— события (2475-2500 из 8430)

1914, 2 февраля — (30 Швата 5674) Родился Альберт Львович Мирлес

родился в пригороде Парижа Сюрен. Его родители бежали во Францию из Кишинева после революции 1905 г. Отец был одним из ведущих инженеров "Рено", а мать пианисткой. В школе учился в одном классе с дочерью Ильи Эренбурга. Закончил летную школу, затем Политехнический институт. Кроме русского в совершенстве владел немецким, английским, испанским. польским. Всего мог пользоваться 14 языками. В 30-х годах активно участвовал в различных обществах франко-немецкой дружбы. После прихода к власти Гитлера и политики антисемитизма в Германии, становится убежденым антифашистом. Войну встретил в действующей части в звании старшего лейтенанта. Был сбит и ранен. После капитуляции демобилизовался по здоровью и уехал в Лондон, где примкнул к де Голлю cменив фамилию на Мирле. В 1940 г. участвовал в неудачной экспедиции в Даккар, был ранен, избежал плена, оказался в Камеруне, где познакомился с Леклерком. Вывезен для лечения в Лондон. Затем переведен в Британское Министерство Авиастроения, где занимался инженерными разработками. В частности, работал над проблемой обледенения крыльев самолетов в полете, и разработал принцип срезания немецких аэростатов от тросов крепления. В апреле 1942 г. пробил час, как в совершенстве владеющий русским языком, произведен в капитаны и назначен начальником 2-го отдела ВВС, получив задачу - формирование французской авиачасти в составе Красной Армии в СССР. Вступил в контакт с советскими дипломатами и военным атташе в Лондоне. Целиком разработал проект, рекомендации и документацию по формированию эскадрильи/полка/дивизии. Як-3 полка В августе 1942 г. направляется в СССР в качестве заместителя генерала Пети по формированию эскадрильи. Первоначально отправился на Мурманск с английским караваном, который был рассеян немецким флотом, сам Мирле к счастью оказался в Исландии. Второй раз он отбыл через Ливан-Иран, в Ливане лично переговорил с каждым из пилотов, вступивших в эскадрилью Нормандия. В Москве среди прочего встречался с Молотовым и Морисом Торезом, попутно работал над выявлением агентов НКВД в составе французской военной миссии и разоблачил секретаря-переводчицу генерал Пети некую мадам Мисраки, передавшую советским спецслужбам шифры военной миссии. Благодаря бдительности Мирлеса шифры были сменены. Кроме того по его рекомендациям были отозваны ряд лиц французского посольства черезчур рьяно симпатизировавших коммунистам. Участвовал в выборе места базирования французской эскадрильи и лично встречал пилотов, прибывших в СССР в декабре 1942 г. Именно он отказался от того, что бы эскадрилья воевала на иностранных самолетах и потребовал для ее вооружения лучший советский истребитель. Кроме того пытался неофициально продвигать свои работы по антиобледенению самолетов. В апреле 1943 г. находился в эскадрильи при первых боевых вылетах Нормандия-Неман. Тем временем его бдительность родила контрбдительность и неудовольствия посла де Голля в СССР Роже Гарро, который в июле 1943 г. лично накатал де Голлю "телегу" против Мерлесса, обвинив того в нелояльности по причине присутствия на принятии присяги Войском Польским в СССР, тем самым официализировав французское присутствие с коммунистической стороны Польши. В свою очередь Мирлесс посылает аналогичный донос на посла одновременно обвиняя его в попустительстве советским и американским интересам. Любопытно, что для улаживания конфликта Де Голль препочел заменить посла, а не особиста. Однако замена Гарро на Гастона Палевского не состоялась поскольку СССР отказался признать нового посла в случае замены Гарро, и одновременно выставил счет за аренду дипломатических зданий не оплаченый с 1940 г. В августе 1944 г. был направлен генералом де Голлем для занятия Штаба ВВС в Париже. В первой половине 1945 г. переведен в подчинение Петра Фурко, а назначен в отдел научной разведки. Во главе спецгруппы был переброшен в Германию где организовал захват Вилли Мессершмидта и важной технологической документации из его конторы. Присутствовал на встрече полка Нормандия-Неман в Ле Бурже. Орден Почетного Легиона, Военный крест, медаль "За Победу над Германией", орден Отечественной Войны (1985)... После войны вновь меняет фамилию с уже всем известного Мирле на свою настоящую Мирлес в память о своем отце, участнике Сопротивления, расстрелянном в 1942 г. в Париже на Мон-Валериен. В 50-х годах совместно с бывшими одесситами Жаком Бержье (во время войны организовал группу из русских эмигрантов, занимавшихся установками Фау в Па-де-Кале, после войны капитан службы промышленного шпионажа, один из соавторов фильмов про Джеймс Бонда) и Владимиром Гавронским создал компанию "Recherches et Industrie", в которой занимались изучением и применением секретных немецких разработок, захваченых в начале 1945 г. у Мессершмидта и т.д. А также разработкой оружия с использованием немецких наработок по тяжелой воде. Офицер Почетного Легиона. В начале 60-х 5 лет был экспертом ООН по научно-техническому взаимодействию. Затем работал в Индии по продвижению французского воздухоплавания против советского. Активно приветствовал Перестройку и Реформы. В 1993 г. впервые со своей стороны, выйдя из тени секретного агента, участвовал в празднованиях 50 летия Нормандии-Неман во Франции и в РФ. Скончался 12 апреля 1999 г. в Женеве. АВТОР Сергей Дыбов-СЕВЕР

  - один из организаторов эскадрильи "Нормандия Неман".

:

1914, 3 февраля — (26 Швата 5674) Ишув. Объявлено, что языком обучения в Технионе - первом еврейском техническом учебном заведении Эрец-Исраэль - будет иврит. Подробнее

Инициатива создания технического училища в Хайфе принадлежала лидерам организации Хильфсферейн (Союз взаимопомощи немецких евреев). Благодаря пожертвованиям Дж. Шиффа (100 тыс. долларов) и переданным наследниками К. Высоцкого (9 марта 1908 года), согласно его завещанию, 100 тыс. рублей (огромные по тем временам суммы), идея стала претворяться в жизнь, и в 1912 г. в Среднем городе Хайфы было заложено здание училища по проекту архитектора А. Бервальда. Наряду с руководителями Хильфсферейна в попечительский совет нового учебного заведения вошли Ахад-ха-'Ам, И. Членов и Ш. Левин. С приближением даты открытия училища (называвшимся по-немецки Техникум) в попечительском совете вспыхнул спор о языке, на котором должно вестись преподавание. Сионистское меньшинство настаивало на иврите, однако большинство членов совета проголосовало за немецкий язык. Это решение вызвало волну протестов, в которых приняли участие практически все еврейские организации и общества; Союз учителей Израиля запретил своим членам занимать преподавательские должности в новом учебном заведении. Этот «языковой конфликт» способствовал ускорению создания сети учебных заведений на иврите. Открытие Техниона было отложено, и разрешение конфликта было отодвинуто разразившейся Первой мировой войной. Пустующее здание Техниона было использовано под военный госпиталь — сначала турками, а затем англичанами. По окончании войны Сионистская организация получила от Хильфсферейна право собственности на здание, и в декабре 1924 г. Технион начал действовать в качестве высшего инженерного учебного заведения.www.eleven.co.il

 

:

1914, апреля — (30 Нисана 5674) Письмо военного министра В.А. Сухомлинова председателю Совета министров России, в котором он «с полной определенностью высказывается за прекращение доступа евреев в армию».

:

1914, апреля — (28 Нисана 5674) В Лодзи родился Ян Карский (Козелевский)

После окончания факультета права и дипломатии львовского университета в 1935 году, был отличником в артиллерийском училище подхорунжих во Владимире-Волынском. В январе 1939 года начал работу в Министерстве иностранных дел Польши. Осенью 1939 г. был пленён советскими войсками и в результате обмена военнопленными оказался уже в немецком плену. В ноябре 1939 года бежал из немецкого эшелона для военнопленных и в Варшаве присоединился к подпольной организации. С января 1940 года участвовал в тайных поездках во Францию с рапортами для эмиграционного польского правительства тогда располагавшегося во Франции. В июне 1940 года попал в руки Гестапо в Словакии, но в результате штурма Союза вооружённой борьбы был освобождён из больницы в г. Новы-Сонч. Позднее он работал в Бюро пропаганды и информации Главного штаба партизанской Армии Крайовой. Во время Холокоста осенью 1942 года Карский отправился в поездку на Запад чтобы передать польскому эмиграционному правительству доклад о положении в оккупированной Польше. Перед поездкой он дважды тайно посетил Варшавское гетто и, переодевшись немецким солдатом, один из пересыльных концлагерей, из которого заключённых направляли в лагеря уничтожения Белжец и Собибор. Генерал Владислав Сикорский, глава правительства Польши в изгнании решил передать доклад Карского правительствам Великобритании и США. В июле 1943 года Карский был принят президентом США Франклином Рузвельтом и рассказал ему о судьбе жертв Холокоста. Карский умолял об оказании помощи гибнущим. Президент США продемонстрировал недоверие и равнодушие. Позднее Карский встретился с многими лицами из мира политики и культуры – но все они оказались неспособны поверить ему. В 1944 году Карский написал книгу «Курьер из Польши: История тайного государства» («Courier from Poland: Story of a Secret State») напечатанную тиражом 360 тыс. экз. После войны Карский остался в Америке и стал профессором Джорджтаунского университета. в 1978 г. он принял участие в фильме Шоа, что способствовало осознанию мировой общественностью его усилий с целью остановить Холокост. В 1982 году получил звание Праведника мира института Яд ва-Шем, в 1994 году почётное гражданство государства Израиль. В 1995 году был награждён польским орденом Белого Орла. Он почётный доктор восьми университетов США и Польши. В 1996 г. в Польше о нём был снят документальный фильм "Моя миссия". В 1998 г. он был номинирован на Нобелевскую премию мира. На похороны Карского прибыли президент США Клинтон и президент Польши Квасьневский. Памятники Карскому в виде его фигуры в натуральный рост сидящей на скамейке находятся напротив польского консульства в Нью-Йорке, в кампусе Джорджтаунского университета, а также в польских городах Кельце и Лодзь и в кампусе Тель-Авивского университета.

  - праведник народов мира, человек, который ещё в 1942 году пытался донести до международного сообщества правду о геноциде евреев в Европе. Умер 13 июля 2000 года.

:

1914, апреля — (14 Нисана 5674) В Каире родился Манни Маккаби - командир ПАЛМАХа, герой Войны за Независимость. Погиб 23 апреля 1948 года, сопровождая конвой в Иерусалим. Операция Хаганы в начале мая в Иерусалиме названа его именем (см. 8 мая 1948 года).

:

1914, мая — (12 Ияра 5674) Родился Ромен Гари

Мать Гари — еврейка, в молодости была актрисой. Его отцом официально считался второй муж матери, Лейба Кацев, которого сын никогда не видел. В детстве Гари жил в Вильно и Варшаве, где учился в Французском лицее. В 1927 г. Гари с матерью приехал во Францию, они поселились в Ницце, где он в 1933 г. окончил лицей. Осенью того же года Гари поступил на юридический факультет университета города Экс-ан-Прованс, где начал работать над своим первым романом «Вино мертвецов» (не был опубликован); в 1934 г. переехал в Париж, записался на юридический факультет, но не окончил курс. В то же время получил диплом по специальности славистика Варшавского университета. Гари в совершенстве владел многими языками. После получения французского гражданства (1934) Гари был мобилизован (1938), окончил летные курсы (1939) и как военный летчик участвовал в боях в Африке и в районе Средиземного моря. С августа 1940 г. сражался в рядах Свободной Франции, с 1943 г., добравшись до Великобритании, принимал участие в налетах британского военно-воздушного флота на немецкие военные объекты в Европе. Был дважды тяжело ранен. За героизм, проявленный в годы войны, Гари был награжден во Франции в 1944 г. орденом Крест Освобождения, а в 1945 г. удостоен звания кавалера ордена Почетного легиона. В 1945–59 гг. занимал ряд дипломатических постов, в том числе первого секретаря французского посольства в Болгарии, генерального консула Франции в Лос-Анджелесе и пресс-атташе французского представительства в ООН. Литературная деятельность Гари была чрезвычайно разнообразна: тридцать романов и пьес (в том числе несколько произведений, написанных на английском языке), многочисленные киносценарии, написанные главным образом для Голливуда, множество статей и репортажей. Первой публикацией Гари стала новелла «Гроза» (1933, во французском еженедельнике «Гренгуар»). К числу наиболее известных его книг, многие из которых были экранизированы, относятся: роман «Европейское воспитание» о жизни партизан в Польше и Литве во время немецкой оккупации, вышедший в свет сначала в английском переводе (под названием «Лес гнева», Лондон, 1944), а затем во Франции (1945), где был удостоен литературной премии «Дэ критик»; роман «Корни неба» (1956, Гонкуровская премия), названный критикой «первым экологическим романом»; автобиографическая повесть «Обещание на заре» (1960), посвященная теме Катастрофы; роман «Пляска Чингиз-Хаима», гротескное повествование о еврейском актере, убитом в Освенциме и ставшем диббуком своего палача (1967). Еврейская тема присутствует в ряде его книг. Так, в нескольких романах ярко изображен образ еврейской матери («Обещание на заре» и «Жизнь впереди», см. ниже). Гари, который пользовался разными псевдонимами и любил литературные мистификации, опубликовал под именем Эмиль Ажар несколько романов; один из них — «Жизнь впереди» (1975) был удостоен Гонкуровской премии, от которой автор, пожелавший остаться анонимным, отказался. Роман стал всемирным бестселлером. Книги Гари весьма разнообразны по тематике и проникнуты стремлением к свободе, справедливости и любви, сочувствием к униженным и преследуемым и осуждением любой жестокости. В его произведениях идеализм прикрыт цинизмом, гротеском и сарказмом. www.eleven.co.il

  - писатель.

:

1914, июня — (30 Сивана 5674) Родился Ян Карский

После окончания факультета права и дипломатии львовского университета в 1935 году, был отличником в артиллерийском училище подхорунжих во Владимире-Волынском. В январе 1939 года начал работу в Министерстве иностранных дел Польши. После нападения Германии на Польшу в сентябре 1939 г. Козелевский был мобилизован и направлен в уланский полк. Его полк был наголову разбит танковыми частями вермахта. Ян был ранен и затем был пленён советскими войсками, вторгнувшимися в Польшу с востока, и в результате обмена военнопленными оказался уже в немецком плену. В ноябре 1939 года бежал из немецкого эшелона для военнопленных, вступил в польскую подпольную организацию и совершил тайную поездку во Францию с рапортами для правительства Польши в изгнании, тогда располагавшегося во Франции. В подполье Козелевский принял псевдоним "Карский", который он позднее стал использовать как официальную фамилию.В июне 1940 года попал в руки Гестапо в Словакии, но в результате операции Союза вооружённой борьбы был освобождён из больницы в г. Новы-Сонч. Позднее он нелегально пробрался в Польшу и работал в Бюро пропаганды и информации Главного штаба партизанской Армии Крайовой.В 1942 г. Роман Кнолл, глава отдела внешних сношений Армии Крайовой, бывший министрм иностранных дел Польши, направил Карского в Лондон. Перед поездкой Роман Кнолл познакомил Карского с Леоном Файнером, активистом Бунда. Файнер сказал Карскому: «Польша снова обретет независимость после войны. Но польских евреев к тому времени не останется. Поезжайте в Лондон. Мы должны сделать всё, чтобы никто из союзников после войны не смог сказать, что ничего не знал об истреблении евреев... Я отправил десятки писем, сотни раз, прорвавшись к телефону, разговаривал с евреями в Швейцарии и Франции. Никто мне не поверил…». По просьбе Файнера Карский тайно посетил варшавское гетто и, переодевшись немецким солдатом, гетто в Избице Любельской, из которого заключённых направляли в лагеря уничтожения Белжец и Собибор.Через Германию и Францию Карский добрался до нейтральной Испании, откуда он через Гибралтар попал в Лондон. Генерал Владислав Сикорский, глава правительства Польши в изгнании решил передать доклад Карского правительствам Великобритании и США. В июле 1943 года Карский был принят президентом США Франклином Рузвельтом и рассказал ему о судьбе жертв Холокоста. Карский умолял об оказании помощи гибнущим. Президент США продемонстрировал недоверие и равнодушие. Позднее Карский встретился с многими лицами из мира политики и культуры – но все они оказались неспособны поверить ему.В 1944 году Карский написал книгу «Курьер из Польши: История тайного государства» («Courier from Poland: Story of a Secret State») напечатанную тиражом 360 тыс. экз. После войны Карский остался в США и стал профессором Джорджтаунского университета. Он защитил докторскую диссертацию по политологии, в 1954 году получил американское гражданство.В 1965 году он женился на польской еврейке Полине Ниренской, известной танцовщице и хореографе, все родственники которой погибли во время Холокоста.В 1978 г. он принял участие в фильме Шоа, что способствовало осознанию мировой общественностью его усилий с целью остановить Холокост.В 1982 году получил звание Праведника мира от института Яд ва-Шем, в 1994 году почётное гражданство государства Израиль.

 - праведник народов мира, первым рассказавший миру о Холокосте. Ему никто не поверил.

:

1914, июня — (13 Сивана 5674) В Стамбуле еврейским гимнастическим клубом "Маккаби" организован и проведён спортивный фестиваль Kreisturnfest, который посетили 2500 зрителей, в том числе многие государственные и политические деятели Турции.

:

1914, июня — (4 Таммуза 5674) На 58-м году жизни умер Элиэзер Роках

В ранней молодости проникся убеждением в первоочередности выполнения галахической заповеди о неразрывной связи еврейского народа и Земли Израиля и посвятил свою жизнь борьбе за ее практическое осуществление. С этих позиций в середине 1870-х гг. в брошюре о положении ашкеназской общины Цфата и в статьях в газете «Хаваццелет» выступил с резким осуждением системы халукки и призвал евреев Эрец-Исраэль отказаться от подаяний и обратиться к производительному труду, особенно земледелию. Подвергся жестоким преследованиям, включая херем, со стороны верхушки религиозной общины Цфата (к которой, кстати, принадлежала семья его жены), увидевшей в этом угрозу своему богатству и влиянию, основанным на халукке и бесконтрольном распоряжении ее средствами. В 1878 г., чтобы доказать возможность еврейского земледелия, основал вместе с несколькими последовавшими за ним семьями сельскохозяйственное поселение Гей-Они (на месте приобретенной у арабов половины села недалеко от Цфата; позднее там выросло поселение Рош-Пинна). Поселившись там, продолжал публиковаться в периодической печати на иврите в Европе, особенно в газете «Ха-Маггид», пропагандируя свою поселенческую инициативу. В 1880 г., вопреки предостережениям и прямым угрозам врагов, отправился в Европу в надежде собрать средства, необходимые для развития хозяйства. Обосновался в Румынии, а не в России, как первоначально намеревался (анонимный донос из Цфата представил его русским властям как нигилиста и революционного агитатора). Потерпел полную неудачу в сборе средств из-за того, что в одном из доносов в адрес религиозных лидеров Румынии ему приписывалось намерение «уничтожить веру Израиля»; однако за пять лет жизни в Румынии Роках добился немалых успехов в пропаганде своих взглядов. Первая значительная али из Румынии в 1882 г. была в большой мере подготовлена деятельностью основанной им организации «Хеврат ишшув Эрец-Исраэль ал-иедей аводат адама» (которая уже в 1881 г. имела отделения в 32-х городах и местечках), издаваемыми Рокахом на иврите и идиш газетами и многочисленными страстными выступлениями перед евреями по всей стране. Роках вернулся в Эрец-Исраэль в 1885 г. как секретарь прибывшего туда с миссией Ховевей Цион К. Высоцкого (эту должность Роках получил по рекомендации высоко ценивших его способности и деятельность в Румынии Л. Пинскера и М. Лилиенблюма). До 1897 г. он оставался в составе местного представительства этого движения, а также с братом Шим'оном сотрудничал некоторое время в обществе Эзрат-Исраэль. Снова покинуть родину его вынудил конфликт с чиновниками администрации барона Э. де Ротшильда, особенно обострившийся после безоговорочной поддержки Рокахом «бунтовщиков» против этой администрации в Ришон-ле-Ционе. Живя в Яссах, а в послевоенные годы в Дрогобыче, Роках продолжал журналистскую и публицистическую деятельность, оставаясь до конца верным своим взглядам и убеждениям. К сионистскому движению Роках отнесся настороженно, особенно после принятия плана Уганды 6-м Сионистским конгрессом.

  - публицист и еврейский общественный деятель.

:

1914, июля — (19 Таммуза 5674) В Петах-Тикве родился Иосиф Винниски (Winnicki) - израильский журналист, писатель, публицист, переводчик. Сотрудничал в газетах "Наблюдатель", "Едиот Ахронот", в период Мандата в 1944 году за симпатию к движению ЭЦЕЛ был арестован британскими властями, сослан В Эритрею. Вернулся в Израиль только после образования государства. Умер 6 сентября 1965 года.

:

1914, июля — (28 Таммуза 5674) В Словакии родилась Хавива Райк - участница Сопротивления, расстреленная фашистами (см. 20 ноября 1944 года).

:

1914, июля — Родился Бернт фон Кюгельген, немецкий антифашист, первым побывавший и рассказавший миру о трагедии Бабьего яра Подробнее

:

1914, июля — Родился Джино Бартали (18 июля 1914 — 5 мая 2000) — итальянский профессиональный велогонщик, самый известный итальянский велогонщик до Второй мировой войны. Бартали дважды выигрывал Тур де Франс (1938 и 1948) и трижды — Джиро д’Италия (в 1936, 1937 и 1946 годах). Праведник мира

во время немецкой оккупации Италии, начавшейся в сентябре 1943 года, Бартали, набожный католик, входил в сеть по спасению евреев, которую возглавляли раввин Флоренции Натан Кассуто (итал.)русск. и архиепископ Флоренции кардинал Элиа Далла Коста. Организация, в которую входили евреи и христиане, спасла сотни местных евреев и еврейских беженцев с территорий, которые ранее находились под итальянским контролем, в основном, во Франции и Югославии. Решение о признании Джино Бартали Праведником мира было, в том числе, основано на свидетельствах, полученных и опубликованных итальянским еврейским ежемесячником «Pagine Ebraiche». Среди тех, кто сообщил о роли Бартали в спасении евреев, был Джорджо Гольденберг, который рассказал, что он спрятал его и его родителей в своем подвале. Роль Бартали в тайной организации состояла в том, что он курсировал между городами под видом тренировок к соревнованиям и доставлял местным евреям, в том числе раввину Кассуто, поддельные документы, которые прятал в руле и седле своего гоночного велосипеда. Когда же его останавливали для проверки, он просил не трогать его велосипед, поскольку он якобы отрегулирован особым образом для достижения наилучших результатов. Мемориал Яад ва-Шем признал Бартали Праведником народов мира 10 октября 2013 года

 . Умер 5 мая 2000 года

:

1914, августа — (9 Ава 5674) Начало первой мировой войны

:

1914, августа — (30 Ава 5674) В Тель-Авиве открылся кинотеатр "Эден". Первым фильмом, показанным в нём, стал «Последний день Помпеи». Место для строительства было выбрано сразу за границей (ул. Пинес) квартала Неве-Цедек. Название «Эден» - Рай, было предложено Симхой Бен-Ционом (Гутманом) – отцом известного художника Нахума Гутмана. Основатель современного иврита Элиезер Бен-Иуда придумал специальное слово – «реиноа» - движущийся вид. Слово не прижилось, и постепенно его вытеснило слово «кольноа», придуманное позже журналистом газеты «ХаАрец» Иудой Карни. Кольноа «Эден» было построено при участии немецких инженеров, киноаппарат привезен из Франции, а мебель – из Австрии. Кинотеатр вмещал около 1000 человек. Специально для кинотеатра был приобретен электрогенератор, ведь электричества в Палестине в те годы еще не было – первая электростанция была построена 10 лет спустя. Кинотеатр пользовался заслуженной любовью и еврейского и арабского населения. Даже Хасан Бек – правитель Яффо часто присутствовал при показах. Вечером к освещенному электрическим светом зданию кинотеатра стекались сотни людей. Помещение кинотеатра, кроме своего прямого предназначения служило и местом проведения собраний, лекций и даже театральной сценой. http://www.coolfold.com/kino/articleview.php?art_id=202

:

1914, сентября — (7 Тишри 5675) Погром во Львове, устроенный русскими войсками, прежде всего казаками, в нём приняли участие и местные украинцы; вошёл в историю как «кровавое воскресенье».

:

1914, сентября — (3 Тишри 5675) Родилась баронесса Батшева де Ротшильд - основательница в 1964 году первого израильского профессионального коллектива современного балета — труппы «Бат-Шева». Умерла 20 апреля 1999 года.

:

1914, сентября — (21 Элула 5674) Родился Шмуэль Кац

родился в Южной Африке в Йоханнесбурге. В 1930 г. он стал членом Бейтара, в 1932 г. членом общества “Возрождения ивритской культуры”, в 1932-34 гг. членом Совета молодежи сионистской организации Южной Африки, в 1939 г. по просьбе Владимира Жаботинского переехал в Лондон, где основал и редактировал газету ревизионистского движения “The Jewish Standard”, а в 1943-44 гг. стал членом редакционной коллегии “Daily Express”. В 1946 г. он вернулся в Эрец Исраэль. В 1947 г. Кац стал членом высшего командования ЭЦЕЛя, занимался “хасбарой” (пропагандой для заграницы) и был представителем ЭЦЕЛя. В 1948 г. вместе с Менахемом Бегином и другими ревизионистами и членами ЭЦЕЛя основал парию “Херут” (Свобода) и с 1948 по 1951 гг. был членом исполнительного комитета “Херута”. В 1967 г. стал членом совета “Движения за восстановление Великого Израиля” и писал статьи в постоянной колонке под названием “Зот Гаарец”. В 1971 г. помог основать в США организацию “Americans for a Safe Israel” (Американцы за безопасный Израиль), которая ведет пропаганду на Капитолийском холме и в СМИ за право евреев на Эрец Исраэль. В 1977-78 гг. он был советником М.Бегина по информации, но ушел из “Херута” в 1978 г. За свою долгую жизнь Шмуэль Кац видел многое. Он ступил на землю Израиля в 1936 г. Он пережил расстрел “Альталены”, которую помог привести в Эрец Исраэль, видел все войны с арабами, победы, поражения, посредственных лидеров, тиранию, преследования правых и религиозных евреев. Он был активным участником и летописцем, борцом и воином, пропагандистом и защитником еврейского народа. Поговорив с пастором-любителем и президентом-антисемитом Джимми Картером, которому, по просьбе Бегина, он должен был объяснить святость Земли Израиля, не подлежащей обмену ни на какие договоры, Кац ушел в отставку. Он понял тщетность своих попыток и пришел к убеждению, что должен уйти из правительства, принявшего под нажимом Картера решение о переговорах с Садатом и отдаче Синая. К изумлению Бегина, который нарушил свое обещание о назначении Каца главой отдела информации для заграницы и теперь попытался удержать Каца, предложив ему место посла в ООН, Кац отказался.

  - один из семи высших командиров ЭЦЕЛя, один из основателей партии “Херут” и ее представитель в Кнессете, историк, писатель, журналист и издатель, автор книги "Земля раздора". Умер 9 мая 2008 года.

:

1914, сентября — (15 Элула 5674) Случай

На вокзале поезд берет штурмом толпа солдатских шинелей. Среди них, с мужеством отчаяния, старается пробраться горсточка людей в «цивильном» платье, несомненно, евреев. Мои офицерские погоны очищают мне дорогу, и я попадаю в вагон раньше солдат и евреев. С удивлением вижу, что в вагоне почти пусто, и занимаю место в купе, где никого нет. Поезд тронулся. Через некоторое время обнаруживаю, что соседние купе успели наполниться, и в коридоре бродят евреи, которых я видел на перроне. Постояв там с полчаса, они попросили разрешения войти в мое купе. Я «разрешил» и они разместились. Через некоторое время они раздобыли чайник с кипятком и стали пить чай. Наконец, хотя и довольно робко, предложили мне «стаканчик». Я соизволил принять. Тогда они со мной освоились и даже стали задавать мне некоторые вопросы. Я отвечал уклончиво. Однако выяснилось, что они тоже киевляне, а едут во Львов по коммерческим делам. А затем, неведомо как, они выведали, что я тот самый редактор «Киевлянина», заступившийся за Менделя Бейлиса ("Дело Бейлиса"). С этого мгновения я стал предметом их чрезвычайной заботливости. Когда мы приехали 6 сентября 1914 года во Львов, взятый русскими войсками незадолго до этого, было два часа ночи. Пробравшись через толпу, метавшуюся по еле освещенному вокзалу, я очутился на улице. Черная ночь и дождь. Никаких носильщиков, извозчиков. Темноту прорезали иногда резкие огни автомобилей. И тогда видны были бесконечные обозы. И снова безысходная ночь на земле, и дождь с неба. Что делать? Вдруг из темноты вынырнули те евреи: — Что же, так и будем стоять под дождем?! То, к чему вы привыкли, мы не можем вам предложить, но все же крыша будет над головой! Они схватили мои вещи, и я пошел за ними. Глубокой ночью они привели меня в какую-то гостиницу. Она сейчас же загорелась свечами: электричество не работало. Волшебно быстро на столе появился самоварчик, неизменный утешитель тех времен. Стало уютно, но странно: от свечей отвыкли. Я пил чай один, мои покровители исчезли. Было, вероятно, три или четыре утра, в окна заглядывала ночь — черная как могила. Дождь стучал тихонько в стекла... Вдруг открылась дверь... Свечей было достаточно. Вошел старик с белой бородой. Он подошел к столу и, облокотившись на спинку кресла, крытого красным бархатом, смотрел на меня. Он был необычайно красив — красотой патриарха. К белизне волос, бороды подходили в библейском контрасте черные глаза в рамке черных же длинных ресниц. Эти глаза не то что горели — сияли. Он смотрел на меня, я на него... Наконец он сказал: — Так это вы... Это не был вопрос. И поэтому я ответил, указывая на кресло: — Садитесь... Но он не сел. Заговорил так: — И они, эти сволочи, так они смели сказать, что вы взяли наши деньги?.. Я улыбнулся и спросил: — Чаю хотите? Он на это не ответил, а продолжал: — Так мы-то знаем, где наши деньги! Сияющие глаза сверкнули как бы угрозой. Но то, что он сказал дальше, не было угрозой... — Я хочу, чтобы вы знали... Есть у нас, евреев, такой, как у вас, митрополит. Нет, больше! Он на целый свет. Так он приказал... Остановился на минутку и сказал: — Так он приказал... Назначил день и час... По всему свету! И по всему свету, где только есть евреи, что веруют в Бога, в этот день и час они молились за вас! Я почувствовал волнение. Меня это тронуло. В этом было нечто величественное. Я как-то почувствовал на себе это вселенское моление людей, которых я не знал, но они обо мне узнали и устремили на меня свою духовную силу.

 с В. В. Шульгиным - депутатом Государственной думы, редактором правой газеты "Киевлянин".

:

1914, октября — (12 Тишри 5675) Родился Ю. Левитан - радиодиктор.

:

1914, октября — (10 Хешвана 5675) Вступление Турции в Первую мировую войну. Для населения Ишува наступили тяжёлые времена. Более 10 тысяч неграждан Турции были депортированы. Граждане подлежали мобилизации. Страну наводнили дезертиры (не только евреи, но и арабы). В 1916 году достигшие 19 лет учащиеся гимназии Герцлия и Учительской семинарии Иерусалима (около 70 человек) были призваны в армию и направлены в военные училища. В самой Эрец-Исраэль с началом войны жёстко действует командующий четвёртой турецкой армией Кемаль-паша, запретивший любые националистические движения, казнил в Бейруте несколько арабов, распустил еврейское ополчение, который в рамках т. н. Комитета оттоманизации пытались создать Бен-Гурион и Бен-Цви. Они из пределов Империи изгоняются. В свою очередь другой яростный сионист Жаботинский призывает евреев земли Израиля поддержать Антанту. "Без падения Отоманской импери нет надежды на возвращение Эрец-Исраэль к жизни" - писал он.

:

1914, октября — (8 Хешвана 5675) Родился Йонас Эдвард Солк - американский ученый, медицинский исследователь и вирусолог. Он открыл и разработал первую успешную вакцину против полиомиелита. Умер 23 июня 1995 года.

:

1914, ноября — (9 Кислева 5675) На базе трех организаций: Американского еврейского комитета помощи (основанного влиятельными еврейскими деятелями, главным образом немецкого происхождения), Центрального комитета помощи (созданного лидерами американской ортодоксии) и Народного комитета помощи (основанного еврейскими рабочими организациями) образован Джойнт (American Jewish Joint Distribution Committee — Американский объединенный еврейский комитет по распределению фондов (до 1931 г. — Комитет по распределению фондов помощи евреям, пострадавшим от войны). Инициаторы - Ф. М. Варбург, Дж. Г. Шифф и Л. Маршалл. Подробнее

Передо мной большой фотоальбом. Внимание привлекает обилие еврейских лиц на обложке. Его название - Американский брат. Джойнт в России, СССР, СНГ. Авторы - историки, наши бывшие соотечественники, а ныне сотрудники Джойнта Михаэль Бейзер и Михаил Мицель. Альбом издан Джойнтом (AJJDC) в 2004 г., 208 страниц. Двуязычные - русские и английские - подписи под фотографиями и содержательный, хотя и лаконичный текст. Это юбилейное издание, выпущенное к 90-летию благотворительной деятельности Джойнта в Российской империи, СССР и СНГ, его собирательный фотопортрет на фоне нескольких поколений русских/coвeтcкиx евреев. Несколько раз в ХХ веке менялось название страны, менялись ее географические очертания и политический строй. Одно оставалось неизменным - позиция Американского Брата по отношению к населявшим ее многострадальным евреям. Неизменным было и остается его желание и готовность облегчить их бремя. Во все долгие века еврейских скитаний, более благополучные, лучше устроенные общины всеми силами помогали гонимым, несчастным братьям: выкупали пленников, давали приют беженцам - одиночкам и целым общинам, протягивали руку помощи жертвам погромов, революций, войн. Возносили молитву Ахейну (Наши братья) за попавших в беду. Отделяли цдаку. Цдака давалась не только из милосердия или от доброты душевной. Цдака - не сердечный порыв, а железный неотменимый долг, равно обязательный для бедных и богатых. Благодаря этому и выжили. Давайте четко осознаем и никогда не забудем, что взаимопомощь и укрепление живых связей между евреями всех стран является нашей единственной физической и моральной защито, - это слова великого Альберта Эйнштейна. Джойнт, а полностью - Американский Еврейский Объединенный Распределительный Комитет, был создан в США в ноябре 1914 г., вскоре после начала Первой Мировой войны. Масштабы бедствий, обрушившихся тогда на головы российских евреев, и потребность в помощи превысили возможности местных благотворителей и созданного в России в начале войны Еврейского Комитета помощи (ЕКОПО) - ведь сотни тысяч снялись с насиженных мест: бежали или были в 24 часа изгнаны из прифронтовой полосы военным командованием как потенциaльныe шпионы. Американские братья с готовностью отозвались. У истоков Джойнта стояли известные филантропы - финансисты, банкиры, адвокаты, религиозные деятели. Мы видим их лица на групповой фотографии в начале книги. Вначале Джойнт распределял фонды, собранные тремя другими благотворительными группами - ортодоксов, реформистов и социалистов - и лишь позднее превратился в самостоятельную организацию. За годы войны Джойнт перечислил в Россию гигантские суммы, которые пошли на организацию помощи сотням тысяч вынужденных пepeceлeнцeв, беженцев, сирот, инвалидов войны, солдатских вдов. По окончании войны Правление готово было распустить Джойнт - он выполнил свoи задачи. Но, к счастью, этого нe пpoизoшлo, что лишний раз свидетельствует о том, какой тяжелый век выпал на долю евреям России и Eвpoпы в цeлoм. Вернемся к альбому. Мне кажется, его можно разделить на три части, соответственно трем главным этапам деятельности Джойнта в Российской империи, СССР, СНГ. Начальный этап (1914 - 1938) охватывает годы. Первой мировой и Гражданской войн, а также межвоенный период. Долгие пятьдесят лет после изгнания Джойнта в 1938 г. длился этап его виртуального присутствия в СССР при физическом отсутствии (1939 - 1989). И, наконец, Джойнт возвращается в СССР в 1989 г. и остается в СНГ поныне. Все три этапа проиллюстрированы редкими фотографиями и документами из архивов Джойнта в Нью-Йорке и Иерусалиме и из некоторых других архивов и коллекций. Назначение фотографий, по-видимому, состояло в фиксации отдельных этапов деятельности, это как бы своеобразный фотодневник, возможно, для отчета спонсорам и для привлечения средств состоятельных американцев. Как говорится, лучше один раз увидеть... Так удачно сложилось, что фотография стала широко использоваться для отображения событий в новостных рубриках газет только с началом Первой Мировой войны, т.е. одновременно с рождением Джойнта. Фотографии альбома иллюстрируют концепцию его руководителей в оказании помощи. В первую очередь, - неотложная помощь: продуктами, вещами, топливом, заботой о здоровье. Соответствующий блок фотографий отображает толпы несчастных в приютах, убежищах, пунктах питания и распределения топлива, продуктовых пакетов, обуви, мануфактуры и пр. В начале 1920-х Джойнтом спонсировались еврейские детские дома, поликлиники, богадельни. Медицинские учреждения снабжались импортным оборудованием за его счет. А когда голодные были накормлены, раздетые обуты и одеты, старики устроены в еврейских домах престарелых, а сироты, жертвы пoгpoмoв, - в детских домах, пришел черед реабилитационной (долговременной) помощи. Благодаря ей, обреченные на нищету люди получили возможность самообеспечения и независимости. На реабилитационных фотографиях мы видим жизнь еврейских колоний, созданных при поддержке дочерней корпорации Агро-Джойнт (образована в 1924 г.). Сотни тысяч нищих местечковых евреев, большей частью, лишенцев (бывших мелких торговцев, маклеров, служителей культа и пр., лишенных избирательного и ряда других гражданских прав), обрели новые дома и новый статус. Перед нашими глазами проходят разные стадии превращения необжитых, залежных земель Украины и засушливых голых степей Крыма в цветущий край. Вот прибытие колонны американских тракторов, пуск артезианской скважины, выставка новых сортов сельскохозяйственных растений, виноградник и птицеферма, колоссальный ремонтно-мexaничecкий зaвoд в Джанкoe и тpaктopныe куpcы в Cимфepoпoлe, новые дома, школы, больницы, а главное, люди, занятые трудом, к которому евреи, считалось, были не приспособлены. Красивые и не очень, радостные и озабоченные, а иногда просто хмурые, молодые и старые. Я читала воспоминания одного из еврейских колонистов Исруля Хараша, тогда совсем мальчика. Ох, как непросто давалось лишенцам превращение в преуспевающих фермеров! Но использование лучших семян, внедpeниe нoвыx copтoв и передовых методов землепользования, peгyлярные консультации агрономов Агро-Джойнта и добросовестный труд - все это давало в результате небывалые, сказочные урожаи. Просо – выше человеческого роста, подсолнухи – больше 40 см в диаметре, куры у Харашей ежедневно авали 200 яиц. Kaк у H.A. Heкpacoвa: Boля и тpуд чeлoвeкa/ Дивныe дивa твopят. По мнению oднoгo из наблюдателей, колонисты не были связаны рутиной и минувшими традициями и с самого начала стремились внести в свое хозяйство начатки культурного прогресса. Владея живым и пoдвижным умoм, культуpными навыками и запpocaми гoрoдcкиx житeлeй, они быстро усваивают любой экономический совет. Редко где еще можно встретить такой напряженный интерес к сельскохозяйственным знаниям, как в еврейской земледельческой среде. По кредитам Агро-Джойнта на строительство домов, покупку инвентаря, семян, скота, домашней птицы и пр. колонисты расплачивались из урожая. Кредитование взамен пожертвований – такова была принциальная позиция Агро-Джойнта. Сельскохозяйственнoe oбучeниe, aгpoнoмичecкaя и мeдицинcкaя пoмoщь пpeдocтaвлялиcь бeсплaтнo. Под усадъбы выделяли по гектару земли (дом, сарай для скота, водоем для гусей и уток). А еще семье Хараш предоставили 15 га с/х угодий. Было и общирное общее пастбище. В общем, было, где развернуться. B Kpыму до пpиxoдa тудa Агро-Джойнта ужe cущecтвoвaли двa дecяткa кoммун с ивpитскими нaзвaниями, oбpaзoвaнных мoлoдeжным сиoнистским движeниeм Гexaлуц. Молодежь проходила в них пoдгoтoвку пepeд oтъeздoм в Пaлecтину. Их деятельность проложила путь к созданию новых сельскохозяйственых поселений под эгидой Агро-Джойнта. На карте Крыма 1926 г. халуцианские коммуны с ивритскими названиями, а рядом с ними многочисленные еврейские колонии, организованные Агро-Джойнтом. На гpуппoвыx фoтoгрaфияx мы видим пpeкрacныe мoлoдыe лицa кoммунapoв. A глядя на фотографию юношей в Охране Тель-Хая, не знаешь, что подумать: палестинский это Тель-Хай или кpымский. С зaпpeтoм Гexaлуцa кoммуны были ликвидированы, а иx лидеpы apecтoвaны. Еврейские поселения в Kpыму - еще одна незабываемая страница нашей истории. Кое-кто считал проект еврейской колонизации Украины и Крыма неудавшимся, а деньги американских братьев выброшенными на ветер. На самом деле хозяйства, созданные под эгидой Агро-Джойнта, были рентабельны и перспективны, но с усилением тоталитарных тенденций этим перспективам не суждено было осуществиться. После войны ни один еврейский колхоз не возродился. Но если бы не своевременная помощь Агро-Джойнта, что моглo ожидать в 1920 –30-х гг. сотни тысяч эксплоататоров, с которыми советская власть так безжалостно обошлась, лишив их прав и средств к существованию? Они были в безвыходном положении. Xoзяйcтвeннoe будущee CCCP – ecть будущee только cepпa и мoлoтa (т. е. будущee - за земледельцами и paбoчими oт cтaнкa – E.Ш.), - пиcaл в 1920-х A. Бpaгин. - …Бoльшaя чacть eвpeйcкoгo нaceлeния CCCP oбpeчeнa нa экoнoмичecкую гибeль. Боюсь, они были oбpeчeны и на физичecкую гибель. Страшно подумать, что бы сталось с ними, когда б не помощь американских братьев. Насильственная коллективизация с последующей интернационализацией еврейских колхозов и усилившейся борьбой с традициями и религией (сталинская игра в кошки-мышки) привела к бегству евреев из колоний - в города, на стройки первых пятилеток, в учебные заведения. Колонисты не испугались трудностей полуголодного существования в ожидании первого урожая, жизни в землянках, времянках, и просто под открытым небом, но бежали от безжалостного раскулачивания и надвигавшегося голодомора. Почти все оставшиеся погибли от рук нацистов. Однако, как узнаем мы из обсуждаемой книги, аграризация была не единственным, а в 1930-е гг. и не главным направлением деятельности Агро-Джойнта в СССР. Масса фотографий иллюстрирует его участие в урбанизации: привлечении молодых евреев, юношей и девушек, к промышленному труду, в обучении их производственным специальностям, причем самым разнообразным - от управления сложными металлообрабатывающими станками до плетения корзин. На фотографиях – моменты обучения в профшколах и на курсах Агро-Джойнта будущих сапожников и портных, токарей и слесарей, переплетчиков и механиков. Здесь мы видим молодые лица, но известно, что ремесленные специальности были востребованы и не очень молодыми – религиозными – людьми, в частности, хасидами Хабада, в том числе, раввинами и шойхетами. В овладении ремеслом и в работе на дому или в еврейских артелях они видели способ справиться с материальными затруднениями, сохраняя приверженность религии и традициям. Р. Зайчик, сам сын лишенца - раввина, впоследствии писал: Скольким людям была оказана конкретная помощь, скольким тысячам тем самым были спасены жизни в прямом смысле этого слова и сколько людей хранили и, может быть, хранят чувство глубокой благодарности этой организации. 1930-е годы - апофеоз партийных чисток, показательные процессы, ежовщина. Агро-Джойнту большевики разрешили до поры до времени (до 1938 г.) действовать на территории СCCP, нecмoтpя нa тo, чтo его сотудники были осведомлены о ситуации в деревне, об ужасающем голоде, о жестокостях раскулачивания. Только один американец, председатель Агро-Джойнта, выдающийся агроном российского происхождения Джозеф (Иосиф Борисович) Розен, постоянно жил в Союзе. Остальные сотрудники Агро-Джойнта набирались из советских граждан. Можно представить себе, в какой обстановке подозрительности и агрессивной шпиономании они жили, какая за ними велась слежка! Большинство постигла трагическая участь. Показательна судьба Самуила Любарского, заместителя директора Агро-Джойнта. Он арестовывался дважды – в 1930 и 1938 гг. Последний арест совпал с изгнанием Джойнта из Союза. В альбоме воспроизведены два документа: приговор Военной Коллегии к высшей мере наказания и справка о реабилитации С. Любарского, полученная его сыном в 1959 г., через 20 лет после расстрела отца. По согласованию с властями, опасавшимися тлетворного идеологического влияния американских империалистов на умонастроения советских граждан, Агро-Джойнту были позволены лишь материальные вливания в процесс продуктивизации местного еврейского населения. Да и сами руководители Джойнта первоначально исходили из концепции чисто материальной помощи. Но разве могло кого-нибудь из них оставить равнодушными преследование еврейской культуры и религии в СССР? Какое-то время Джойнт мог легально поддерживать старую еврейскую интеллигенцию и культурные учреждения - Культур-Лигу, Институт высших еврейских знаний, Еврейское историко-этнографическое общество и др. Часть помощи шла на религиозные нужды и распределялась через авторитетных раввинов и общинные комитеты. В богадельнях старики соблюдали кашрут, Шабат, еврейские праздники, в Песах евреи обеспечивались мацой. Хотя советская власть со временем перекрыла легальные каналы оказания несанкционированной помощи, образованный в начале 1920-х подпольный Раввинский комитет во главе с Любавичским Ребе И.-И. Шнеерсоном продолжал получать регулярную денежную помощь от Агро-Джойнта. Средства шли на поддержание религиозной жизни в разных концах страны и, в частности, в новых с/х колониях. В альбоме есть фотографии из архива Джойнта в Нью-Йорке: Колонисты на молитве, Колонисты возвращаются из синагоги. В альбомах, посвященных Биробиджану, мы такого не увидим. Всего 15 страниц альбома посвящены самому длительному (пятидесятилетнему) периоду виртуальных отношений Джойнта с СССР. И понятно, почему. От этого времени осталось не так много документов и совсем мало фотографий, связанных с Джойнтом. Вскоре после его изгнания из Союза началась Вторая Мировая война. Представители Джойнта в Восточной Европе и Литве делали все, чтобы помочь евреям выбраться из западни. Мы видим документы о предоставлении Джойнтом денежных средств для бегства в Японию и Палестину через территорию Советского Союза. В конце войны и после ее окончания Джойнт пересылал через Красный Крест много посылок для распределения их в районах со значительным еврейским населением в расчете на то, что хотя бы их часть попадет к евреям. Но, по причине злобного откровенного антисемитизма украинских центральных и местных руководителей, евреев игнорировали при распределении. Приведены письма протеста от Еврейского Антифашиcтcкого комитета (ЕАК) и евреев-фронтовиков в адрес руководителей центральных органов власти. В последующие годы Джойнт не оставил попыток помогать материально бедствующим собратьям, но делал это адресно, через подставных лиц или с помощью рассылочных организаций. Мы (семья из пяти человек с одним кормильцем и тремя детьми) тоже получали какое-то время посылки из-за рубежа, от неизвестных людей, и я ломала голову, думая, кто их посылает и откуда у них наш адрес. А талесы, молитвенники, и другие предметы культа, а также маца и этроги посылались религиозным общинам от имени Верховного Раввината Израиля. При этом часть посылок возвращалась адресатам - из страха перед органами. В 1970-е гг. в Вене и Риме Джойнт поддерживал огромное количество евреев-беженцев из CCCP, oбecпeчивaя иx кpoвoм и пищeй. Наверно, нет сейчас людей, рожденных в предвоенные годы, кто бы не помнил жуткого послевоенного юдофобского шабаша, апогеем которого стало Дело врачей на излете сталинского правления. Как зловеще звучало тогда слово Джойнт! Какими только злобными эпитетами оно ни сопровождалось! Арестованные врачи объявлялись наемными агентами американо-английской разведки Джойнт. В статье, опубликованной в Правде 13 января 1953 г., сообщалось: Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено. И это под маской благотворительности было растиражировано огромным количеством республиканских, областных, районных Правд, без конца повторялось в речах партбоссов разных рангов. Реальная благотворительная деятельность Джойнта к этому времени была предана забвению. Неблагодарность всегда была одной из отличительных черт советского режима. Документы Агро-Джойнта были надежно упрятаны в архивный спецхран – надолго, вплоть до 1991 г. Советская пропаганда, замалчивая заслуги американского брата, немало сделала для его дискредитации. Сфабрикованные обвинения в шпионской деятельности, сионизме и пр. так и не были сняты с Джойнта вплоть до эпохи перестройки. Тем, кто забыл эту отвратительную терминологию времен холодной войны, у кого вдруг появилось чувство ностальгии, рекомендуется перечесть на страницах альбома текст статьи, опубликованной в Правде, вместе с его черновиком. А незабываемые карикатуры Крокодила? Парочку авторы привели для нас. Джойнт – opгaнизaция, во-первыx, eвpeйская и, во-вторыx, благотворительная. И независимая от Советов. Отсюда и ненависть. И вот, наконец, в 1989 г. Джойнт возвратился в Союз, который, правда, вскоре рухнул. Но Джойнт остается в странах - его обломках. Опять, как в начале 1920-х, в первую очередь, неотложная помощь. Население обнищало до крайности. Опять продуктовые пакеты и маца к Песаху, одежда и обувь, бесплатные столовые и детские садики. А еще - организация Хеседов, подготовка социальных работников, создание теплых домов, обслуживание на дому одиноких больных стариков. Второе направление деятельности Джойнта после его возвращения - общинное строительство. Помощь в реституции и восстановлении синагог и общинных зданий, формирование общинных библиотек, издание книг, спонсирование фестивалей и научных конференций - эти и другие стороны нынешней деятельности Джойнта проиллюстрированы фотографиями в заключительной части книги. Фотографии, в основном, уже цветные - прогресс фототехники. Поистине вездесущий Джойнт участвует в траурных церемониях, в сооружении монументов жертам погромов и Холокоста, открытии памятников и мемориальных досок деятелям еврейской культуры. Нелегко ему сейчас работать в бывшем СССР. И евреев совсем мало, и наша ментальность сильно изменилась за годы советской власти - утрачены традиции благотворительности и взаимопомощи, изменилось отношение к религии, к еврейской культуре в сравнении со старыми временами. Но пока евреи еще остаются в бывшей (?) империи зла, американские братья будут с ними. И еще: мы видим, что в пору стихийных бедствий (землетрясений, наводнений и пр.) и гуманитарных катастроф (голод в Поволжье и на Украине в начале 1920-х) Джойнт протягивает руку помощи всем, без различия национальностей. По словам директора Московского отделения Джойнта Шмуэля Кесслера, идеология Джойнта – у нее есть истоки в еврейской традиции – помогать и как можно меньше об этом говорить. Но благодаря этому альбому мы можем, наконец, узнать, кому мы обязаны спасением наших близких. На групповых и портретных фотографиях мы видим лица основателей, руководителей, работников Джойнта разных времен. Узнаем имена. Читаем благодарственные письма. Мы потрясены размерами сумм, собранных для нас американскими братьями. Замечательно, что в альбоме представлены фотографии тех, кто в сотрудничестве с работниками Джойнта делали все для спасения несчастныx от голода, холода, болезней. Это члены Обществ и Комитетов помощи, учителя и воспитатели детских домов, медики, охранявшие здоровье еврейского населения. На страницах юбилейного альбома мы находим рассказы о неизвестных и малоизвестных эпизодах нашей истории. Евреи во все времена были неравнодушны к историческим реалиям, черпая в них силу и уверенность, что, несмотря на гонения, погромы, Шоа, мы все переживем и возродимся. Как будто, несяcь впeрeд в кoлecницe истории, мы вce вpeмя, говоря современным языком, cмoтрим в зeркало заднего вида. Оказывается, после событий Октября 1917 г., когда большевики запретили перевод денежных вспомоществований и въезд в Совдепию посланцев Джойнта, его миссии были созданы в двух диаметрально противоположных концах бывшей Российской империи, далеко за линией фронта - во Владивостоке и Варшаве. В Сибири и на Дальнем Востоке оказались в то время тысячи вынужденных переселенцев из прифронтовой зоны и германских и австрийских евреев-военнопленных (в сибирских лагерях). Армия Колчака, естественно, не была озабочена их положением. Сибирские общины были малочислены и бедны. Представитель Джойнта Фрэнк (Фройке) Розенблат летом 1919 г. привез из США и передал Совету евреев Сибири и Урала и местным общинам деньги, продукты, одежду и медикаменты. Во Владивостоке им был основан Дальневосточный Комитет помощи. На другом конце страны посланцы Джойнта, следуя в 1920 г. за польскими войсками, получили возможность помогать украинским евреям, тяжело пострадавшим от войн и погромов. Безусловно, эти бескорыстные люди подвергали свою жизнь опасности. Не всегда их рейды заканчивались благополучно. 5 июля 1920 г. профессор Исраэль Фридландер и раввин Бернард Кантор были зверски убиты и ограблены красноармейцами пресловутой Первой Конной, кратковременно прорвавшей линию фронта в районе местечка Ярмолинцы. В 2000 г. их могила на заброшенном кладбище была обнаружена и приведена в порядок. На страницах альбома портреты посланцев Джойнта - лица людей, сочетавших высокую интеллигентность с жертвенностью натуры. Отметим еще некоторые их общие черты. Уроженцы Российской империи, владевшие русским языком, и при этом – граждане США, люди независимые, знавшие себе цену, с достоинством державшиеся и с большевиками, и с польскими военными, и с самим Колчаком. И, как правило, люди высокообразованные. И. Фридландер закончил университет и Раввинскую семинарию в Берлине, историк, переводчик, профессор Еврейской теологической семинарии в Нью-Йорке. Ф. Розенблат, в прошлом российский бундовец, как я недавно узнала из статьи Б. Розенблата Фамильное древо (Форвертс, № 494, 13 – 19 мая 2005), закончил Колумбийский университет в Нью-Йорке, получил докторскую степень за монографию о рабочем движении, был избран сенатором. Фотографии, приведенные в альбоме, считались чисто утилитарными, наверно, поэтому мы почти не знаем имен фотографов. Ценность этих фотографий в том, что они доносят до нас приметы своего времени, и потом - среди них встречаются, на мой взгляд, подлинные шедевры, не уступающие жемчужинам из фотоальбомов Романа Вишняка и других виртуозов этого вида исскуства. Прекрасны лица старых колонистов. Очень хороши крупные портреты горских евреев, привезенных Агро-Джойнтом в Крым и организовавших там колонию, групповые портреты мальчишек. Безусловно, к шедеврам можно отнести и фотографию старой киевлянки в пост-советской части альбома, на стр.185. Сухонькая грустная старушка с негнущейся ногой, бедное, но чистенькое, по-видимому выходное платье с орденскими планками. На столе стопка газет - Правда. Какие-то блокнотики, брошюрки (коммунистические?). Перед нами обломок прeжнего режима. Бедная-бедная идеалистка. Жизнь прошла впустую, под знаком бесплодных чуждых идей. На фотографиях 1920 - 1930-х гг. перед нами предстает поистине исчезнувший мир. Так назвал Роман Вишняк альбом фотографий, сделанных им в путешествиях по предвоенной (1930-е гг.) Восточной Европе – Польше, Чехословакии, Закарпатью, - между прочим, тоже по заданию Джойнта. Предполагалось, что его альбом, выпущенный первым изданием в 1947 г., будет памятником, поминальной книгой миллионам жертв. Но оказалось, что не все его персонажи сгорели в пламени Холокоста. Р. Вишняк проследил послевоенные судьбы некоторых чудом спасшихся своих героев, а одна американская иммигрантка сама узнала себя в портрете 11-летней девочки - через 40 лет, случайно пролистав альбом! Возможно, читатели книги о Джойнте найдут себя, своих родных на ее страницах? Кстати, я знакома c историей одного из уцелевших колонистов-колхозников поселка Ботвино Сталиндорфского района - Феликса (Фалика) Готсдинера. В июне 1941 он закончил десятилетку в Сталиндорфе и на третий день войны получил повестку. Стал летчиком-штурманом, воевал, был тяжело ранен. Все его родные, кроме старшего брата, кадрового военного, остались дома. Только мать и маленькая кузина спаслись. Девочку прятали, а мать нищенствовала, выдавая себя за нееврейку. Теперь Феликс и его двоюродная сестра живут в Хайфе. И когда я обнаружила в альбоме Сенокос в Ботвино, в моей памяти всплыла эта история. -90-летию Джойнта- Евгения Шейнман www.berkovich-zametki.com

:

1914, ноября — (ст. ст. 12 Хешвана 5675)) Родился Раввин Моше Тейтельбаум

назван Моше в честь своего предка, рава Моше Тейтельбаума, основавшего в XVIII веке династию сатмарских раввинов (своим названием – «сатмарские хасиды» движение обязано названию местечка Сату Маре, где, собственно, оно и возникло; тогда оно принадлежало Австро-Венгрии, теперь это Румыния). Его отец, рав Хаим-Цви Тейтельбаум был раввином в городе Сегеде (Венгрия). Когда Моше исполнилось 11 лет, они с братом (старшему брату, Иекутеэлю-Иегуде, было 14 лет) осиротели. С раннего возраста у Моше Тейтельбаума проявились неординарные способности. В 22 года он уже преподавал в иешиве в небольшом городке Каречк, а вскоре его назначили главой этого учебного заведения. Тогда же, в 1936 году, рав Моше женился на Лее Меир, дочери местного раввина Ханоха Меира. В 1939-м раву Тейтельбауму предлагают должность раввина Сенты. Он соглашается, и семья меняет место жительства.Для евреев Европы наступали страшные времена. Захвативший власть в Германии Гитлер готовился к реализации плана «окончательное решение еврейского вопроса».Евреям Венгрии «повезло» больше других. Массовая депортация по приказу Адольфа Эйхмана, началась в этой стране лишь в конце 1944 года. Рав Моше Тейтельбаум вместе с женой и тремя детьми попал в Освенцим. Об этой страшной странице его жизни ему до конца дней было трудно вспоминать: из всей семьи в Освенциме выжил только он один. Жена и дети погибли. В 1945 году его перевели в другой концлагерь – в Терезиенштадт. Война уже заканчивалась, и через короткое время он в числе других узников был освобожден. После Второй мировой войны рав Моше Тейтельбаум женился на дочери раввина Аарона Тейтельбаума из Волова и вернулся в город своего детства, Сегед. Но наладить нормальную еврейскую жизнь в городке, где когда-то был раввином его отец, оказалось непросто. К власти в Венгрии пришли коммунисты. В конце концов, спасая семью и свои убеждения, рав Моше Тейтельбаум с женой эмигрировали в США и поселились в Нью-Йорке. К тому времени в США уже жил его дядя рав Йоэль Тейтельбаум. В 1944-м его первым же поездом, увозившим евреев из родных мест, отправили в Берген-Бельзен (день, когда он вновь обрел свободу – 21 кислева по еврейскому календарю – стал для сатмарских хасидов большим праздником). Сразу же после войны рав Йоэль Тейтельбаум едет в Эрец Исраэль (в подмандатную Палестину) и создает там сеть иешив в нескольких городах. Его американские последователи уговорили рава Йоэля остаться в Америке и поселиться в Вильямсбурге (Нью-Йорк, Бруклин). Позже рав Моше переехал в Боро Парк (Бруклин) и создал там еще одну сатмарскую общину. После смерти рава Йоэля Тейтельбаума в 1979 году сатмарская община назвала рава Моше своим Ребе, и он, приняв на себя обязанности главы движения, вернулся в Вильямсбург. За период его правления территория, занимаемая сатмарскими хасидами, значительно расширилась. Население лишь одного Вильямсбурга выросло до 35 тысяч человек. Незадолго до кончины рав Йоэль основал новый населенный пункт в Монро (штат Нью-Йорк), но при его жизни в нем успели поселиться всего несколько семей. Рав Моше Тейтельбаум назвал это место – Кирьят Йоэль. При нем население этого района увеличилось до 15 тысяч человек. – Рав Моше Тейтельбаум взял на свое попечение среднее по численности движение, – вспоминает исполнительный директор Совета по общественным связям в движении сатмарских хасидов рав Давид Поллак, – взлелеял его и превратил в самую большую в Соединенных Штатах хасидскую общину… Возглавляя не только свои общины Америки, но все сатмарское движение в мире, рав Моше Тейтельбаум оставался чрезвычайно скромным человеком. «Он часто говорил, что наш праотец Яаков, – рассказывает историк сатмарской общины рав Соломон Гельдман, – взял на себя роль хранителя результатов той огромной работы, которую осуществили Авраам и Ицхак». Рав Моше Тейтельбаум скончался в конце апреля 2006 года в медицинском центре «Маунт Синай», оставив в этом мире жену, четверых сыновей, которые, как их отец, стали раввинами, двух дочерей и 86 внуков и правнуков

 . Умер 24 апреля 2006 года.

:

1914, ноября — (20 Хешвана 5675) В Харбине по инициативе А. и. Кауфмана (см. 10 июня 1912 года) и Е. И. Добисова прошло собрание, на котором обсуждались вопросы оказания помощи и спасения евреев, пострадавших во время Первой мировой войны. Был избран комитет по сбору пожертвований на эти цели.

: