— события (3625-3650 из 8454)

1941, 1 мая — (20 Ияра 5701) На иракском фронте в составе английской армии погиб командир ЭЦЕЛя Давид Разиель. ЭЦЕЛь тогда сотрудничал с британскими властями, потому что те вели борьбу с нацизмом. Весной 1941 положение англичан в Африке и на Ближнем Востоке осложнилось. В Ираке вспыхнул прогерманский мятеж. Несколько англичан попали в заложники, был осаждён аэропорт в Хабании. Английская разведка попросила ЭЦЕЛь провести диверсию против складов с горючим для немецкой армии. Операцию возглавил Разиэль, в его группе также были Я. Меридор, Я. Сика-Аарони, Я. Тарази. По прибытии в Ирак, приказ о взрыве был отменён, группу попросили заняться разведкой, она разделилась, и автомобиль в котором находились Разиэль, офицер разведки и Тарази попал под бомбёжку. Разиэль и англичанин погибли.

:

1941, 2 мая — (21 Ияра 5701) Диверсионный отряд Хаганы отправился в Триполи с целью уничтожения нефтеперерабатывающих заводов в порту. Операция не удалась. Отряд погиб (по другим данным отряд отправился в путь 12 мая).

:

1941, мая — (13 Ияра 5701) Шоа. Во Франции арестованы и направлены в концлагеря 4000 тыс евреев со станции Аустерлиц.

:

1941, мая — (4 Ияра 5701) Шоа. Антиеврейские беспорядки в Загребе. В погроме разрушены синагоги, кладбище, предприятия, принадлежащие евреям.

:

1941, мая — (4 Ияра 5701) Шоа. Погром в Бухаресте. Погибли 120 евреев.

:

1941, мая — (17 Ияра 5701) Шоа. 4000 евреев Парижа депортированы в концлагерь Pithiviers, находящийся в центральной части страны, в депортаменте Лойрет (Loiret). Арестовано около пяти тысяч евреев, имеющих иностранное гражданство.

:

1941, мая — (25 Ияра 5701) Шоа. Евреям Хорватии предписано носить отличительный знак в виде жёлтой звезды.

:

1941, июня — (12 Сивана 5701) Вторжение английских войск в Ливан во время Второй мировой войны, в нём участвовали и 2 подразделения ПАЛМАХа (см. 15 мая ).

:

1941, июня — (13 Сивана 5701) В стычке с французским патрулем Даян был тяжело ранен Моше Даян. В живых, собственно, он остался случайно - пуля снайпера попала прямо в его бинокль. Осколками металла и стекла ему вышибло левый глаз и оторвало часть двух пальцев на правой руке. Англичане собирались в наступление на французскую Сирию, находившуюся под властью Виши - и Даян должен был провести группу австралийцев к мосту в 6 милях от границы с британской Палестиной.

:

1941, июня — (14 Сивана 5701) Ишув. Бомбёжка Хайфы итальянскими самолётами.

:

1941, июня — (16 Сивана 5701) Ишув. Бомбардировка Тель-Авива французскими самолётами правительства Виши. Погибли 20 человек.

:

1941, июня — (30 Сивана 5701) Шоа. За 2 дня (включая 26-е) в Каунасе местными жителями убиты полторы тысячи евреев. В тот же день в Шауляе - несколько сотен.

:

1941, июня — (2 Таммуза 5701) У командира эскадрильи 128-го скоростного бомбардировочного авиаполка старшего лейтенанта Исаака Пресайзена снарядом пробило бензобак. Пресайзен бросил машину в пике и нанес бомбовый удар по фашистской пехоте. Но пламя, охватившее самолет, сбить не удалось. Тогда Пресайзен направил пылающий бомбардировщик на скопление вражеских танков и мотопехоты. Раздался страшный взрыв. Обломки техники с людьми взлетели в воздух. Движение немецких войск на одном из участков автострады Минск-Москва было остановлено на несколько суток. Далее

Подвиг Гастелло, совершёный днём раньше, вошел в историю советской авиации как огненный таран. Летчик посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. Очередь была за Исааком Пресайзеном. Когда возвратившиеся с боевого задания однополчане доложили о подвиге Пресайзена заместителю командира полка Сандалову, тот сразу же вылетел на место тарана и, убедившись в достоверности происшедшего, доложил командиру полка майору Чучеву. После согласования с командиром дивизии полковником Аладинским был оперативно оформлен и отправлен наградной материал с представлением Пресайзена к званию Героя Советского Союза. Но даже посмертно Исаак Пресайзен не удостоился Золотой Звезды. Словно и в помине не было огненного тарана. Хуже того, приказом по полку №22 за сентябрь 1941 года он почему-то был отнесен к числу пропавших без вести, о чем жене летчика Лидии сообщили лишь через полгода. Начальник штаба полка капитан Дробышев, готовивший наградной материал и скрепивший описание подвига Пресайзена полковой печатью в июле 1941 года, отправил в январе 1942 года в Сызрань Лидии письмо следующего содержания: "Уважаемая товарищ Пресайзен! До сих пор нам не верится, что мы навсегда потеряли Вашего мужа, а нашего боевого товарища. Будем ждать победного конца войны, когда судьбы товарищей станут определеннее. Но даже если и погиб товарищ Пресайзен, то он отдал жизнь очень дорого. Желаем бодрости, веры в победу. Наше дело правое, победа будет за нами". Почему произошла такая метаморфоза? По какой причине герой в одночасье был превращен в без вести пропавшего? К сожалению, это выяснилось лишь через много-много лет. А пока от вдовы скрыли, что ее муж совершил героический подвиг и заплатил за него жизнью. Получив письмо Дробышева, Лида тяжело заболела. Она скончалась в 1947-м году, оставив семилетнего сына Дмитрия на попечение Моше Пресайзена, старшего брата погибшего летчика. Почти два десятилетия ничего не было слышно об Исааке Пресайзене. Из пропасти забвения его имя извлекли два журналиста - В.Гапонов и В.Липатов. Им удалось разыскать в Москве механика самолета Рыбакова Александра Николаевича, готовившего машину Пресайзена к последнему вылету. В итоге редкой журналистской удачи родился очерк "Подвиг", появившийся осенью 1959-го года в газете "Советское Подолье" на родине героя, в городе Хмельницкий, где жил и его брат. Моше отправил газету с очерком племяннику Дмитрию Пресайзену в г.Зея, Амурской области. Открытие подлинных обстоятельств гибели Исаака, разбередив незаживающую рану, все-таки положило конец угнетающему состоянию неизвестности. Очерк "Подвиг" стал первой ласточкой среди множества последовавших публикаций о неведомом доселе летчике, шагнувшем в бессмертие в жаркий полдень 27-го июня 1941-го года. Беспристрастное время ставило знак равенства между подвигами Гастелло и Пресайзена. Все авторы - и литераторы, и генералы - восхищались мужеством и отвагой обоих героев, однако почему-то стыдливо умалчивали о том, что второй из них не был отмечен наградой. Тем временем, Дмитрий и Моше разыскали однополчан Пресайзена и послали несколько запросов в Центральный архив Министерства обороны СССР в подмосковном Подольске, чтобы выяснить, нет ли там каких-либо ценных сведений в личном офицерском деле Исаака Пресайзена. Последовало долгое молчание. И вдруг, в конце зимы 1970-го года, пришел ответ. В официальном письме за №31364 от 5-го февраля начальник архивохранилища майор Ковалев сообщил, что в наградном материале на личный состав ВВС Западного фронта за 1941-й год имеется представление к награде на зам. командира эскадрильи старшего лейтенанта Исаака Зиловича (Зиновьевича) Пресайзена. В списке отличившихся в самых первых воздушных сражениях по 128-му авиаполку это представление зарегистрировано под №4. Ковалев прислал копию документа, о существовании которого родные Пресайзена не подозревали. Резолюции с отказом в присвоении летчику звания Героя Советского Союза там не было. Следовательно, документ не утратил своей силы. К кому только ни обращались Моше и Дмитрий на протяжении последующих двадцати лет, но в ответ получали равнодушные отписки, сводившиеся к одному - установить сейчас причину, по которой Исаак Пресайзен не был награжден командованием, не представляется возможным за давностью времени. Однако сын летчика, Дмитрий Пресайзен в конце концов докопался до этой причины. Добившись допуска в Подольский архив, он с головой окунулся в изучение фронтовой документации 128-го бомбардировочного полка. Среди наградных материалов он, в конце концов, отыскал представление отца к званию Героя. С бьющимся от волнения сердцем взял в руки пожелтевший от времени документ. Он помнил его содержание наизусть. Помнил фамилии тех, кто его подписал. Чучев. Дробышев. Аладинский. Четвертая подпись принадлежала командующему ВВС Западного Фронта генералу Копцу. Дмитрий обратился к мемуарной и историко-художественной литературе о начальном периоде войны. И нашел в ней сведения о генерале Копце. Отличившись в Испании и получив там звание Героя Советского Союза, отважный летчик быстро пошел в гору. Накануне войны он был назначен командующим ВВС Белорусского особого военного округа, на базе которого образовался Западный фронт. Но в первый же день войны Копец фактически остался полководцем без войска. Большая часть самолетов фронта была уничтожена на аэродромах, не успев подняться в воздух. Уцелевшие же авиаполки, вроде 128-го, сражались героически. Летчики пытались спасти положение, нередко ценой жизни, как поступили Гастелло и Пресайзен. Сталин возложил вину за тяжелое поражение Красной армии в первые дни войны на командование Западного фронта. Командующий фронтом генерал армии Павлов с группой генералов были преданы суду и расстреляны. Генерал Копец, не дожидаясь ареста, застрелился сам. Естественно, подпись генерала-самоубийцы на представлении к званию Героя, которое должно было визироваться Сталиным, не только не утратила силы, но и приобрела отрицательный заряд. Опасаясь неприятностей, никто не рискнул направить наградной материал на Пресайзена в Кремль. В августе 1989-го года Моше перед отъездом в Израиль предпринял последнюю попытку воздать брату то, что он по праву заслужил. Со всеми документами и свидетельствами однополчан он обратился к народному депутату СССР по Хмельницкому избирательному округу, зам. министру обороны генералу армии В.М.Шабанову. Народный избранник отреагировал лишь через десять месяцев, но распорядился по-армейски: разобраться и доложить. И военком Хмельницкой области полковник Урсол лихо разобрался с мертвым героем. Тем более что семьи Пресайзенов в Хмельницком уже не было - она находилась в Израиле. А Дмитрий жил далеко - в Приамурье. 22-го октября 1990-го года полковник, то ли по своей инициативе, то ли по команде сверху, заполнил наградной лист на И.З.Пресайзена с представлением его к ордену Отечественной воины 1-й степени. Ровно через год, 23-го октября 1991-го года, появился на свет соответствующий президентский указ номер УП-2776 группового характера с формулировкой: "За боевые заслуги в Великой Отечественной войне", распространившийся и на летчика, совершившего второй на войне таран. Таким образом, И.Пресайзен был отмечен орденом, которым в ознаменование 40-летия Победы награждались поголовно все участники войны с Германией и Японией, имевшие ранения, но оставшиеся в живых. Будь жив Пресайзен, он получил бы орден по военкоматскому списку, как все. Горбачев подписал тот указ, который ему подготовили референты на основе наградного материала, составленного в Хмельницком облвоенкомате. Если бы президент удосужился хотя бы вникнуть в смысл слов "повторил подвиг Николая Гастелло", фигурировавших в наградном листе, то мог бы и вспомнить, что годом раньше, 4-го октября 1990-го года, он за аналогичный подвиг присвоил звание Героя Советского Союза посмертно летчику Шике Абрамовичу Корданскому, направившему 8-го сентября 1943-го года подбитый самолет с оставшимися бомбами на палубу вражеского судна в порту Констанца. Через сорок семь лет справедливость восторжествовала. В отношении же И.Пресайзена этого не произошло.

 

:

1941, июня — (5 Таммуза 5701) Шоа. За 7 часов до того как регулярные части вермахта вошли во Львов, головорезы «Нахтигаля» (украинской воинской части) ворвались в город. И начали грабить, насиловать и убивать. Убивать по заготовленным заранее спискам евреев, убивать людей только за то, что они похожи на евреев. Они гнали по улицам Львова полуголых еврейских женщин, стариков, детей. И стреляли по ним, стреляли без разбора. Четыре страшных дня продолжались эти преступления. За дни погрома во Львове было замучено и убито более 5000 человек. (ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ПОМОЩНИКА ГЛАВНОГО СОВЕТСКОГО ОБВИНИТЕЛЯ ЛЬВА СМИРНОВА Стенограмма заседаний Международного военного трибунала Февраль 1946) 30 июня гитлеровские бандиты вступили в город Львов и на другой же день устроили резню под лозунгом «Бей евреев и поляков». Перебив сотни людей, гитлеровцы устроили «выставку» убитых в здании пассажа. У стен домов были сложены изуродованные трупы, главным образом еврейские женщины. На первом месте этой ужасной «выставки» был положен труп еврейской женщины, к которой штыком был приколот ее ребенок.

:

1941, июня — (6 Сивана 5701) Еврейский погром в Багдаде «Фархуд». Пронацистский режим Рашида аль-Гилани восстал против Великобритании, под контролем которой находился Ирак, и озверевшая толпа, подстрекаемая немецкими шпионами, набросилась на багдадских евреев. Продолжался 2 дня. Было убито 180 евреев, но с того момента сионистское движение в Ираке резко усилилось, хотя до погрома иракские евреи были наиболее ассимилированной еврейской общиной арабского мира и участвовали в культурной и деловой жизни страны.

:

1941, июня — (29 Сивана 5701) Шоа. Уничтожено 200 евреев литовского местечка Кейданы.

:

1941, июня — (4 Таммуза 5701) Шоа. Спустя неделю после того, как Румыния вступила в войну против Советского Союза, начался погром в приграничных Яссах. Евреев ложно обвинили в том, что они якобы наводят советские бомбардировщики на скопления румынских и немецких войск. Продолжался 5 дней. Жертвами стали 13 266 человек — около трети еврейского населения города. Местным жителям сказали: "вы можете убивать безнаказанно, убивайте своих друзей и соседей, вам за это ничего не будет". Оставшихся в живых 4330 человек погрузили в вагоны для скота и без еды и питья отправили в 8–дневный путь в Калараси вблизи Бухареста. 2650 человек умерли в дороге.

:

1941, июня — (3 Элула 5701) Шоа. Создано гетто Белостока

1 июля 1941 г. подразделение эйнзацгруппен вошло в Белосток. 3 июля эсэсовцами было расстреляно более трехсот человек, представителей еврейской интеллигенции. В июле 1941 г. было осуществлено еще две массовые акции по уничтожению еврейского населения. В ходе одной из них были схвачены и расстреляны более пяти тысяч мужчин, в ходе другой — более тысячи женщин с детьми. Наряду с массовыми расстрелами, оккупационные власти обкладывали еврейское население Белостока многочисленными поборами. Все евреи Белостока обязаны были носить отличительный знак — желтые звезды на спине и груди, за пределами гетто евреи обязаны были ходить только по мостовой и только в составе рабочих колонн в сопровождении немцев.

Руководители юденрата, особенно Э. Бараш, надеялись спасти жизнь узникам гетто, если евреи будут как можно больше работать на различных предприятиях и выпускать продукцию, необходимую для немецкой армии и немецкого народного хозяйства. В апреле 1943 г. на предприятиях и мастерских в самом гетто работало 14 250 евреев, за пределами гетто — 2,7 тыс. Зарплата евреев составляла 40–50% от зарплаты рабочих других национальностей. Но рабочие получали только половину этой суммы, остальные деньги в основном шли на нужды городского бюджета. Лишь незначительная часть этой суммы поступала на счета юденрата. Зимой 1941–42 гг. не работавшие жители гетто получали по 200 грамм хлеба в день, работавшие вне гетто — 230 грамм, а работавшие внутри гетто — 500 грамм. Но летом 1942 г. норма для работающих в гетто была снижена до 375 грамм, а с ноября 1942 г. — до 300 грамм.

Юденрат Белостока предпринимал большие усилия для помощи жителям гетто. Так, при помощи членов организации Хе-Халуц были организованы огороды и жителям гетто по льготным ценам было продано 190 т овощей. Были организованы так называемые суповые кухни, которые бесплатно или за символическую плату предоставляли обеды жителям гетто. Число таких обедов выросло с апреля 1942 г. по апрель 1943 г. с трех до семи тысяч в день. Уже в августе 1942 г. в гетто была открыта больница, а всего в Белостоке функционировало две еврейские больницы, поликлиника. Так, как многие дети потеряли своих родителей, а старики остались без присмотра, были организованы два детских дома и дом для престарелых, в гетто была создана школа.

В октябре–ноябре 1941 г. четыре тысячи узников гетто были депортированы в трудовой лагерь в Пружанах. Хотя осенью 1941 г. — январе 1943 г. бывали отдельные случаи расстрелов евреев за незначительные провинности, (например, за попытку пронести в гетто продукты), массовых акций по уничтожению еврейского населения в Белостоке не проводилось. Осенью 1942 г. — марте 1943 г. были ликвидированы все гетто дистрикта «Белосток», за исключением самого Белостока. Их узники были депортированы в лагеря смерти (см. Концентрационные лагеря). В ночь на 5 января 1943 г. гетто было окружено подразделениями войск СС, вермахта и отрядами украинских полицейских. Арестовывались не работавшие или работавшие за пределами гетто. Около десяти тысяч человек были вывезены в лагерь смерти Треблинка. Около 900 человек, многие за вооруженное сопротивление, были расстреляны на территории гетто.

В ноябре 1941 г. в подвале больницы гетто состоялось совещание коммунистов, представителей левых молодежных сионистских движений и левой части Бунда. Был создан антифашистский комитет Белостока, выработан план работы в гетто и в «арийской части города». Но в декабре гестапо получило точную информацию и в гетто было арестовано и расстреляно 4 подпольщиков. В начале 1942 г. было организованно еще несколько групп сопротивления в гетто. В марте 1942 г. был создан Объединенный антифашистский блок, в который вошли коммунисты во главе с бывшим унтер-офицером польской армии Д. Мошковичем (1905–43), представители движения Ха-Шомер ха-ца'ир во главе с Хайкой Гроссман и левой частью Бунда во главе с Э. Бораксом. В начале 1942 г. в гетто было создано еще одно движение еврейского сопротивления, в которого вошли представители правого крыла Бунда, сионистской организации Дрор и ряда других сионистских движений. Организацию возглавил М. Тененбаум (Тамаров).

Одна из главных задач еврейского подполье заключалась в добывании оружия. Оружие закупалось у местных крестьян, похищалось еврейскими рабочими из оружейных мастерских и армейских складов, где они работали, бывали случаи, когда его приобретали у немецких солдат. Подпольщики устраивали вооруженные налеты на склады оружия, в том числе, на склады войск СС и гестапо. Подпольные мастерские по выпуску оружия были организованы внутри гетто. В них производили гранаты и мины, бутылки с зажигательной смесью, собирали из различных деталей стрелковое оружие. Добытое оружие с необыкновенными сложностями переправляли в гетто. В гетто и за его пределами создавались тайные склады оружия, часто в самых неожиданных местах, например, часть оружия хранилось на территории базы немецкой воинской части. Подполье осуществляло акты саботажа — порчу и уничтожение оружия, одежды, обуви, предназначенных для немецкой армии. В октябре 1942 г. немцы обнаружили акты саботажа на фабриках по производству одежды и обуви. Им не удалось найти виновных, но трое еврейских рабочих были повешены.

С конца 1942 г. подпольные организации гетто стали готовить отправку в леса первых партизанских групп. В районе Белостока создание еврейских партизанских отрядов было значительно сложнее, чем в других районах оккупированной Польши. Основная польская подпольная организация Армия Крайова, в которой действовал еврейский сектор и, которая в остальной части Польши помогала евреям, в Белостоке не только не оказывала никакой помощи еврейскому подполью даже во время восстания 1943 г., но в лесах, где отряды Армии Крайовой вели войну с немцами, они в то же время уничтожали еврейских партизан. Первая группа еврейских партизан в составе восьми человек ушла из Белостока в лес 7 января 1943 г. Через несколько дней к ним присоединилось еще девять человек, в том числе и командир группы Моше Слапак (партизанская кличка — Максим; 1913?–43). В феврале в боях погибли 8 партизан, в том числе М. Слапак, остальные через некоторое время были вынуждены вернуться в гетто. Несмотря на неудачный опыт, в конце февраля 1943 г. в лес были отправлены новые еврейские партизанские группы. Из этих групп был составлен еврейский партизанский отряд «Форойс» («Вперед») под командованием типографского рабочего из Варшавы Ионы Сухачевского (партизанская кличка — Саша; ?–1943). В марте–апреле 1943 г. в лесах были образованы еще две еврейские партизанские группы, часть членов которых, в том числе командир одной из групп И. Кот бежали из эшелонов, которые везли их в Треблинку после массовой акции в Белостокском гетто в феврале 1943 г.

5 февраля 1943 г. еврейские боевые группы оказали вооруженное сопротивление немецким солдатам и украинским полицейским, вошедшим в гетто. В ходе боев было убито около тринадцати немецких солдат и полицейских. Большинство. вступивших в бой с немцами было уничтожено.

После февральской акции резко увеличилось число еврейских юношей и девушек, вступивших в боевые организации, увеличилось число людей, которых отправляли в леса в еврейские партизанские группы. Подпольщики всеми возможными способами добывали и изготовляли оружие и под руководством Д. Мошковича занимались военной подготовкой. Руководители юденрата стали понимать, какая судьба уготовлена всему населению гетто. Э. Бараш установил контакт с представителями еврейского сопротивления, встречался несколько раз с Хайкой Гроссман и М. Тенебаумом и даже передал ему деньги и драгоценности для приобретения оружия, но до последнего момента он продолжал сотрудничать с немецкими властями. Активные действия подполья затруднялись раздробленностью сил, отсутствием единого командования. С марта 1943 г. начались переговоры об объединении, которые велись очень медленно из-за нежелания коммунистов сотрудничать с правыми бундовцами и сионистами. Только в конце мая 1943 г. удалось добиться объединения всех еврейских организаций и создания единого штаба, во главе которого встали: член сионистской организации «Дрор» М. Тененбаум и коммунист Д. Мошкович.

В начале августа 1943 г. власти нацистской Германии приняли решение об окончательной ликвидации Белостокского гетто. В Белосток был послан генерал СС О. Глобоцник, руководивший в 1942–43 гг. всеми операцими по уничтожению еврейского населения Польши. Он вместе с местными эсэсовскими руководителями выработал план уничтожения Белостокского гетто. Немцы учли уроки восстания в Варшавском гетто (см. Польша) и основательно подготовились к операции. В ночь с 15 на 16 августа гетто было окружено тремя кольцами немецких войск, состоявших из подразделений немецкой жандармерии, трех специальных полицейских батальонов, два из которых были украинскими, частей СС и подразделений вермахта. Войскам были приданы полевая артиллерия, танки, броневики и самолеты. В ночь на 16 августа немецкие войска заняли фабрики гетто, утром 16 августа в гетто были вывешены объявления, в которых населению приказывали собраться в указанных местах, якобы для переселения в г. Люблин. Еврейские подпольщики уже 14 августа знали о планах немцев. В подпольных организациях насчитывалось около двухсот человек. На тайных складах находилось около 130 единиц оружия: 25 немецких винтовок и обрезов, около 100 пистолетов, несколько автоматов, один пулемет. Оружие было своевременно выдано подпольщикам. Но на всех бойцов сопротивления оружия не хватало. Поэтому бойцов вооружали топорами, штыками, косами, бутылками с серной кислотой и зажигательной смесью. Были созданы укрепленные бункеры и два штаба по руководству восстания. В бункере на улице Теплой находился главный штаб восставших во главе с руководителями М. Тененбаумом и Д. Мошковичем. Другой штаб был создан в центре гетто, его возглавляли З. Зильберберг и Й. Каве (1897–1944). По плану руководителей восстания диверсионные группы, в которых было много девушек, подожгли и взорвали фабрики на территории гетто. При попытке разрушить забор и прорвать кольцо блокады около сорока человек погибло. Небольшой группе восставших удалось вырваться за пределы гетто, но их дальнейшая судьба неизвестна.

К повстанцам присоединились всего несколько десятков человек. 16 августа тяжелые бои велись у бункера на улице Теплой. Во время боя Фрида Рыбаловская (1925–43?) отбила у немцев пулемет, Рена Верник взорвала гранатой себя и окруживших ее немцев и украинских полицейских. Столкнувшись с тяжелым сопротивлением, немецкое командование решило использовать танки. Недалеко от юденрата путь танкам перегородили боевые группы под командованием Й. Кове и Юдит Новогрудской (партизанская кличка — Юдита; 1908?–43). Танки были забросаны гранатами. Особенно мужественно сражалась с немцами боевая группа, состоящая из мясников во главе с М. Татой. Другим очагом сопротивления стала фабрика металлических изделий, которую обороняли группа повстанцев во главе с З. Фельдером и З. Зильбербергом. Все немецкие атаки были отбиты. Фабрика была подвергнута бомбардировке с воздуха и ее защитники погибли.

В ночь на 17 августа бойцы еврейского сопротивления перешли в контратаку. Им удалось ворваться в покинутую жителями центральную часть гетто. Здесь было захвачено несколько фабрик. Весь день 17 августа в этой части гетто шли тяжелые бои. Немцы захватили здания фабрик только после гибели всех защитников. Организованное сопротивление продолжалось до 20 августа. Восставшие действовали по ночам, устраивали вылазки из бункеров, нападали на патрули, в основном состоящие из украинских полицейских, и добывали у них оружие. План руководства восстанием заключался в том, чтобы собрать как можно больше бойцов, прорвать стену, окружавшую гетто и уйти в леса.

19 августа немцы и украинские полицейские ворвались в бункер на улице Хмельной. После ожесточенного боя оставшихся в живых евреев схватили, вывели наверх и расстреляли. 19 августа была предпринята еще одна отчаянная попытка штурма ограды гетто. Большая группа бойцов во главе с Юдит Новогрудской пыталась прорвать кольцо окружения, но неудачно, большинство бойцов, в том числе Юдит Новогрудская, погибли. 20 августа, после того как кончились патроны, руководители восстания Д. Мошкович и Н. Тененбаум вместе с группой бойцов покончили жизнь самоубийством. После гибели главного штаба в руках восставших оставалась только еврейская больница, куда доставляли всех раненых в ходе боев. Немцы и украинские полицейские столкнулись с группой бойцов во главе с Ханкой Левинсон и только после тяжелого боя, уничтожив всех бойцов, захватили больницу. Все больные, раненые и медицинские работники были убиты.

Несмотря на огромное преимущество немецких войск в живой силе и вооружении, в ходе боев немцы понесли значительные потери. Так, согласно сведениям, опубликованном в подпольном «Бюллетене польского совета помощи евреям — Жегота» (см. Польша), в гетто было уничтожено около ста немецких и украинских солдат и полицейских, несколько сот было ранено.

Отдельные группы повстанцев продолжали скрываться в развалинах гетто, главным образом в надежно замаскированных бункерах. Они выходили по ночам из укрытия и нападали на патрули, состоявших из украинских, литовских и немецких полицейских. Последними группами повстанцев гетто командовал В. Волковысский. Но лишь единицам удалось вырваться из гетто и попасть в партизанские группы. Последняя известная попытка прорыва произошла в середине октября 1943 г., но прорваться никому не удалось. При ликвидации гетто немцы депортировали в лагеря смерти Майданек и Освенцим около 30 тыс. человек. Сотни евреев были уничтожены в ходе боев в гетто или расстреляны после подавления восстания. 22 августа немцы отправили из Белостока эшелон, в котором находилось 1200 еврейских детей и около 40 взрослых, которые их сопровождали. Эшелон привез детей в Терезиеншдадт (см. Терезин). После трехмесячного пребывания в Терезиенштадте еврейские дети из Белостока были депортированы в Освенцим и уничтожены. После ликвидации гетто в Белостоке немцы отобрали около 800 евреев рабочих и инженеров, которые под руководством председателя юденрата Э. Бараша были поселены в организованном «малом гетто». Еврейские рабочие и инженеры демонтировали несколько фабрик. По завершению работ в сентябре 1943 г. все узники «малого гетто» были отправлены в Майданек и уничтожены. Около ста человек смогли вырваться из гетто или выпрыгнуть из эшелонов, которые везли их в лагеря смерти и добраться до еврейских партизанских групп, как правило, с помощью связных еврейского подполья, находившихся на арийской стороне: Хайки Гроссман, Марыли Ружицкой (1919–82), Лизы Чапник (1922–2016), Хаси Белецкой-Борнштейн (1921–2012), Брони Виницкой-Клебанской (1923–2011), Анны Руд (1918–?) и Ривки Мадайской (1921–43).

После ликвидации восстания в гетто немцы направили карательные отряды против еврейских партизанских групп. Несмотря на тяжелые потери, которые понесли партизаны, уничтожить еврейское партизанское движение немцам не удалось. В конце апреля 1944 г. в леса под Белостоком пришла советская партизанская бригада имени К. Калиновского. Еврейские партизанские группы и отряд влились в бригаду и были распределены по различным отрядам.

 : на улицах города были вывешены объявления, предписывавшие всему еврейскому населению перебраться в гетто, площадь которого занимала около четверти городской территории. В гетто было заключено около пятидесяти тысяч человек. Всего в округе «Белосток», включенном непосредственно в состав Рейха, было создано около 110 гетто. Территория гетто была окружена высоким дощатым забором с колючей проволокой. На двух пропускных пунктах стояли немецкие и украинские полицейские Источник

:

1941, июля — (7 Таммуза 5701) Шоа. В захваченной фашистами Лиепае вышел первый номер газеты "Курземерс варс", она же "Курляндишер Ворт". Материалы шли на латышском и немецком языках. В первом номере городской голова Блаус писал: "Граждане Лиепаи! Наш родной город освобождён от жидовско-большевитского ярма. Мы благодарны славному вождю Адольфу Гитлеру. Его борьба - это наша борьба".

:

1941, июля — (7 Таммуза 5701) Шоа. Через три дня после вступления фашистов в Даугавпилс (cм. 28 июня ) местные националисты, контолировавшие положение в городе, получили указания, что делать с евреями. Пeрвых евреев-мужчин собрали на площади, продержали целый день, потом поместили в тюрьму, часть вывезли в лес и расстреляли.

:

1941, июля — (10 Таммуза 5701) Шоа. Приказ коменданта Лиепаи: "Всем евреям (мужчинам, женщинам, детям) немедленно прикрепить к своей одежде на груди и спине легко видимый распознавательный знак - кусок материи жёлтого цвета размером не менее 10 на 10 см. Вскм евреям мужского пола от 16 до 60 лет необходимо являться каждый день в 7 утра к пожарному депо для отправления на общественные работы. Время покупок для евреев ограничено с 10 до 12 часов. Всем евреям разрешено оставлять квартиры с 10 до 12 и с 15 до 17. Посещение парков и пляжей евреям запрещено. Использование любых транспортных средств евреям запрещено.. Все еврейские магазины немедленно пометить несмываемой краской "юден гешевт". Всем евреям сдать все транспортные средства, пишущие машинки, радиоприёмники, форменную одежду. Не выполнившие эти распоряжения будут наказаны самым суровым образом"

:

1941, июля — (11 Таммуза 5701) Шоа. Газета Лиепаи "Курземис Вардс" писала в статье под названием "Бей жидов!": "Латышский народ никогда бы не освободился от жидовского ярма, если бы в Латвию не вошли немецкие вооружённые силы. Жидовство надо искоренить, латышскому народу следует очиститься от жидовских нечистот, что бы он мог свободно строить свою жизнь и участвовать в строительстве в Европе нового порядка".

:

1941, июля — (12 Таммуза 5701) Шоа. Каунас был захвачен гитлеровцами в первые дни войны. В городе в это время было 40 000 евреев. Уже 25 июня начались погромы, в течение нескольких дней было убито более 3000 человек. Затем за дело взялись немцы, сгонявшие всех евреев - местных и беженцев - к 7-му форту на северной окраине города. Всего сюда было согнано до 10 000 человек, которых держали без воды пищи в казематах и рвах возведенных на рубеже веков оборонительных сооружений. Люди в таких условиях умирали,покойников хоронить не разрешали. Тех, кого забирали на работы, назад уже не приводили. Утром 7 июля женщин, маленьких детей и подростков до 15 лет перевели в 9-й форт. Всех оставшихся мужчин в этот же день расстреляли... В. Алексеев. "День в истории". www.citycat.ru

:

1941, июля — (15 Таммуза 5701) Шоа. 1500 евреев - жителей городка Едвабне в Польше созжены в одном из овинов (cм. ниже).

:

1941, июля — (20 Таммуза 5701) Шоа. Созданно гетто Даугавпилса. Это отдельное место не далеко от посёлка Грива около Даугавы в старой цитадели, сооружённой ещё в 19 веке. На каменой стене появилась надпись "Гетто для евреев".

: