать лорда Мойна, ибо он был антисемитом и антисионистом. А вот что сказал по этому поводу Ицхак Шамир, будущий премьер-министр Израиля: Единственным и главным побуждением было одно: лорд Мойн был приговорен к смертной казни, ибо был верховным представителем британской власти в регионе. Итак, теракт был совершен, по большому счету, даже не против человека, а против должностного лица, которое выполняло приказы своего начальства. Но почему же начальство, то есть правительство, не захотело хотя бы начать переговоры, чтобы хоть на несколько дней, на несколько недель затормозить отправку евреев в концлагеря? По-видимому, англичане руководствовались, как минимум, двумя соображениями. Во - первых, они не хотели ссориться с арабами. Во- вторых, вспомним, май-июнь 1944 года - это период финальной подготовки к открытию второго фронта. Вероятно, англичане как-то связали эти два независимых друг от друга явления - переговоры о венгерских евреях и операцию на севере Фрации. Но кому же был выгоден теракт, и почему он произошел именно 6 ноября? Потерпели поражение сионисты во главе с Бен-Гурионом и Вейцманом - Черчилль, который сам по себе питал искренние и дружеские чувства к евреям Палестины, теперь стал ярым их противником. ЭЦЕЛь и ЛЕХИ подверглись репрессиям, как со стороны англичан, так и со стороны сионистов. Англичане, которые раньше имели возможность маневрировать между евреями и арабами, такую возможность потеряли. Кто же выиграл от теракта и почему? Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к фактам, которые не лежат на поверхности. Вновь процитируем Натана Елин-Мора: О том, какой международный отклик имело покушение на лорда Мойна, может свидетельствовать Иосеф Клерман, который в те дни прибыл в Румынию и встретился с министром иностранных дел СССР Андреем Вышинским. Вышинский слышал, что Клерман из Палестины, и спросил его: С кем вы знакомы? Клерман ответил, что он ревизионист. Вышинский сказал: У вас есть связь с людьми, которые совершили покушение на лорда Мойна? Это молодцы. Поправим Елин-Мора, Вышинский был заместителем министра иностранных СССР. Но не в этом дело. Подумаем, почему это Вышинский вдруг так откровенничает с каким-то неизвестным ему представителем небольшой подпольной организации в богом забытой Палестине? Почему он, ни с того, ни с сего, так радуется убийству министра страны, которая является союзницей СССР в войне с фашизмом и которая всего несколько месяцев назад открыла так долго ожидавшийся в Москве второй фронт? Что же произошло? Что такое знал Вышинский, чему он так радовался? А произошло вот что. Осенью 1944 г. один из лидеров сионистского движения Х. Вейцман вел переговоры с У. Черчиллем, и они, как на грех (для СССР), могли оказаться результативными. 4 ноября Черчилль сказал Вейцману, что, по его мнению, он и Рузвельт смогут осуществить раздел Палестины к концу войны. Иными словами, то, к чему пришла ООН в ноябре 1947 года, после двух лет террора против англичан, могло быть осуществлено еще в 1945 году. Если бы англичане с американцами разделили Палестину, то они бы и господствовали значительный период времени после окончания войны. Понятно, для Советского Союза здесь уже не нашлось бы места! Потерпела бы крах вся политика Сталина, которую он скрупулезно выстраивал на протяжении последних лет. Полетела бы в тартарары вся игра с Еврейским антифашистским комитетом и многое, многое другое. Сталин этого допустить не мог. Он хотел расширения влияния СССР на Ближнем и Среднем Востоке, в Южной Азии. Он понимал важность и стратегическое значение Ближнего Востока в будущем противостоянии СССР и Запада. И в Москве, и в Лондоне, и в Вашингтоне прекрасно понимали, что появляется возможность, с помощью огромных запасов нефти в арабских странах, контролировать экономику Запада. Поэтому перед Сталиным стояла главная задача - выдавить отсюда англичан и не допустить американцев. В то время СССР по разным причинам не мог опираться на арабов. Оставалось одно - опираться на сионистов. А для этого никак нельзя было допустить их союза с англичанами. Но именно к этому шло дело на переговорах Вейцмана с Черчиллем. С точки зрения Сталина, необходимо было любой ценой сорвать переговоры. Прямых свидетельств о том, что Сталин знал о переговорах Вейцмана с Черчиллем и что его люди были среди организаторов убийства Мойна, в моем распоряжении нет. Однако вполне можно предположить, что советские разведчики и дипломаты, которые были, в общем-то, неплохо информированы и о более секретных вещах, поставили Сталина в известность относительно переговоров о Палестине. С другой стороны, можно предположить, что у Сталина были свои люди на Ближнем Востоке и, в частности, в организации ЛЕХИ. Благо, об этом есть прямое свидетельство того же Елин-Мора, пусть и в связи с другой проблемой. Он, в частности, сказал: Благодаря члену ЛЕХИ, личному другу Георгия Димитрова, который месяцами пытался убедить болгарского лидера дать разрешение евреям на выезд в Израиль, произошла массовая алия из Болгарии. Зная все это, вполне естественно выдвинуть гипотезу о том, что за убийством лорда Мойна стояла не только ЛЕХИ, но и НКВД. Убийство лорда Мойна и неадекватная реакция английского правительства явились поворотным пунктом не только в ближневосточной политике Лондона. Это был удар рапирой в самое сердце всей британской империи. Причем, ударом было не столько убийство министра, сколько точно рассчитанная психологическая реакция Лондона. Именно 6 ноября 1944 года можно считать днем начала заката Британской империи. Еще мощная империя, страна, которая побеждала в страшной войне, ее премьер-министр, страстный защитник империи, совершили ту ошибку, которая, как говорят, хуже преступления. Прекратив переговоры с Хаимом Вейцманом и сделав ставку лишь на реакционных лидеров арабских стран, англичане изолировали себя и от евреев, и от арабов. Вроде бы прагматичная политика, ориентированная на сотни миллионов арабов, на миллиарды баррелей нефти, на самом деле оказалась не просто недальновидной, но абсолютно провальной для всей империи. Англичане совершенно не поняли, кто стоит за убийством Мойна, и кому оно выгодно. Сталин выиграл этот раунд. Он поссорил англичан с сионистами. Сионисты же получили в лице Сталина союзника в борьбе за создание Государства Израиль. Аркадий Белявский СТАЛИН, ЧЕРЧИЛЛЬ, БЕН-ГУРИОН… и CЕЗОН ОХОТЫ. (Ашдод: лента ежедневных событий)

:

1944, ноября — (21 Хешвана 5705) Расстреляна во дворе тюрьмы в Будапеште Х. Сенеш

Ханна Сенеш (род.1921), парашютистка, направленная Хаганой в Европу для организации еврейского сопротивления антинацистского, поэтесса. Родилась в состоятельной семье; отец, Бела Сенеш был видным журналистом и драматургом. Антисемитизм в Венгрии 1930-х гг. пробудил национальные чувства Сенеш: она стала сионисткой, в 1939 г. приехала в Эрец-Исраэль и поступила в сельскохозяйственную школу в Нахалале. В 1941 г. стала членом киббуца Сдот-Ям в Кесарии. В конце 1942 г. была принята в группу парашютистов, которую Хагана по согласованию с английским командованием готовила для организации сопротивления и помощи жертвам Катастрофы в Европе.В марте 1944 г. Сенеш в составе группы парашютистов была сброшена в Югославию и присоединилась к партизанской армии И. Тито, ожидая возможности перейти венгерскую границу. В июне того же года при переходе границы была схвачена венгерскими жандармами и подвергнута пыткам, но не выдала секретного кода попавшего в руки врага радиопередатчика, в застенке сохраняла достоинство и помогала другим заключенным. После прихода Ф. Салаши к власти в Венгрии военный трибунал приговорил Сенеш к смертной казни. Останки Сенеш в 1950 г. были перевезены в Израиль и перезахоронены на горе Герцля в Иерусалиме. Лишь в 1993 г. венгерский суд снял с Сенеш обвинение в измене.Сенеш с семи лет писала стихи на венгерском языке, а в 1940 г. написала первое стихотворение на иврите. О ее выразительной и лаконичной поэзии тепло отзывался писатель А. Хамеири. Стихотворение ЭЛИ, ЭЛИ (Боже, 1942) и АШРЕЙ ХА-ГАФУР... (Благостна спичка..., 1944) положены на музыку, их исполняют несколько поколений израильских певцов; эти песни завоевали ей особую популярность. Сенеш написала также пьесу из жизни киббуца КИННОР (Скрипка, 1942).В 1946 г. был опубликован сборник ХАННА СЕНЕШ, включающий литературные произведения Сенеш, в том числе письма, дневник, который она вела с 13 лет, и воспоминания о ней. Книга выдержала много изданий на иврите, переведена на венгерский, испанский, английский, русский (Иер., издательство Библиотека-Алия, 1975) и другие языки. Жизни Сенеш посвящена пьеса А. Мегеда ХАННА СЕНЕШ поставленная на израильской сцене. Ее имя присвоено еврейской средней школе в Будапеште. www.eleven.co.il

.

:

1944, ноября — (4 Кислева 5705) Ишув. C целью отвести от себя удар британских властей после убийства лорда Моина, руководство “Хаганы” приняло решение о сотрудничестве с британской полицией в борьбе с правыми еврейскими подпольными организациями “ЛЕХИ” и “ЭЦЕЛь”. ДАЛЕЕ

Операция “Хаганы”, под кодовым названием “Сезон” была утверждена руководством Еврейского Агенства (“Сохнут”). 20 ноября 1944 года “Хагана “ открыла сезон охоты на членов организации “ЭЦЕЛь”. “Охотниками “ выступали бойцы “ПАЛьМАХа” , ударных отрядов “Хаганы”, действовавших по наводке агентов ШАЙ (разведслужба “Хаганы”). Более 1500 человек было схвачено пальмахниками, большинство из них были переданы в руки британских властей, часть похищенных содержались в импровизированных тюрьмах Хаганы. Среди похищенных практически не было членов организации “ЛЕХИ”, (из за двух боевиков которой по сути и разгорелся весь сыр-бор), зато среди них были простые члены ревизионистских партий, не имевших никакого отношения к организации “ЭЦЕЛь” – руками британских властей “Сохнут” сводила счёты с политическими противниками. Менахем Бегин, руководитель организации “ЭЦЕЛь”, отдал приказ всем членам организации не оказывать сопротивления и не принимать ответные действия против членов “Хаганы”, дабы избежать братоубийственной войны. Руководство же организации ЛЕХИ, повело себя прямо противоположным образом. Один из руководителей ЛЕХИ, Натан Елин-Мор, недвусмысленно намекнул руководству Хаганы о том, что в случае “охоты” за членами “ЛЕХИ”, они начнут “отстрел” руководства Хаганы. Именно этим и объясняется тот факт, что среди выданных британцам не было членов организации ЛЕХИ. www.War Online

:

1944, ноября — (4 Кислева 5705) Фашистами расстрелена участница Сопротивления Хавива Райк.

Хавива Райк (1914-1944) родилась в Словакии, росла в семье очень скромного достатка, должна была тяжело работать с юных лет, чтобы помогать родителям. Семья была настолько ассимилирована, что одним из редких праздников, которые она себе позволяла отмечать, был Рош-Гашана. Однажды, когда Хавиве было 16 лет, ей в руки случайно попала книга о сионизме. Она была потрясена, и отныне сионизм занимал все ее мысли. Когда после долгого отсутствия ее увидел старший брат, он ее не узнал. "Хавива стала одержимой!" – воскликнул он. Но кончилось тем, что она его убедила, и он тоже переехал в Эрец-Исраэль. Став активным членом молодежного движения "Гашомер-гацаир", Хавива приехала в Эрец-Исраэль в сентябре 1939г. почти одновременно с Ханой Сенеш. Но тогда они не были знакомы. Хавива стала членом кибуца Маанит. В 1942г. продвижение к Египту немецких войск под командоваием Роммеля грозило Палестине войной. Хавива чувствовала всю серьезность положения и к тому же узнала, что творится в Европе. Она записалась добровольцем в парашютный десант. Там и пересеклась ее судьба с судьбой Ханы Сенеш, старше ее на 7 лет.В сентябре 1944г. ее забросили на парашюте вместе с тремя парашютистами в Словакию, где они связались со словацкими евреями и оказали им моральную поддержку. Для них это были очень тяжелые недели. В конце концов немцы их арестовали. Об их последних днях известно очень мало, потому что только одному из них удалось спастись.

 Киббуц в 8 км. от Хедеры назван в ее честь "Лагавот-Хавива". На израильской карте можно найти и другое место, названное в ее честь "Гиват-Хавива", возле ее кибуца Маанит. Гиват-Хавива – место съездов партии МАПАМ и движение "Гашомер га-цаир", а также исследовательский и педагогический центр, библиотека и архив.

:

1944, декабря — (20 Кислева 5705) Синагогу в Хельсинки посетил президент республики Финляндия маршал Карл Густав Маннергейм. 6 декабря - День независимости Финляндии. В синагоге Маннергейм почтил память финских солдат-евреев, павших во Второй мировой войне. Он также дал понять, что финские солдаты-евреи, переживавшие эту войну, выполняли свой патриотический долг по защите независимости Финляндии.

:

1944, декабря — (15 Тевета 5705) Умерла Джозефина Сара Маркус Эрп

В 1867 г. шестилетняя Джозефина Сара Маркус переехала вместе со своими родителями, ортодоксальными немецкими евреями, из Бруклина, штат Нью-Йорк, в Сан-Франциско. Там Джози получила зачатки еврейского образования, включая чтение молитв, положенных женщине, но романтика эпохи золотой лихорадки, охватившей Сан-Франциско, не обошла и ее. В 1879 г., когда ей было 18 лет, она отправилась посмотреть комическую оперу Гилберта и Салливана “H.M.S. Pinafore” (название корабля) в исполнении Pauline Markham Theater Company и вместе с подругой решила присоединиться к труппе, после того как она уедет из города. Когда труппа гастролировала в Тумстоуне (территория Аризона), Джози влюбилась в местного коррумпированного шерифа Джонни Бихэна. Он и познакомил ее с Вайатом Эрпом, который тогда был помощником маршала [чин, отвечавший за отправление судебных процедур, содержание и охрану заключенных и прочее]. Эрпу удалось завоевать сердце Джози, и он женился на ней. Их брак длился 50 лет. Этим и объясняется то, почему сегодня Вайат Эрп, легендарный герой Дикого Запада, покоится на еврейском кладбище. При том, что мы довольно много знаем о Джози Эрп и ее еврейском воспитании, история самого Вайата Эрпа очень сильно перемешана с мифами о нем. В 1881 г. Вайат Эрп (в ту пору еще занимавший должность маршала), его братья Вирджил и Морган, а также их друг Док Холлидей обрели бессмертие после схватки со своими заклятыми врагами – так называемой бандой Клэнтона у О’Кей Корраля. В перестрелке трое членов банды Клэнтона были убиты, а Вирджил и Морган были ранены. Уцелевшие люди Клэнтона заявили потом, что братья Эрпы и Холидей подкараулили их, которые не все даже имели оружие, и сами начали стрелять без всякого повода. В свою очередь Эрпы и Холлидей утверждали, что Клэнтоны поджидали их и что они первыми взвели курки своих револьверов. В тот октябрьский вечер, как только Джозефина услышала звуки выстрелов, она выбежала из дома и на повозке добралась до О”Кей Корраля. Она знала о том, что Эрпы и Клэнтоны должны были там выяснять отношения, но в первые мгновения даже не могла разобрать, кто вообще оставался на ногах. «Я тогда не знала, кто был ранен, - писала она впоследствии, - и была слишком напугана, чтобы подойти ближе. Я едва не упала в обморок, когда увидела долговязую фигуру Вайата, очень даже живого... Он заметил меня и вместе со своими спутниками направился ко мне через улицу. Моей единственной мыслью, словно у несмышленой девчушки, было: “Боже, на мне ведь нет чепца, – что они могут подумать?”». Подлинные факты этой перестрелки навсегда останутся спорными, но суд, тем не менее, оправдал Эрпов и Холидея на основании того, что они действовали в целях самозащиты. Клэнтоны позднее отомстили тем, что устроили на Вайата и Моргана Эрпов засаду в салуне, в результате которой Морган погиб. После этого Вайат и Док Холлидей взяли правосудие в свои руки и провели рейды по целому ряду притонов, где скрывались всякие бандиты, и убивали на месте тех из них, кого подозревали в причастности к смерти Моргана. Все это вынудило Джози и Вайата в свою очередь удариться в бега из Аризоны. Так они оказались в городе Ганнисон, штат Колорадо, где губернатор штата отказался выдать Вайата властям Аризоны под тем предлогом, что там суд над ним не мог бы быть справедливым. И все же Вайату и Джози не сиделось на месте, их жизнь стала напоминать сценарий голливудского фильма, и они переезжали в каждое новое поселение, которое возникало у какой-нибудь свежей шахты, где добывали золото, серебро или медь. Они вкладывали деньги в эти шахты, а также в недвижимость, салуны и игорные дома, причем в таких отдаленных друг от друга местах, как Ном (Аляска) и Игл-Сити (Айдахо). Они пожили некоторое время с родителями Джозефины в Сан-Франциско, что ненадолго одарило ее теплом еврейского домашнего очага, у которого она выросла. Наконец они осели в Южной Калифорнии, приобрели в собственность беговых лошадей и жили на доходы с тотализатора и спекуляции недвижимостью. В 1920-х годах Джозефина и Вайат инвестировали деньги в нефтяные скважины, работали над автобиографией Вайата и написали киносценарий о его карьере как представителя закона. Согласно историку Гарриет Рохлин, собственный сценарий Эрпов никогда не был запущен в производство, но им весьма заинтересовался журналист Стюарт Лейк, который сам решил написать биографию Вайата Эрпа. Когда последний умер в 1929 г. в возрасте 81 года, между Лейком и Джозефиной возник спор о том, как он описывал Вайата, – Джозефина нашла, что образ ее супруга получился малопривлекательным. В 1931 г. книга Лейка «Вайат Эрп – маршал фронтира», из которой были вычеркнуты все невыгодные для Эрпа места, наконец, увидела свет и, по словам Рохлин, «дала начало пятидесятилетней мании вокруг Вайата Эрпа – за и против, в литературе и в кино». Одна только схватка в О’Кей Коррале была экранизирована, по меньшей мере, трижды. Так Джозефина Маркус Эрп помогла создать истинную американскую легенду. Овдовев, Джози похоронила прах Эрпа на семейном участке Маркусов на еврейском кладбище «Холмики вечности» (Little Hills of Eternity) в Колма, Калифорния. Когда в 1944 г. она умерла сама, то ее останки погребли рядом с Вайатом. Их могилы - теперь самые популярные для туристов места в Колма. Совместное захоронение Вайата и Джозефины обозначено простой табличкой, закрепленной на земле. В отличие от других могил на нем нет надгробия. В свое время Джози установила на могиле своего мужа огромный камень с его именем, вделанный в 250-фунтовую цементную глыбу. Но в 1957 г. его украли – по всей вероятности, какие-нибудь фанаты Вайата Эрпа.

  - жена легендарного в США полицейского Уайетта Эрпа. Родилась в 1861 году в семье еврейских эмигрантов из Германии. Детство провела в Сан-Франциско. В 17 лет сбежала из дома, чтобы стать артиской оперетты. Прежде чем выйти замуж испытала множество приключений на Дальнем Западе. Супруги Эрп прожили вместе 47 лет. Джозефина похоронена на Еврейском кладбище в Сан-Франциско рядом с мужем, умершим 13 января 1929 года.

:

1945, января — (2 швата 5705) Последний раз видели на свободе Р. Валленберга, его увозили на встречу с командующим советскими войсками, занявшими Будапешт. Валленберг попал в советскую тюрьму. Подробнее

17 января, очередная дата того дня, когда советскими войсками в Будапеште был похищен Рауль Валленберг - шведский дипломат, спасавший венгерских евреев от уничтожения. По многократным утверждениям советских властей, позднее повторенным их российскими правопреемниками, Валленберг умер в тюрьме на Лубянке в 1947 г. от инфаркта. За спасение десятков тысяч евреев Венгрии Раулю Валленбергу было в Израиле присвоено звание Праведник Народов Мира.Р. Валленбергу, отпрыску одной из богатейших аристократических и банкирских семей Швеции, был 31 год, когда он был направлен своим правительством в 1944 г. в Будапешт на должность первого секретаря посольства Швеции, которая держала нейтралитет во Второй мировой войне. Это был период, когда нацисты приняли решение о тотальном уничтожении венгерского еврейства.Вот как описывалась деятельность Влленберга в статье, опубликованной в американской русскоязычной газете НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО 23 апреля 1980 г.: -Шведский дипломат Рауль Валленберг, которому тогда был 31 год, в июне 1944 года был направлен в Будапешт на пост первого секретаря посольства. В то время союзники обратились к правительству Швеции с просьбой о помощи в спасении венгерских евреев. В Венгрии орудовал сам обер-палач Эйхман. Когда Валленберг прибыл в Будапешт, в стране оставалось не более 200.000 евреев. В первые же дни молодой дипломат сумел вытащить из гетто 4500 мужчин, женщин и детей и разместить их в снятых или купленных квартирах. Сотрудники посольства привезли тысячи шведских документов и раздавали их евреям, предназначенным для вывоза в лагеря уничтожения. Дальше Валленберг и его помощники действо¬вали так: они дожидались эшелонов на венгерской границе и требовали освобождения ГРАЖДАН нейтральной Швеции.Спасенные возвращались в свои квартиры. Однако не было никакой уверенности, что немцы снова не схватят их. Тогда Рауль Валленберг задумал дерзкий план: собрать как можно больше евреев в одном месте, где они будут под защитой швед¬ского посольства.В кратчайший срок этот неутомимый человек арендовал бо¬лее 30 домов, в которых расселил тысячи семей. Этот район назвали ГОРОД ВАЛЛЕНБЕРГА. Грузовики со шведскими флаж¬ками подвозили в ГОРОД продовольствие, медикаменты. Не забывал шведский дипломат и о безопасности своих ГОРОЖАН. Он организовал группы евреев АРИЙСКОЙ внешности, одетых в фашистскую форму, которые помогали ему.Молодого, обаятельного Рауля обитатели ГОРОДА ВАЛЛЕНБЕРГА просто обожали, называя ангелом-спасителем. Он часто навещал своих подопечных, расспрашивал об их нуждах, про¬являл личную заботу о них-.Далее в той же статье, которая называлась -Что вы знаете о судьбе Рауля Валленберга?- и которая имела целью спровоцировать отклики тех бывших советских граждан, кто мог что-то знать или слышать о шведском дипломате в свою бытность в СССР, кратко описывалась история его исчезновения: Когда Советские войска вошли в Будапешт в январе 1945 г., Валленберг вошел в контакт с командованием. Но 17 января советские военные власти арестовали Валленберга и его помощника и шофера-венгра Вильмоса Лангфельдера. Оба были переп¬равлены в СССР и посажены в тюрьму:За день до ареста министерство иностранных дел СССР информировало шведское посольство в Москве о том, что русские военные власти взяли Валленберга под свою защиту. Примерно через месяц мать Валленберга, Май фон Дардел, была уведомлена послом СССР в Стокгольме Александрой Коллонтай о том, что он находится в безопасности в России.18 августа 1947 г. заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Вышинский в ответ на запрос шведского прави¬тельства сообщил, что Валленберга нет в СССР, и что власти о нем ничего не знают! Согласно Вышинскому, Валленберг, по-видимому, погиб в Будапеште.В течение ряда лет министерство иностранных дел Швеции получало сообщения от большого числа бывших заключенных, находившихся в советских тюрьмах, что с февраля 1945 г. Валленберг содержался в разных тюрьмах в Москве. Эти сви¬детельские показания были представлены советскому прави¬тельству. В ответном письме от 6 февраля 1957 г. заместитель министра иностранных дел Андрей Громыко дал новые све¬дения о Валленберге: Валленберг был арестован в Москве.Согласно Громыко, в архивах был обнаружен единствен¬ный документ - написанный от руки репорт, датированный 17 июля 1947 г., начальника медицинской службы тюрьмы на Лубянке А. Л. Смольцова, министру внутренних дел Аба¬кумову: -Сообщаю, что известный Вам заключенный Валлен¬берг неожиданно умер прошлой ночью в своей камере, вероятно, вследствие инфаркта миокарда-.На этом попытки прояснить судьбу героического шведа временно приостановились, ибо шведское правительство, а уж мировая общественность тем более, приняли на веру советскую версию и смирились с мыслью о смерти Валленберга.В феврале 1973 г. мой муж Авраам Шифрин, бывший политзаключенный советских лагерей, выступал в Сенате США на специальном слушании, посвященном вопросу о советских лагерях и тюрьмах. Выступление Авраама перед сенаторами длилось два дня, ибо он подробно передавал накопленную им информацию по разным аспектам советской пенитенциарной системы. Среди прочих разделов, там был и раздел, касавшийся иностранных подданных в советских лагерях.В этом разделе Авраам упомянул и -шведского дипломата, сидевшего в секретном лагере для иностранцев на острове Врангель-, о котором ему довелось слышать дважды: один раз в одном из лагерей от уголовников, которые до этого были на Врангеле в качестве лагерной обслуги, а второй раз, самым неожиданным образом, в Израиле.Дело в том, что вскоре после приезда в Израиль Авраам попал в дорожную аварию, в которой сильно переломал свою единственную ногу. В связи со сложностью перелома, его, после наложения гипса, оставили в больнице.Один из санитаров оказался не только русскоязычным, но и очень словоохотливым и проводил возле постели Авраама каждую свободную минуту. Узнав, что Авраам - бывший лагерник, он тут же сообщил, что и он тоже. Авраам заинтересовался и спросил, в каких лагерях тот бывал, и услышал, что человек этот - которого звали Ефим Мошинский - был на острове Врангель.Поскольку Авраам помнил, что о лагерях на этом острове упоминали уголовники, которым он тогда не очень поверил, он начал расспрашивать Мошинского более подробно. Довольно быстро стало ясно, что хотя тот и представлялся бывшим политзэком, на самом деле он был там не в качестве заключенного, а каким-то низшим кагэбевским чином. Болтая без устали, Мошинский рассказал, что в трех секретных лагерях на острове Врангель содержались исключительно иностранцы, преимущественно пленные офицеры армий гитлеровской коалиции: немцы, итальянцы, венгры. -Но были там и некоторые гражданские-, сказал Мошинский, упомянув имена -шведского дипломата Валленберга- и русского Александра Трушновича. Имя Валленберга мало что говорило Аврааму, кроме того, что его тоже упоминали уголовники, рассказывавшие о лагерях на острове. Но вот имя Трушновича заставило его отнестись к болтовне Мошинского более серьезно.Это имя было знакомо Аврааму в связи с тем, что до 1954 г. Александр Трушнович был руководителем базировавшейся во Франкфурте русской антикоммунистической организации НТС, с которой Авраам успел вступить в контакт и начал сотрудничать в борьбе против советской власти. Трушновича Авраам, выехавший из СССР в 1970 г., уже не застал, так как тот был похищен советскими агентами в 1954 г. и вывезен, как предполагали его соратники, в СССР. Больше о нем никто никогда ничего не слышал. Во Франкфурте Авраам познакомился с сыном Трушновича, Ярославом.Услышав, что Мошинский не только видел Трушновича на Врангеле, но и утверждает, что разговаривал с ним, Авраам решил, по выходе из больницы, проверить, насколько можно верить рассказам этого человека. Он написал Трушновичу-младшему и попросил прислать фотографию отца.Получив фотографию, он пригласил к себе в гости Мошинского. Зная о беспардонности и любопытстве этого человека, он придумал для него ловушку (сказался опыт следователя-криминалиста): как будто невзначай, он оставил на столике в гостиной пачку фотографий разных людей, которые вытащил из своего альбома. Среди них лежала и фотография Трушновича-старшего. Уйдя в кухню готовить чай, Авраам не сомневался, что Мошинский схватит фотографии и начнет смотреть. Так и случилось. Авраам исподволь следил за ним из кухни. Просматривая фотографии незнакомых людей, Мошинский не проявлял большого интереса - просто ему больше нечем было себя занять. Но вдруг он замер и после некоторой паузы сказал: -Эй, а я ведь этого человека знаю! Кто это?- Нет, ты не можешь его знать-, спокойно ответил Авраам, -это мой знакомый, которого ты не мог встречать-. Однако Мошинский продолжал рассматривать фотографию, а потом победоносно заявил: -Я знаю, кто это! Это Трушнович!- А затем произошло нечто совершенно неожиданное. Продолжая смотреть на фотографию, Мошинский добавил: -Но если ты думаешь, что он так выглядел, когда я его встретил, то ты глубоко ошибаешься! Он был уже, как печеное яблоко. Я бы его и не узнал. Но у него была при себе фотография его сына, он мне ее показывал. Так вот, этот сын выглядел точно, как на этой фотографии-.Такого придумать он не мог: только те, кто знал отца и сына Трушновичей, знали, что они были похожи, как две капли воды!Это заставило Авраама отнестись более внимательно и к остальной информации, полученной от Мошинского. Запомнил он и сказанное им о Валленберге. И, выступая несколько месяцев спустя в Сенате США, Авраам упомянул имя Валленберга среди прочих известных ему имен иностранцев в советских лагерях.Сенсация, которую это упоминание вызвало, была для него полной неожиданностью. Сенатское слушание его было опубликовано отдельной книжкой и переведено на многие языки. Бесконечные корреспонденты СМИ из разных стран осаждали его и требовали подробностей о Валленберге. Но подробностей он дать не мог, предоставив им Мошинского в качестве источника информации.Ошибкой телевизионной группы из Швеции было предложение Мошинскому оплаты за интервью: узнав, что так можно зарабатывать деньги, он решил, что за одну и ту жеинформацию дважды платить не будут, и стал в каждом следующем интервью добавлять новые подробности, которые, совершенно очевидно, были уже плодом его собственного воображения. В конце концов, после многократных предупреждений, Аврааму пришлось взять его в американское посольство в Тель-Авиве, где он в присутствии консула США изложил первоначальную историю и поклялся, что больше, кроме этого, он о Валленберге не знает ничего. Это нотариально заверенное заявление впоследствии служило единственным способом опровержения все новых изобретений Мошинского.Авраам, между тем, приступил к серьезному расследованию судьбы Валленберга в рамках созданного им в 1974 г. Центра Исследования концлагерей, тюрем и психтюрем СССР. Сенсация, возникшая в результате сенатского слушания, и опубликованные позднее результаты расследования, в ходе которого были найдены и другие свидетели того, что Валленберг вовсе не умер в 1947 г., а находился в различных лагерях и тюрьмах Советского Союза, привели к тому, что судьбой Валленберга начали, наконец, интересоваться на Западе всевозможные высокопоставленные деятели. Возникли многочисленные КОМИТЕТЫ СПАСЕНИЯ ВАЛЛЕНБЕРГА, которые начинали с того, что запрашивали у Авраама материалы, а затем продолжали поиск уже самостоятельно.Впоследствии появились и найденные другими людьми свидетели того, что Валленберг был жив, по крайней мере, вплоть до 1981 г. Авраам продолжал свое расследование, одновременно требуя от сильных мира сего вступиться за героического шведа и потребовать его освобождения из СССР. Некоторые журналисты, взявшие у Авраама интервью на тему о Валленберге, впоследствии опубликовали книги на базе этого материала. Статьи Авраама на эту тему довольно широко публиковались в мировой прессе. Ниже я привожу одну из таких статей.Но на фоне всей этой шумихи практических действий с целью спасения Валленберга на государственном уровне не предпринимали ни в Израиле, ни в США, ни в Европе. Никто не хотел вступать в конфронтацию с Кремлем и называть советских правителей лжецами, прижимая их к стене фактическими доказательствами. Поэтому от живых свидетелей отмахивались, дожидаясь, пока они вымрут. А пока называли именем Рауля Валленберга улицы и парки и сажали в память о нем деревья в Яд Вашеме и прочих мемориальных местах. Призывы Авраама и его немногочисленных единомышленников о том, что недопустимо увековечивать живого среди мертвых, что нужно бороться за его освобождение и вырвать его из пасти советской акулы, вызывали лишь снисходительные улыбки. Поминать и увековечивать мертвого было куда легче и приятнее.Мне остро напомнил об этом состоявшийся сегодня вечер в честь 60-летней годовщины похищения Рауля Валленберга. На этом вечере создавалось некое движение для увековечивания памяти тех евреев и не-евреев, которые спасали евреев из лап фашистов. Выступали с речами милые и респектабельные люди, пели песни, читали стихи, показывали записанные на видео речи других людей, в том числе и немолодой уже племянницы Валленберга.Но самым поразительным прозвучало выступление руководителя международной организации в защиту Валленберга, который не моргнув глазом сообщил почтенному собранию, что Кнессет Израиля проявил похвальную инициативу, представил и уже провел в первом чтении законопроект, требующий… вернуть Валленберга домой! -Каждый из вас, здесь присутствующих, может помочь вернуть Валленберга домой, к семье, позвонив или написав депутатам Кнессета и призвав их голосовать за этот законопроект!-, сказал вполне здраво выглядящий джентльмен, словно он не помнит, что Валленбергу сегодня был бы 91 год, и последний свидетель видел его уже свыше двадцати лет назад.Сегодня, когда в тюрьме сидит современный еврейский герой Йонатан Поллард, и писать, кричать и предпринимать всевозможные действия следует для его спасения, пока тоже не стало поздно, эти милые дамы и джентльмены, с опозданием в тридцать лет, проводят законопроекты о возвращении Валленберга!Мне снова стало больно, как тогда было больно Аврааму, когда он кричал в пустоту, но никто не хотел слышать!СЕДЬМОЙ КАНАЛ. ИЗРАИЛЬСКАЯ ГАЗЕТА НА РУССКОМ

:

1945, января — (13 швата 5705) Освобождение Освенцима, с 1998 года в Польше - день Иудаизма.

:

1945, января — (25 тевета 5705) В Каире Суд

"Внимание всего мира было приковано к судебному процессу над убийцами лорда Мойна. С нетерпением ожидали многочисленные корреспонденты появления двух обвиняемых. Удивлению их не было предела, когда перед египетскими судьями предстали не сломленные отчаявшиеся убийцы, а два гордых, спокойных, уверенных в себе молодых человека. Особенно сильное впечатление производил Бейт-Цури. С какой искренностью звучат его слова, записанные в дневник одной из корреспонденток, присутствовавшей на суде и попросившей у Бейт-Цури автографа: "Наши действия были совершенно справедливыми." И с каким спокойствием отвечает он на вопрос французского журналиста о том, что любит он больше всего читать: "Поэзию, нет более подходящей пищи для души..." И вот он стоит перед судьями, скрестив руки на груди, в гордой, но естественной позе и с уверенностью в своей правоте говорит: "Мой разум приказал мне нажать на курок." Один из журналистов так описывал свои впечатления от суда: "На меня, как и на всех остальных журналистов, огромное впечатление произвели смелость и полное достоинства поведение подсудимых. Бейт-Цури, несмотря на свои двадцать три года, с такой четкостью формулирует свои мысли, что кажется, будто он вдвое старше. Он покорил всех, кто его слышал. Слова его столь откровенны, а доводы столь убедительны, что, если вы соглашаетесь с основными предпосылками, то невозможно не согласиться и с выводами из них, — и перед вами нет иного выхода, как оправдать их обоих. Речь Бейт-Цури нашла отклик в сердцах египтян, переполнявших зал суда, многие из которых в молодости принимали участие в деятельности патриотических антибританских организаций." Речь Элиягу Хакима была короткой. Он сказал, между прочим: "Мы оба воспитаны на Танахе, и заповедь "не убий" для нас не пустой звук. Но у нас не было никакого другого пути привлечь внимание к нашим попираемым правам. Поэтому мы решились на такой шаг и сделали это во имя высшей справедливости. Сегодня нас обвиняют в убийстве лорда Мойна. Но обвинять нужно не нас. Обвинять нужно самого лорда Мойна и правительство, которое он представлял, в убийстве сотен тысяч наших братьев и сестер. Мы обвиняем его в том, что он отнял у нас нашу родину и разграбил наше имущество. По каким законам могли мы судить его за совершенные им преступления? К кому нам было обращаться в поисках справедливости? Такой закон не записан еще ни в одном уголовном кодексе. Поэтому нам оставалось самим восстанавливать справедливость." Подсудимых защищали лучшие египетские адвокаты, один из которых в молодости был посажен английскими властями в тюрьму за свою антибританскую деятельность. Речи адвокатов служили лучшим доказательством того, какую большую симпатию испытывали египтяне к Хакиму и Бейт-Цури, борцам против общего врага. Дошло даже до того, что местные "антисионисты" выразили протест председателю суда против "сионистской пропаганды", которую якобы ведут на суде египетские адвокаты и которая "оскорбляет каждого истинного египетского патриота." Разумеется, что основная причина симпатии египетского общества к обвиняемым на суде крылась отнюдь не в любви к евреям и сионизму, а в ненависти к англичанам. Но давление англичан на египетские власти привело в конечном итоге к тому, что суд вынес смертный приговор обоим подсудимым". Эмануэль Кац. "ЛЕХИ. Борцы за свободу Израиля"

  приговорил бойцов ЛЕХИ, убийц лорда Мойна Э. Хакима и Э. Бейт-Цури к смертонй казни.

:

1945, января — (16 Швата 5705) В Херсоне родился Меир Даган (Губерман)

Когда ему было пять лет, семья репатриировалась в Израиль и поселились в Лоде, а затем в Бат-Яме. В 1963 году Меир Даган призвался в десантную бригаду ЦАХАЛа. Принимал участие в Шестидневной войне, в войне Судного дня и в Первой ливанской войне. Считался одним из основателей армии Южного Ливана (ЦАДАЛ). В 1992 году был назначен главой оперативного управления генштаба. Демобилизовался из ЦАХАЛа в 1995 году в звании генерал-майора. За время армейской службы получил два ранения и был удостоен знака отличия за мужество. Когда пост премьер-министра Израиля занимал Эхуа Барак, Даган был одним из основных противников передачи Сирии Голанских высот. В 2000 году принимал участие в предвыборной кампании Ариэля Шарона, а в 2001 был назначен им на пост главы "Мосада". Пользовался большим авторитетом в израильском и международном, разведывательном сообществе. В Египте его называли "супермен". Зарубежные источники утверждают, что по инициативе Дагана были ликвидированы видные деятели ХАМАС и "Хизбаллы". Каденция Дагана на посту главы "Мосада" дважды продлевалась премьер-министрами Ольмертом и Нетаниягу. Даган покинул должность в 2011 году. Умер 17 марта 2016 года

  - многолетний глава "Мосада"

:

1945, февраля — (27 Швата 5705) В Дахау умер Джованни Палатуччи - праведник мира. Будучи в годы войны инспектором Отдела Иностранных Лиц полицейского отделения Фьюме, он спас от смерти 5 тысяч евреев. За свою деятельность был в 1944 году арестован гестапо.

:

1945, февраля — (13 Адара 5705) Еврейская бригада английской армии завершила подготовку к отправке на фронт. Численностью до 5000 человек - добровольцев из Ишува она состояла из трёх пехотных батальонов, полка полевой артиллерии, вспомогательных подразделений. На рукавах бойцы носили нашивки со щитом Давида на фоне национального флага и надписью на иврите и английском "Боевая еврейская бригада", командовал ею уроженец Канады Леви Бенжамен.

:

1945, марта — (27 Адара 5705) Погибла Анна Франк.

:

1945, марта — (6 Нисана 5705) Первый бой Еврейской бригады против фашистов. Это была попытка захвата фермы в районе городка Альфонсине к северу от Равенны в Италии. Бригада входила в состав Пятого корпуса Британской армии, которому противостояла 42 Егерская дивизия немцев. Атака была произведена без поддержки танков и артиллерии и не удалась.

:

1945, марта — (8 Нисана 5705) В Каире основана Лига арабских государств. В состав Лиги первоначально вошли Египет, Сирия, Ливан, Ирак, Трансиордания (ныне Иордания), Саудовская Аравия и Йемен.

:

1945, марта — (17 Нисана 5705) В лагере Равенсбрюк погибла поэтесса Елизавета Кузьмина-Караваева, известная после пострижения в монахини как мать Мария. В 1942, когда во Франции начались аресты евреев, она приняла активное участие в спасении и спасла многих. Есть две версии смерти Елизаветы Юрьевны: одна – в лагере Равенсбрюк изнуренная дизентерией и голодом мать Мария падает, и ее вместе с другими немощными женщинами отправляют в газовую камеру, а другая – пошла на смерть, заменив собой другую жертву. Мать Мария, поэтесса Серебряного века, много писала о смерти и о судьбе, но больше – о материнском призвании и о силе духа. Вот ее стихотворение 1942 года: Два треугольника — звезда, Щит праотца, отца Давида, Избрание — а не обида, Великий дар — а не беда. Израиль, ты опять гоним, — Но что людская воля злая, Когда тебе в грозе Синая Вновь отвечает Элогим! Пускай же те, на ком печать, Печать звезды шестиугольной, Научатся душою вольной На знак неволи отвечать. (Париж)»

:

1945, марта — (20 Адара 5705) Шоа. В Освенциме была найдена фляжка с двумя рукописями Залмана Градовского "В сердцевине ада" (первая часть рукописи была найдена там же чуть раньше) Подробности

:

1945, апреля — (13 Нисана 5705) Протокол № 8 заседания исполнительного комитета Семипалатинского городского Совета депутатов трудящихся: "№ 13 Слушали: Расширение еврейского кладбища В виду полного использования площади существующего еврейского кладбища, исполком Горсовета Решил: Расширить кладбище, прирезав к нему с западной стороны свободную площадь, до овощехранилища подхоза Спецторга НКВД СССР, общей площадью 2000 кв. м." Подробнее

Кладбище было основано во второй половине XIX века и первоначально занимало небольшую территорию, обнесённую каменным забором. С годами численность еврейского населения в городе увеличилась, росло и кладбище. Особенно большой «скачок» в статистике произошёл в годы Великой Отечественной войны, когда в г. Семипалатинск прибыло большое количество евреев в числе эвакуированных из прифронтовой полосы. В связи с чем городские власти принимают вышеприведённое решение. В результате, образовалось «новое» еврейское кладбище, «проработавшее» до 70-х годов ХХ века. Позже, большая часть захоронений была прекращена, что объясняется рядом объективных причин. Массовый отъезд еврейского населения на историческую родину, утрата вековых традиций у поколения, выросшего в советском обществе, где свою национальность старались не афишировать. Зачастую евреев хоронили уже по законам и обрядам советского времени и на общегородском кладбище, где шестиконечная звезда Давида заменялась на красную пятиконечную. А еврейское кладбище постепенно разрушалось и приходило в упадок, отслужив, без малого, 80 лет.

:

1945, апреля — (28 Нисана 5705) Армией США освобождён Бухенвальд.

:

1945, апреля — (12 Ияра 5705) Заседание Еврейского антифашистского комитета, на котором обсуждался вопрос издания "Чёрной книги" о Катастрофе. И. Эренбург считал, что в первую очередь необходимо издать на русском языке отдельную книгу об уничтожении евреев СССР, а затем издать на английском и других языках — об уничтожении евреев Европы. Большинство с ним не согласилось, и Эренбург покинул должность председателя литературной комиссии. Её занял В. Гроссман. Осенью 1945 г. комиссия представила готовый материал книги, прошедший цензуру Главного цензурного управления, и передала в издательство «Дер эмес». В начале 1946 г. Еврейский антифашистский комитет отправил экземпляры материалов книги в Румынию, Францию, Палестину, США и другие страны. Но руководство страны задерживало издание. В ноябре 1946 г. руководители Еврейского антифашистского комитета обратились к А. Жданову с просьбой разрешить напечатать уже готовую книгу, но разрешения не последовало. www.eleven.co.il

:

1945, апреля — (25 Нисана 5705) Катастрофа. Все еврейские заключённые концетрационного лагеря Бухенвальд были перегнаны изнурительным пешим маршем в другой печально известный лагерь – Флоссенберг.

:

1945, апреля — (9 Ияра 5705) Шоа. Восстание 600 заключенных в югославском концлагере Ясеновак привело к тому, что 520 из них были убиты, и только восьмидесяти удалось бежать. Большинство заключенных были евреями.

: