— события (975-1000 из 8768)

1743, 16 декабря — (30 Кислева 5503) ...Резолюция российской императрицы Елизаветы: "От врагов Христовых не желаю интересной прибыли" Подробнее

2 декабря 1742 года был издан указ Елизаветы: “Из всей Нашей Империи, как из Великороссийских, так из Малороссийских городов сел и деревень, всех мужеска и женска пола Жидов, какого бы кто звания или достоинства ни был… немедленно выслать за границу и впредь оных ни под каким видом в Нашу Империю ни для чего не впускать”. Однако нетерпимая политика монархини в отношении иудеев не оправдывалась ни экономическими, ни финансовыми резонами. Деловые люди Риги, Малороссии и прочих областей, где с помощью оборотистых сынов Израиля осуществлялась значительная доля коммерческих операций, свою выгоду знали и пробовали возражать. С мест полетели ходатайства в Сенат с просьбами разрешить евреям вести торговлю хотя бы в пограничных областях России. И сенаторы выразили императрице “всеподданнейшее мнение”, что из-за запрещения иудеям приезжать в страну не только купечество понесёт убытки, “но и высочайшим интересам не малый ущерб приключиться может”, и де не согласится ли государыня для “распространения коммерции” разрешить иудеям приезжать с товарами на ярмарки в Малороссию, Слободские полки, Ригу и другие прирубежные земли? источник

 

Метки:

1744, 19 марта — (17 Нисана 5504) В Тверии умер раввин Хаим Абулафия. Он репатриировался из Измира в Эрец-Исраэль вместе с группой сподвижников. Считается воссоздателем еврейской общины Тверии. Восстановить общину предложил Абулафии арабский шейх Дахар аль-Амар. Тверия была в ту пору разрушена и опустошена, шейх решил, что только евреи могут в короткие сроки отстроить этот город и вернуть его к жизни. Шейх обратился с призывом к Хаиму Абулафие: "Встань, приди и поселись в Тверии, ведь это земля твоих предков!" И раввин вместе со многими членами своей общины переселился в Тверию. Вскоре шейх был изгнан турками, но еврейская община в Тверии сохранилась.

Метки:

1744, 21 ноября — Погром гетто Праги, устроенный прусскими войсками Фридриха Великого, взявшего город штурмом во время Войны за испанское наследство. Когда прусаки ушли, и вернулись австро-венгры, евреи снова были обвинены в государственной измене и гетто опять подверглось нападению.

Метки:

1744, 18 декабря — (24 Тевета 5505) Указ императрицы Австрии об изгнании евреев из Праги до конца января 1745 г. и в шестимесячный срок — всю Богемию (еврейское население Праги в это время составляло около 20 тыс. человек). Евреи Праги, а также правители ряда европейских государств просили отменить указ; Мария-Терезия согласилась только отсрочить его исполнение для евреев Праги (до 31 марта 1745 г.) и отменила для евреев остальной части Богемии. Но в 1748 г., уступив ходатайствам представителей местной власти, потерявших из-за изгнания евреев большие доходы, Мария-Терезия разрешила евреям вернуться в Прагу на десять лет и при условии уплаты ими в казну 409 тыс. флоринов; число еврейских семей, получивших разрешение на проживание в Праге, не должно было превышать 1147. Срок затем был продлен, а со временем власти перестали обращать внимание на это ограничение. В конце своего правления императрица даровала некоторые льготы ремесленникам-евреям. www.eleven.co.il

Метки:

1745, 31 марта — (9 Нисана 5505) Согласно указу императрицы Австрии Марии-Терезии - последний день пребывания евреев в Праге (см. 18 декабря).

Метки:

1745, 24 июня — (5 Таммуза 5505) Умер сподвижник Петра Первого Антон Дивьер

В кафтанах василькового цвета с красными обшлагами новоявленные стражи порядка, выстроившись в шеренгу, громко и внятно произносят слова полицейской присяги: «верным, добрым и послушным рабом» быть царю и «в том живота своего в потребном случае не щадить». А затем каждый поочередно почтительно подходит к обер-полицмейстеру Антону Мануиловичу Дивьеру. Еврейская наружность сего главного полицейского чина бьет в глаза: кажется, не державный двуглавый орел ему под стать, а скорее звезда Давида... Дивьер происходил из марранов, бежавших от португальской инквизиции в Голландию. Имя его отца, Эмануэля Дивьера, упоминается в списках еврейской общины Амстердама. Известно, что вскоре после переезда в страну тюльпанов, доведенный до нищеты, он ушел в мир иной, оставив родившегося в 1682 году сына круглым сиротой и без всяких средств к существованию. В поисках хлеба насущного Дивьер-младший сосредоточился на, казалось бы, столь несвойственном еврейскому мальчугану морском деле и в пятнадцать лет стал если не капитаном, то, по крайней мере, подающим надежды юнгой. Писатель А.И. Соколов очень точно назвал Антона: «юркий Дивьер». И действительно, сызмальства нашего героя отличали ловкость и расторопность, что производило на окружающих самое выгодное впечатление. Он лихо лазил по канатам и правил парусами, без устали плавал — словом, отменно нес матросскую вахту. А дальше ему улыбнулась сама Фортуна: он очутился в нужное время в нужном месте. Случилось это в 1697 году, когда в Голландию прибыло Великое посольство из Московии, в коем под именем Петра Михайлова выступал сам государь. Амстердамские власти, зная о пристрастии царя к нептуновым потехам, устроили тогда маневры, в ходе которых разыгралась нешуточная морская баталия. Десятки парусных кораблей выстроились в две линии в заливе Эй. Петр, как истый морской волк, в разгар военной забавы перебрался cо своей яхты на один из кораблей и принял командование им. Здесь-то его внимание и привлек ладно сбитый, мускулистый, исполнительный юнга. Разговорившись с ним, монарх тут же предложил ему перейти на русскую службу. Остается загадкой, почему Петр, приложивший столько усилий к строительству флота, не использовал Дивьера по его прямому назначению в качестве моряка или корабела. Видимо, проницательный венценосец угадал в зеленом салажонке его более высокое предначертание, а потому сразу же определил Антона в придворные пажи. Израильский писатель Д. Маркиш приписывает Дивьеру такие думы: «Нет никакой разницы в том, как добывать деньги: пиратствовать ли в южных морях, следить ли за опальными русскими недорослями. Одно было ясно совершенно: чем ближе к царю, тем больше денег... А эти, русские, чужие, как все здесь чужое». Мы же полагаем, что такие корыстолюбивые мотивы свойственны исключительно солдатам удачи, стремившимся подороже продать свою шпагу. Дивьер же не ощущал себя чужим в стране, ставшей для него новой родиной. Вручив себя и свою жизнь царю Петру и России, он пожелал всемерно укорениться в стране и стал не «прохожим» человеком, этаким перекати-поле (как почему-то принято называть иудеев диаспоры), а одним из рачительных хозяев и патриотов державы. Природный ум, веселый характер, рвение в делах быстро выдвинули новоиспеченного пажа в денщики царя — должность весьма ответственную, отмеченную особым доверием самодержца и часто служившую трамплином для карьерного роста (достаточно сказать, что «полудержавный властелин» светлейший князь А.Д. Меншиков тоже начинал с царевых денщиков). «Смышлен, вкрадчив, бескорыстен, неутомим» — говорили современники о Дивьере. Монарха и пленили его неподкупность и бескорыстие, столь редкие в России той поры. И вот уже Дивьер — генерал-адъютант, он, один из немногих, получил право без доклада входить в токарню царя. Как чувствовал себя при русском дворе этнический еврей? Современники свидетельствуют, что поначалу высшее общество относилось к нему холодно и настороженно; и якобы, дабы упрочить свое положение, Дивьер решает выгодно жениться. «Обратить свои искательства в среду родовитых боярских семей, — пишет историк С.Н. Шубинский, — он не смел, зная, что его еврейское происхождение явится здесь непреодолимой препоной; оставалось пробовать счастия у новой аристократии». Выбор 28-летнего Антона пал на сестру А.Д. Меншикова Анну Даниловну. Сколько чернил и бумаги было израсходовано, чтобы доказать, что Дивьер женился исключительно по расчету! Говорили, что его суженая — чуть ли не старая дева (хотя ей было всего 22 года!) На самом же деле, была она личностью яркой и весьма эмансипированной: залихватски ездила верхом, к ужасу ревнителей старины, была (в отличие от брата) грамотной и говорила на нескольких языках. Вознесенный из грязи на вершины российского Олимпа, спесивый Меншиков ответил Дивьеру резким отказом. Тогда Антон решает соблазнить Анну и испросить у брата разрешение на брак, дабы покрыть грех. Реакция светлейшего была, однако, прямо противоположной ожидаемому: он пришел в такое неистовство, что не только сам нещадно отлупцевал соблазнителя, но и (чтобы мало не показалось) кликнул челядь, которая и довершила мордобитие. Какой уж тут расчет?! Зная мстительность временщика, Антон не мог не понимать, что наживает в его лице могущественного врага. Нет, не корысть одушевляла действия Дивьера, а сердечная склонность и любовь к Анне Даниловне. (Забегая вперед, скажем, что они были счастливы в браке; плодом их любви были четверо детей — три сына и одна дочь.) Только вмешательство царя вынудило светлейшего согласиться на этот «неравный» брак. Кстати, во вражде Меншикова к Дивьеру не исключена и антисемитская подоплека. Юдофобство при дворе достигнет своей кульминации в 1722 году, когда в Сенате схлестнутся интересы того же Меншикова и барона, еврея П.П. Шафирова, свидетелем чего станет и Дивьер. И хотя Шафирову не составило труда оправдаться в этом пункте (он сослался на знакомство государя с его отцом, а также на получение последним дворянства еще при царе Федоре Алексеевиче), попреки барона в «жидовской породе» весьма симптоматичны. Петр, однако, оценивал подданных не по национальной принадлежности, а по годности для Отечества, и потому в 1718 году назначил Дивьера на весьма ответветственный, только что образовавшийся пост — петербургского обер-полицмейстера. Надо сказать, что Петербург (ставший фактической столицей с 1710 года) являл тогда собой обширное болотное пространство с разбросанными зданиями, грязнейшими улицами, с самым беспокойным населением (значительная часть которого была переселена туда насильно). На улицах города хозяйничали волки. Пьянство, разврат, воровство, насилие и грабежи были обычным явлением. И именно Антон Мануилович с его расторопностью и распорядительностью должен был, по мысли царя, возглавить работу по улучшению быта населения новой столицы, развитию в ней промышленности и торговли, устройству «благообразия и благочиния» и т.д. «Господа Сенат! — писал Петр 27 мая 1718 года. — Определили мы для лучших порядков в сем городе генерал-полицмейстера, которым назначили генерал-адъютанта Дивьера; и дали пункты, как ему врученное дело управлять». Далее следовали пункты, где описывались обязанности подначальной Дивьеру полиции. Каждый день обер-полицмейстер объезжал город и лично наблюдал за порядком и соблюдением правил общежития. Современники свидетельствовали, что своей строгостью Дивьер вызывал у петербургских обывателей такой страх, что те дрожали при одном упоминании его имени. Зато и результаты его трудов были впечатляющи. При нем был сформирован первый в России полицейский штат из 190 человек; устроена пожарная часть; поставлены в разных местах 600 фонарей на конопляном масле; замощены камнем главные улицы; организована команда фурманщиков для своза нечистот; учрежден надзор за продажей съестных припасов; установлена регистрация населения; сооружены шлагбаумы на конце каждой улицы и т.д. Строгие меры воздействия применялись против нищих попрошаек (их били батогами и высылали из города). За несоблюдение правил паспортного порядка, азартную игру, пьянство, неосторожную езду, пение песен на улицах полагались солидные штрафы, а при повторном нарушении — ссылка в Сибирь или даже смертная казнь. Рвение обер-полицмейстера было замечено государем, который 6 января 1725 года произвел его в генерал-майоры. А 28 января того же года Петр Великий почил в бозе, и самодержавной императрицей была провозглашена его жена, Екатерина Алексеевна. Несмотря на безграничное влияние Меншикова на императрицу, Дивьер был какое-то время защищен от его происков личным расположением государыни. Обер-полицмейстер был удостоен высокой награды — ордена Св. Александра Невского, в 1726 году — пожалован чином генерал-лейтенанта и возведен в графское достоинство. Супруга же сего графа, Анна Даниловна, была причислена к свите императрицы как ее гоф-фрейлина. Но Меншиков все интриговал: чтобы сохранить за собой неограниченную власть, он удумал возвести на престол внука Петра I, двенадцатилетнего Петра Алексеевича, и обручить его со своей дочерью Марией. При этом сам светлейший до достижения отроком совершеннолетия становился регентом империи. Политическая наглость Меншикова стояла костью в горле у многих видных царедворцев, кои всеми средствами старались противодействовать властолюбивым замыслам бывшего пирожника. Против временщика составилась целая партия, и Дивьер стал одним из самых деятельных ее членов. Развязка наступила ранее, чем ее ожидали. У императрицы открылась горячка. Меншиков, находившийся при больной неотлучно, подсунул ей духовное завещание, по которому трон переходил к малолетнему Петру. Дни врагов светлейшего были сочтены, и для сокрушительного удара по супротивникам он ждал лишь удобного случая. Случай представился скоро. Поводом к расправе стал невоздержанный язык Дивьера, развязавшийся из-за сильного подпития. Вот как рассказывается об этом в документе, составленном, по-видимому, Меншиковым, и подписанном рукой монархини: «Во время нашей, по воле Б-жьей, прежестокой болезни параксизмуса, когда все добродетельные наши подданные были в превеликой печали, Антон Дивьер, в то время будучи в доме нашем, не только не был в печали, но веселился и плачущую Софью Карлусовну (племянницу императрицы. — Л.Б.) вертел вместо танцев и говорил ей: «Не надо плакать»... Анна Петровна (дочь Петра I. — Л.Б.) в той же палате плакала: Дивьер в злой своей предерзости говорил: «О чем печалишься? Выпей рюмку вина!» и т.п. Разумеется, пьяный кураж Дивьера был для Меншикова лишь поводом для того, чтобы поквитаться с птицами поважнее. И о сем говорилось в новом указе от имени Екатерины: «Я и сама его, Дивьера, присмотрела в противных поступках и знаю многих, которые с ним сообщники были; того ради объявить Дивьеру, чтобы он объявил всех сообщников». В тот же час Антон Мануилович был схвачен, вздернут на дыбу и после двадцати пяти ударов повинился во всем, назвав и всех своих подельников. Буквально за несколько часов до кончины императрица по подсказке Меншикова подписала указ о ссылке Дивьера в Сибирь. Светлейший распорядился приписать к указу слова: «Дивьеру при ссылке учинить наказание, бить кнутом». Не пощадил временщик и собственную сестру Анну, велев ей вместе с малолетними детьми безвыездно жить в дальней деревне. Дивьера упекли в холодную Якутию, в Жиганское зимовье, что на пустынном берегу Лены, в 9000 верстах от Петербурга. В этой забытой Б-гом глухомани ссыльный часто нуждался в самом необходимом, питаясь одним хлебом и рыбой. Вести доходили к заключенному спустя не месяцы — годы. Вот уже упала звезда «прегордого Голиафа» Меншикова, который в 1729 году испустил дух в ссылке, в таежном Березове; преставился и юный император Петр II; и вступившая на престол Анна Иоанновна не спешила облегчить участь опального графа. Лишь на закате царствования она смилостивилась и издала указ о назначении Антона Мануиловича командиром Охотского порта. Административный талант несломленного обер-полицмейстера вновь оказался востребованным: он быстро достроил порт; закончил снаряжение знаменитой экспедиции Витуса Беринга; основал мореходную школу. Парадоксально, но это так: Антона Мануиловича вернула из ссылки и обласкала императрица Елизавета Петровна, к иудеям вовсе не расположенная. Высочайшим указом 14 февраля 1743 года ему были возвращены все чины, ордена и регалии. Елизавета пожаловала ему также 1800 душ крестьян и деревню Зигорица в Ревгунском погосте (180 дворов). Он был также произведен в генерал-аншефы. Дщерь Петрова, идя по стопам отца, вновь назначает Дивьера обер-полицмейстером Петербурга. И Антон Мануилович вновь отдался своему любимому делу, однако ужаса на петербургских обывателей дряхлый генерал уже не наводил. Антону Мануиловичу не пришлось долго хозяйничать в Северной Пальмире. Многолетние страдания и лишения надломили его здоровье; он часто хворал и умер 24 июня 1745 года, прослужив наново в полиции не более полугода. Так закончил свои труды и дни этот ревностный сподвижник Петра Великого. Тело его погребено на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Сегодня его могила считается безвозвратно утерянной. Но в истории, по счастью, он не затерялся, напоминая всем антисемитам-почвенникам о таком неприятном для них факте: первым российским ментом был этнический еврей. http://www.alefmagazine.com/pub1534.html

 

Метки:

1745, 4 сентября — (18 Элула 5505). В Лиозно Могилевской губернии родился рабби Шнеур Залман

Его родителями были рабби Барух и Ривка. Он является прямым потомком знаменитого Маараля из Праги, род которого восходит к потомкам дома Короля Давида. Очень рано обнаружив удивительные способности, рабби Шнеур-Залман был отдан своим отцом в школу местного талмудиста рабби Иссахар-Бера, но тот отказался бытъ преподавателем юного Шнеур-Залмана, превосходившего его своими познаниями. Слава о нем распространилась вскоре далеко за пределы его родины. Уже на праздновании Бар-Мицвы молодой рабби Шнеур-Залман был провозглашен великим знатоком и толкователем Талмуда. В 1760 году, пятнадцати лет от роду, он женился на Стерне — дочери р. Йеуда-Лейб Сегала, человека большого богатства и учености, который хотел, чтобы молодой гений стал его зятем. Рабби Шнеур-Залман переселился в Витебск, где продолжал изучать Талмуд и талмудическую литературу. В восемнадцать лет он заканчил Талмуд и углубился в изучение Каббалы, ведя аскетический образ жизни. Эта эпоха в жизни р. Шнеур-Залмана совпала с распространением хасидизма в Литве и Белоруссии.В 1764 году Алтер Ребе отправился в Мезрич и стал ближайшим, хотя и самым молодым, учеником великого Магида, рабби Дов-Бера — последователя Баал-Шем-Това, основателя хасидского движения. По просьбе своего учителя, Алтер Ребе подготовил и составил свой знаменитый Свод еврейского Закона — Шулхан Арух а-Рав. После ухода из этого мира Межиричского Магида, его сын рабби Авраам отказался продолжать династию и принять титул Ребе. Он продолжал исполнять свои обязанности как раввин Волыни. Три наиболее выдающихся ученика Магида — р. Менахем-Мендель из Витебска, р. Авраам из Калиски и р. Шнеур-Залман из Ляд разъехались по разным местам, обещав друг другу распространять учение хасидизма, где только возможно. Рабби Шнеур-Залман принял на себя задачу внедрить хасидизм в Литве и смежных странах, — вотчине противников хасидизма — митнагдим. Это был нелегкий путь. Однажды р. Шнеур-Залман был приглашен на алахический диспут с самой отборной группой раввинов-митнагдим. Велико было разочарование противников, когда р. Шнеур-Залман поразил всех присутствующих своей удивительной эрудицией в Талмуде. Один из присутствовавших заметил в письме, сохранившемся с тех дней, что после выступления р. Шнеура-Залмана 400 самых выдающихся знатоков Торы присоединились к хасидам и многие из них последовали за ним в Лиозно. Затем он начал разрабатывать систему философии ХаБаДа — синтез интеллектуальных и эмоциональных аспектов хасидизма. Эта философия в итоге была воплощена в его широко известном труде ТАНИЯ, над которым он работал в течение 20 лет. Алтер Ребе основал в Лиозно академию для избранных им учеников, а впоследствии переехал в Ляды. В 1797 г. была впервые напечатана главная книга Алтер Ребе — ТАНИЯ. Рукописные версии ее разошлись в сотнях копий по всем еврейским городам и местечкам Российской империи. Чем больше их переписывали, тем больше накапливалось ошибок и неточностей и, в конце концов, Ребе счел нужным ее напечатать. Книга в основе своей представляла обработку ответов, данных Ребе на личных встречах со многими хасидами. Книга Тания соединяет воедино НИГЛЕ — ОТКРЫТУЮ часть Торы, основанную в основном на Талмуде, со СКРЫТОЙ частью Торы (сод), основанную на Каббале, на книге Зоар, на учении Аризаля, р. Моше Кордоверо и других каббалистов и, конечно же, в первую очередь — на учении р. Исраэля Баал-Шем-Това.Книга Тания написана для ищущих и жаждущих знания. Однако Алтер Ребе не имел в виду тех заблудших и запутавшихся в тенетах философии и неверия, для которых Рамбам за шесть веков до того написал свою знаменитую книгу Морэ невухим (Путеводитель для заблудших). Изучающими Танию должны были стать и действительно стали ищущие прямодушные, для которых вера — основа жизни, но которые жаждут новых и лучших путей служения Творцу. Книга Тания (название — по первому слову текста) или Ликутей амарим (Сборник речений) — фундамент учения ХаБаД. Само слово ХаБаД (разум-понимание-знание) подчеркивает необходимость стремления понять Всевышнего и все сотворенное Им силою разума, рационалистически. Вместе с тем, в этом учении постоянно подчеркивается как ограниченность разума и невозможность понять Творца, так и бессилие осмыслить процесс Творения материального мира из чистой духовности. Также подчеркивается, что служению Б-гу на основе страха и любви может и должно предшествовать рационалистическое осознание принципа перманентного Творения: Б-г беспрерывно воссоздает, поддерживает существование каждого предмета и каждого живого существа (Баал-Шем-Тов) и принципа неограниченного Б-жественного Провидения. Это осознание приводит еврея к страху перед Б-гом и к любви к Б-гу, по крайней мере — к первой, быть может, самой низкой ступени страха и любви. И все это вовсе не умаляет справедливости концепции абсолютной непознаваемости Б-га. В плане нравственном, в отношении исполнения заповедей, основополагающим является опять разум (разум должен властвовать над сердцем). Огромная важность подробно обсуждаемого тезиса о том, что у каждого еврея есть две души — Б-жественная душа (нефеш элокит), частица Б-га свыше в буквальном смысле и душа животная (нефеш беэмит). Первая, естественно, стремится только к добру, к свету, к Б-жественному. Вторая, также обладающая и разумом и чувствами, может стремиться ко всему положительному, как и Б-жественная, но может жаждать и всего телесного, может обладать и низменными наклонностями и жаждать низких наслаждений. Эти две души находятся в постоянном противоборстве, в которое Всевышний, соответственно идее свободы выбора, не вмешивается, но, конечно же, хочет, чтобы победила душа Б-жественная и чтобы цель нисхождения Б-жественной души была достигнута. Люди делятся на цадиким (праведников), подавивших животную душу полностью или даже обративших ее в добро, и решаим (злодеев), которыми от случая к случаю управляет душа животная. Между этими крайними категориями — бейнони (средние), к которым, в общем, обращена вся книга, которые никогда в своей жизни не нарушали заповедь действием, но стремления к запретному в себе отнюдь не побороли. От рядового человека не требуют, чтобы он стал цадиком, но бейнони он может и должен стать. Отсюда призыв вернуться к истокам, к своему назначению, призыв — совершить тшуву (возвращение). Коллективная тшува должна привести к приходу Мошиаха, к достижению конечной цели Творения, к установлению королевства света, добра, правды, в котором Б-жественное присутствие будет зримо. Алтер Ребе в книге Тания удивительно соединил учение Талмуда с учением Каббалы, которое он представил в форме, доступной каждому, даже самому простому еврею. Необыкновенная популярность Алтер Ребе только подлила масла в огонь зависти и вражды. Через два года после выхода в свет книги Тания его арестовали по доносу в измене русскому царю. Предлогом для доноса послужило то, что Ребе посылал денежную помощь своим хасидам и другим евреям, поселившимся в Стране Израиля, которая находилась в то время под властью Турции. Турция же уже много лет была в состоянии войны с Россией. Получалось, что Ребе посылает деньги врагу России, врагу царя. Алтер Ребе арестовали и заточили в Петропавловскую крепость. Расследование и допросы в Петропавловской крепости длились нескончаемые часы. Однако никаких доказательств вины Ребе найти не удавалось. Чем дольше длилось следствие, тем больше поражались следователи необыкновенностью личности Ребе, его гениальностью, его неисчерпаемыми познаниями в любой области. В его камеру зачастили высокопоставленные министры и вели с ним длительные беседы о вере, о мировоззрении. Рассказывают, что и сам царь посетил Ребе. Он пришел в простой одежде и старался ничем не выдать себя. Хотя Ребе никогда не видел царя, а фотографий, как известно, тогда не существовало, он сразу же почувствовал, кто этот посетитель, и проявил по отношению к нему все почтение, которое предписывается Торой. Царь был впечатлен этим необычайным узником не меньше своих подчиненных. Через полтора месяца после ареста его оправдали и освободили. Торжество хасидов было так велико, что захлестнуло многих евреев, которые до тех пор не имели никакого соприкосновения с хасидизмом и с Ребе. Многие из тех, кто до сих пор еще не признали величие Ребе и его учения, увидели в его избавлении перст Б-жий. Таким образом, низкие планы доносчиков не только не увенчались успехом, но, наоборот, положение Ребе и хасидизма укрепилось неимоверно и число приверженцев увеличивалось с каждым днем. День освобождения Алтер Ребе — 19 день месяца кислев — стал праздником хасидов ХаБаДа и стал называться новым годом хасидизма или Праздником освобождения. Однако мытарства Ребе этим все же не закончились. Спустя два года он снова был арестован по новому ложному доносу. Ему снова пришлось защищать себя в царском суде. На сей раз, ему разрешили вступить в словесное единоборство с его обвинителем — одним из раввинов Пинска. Спор между ними велся на идише и продолжался долгие часы. Судьи, разумеется, не поняли ни слова. Затем судьи потребовали, чтобы Ребе и его противник подытожили свои доводы в письменном виде и на русском языке. Тем временем произошло покушение на царя Павла, и на престол взошел Александр I. Новый царь старался снискать любовь своих подданных, в том числе евреев. Через несколько недель после коронования нового царя Ребе освободили. В это время Ребе оставил Лиозно и переехал в Ляды с намерением создать новый центр хасидизма. Последующие десять лет он прожил в этом местечке. В эти годы он прилагал огромные усилия для улучшения условий жизни евреев по всей России. Для этой цели он создал специальный фонд для нуждающихся. Одной из первоочередных целей этого фонда была помощь беженцам, оставшимся без всяких средств к существованию в результате гонений 1804 года, когда евреев изгоняли из их домов по обвинению в продаже водки крестьянам, в результате чего последние переставали работать. В 1812 году, когда армия Наполеона вторглась в Россию, многие из еврейских руководителей молились за его победу. Алтер Ребе занял прямо противоположную позицию. Дело в том, что многих евреев завлекали обещания Наполеона о равенстве и свободе. И в самом деле. Наполеон намеревался дать евреям все права и свободу, о которой они так мечтали. Однако Ребе видел дальше других и предупреждал, что это свобода приведет к потере еврейской самобытности и ассимиляции. Он говорил, что если победит Наполеон, то евреям будет хорошо с материальной точки зрения, но в духовном плане это будет катастрофа. Если же победит царь, то евреям будет тяжело материально, но дух еврейский будет процветать. Неудивительно поэтому, что Ребе выступал в поддержку царя и делал все возможное для поражения Наполеона. Гадич Пять месяцев провели Ребе и его семья на дорогах, уходя от французской армии, которая продвигалась в самые глубины России. Так они прибыли в маленькую деревню Пена Сумского уезда Курской губернии. Поля военных действий остались позади. Но странствия были тяжелыми и изнурительными, а зима 1813 года была холодной и жестокой. Алтер Ребе ушел из этого мира 24-го числа месяца тевет и был похоронен в городке Гадич. Но еще задолго до этого он объявил своим близким, что в молитве на Рош а-Шана он ясно видел окончательное падение Наполеона.

  из Ляд (Алтер Ребе). Алтер Ребе открыл новую ступень в хасидизме по сравнению с общим хасидизмом Баал-Шем-Това, который внес жизненность в выполнение Торы и заповедей, выявив веру в душе каждого еврея. Хотя верой пронизаны все свойства души еврея и она является по отношению к ним оживляющей силой, как сказано: «... А праведник свой верой жив будет» (Хавакук, 2:4), однако эта жизненность не проникает во все частности души и остается как бы общей жизненностью.Вера не должна быть чем-то отдельным от человека, например, как у вора, который, «сидя в подкопе, у Б-га помощи просит» (трактат «Брахот», 63а). Ею должно быть проникнуто все существо человека, так что он видит окружающий мир не только как материальность, которая отрицает духовность и, тем более, Б-жественность, – благодаря вере, он видит духовным зрением, что мир не опровергает Б-га.Однако вера не может дать возможность увидеть Б-жественность, оживляющую эту материальность. Это подобно тому, как общая жизненность связана не с частными особенностями каждого органа, а с тем общим, что объединяет последние – с тем, что они являются частями человеческого тела.Алтер Ребе раскрыл жизненность в частных качествах души и в каждом виде служения в исполнении Торы и заповедей в соответствии с их конкретным содержанием (подобно тому, как конкретная жизненная сила соответствует конкретным свойствам данного органа). Так вера, спускаясь до человеческого разума, пронизывает его настолько, что он сам постигает и утверждает Б-га, вплоть до того, что все существо его во всех своих частностях становится духовностью.Открытие божественности разумом приводит к мысли, что все существование еврея предназначено, чтобы постичь Б-га.

Метки:

1746, 6 мая — (или 5 мая) (27 Ияра 5506) Умер рабби Моше Хаим Luzzatto - известный итальянский раввин, каббалист, занток талмуда. Известен под аббревиатурой RaMCHaL. Родился в Падуе, в возрасте 33 он опубликовал Mesillat Yesharim, книгу об этике, в который описывает, как евреи могут подняться по лестнице святости. В 1743 году переехал в Эрец Исраэль, где скончался во время чумы в 1746. Похоронен в Тверии.

Метки:

1746, 5 мая — (26 Ияра 5506) В Акко от эпидемии вместе с женой и двумя детьми в возрасте 40 лет умер Моше Хаим Луцатто

Родился в Падуе (Италия) в 5467 году (1707). Он уже в юном возрасте освоил латынь, был знаком с итальянской поэзией и изящной словесностью. В 14 лет он знал наизусть весь Талмуд и Мидраши, а также основные работы по каббале. Свою первую книгу раби Моше Хаим опубликовал в возрасте 17 лет. На протяжении жизни Рамхаль был объектом беспрецедентной травли со стороны влиятельных раввинов, включая р. Моше Хагиза — раввина иерусалимской общины, подозревавших его в ереси и запретивших издавать сочинения по Каббале. Когда Луцатто было 20 лет, он всерьёз заинтересовался мистикой, он получил откровения и ему явился маггид, которые он записывал. Эти тексты и истории были восприняты его учителями и авторитетными итальянскими раввинами с большим подозрением и неодобрением, его пытались также отлучить от общины и религии. Причиной этому были также воспоминания о явлении лжемессии Саббатая Цеви в 1665 году, который вызвал смуту среди евреев, и неожиданно обратился в ислам. Сходства в сочинениях Луццато и саббатианскими идеями вызывали неодобренее раввинов. Лишь незначительное количество этих записок сохранилось, но по оставшимся можно судить, что Луццато и его последователи воспринимали себя как играющих важную роль в пришествии Мессии, при этом сам Рамхаль воспринимался как реинкарнация библейского Моисея. После изгнания из Италии он попытался обосноваться в Амстердаме, а потом в Германии. Немецкие раввины заставили его подписать документ, в котором он признался, что описанное им "учение маггида" ложно, большинство его записей было сожжено. Могила Моше Хаима Луцатто над Киннеретом Как и многие другие люди того поколения, Рамхаль стремиился к Святой Земле. В 5503 году (1743) он достиг этой цели, поселившись в Акко. Умер всего через три года поле этого. Похоронен на берегу озера Кинерет (Генисаретское море) рядом с рабби Акивой. Знаменитый Виленский Гаон (рабби Элиягу из Вильны) говорил, что если бы Рамхаль жил в его время, он пошел бы пешком в Италию, чтобы учиться у него. Однажды у рабби Дов Бера, магида из Межерича, спросили, почему раввин Моше-Хаим Луцатто скончался так рано. Магид ответил, что его поколение было недостойно понять его гениальность и святость

  — один из крупнейших со времен Маймонида еврейских мыслителей. Раввин, алмудист и каббалист

Метки:

1747, 4 января — (4 швата 5507) Родился Денон Виван - первый директор музея Наполеона, музея Лувра. Подробнее

Родился во французской провинции Бургундии в городе Шалон-Сюр-Сон на реке Соне между Леоном и Дижоном в богатой аристократической семье. Знатное происхождение и материальная обеспеченность позволили ему получить блестящее по тому времени образование. В Париже Доминик изучал политические науки, юриспруденцию, литературу. Но особенный интерес вызывало у него обучение рисованию и гравюре. Он стал хорошим портретистом и одним из лучших граверов, в жизни это оказало ему огромную незаменимую помощь, способствовало его всемирной известности. Был дипломатом по особым поручениям при Людовике XV и Людовике XVI, другом Вольтера и знаменитого художника французской революции Давида, сопровождал Наполеона I в Египет во время его войны с Англией. Впоследствии Наполеон назначил Денона директором Musee Napoleon. Эрудиция, энергия и организаторские способности Денона позволили Наполеону выбрать именно его директором своего нового музея во дворце Лувр.-Он мечтал сделать из Лувра -самый прекрасный музей мира-, – пишет во французском журнале L Actualite en France Клодин Канетги. Это ему практически удалось.О личной жизни молодого Денона известно мало. Его имя хотя и встречается во многих произведениях, в том числе весьма известных, но посвященных ему биографических книг всего несколько. Одна из последних опубликована в 1995 году писателем из Франции Филиппом Соллерсом. Автор отметил чрезвычайную скрытность Денона в том, что касается его биографии, и противоречивость сведений о нем. Он не оставил мемуаров, не сохранились его письма (вероятно, он их уничтожил). В то же время все авторы единодушно отмечают общительность, остроумие Денона, умение быть -душой общества- и ценить прекрасный пол.

Метки:

1747, 17 января — (17 Швата 5507) Marcus Herz (Маркус Герц) - врач, приятель Канта, писатель. Умер 19 января 1803 года

Метки:

1747, 25 апреля — (26 Ияра 5507) В Кфар-Ясир близ Акко умер Моше Хаим Луццатто - каббалист, драматург, поэт и моралист. Луццатто происходил из одной из самых старинных еврейских семей Италии. С детства проявлял исключительные способности. Помимо Библии, Талмуда, Мидраша и галахической литературы Луццатто был хорошо знаком с итальянской культурой своего времени, в том числе с естественными науками и, в особенности, с литературой. Далее

Учителями Луццатто были Ицхак Кантарини (1644–1723), падуанский раввин, писатель и врач, обучавший его поэзии и светским наукам, и Иеша'яху Бассан (умер в 1739 г.), который занимался с ним главным образом каббалой и стал его другом и покровителем. Луццатто возглавил кружок молодых людей из Италии и Восточной Европы, собиравшихся для совместного изучения каббалы. Он верил в голос Божьего посланца, возвестивший ему в 1727 г. скорое пришествие избавителя. «Голос свыше» диктовал Луццатто его каббалистические писания, лишь малая часть которых сохранилась и была опубликована. Откровения «маггида» Луццатто поверял своему кружку, который превратился в тайное общество, пытавшееся ускорить пришествие Мессии с помощью каббалистических формул и заклинаний. Эту деятельность описал член кружка Иекутиэль Гордон в нескольких письмах. Эту деятельность описал член кружка Иекутиэль Гордон в нескольких письмах. Одно из них попало в руки противника саббатианства М. Хагиза (1672–1751), который усмотрел в нем описание деятельности группы еретиков-саббатианцев. Хагиз обратился к раввинам Венеции с предостережением против опасности, которую, по его мнению, представляла эта группа; раввины, в свою очередь, обратились за разъяснением к И. Бассану, который пытался защищать своего любимого ученика. В последовавшем ожесточенном споре приняли участие многие видные раввины Италии. После долгой борьбы Луццатто согласился отдать свои каббалистические писания на хранение И. Бассану, воздерживаться от записи откровений «маггида» (по крайней мере, до своего прибытия в Эрец-Исраэль) и преподавания каббалы (1730). Этот компромисс не привел, однако, к разрешению конфликта. В 1731 г. Луццатто женился на дочери раввина Давида Финци, устранив тем самым одно из возражений против его занятий каббалой (неженатому эти занятия не рекомендовались). Так как спор вокруг его взглядов продолжался, Луццатто вынужден был покинуть Италию и отправиться в Амстердам (1735). Там он много писал, однако преподаванием каббалы не занимался. В 1743 г. он переселился в Эрец-Исраэль. Некоторое время жил в Акко. Луццатто и вся его семья умерли во время эпидемии чумы. www.eleven.co.il

 

Метки:

1748, 10 ноября — (30 Хешвана 5509) Указ императрицы российской Елизаветы об исключении лейб-медика Санчеса Антонио Нуньеса Рибейро (см. 7 марта 1699 года) "из академических почетных членов и пенсии ему с сего числа не производить”. Лишившись ученого звания и важного источника существования, доктор написал президенту Петербургской Академии Кириллу Разумовскому недоуменное письмо. И вот ответ: “Императрица полагает, что было бы против Ее совести иметь в Своей Академии такого человека, который покинул знамя Иисуса Христа и решился действовать под знаменем Моисея и ветхозаветных пророков”. href="http://www.berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer2/Berdnikov1.php">источник

 

Метки:

1749, 21 января — (13 швата 5509) Родился Рабби Ицхак Бен-Хаим, известный под именем Хаим Воложинер

Воложинер Хаим бен Ицхак (1749, Воложин, Польша, — 1821, там же), раввин и педагог, ученик Виленского гаона Элияху бен Шломо Залмана. В 1803 г. основал знаменитую иешиву в Воложине, ставшую прототипом и образцом крупных талмудических учебных заведений в Восточной Европе в 19 и 20 вв., а также в Израиле, США и в других местах. Его иешива сформировала религиозно-духовный облик литовского еврейства. Ведущий религиозный авторитет митнагдим начала 19 в., Воложинер признавал ценность проповедуемого хасидизмом учения о значении религиозного чувства в служении Богу, но вместе с тем утверждал, что еврейская религиозная жизнь проявляется в неукоснительном исполнении всех предписаний, законов и обрядов иудаизма. Выступления Воложинера против хасидов умеренны по тону и даже несколько примирительны. Самый большой труд Воложинера «Нефеш ха-хаим» («Основа жизни») издан посмертно в 1824 г.

 , основатель иешивы в Воложине (см. 3 февраля).

Метки:

1749, 10 марта — (2 Нисана 5509) Имена.

Подробнее о людях марта см. Блог рубрика "Имена".

  Родился Лоренцо да Понте - итальянский либреттист и переводчик. По ходатайству Сальери был назначен театральным поэтом при Итальянской опере в Вене. Писал либретто к операм Сальери, Моцарта (в том числе к «Свадьбе Фигаро» и «Дон Жуану»), Висенте Мартина-и-Солера и других композиторов. Позже был профессором итальянского языка в Колумбийском университете, умер в Нью-Йорке. В Америке Лоренцо да Понте перевел несколько английских произведений на итальянский язык. Свою жизнь он изобразил в своих мемуарах (1823—1827; немецкий перевод Гота, 1861). Родился в еврейской семье, и поначалу звали его Эммануэль Конельяно. Его мать умерла, когда он был ребенком, а отец, женившись на христианке, решил крестить детей.

Метки:

1749, 13 мая — (7 Сивана 5509) Сожжен на костре прозелит раввин Авраам бен Авраам — знатный польский магнат граф Валентин Потоцкий Подробнее

Единственный источник, содержащий сведения о Гер-Цедеке, — анонимная еврейская рукопись Маасэ Гер-Цедек, принадлежащая перу современника р. Авраама бен Авраама. У одного из польских графов (дукас) Потоцких был очень способный и любознательный сын. Его отправили в Париж усовершенствоваться в науках. Туда же виленскими польскими меценатами с той же целью был послан молодой человек Заремба, из небогатых жмудских панов. Однажды, увидев старика-еврея, сидящего над книгой, оба друга заинтересовались содержанием книги и, узнав, что речь в ней идёт о еврейской вере, захотели с ней ознакомиться. Старик согласился давать им тайные уроки. Уроки эти произвели впечатление на друзей. Они решили проверить истинность католической веры и, если она окажется ложной, принять еврейство, в чём они торжественно поклялись друг другу. Потоцкий поступил в духовную академию в Риме, где пользовался личным расположением папы и слушал его наставления. Разочаровавшись в истинности католического христианства, он тайно уехал в Амстердам, где принял иудаизм. Заремба тем временем, кончив курс наук в Париже, женился на дочери гетмана Тышкевича. Он совершенно забыл своего товарища Потоцкого и данную ему клятву. Вспомнил он об этом лишь тогда, когда в Литве распространился слух о внезапном исчезновении Потоцкого из Рима. С большим трудом, с помощью всяческих хитростей удалось, наконец, и Зарембе с семьёй добраться до Амстердама. Там он принял еврейство и отправился в Эрец-Исраэль. Потоцкий же из Амстердама переехал сперва в Германию, оттуда в Россию, а из России в Литву, где поселился среди евреев местечка Ильи (Виленской губернии). Однажды он прикрикнул в синагоге на расшалившегося мальчика, а когда тот ответил ему дерзостью, заметил, что мальчик, по-видимому, не вырастет в вере отцов и изменит ей. Отец мальчика, портной, с досады донёс местным панам, что в местечке находится поляк, перешедший в еврейство. Р. Авраам бен Авраам тотчас был арестован, закован в кандалы и отправлен в Вильну на суд. Узнав в нём пропавшего без вести Потоцкого, местная аристократия, духовенство и суд умоляли его вернуться в христианство, но ничто не поколебало его. Он спокойно встретил смертный приговор. Во второй день праздника Шавуот, недалеко от Замковой горы его сожгли на костре. Он принял смерть с молитвой Мекадэш эт Шмо бэ-рабим (Благословен Ты, Г-сподь, освящающий имя Своё при скоплении людей). Местный еврей, безбородый р. Лейзер Сицкес (У Крашевского — Зискес), под видом христианина достал за деньги немного пепла и один уцелевший палец казнённого, и эти останки были потом похоронены на еврейском кладбище. После казни Гер-Цедека некая женщина, смеявшаяся при виде страданий мученика, онемела, а жители Сафьяник, доставившие дрова для костра, скоро погорели.Рассказ о Гер-Цедеке сохранялся в рукописных копиях у частных лиц и в библиотеках. Довольно старый список рассказа с характерной заглавной надписью хранился у Д. Маггида в Санкт-Петербурге.Историк Вильны С. И. Фин упоминает о Гер-Цедеке вскользь, Крашевский даёт дословный перевод с рукописи Маасэ Гер-Цедек с некоторыми вариантами и пропусками. Отсюда был сделан русский перевод, помещённый в третьем томе «Еврейской библиотеки» (1873). Еврейский оригинал был издан в 1862 году в Йоханнесбурге.

 

Метки:

1750, 17 апреля — (22 Нисана 5510) Король Фридрих II опубликовал свод законов для евреев Пруссии. Евреи делились на две большие группы: покровительствуемые и терпимые. Покровительствуемые подразделялись на три категории: общепривилегированные, ординарные и экстраординарные. Небольшая группа общепривилегированных евреев пользовалась широкими правами, которые распространялись на детей членов этой группы; в ординарной группе право на жительство мог унаследовать только один из детей; в экстраординарной — права не передавались по наследству. см. 19 ноября , 27 февраля , 11 марта .

Метки:

1750, 25 июня — (22 Таммуза 5330) В возрасте 48 лет умер раввин Моше Кордоверо - известный каббалист. Оказал огромное влияние на развитие каббалистической литературы этической направленности, прежде всего, благодаря своему очень популярному трактату «Томер Двора» («Пальма Дворы»). Кордоверо считал, что нужно сначала изучить Танах, Мишну и Гемару прежде, чем приняться за изучение каббалы. В своих работах «Элима Раббати» и «Шиур Кома» он признал значимость философии, но стремится показать её бессилие в решении проблемы связующего звена между Эйн-софом и миром. Подчеркивая важность логического анализа, он говорил, что совершенное знание можно узреть только очами души, взирающей во внутреннее (га-рийя га-пнимит). Самый значительный его труд — «Пардес римоним» («Гранатовый сад») — кладезь каббалистической мудрости (завершен в 1549 году). (В некоторых истониках его смерть указана 23 таммуза)

Метки:

1750, 16 декабря — (29 Кислева 5511) Родился Давид Фридляндер

Родился в Кенигсберге в зажиточной и просвещенной семье, ум. в Берлине в 1834 г. Поселившись в 1771 г. в Берлине, где он женился на дочери известного банкира Даниеля Итцига, Ф. близко сошелся с Мендельсоном; он сопровождал его при его поездках. Европейски образованный и обладатель крупного состояния, Ф. вскоре занял видное место в берлинской общине, и после смерти Мендельсона он стал общепризнанным лидером прусского прогрессивного еврейства. По его инициативе была основана в 1778 г. в Берлине образцовая школа "Chinuch Nearim", он также оказал содействие при основании журнала "Meassef", сотрудником которого после состоял. Ф. неутомимо боролся за дарование гражданских прав прусскому еврейству. Когда после смерти Фридриха Великого (1786) на престол вступил Фридрих-Вильгельм II, представители берлинской общины подали, по настоянию Ф., петицию королю об облегчении их участи. Во главе избранных, по требованию правительства, для обсуждения этого вопроса специальных депутатов от евреев (Generaldeputirte) стояли Ф. и его тесть. Когда правительство пообещало лишь незначительные улучшения, депутаты, по настоянию Ф., совсем от них отказались (все документы, относящиеся к этому эпизоду, опубликованы Ф. в 1793 г. в его "Aktenstucke zur Reform d. judischen Kolonien"). Ф. принимал близкое участие в "Berliner Monatsschrift", где для пропаганды идеи еврейского равноправия опубликовал (1791) ответ лотарингских евреев Национальному собранию (Antwort d. Juden in der Provinz Lothringen auf die der Nationalversammlung von den samtl. Stadtgem. zu Strassburg uberreichten Bittschrift). Им же собран был весь материал для опубликованной (1789) в Берлине "Sammlung der Schriften an die Nationalversammlung, die Juden und ihre burgerliche Verhaltnisse betreffend". Ратуя за эмансипацию евреев, Ф. в то же время усиленно агитировал в еврейской среде за религиозные реформы, считая, что необходимо придать обрядам соответствующие духу времени формы. Человек искренний, но неглубокого и малооригинального ума, Ф. был всецело проникнут рационалистическими идеями той эпохи: тысячелетние традиции и религиозный культ он рассматривал как "мистику" и устарелый пережиток старины, являющийся вредным балластом для чистой деистической религии и ее этических начал. Отчаявшись в скорой эмансипации евреев, Ф. совместно с несколькими единомышленниками обратился (1799) к главе берлинской консистории Теллеру с пространным посланием ("Sendschreiben an Teller von einigen Hausvatern judischer Religion"), в котором выражал готовность как свою, так и своих единомышленников принять крещение при условии, если их освободят от выполнения некоторых обрядностей и позволят им не признавать божественность Христа, или по крайней мере, позволят им истолковывать по-своему христианские догмы. Теллер ответил отказом, но само послание вызвало сенсацию, и в течение года появились десятки памфлетов, направленных против "Sendschreiben". Тем не менее, сам Ф. глубоко скорбел, когда убедился, какие формы просветительное движение стало принимать в прогрессивных кругах прусского еврейства, и он в письме к министру Гарденбергу (в 1811 г.) отзывается о массовых крещениях, как о "большом моральном зле". Когда в следующем году появился, при известном содействии Ф., эдикт о признании евреев прусскими подданными, Ф. выпустил анонимно брошюру, являющуюся как бы первым манифестом еврейских приверженцев религиозной реформы. В этой брошюре, которую Ф. разослал многим сановникам, он особенно выступает против мессианских чаяний и чтения молитв на древнееврейском языке. "Раньше, — писал Ф., — когда на евреев смотрели, как на чужих, евреи считали Палестину своей родиной и с нетерпением ждали момента, когда рассеянию будет положен конец и их вернут из изгнания. Теперь не то: у евреев нет другой родины, кроме той, где они считаются гражданами. Прусские евреи любят свою родину, и немецкий язык — их родной язык; только на нем они хотят молиться; другой язык им не нужен". Эдикт 1812 года был вскоре, с наступлением после 1815 г. общей реакции, сведен на нет, и когда в немецкой литературе началась усиленная травля евреев, разочарованный Ф. написал свои "Beitrage zur Geschichte der Judenvervolgung im XIX Jahrhundert durch Schriftsteller" (1820). Ф. принимал также участие в обсуждении вопроса об эмансипации польских евреев. По предложению находившегося с ним в дружбе варшавского (куявского) епископа, Франца Мальчевского, Ф. составил записку ("Gutachten") об улучшении еврейского быта в Царстве Польском, появившуюся (1819) под заглавием "Ueber die Verbesserung der Israeliten im Konigreich Polen". В этой книге особенно проявляется отрицательное отношение Ф. к раввинам, чем он даже вызвал тогда упрек со стороны молодого Генриха Гейне (статья "Ueber Polen"). Ф. опубликовал также монографию о Мендельсоне (Moses Mendelssohn, von ihm und uber ihn, 1819), издал и перевел на немецкий язык работу последнего "Ha-Nefesch" (1788), перевел на немецкий язык "Pirke Abot" (1791), "Kohelet" (1788) и известное послание Вессели о реформах "Dibre Schalom we-Emet" (1798). http://www.brockhaus-efron-jewish-encyclopedia.ru/beje/21-2/224.htm

  — ученик Моше Мендельсона, видный общественный деятель и поборник эмансипации прусского еврейства.

Метки:

1750, 6 декабря — (19 Кислева 5511) Родился Давид Фридлендер - еврейский общественный деятель Пруссии, один из первых идеологов ассимиляции и провозвестников реформизма в иудаизме. Умер 25 декабря 1834 года.

Метки:

1753, 26 мая — (22 Ияра 5513) В Житомире суд приговорил 13 евреев к смерти на основании кровавого навета. Далее

Навет был инсценирован влиятельным и непримиримым борцом за господствующий статус католической церкви в Польше епископом Киевским и Черниговским (позднее занявшим ещё более престижный пост епископа Краковского) Каэтаном Игнацием Солтыком. Евреев обвинили в убийстве мальчика Стефана Студзитского. Все доказательства строились на признательных показаниях владельца корчмы и его жены, полученных под пытками. Потом они от своих слов отказались. В донесении Каэтана Солтыка Львовскому архиепископу об исполнении приговора по этому "делу", в частности, говорится: "...все перечисленные шесть лиц поведены были сперва на рынок, где им обложили руки облитыми смолою деревянными щепами, затем обмотали до локтей паклею и зажгли таковую. В этом состоянии их провели за город, под виселицу, где сперва с каждого из них содрали по три полоски кожи, потом четвертовали живьём, отсекли головы и эти последние, а также отдельные четверти тела, развешали на кольях". "На следующий день шесть вышеупомянутых евреев, приговорённых к четвертованию живьём, а именно: Дзидус из Паволочи, Берко из Ходоркова, Давид - арендарь из Сокульчи, Мевша - арендарь из Котлярки, Давид - арендарь Ходорковский из Ходоркова (самый богатый из всех в этих местностях) выведены были под виселицу, причём трое из них, упорствующие, казнены были согласно приговору. Остальных, а именно: Давида - арендаря Ходорковского, Хаима и Мевшу из Котлярки, изъявивших желание принять святое крещение, приказано было просто обезглавить; но для вящего просвещения их святой верою исполнение приговора было им отсрочено до следующего дня, каковое исполнение и последовало...".

 

Метки:

1753, 7 июля — (5 Таммуза 5513) Парламентом Англии принят акт, позволяющий евреям натурализоваться в стране. Парламент учёл лояльность еврейской общины во время якобитского мятежа в 1745 году, заслуги финансиста Самсона Гедеона в укреплении фондового рынка, участие некоторых молодых членов общины Лондона в гражданской гвардии при обороне города. Акт без проблем прошёл слушания в палате лордов, имел некоторые проблемы в палате общин. Однако в 1754 году был отменён "вследствие агитации консервативной партии", надолго остановив гражданское развитие английского еврейства. Евреи принимали деятельное участие в торговле и промышленности, имели свои автономные общины в Лондоне и других городах; но от общественной и политической жизни страны они были отрезаны. Во многих элементарных правах (приобретение недвижимости и пр.) они были крайне стеснены" (С. Дубнов)

Метки:

1754, 7 июля — (17 Таммуза 5514) В Гайслаутерне, небольшой деревне недалеко от Саарбрюка, родился раввин Аарон Вормс. Образование получил под руководством отца своего, Авраама Иосифа, большого знатока Талмуда, затем в Мецской раввинской школе, во главе которой стоял раввин Арье-Леб бен-Ашер. Изучил каббалу, прекрасно знал Зогар. В 1777 году получил раввинское место в Крихингене, в 1785 году был приглашен в Мец в качестве лишь члена раввинской коллегии. т. к., чтобы быть главным раввином, требовалось правительством знание французского языка; однако в 1832 году был утвержден правительством в качестве главного раввина. Иногда высказывал взгляды, клонившиеся в еврейской реформе. Порицал евреев за нежелание заниматься ремеслами (сам он сына своего Илию отдал в обучение к ремесленнику). Обнаруживал либеральный образ мыслей и в ритуальных вопросах, будучи, вероятно, единственным консервативным раввином того времени, открыто заявившим, что лучше молиться на отечественном языке, чем произносить молитвы по-еврейски, не понимая их содержания; сочувственно относился к идее открытия в Меце еврейской школы с общеобразовательными предметами; был врагом всяких суеверий и предрассудков, несочувственно относился к тем обрядам, которые, не будучи вовсе обязательны по закону, были основаны лишь на долголетнем обычае. Вормс - автор «Meore Or» (Мец, 1789—1830), критических заметок и комментария к большинству талмудических трактатов и на значительную часть Шулхан-Аруха, отд. Орах Хаим. Один христианин, поклонник Вормса, заявляет, что, если бы автор ограничился составлением лишь одной половины книги, то и тогда он имел бы право на кафедру в любой европейской академии. Умер Вормс 2 мая 1836 года в Меце.

Метки:

1755, 26 января — (14 Швата 5515) В возрасте 75 лет умер раввин Яаков Йехошуа Фальк (известный так же, как Яаков Йехошуа бен Цви Хирш) - известный талмудист. В 1712 году стал раввином во Львове, в 1731 году - в Берлине, в 1734 году - в Меце, в 1741 году - во Франкфурте-на-Майне. Автор одного из самых известных комментариев к Талмуду - ("Пэнэ Йехошуа" - "Облик Иехошуа"), ставшему настольной книгой для изучающих Талмуд. Написал также комментарий к Торе. Враг раби Ионатана Эйбешютца. В результате этой вражды вынужден был оставить свой пост в 1750 году и с тех пор странствовал, преследуемый. Скандал распространился почти по всем общинам Германии. Германское еврейство раскололось на два лагеря: сторонников и противников раби Йонатана Эйбешютца, которые проклинали друг друга. Умер недалеко от Оффенбаха. Похоронен во Франкфурте-на-Майне. (по другим источникам умер в 1754 или 1756 годах)

Метки:

1757, 18 февраля — (28 Швата 5517) В Авиньоне (Франция) местный житель, проходя ночью через гетто, споткнулся и упал в колодец рядом с синагогой. К счастью, он не пострадал. Этот день был объявлен праздником в общине, потому что, если бы горожанин утонул, евреям были бы предъявлены обвиненния в соучастии в его смерти.

Метки: