Софи Такер — события (0-1 из 1)

1884, 13 января — (15 Тевета 5644) Родилась Софи Такер

Неважно, что говоришь, важно как. Бывает, что интонация сильнее сотни слов. Когда Софи Такер говорила: «Я была богатой, и я была бедной (пауза, вздох). Быть богатой мне понравилось больше», зал взрывался от хохота. В начале прошлого века Америка цитировала водевильную артистку, как Россия цитировала Грибоедова, а некоторые ее перлы сохранили свою актуальность и дожили до наших дней. Не так давно сотрудница нью-йоркской библиотеки поделилась со мной другой цитатой из репертуара Софи Такер: «От рождения и до 18 лет девушке нужны хорошие родители. С 19 до 35 ей нужно хорошо выглядеть. С 35 до 55 ей нужен хороший характер. После 55 ей уже не нужно ничего, кроме наличных». Знаменитая Софи Такер, которую репортеры окрестили Red Hot Aidishe Mama (Red Hot – буквально – раскаленная докрасна) принадлежит к поколению детей той огромной волны еврейской иммиграции из России и Восточной Европы, которая обрушилась на американский берег в самом конце XIX начале ХХ века. Многие представители этого поколения преуспели в новой стране, но прогремели в первую очередь те, кто поднялся на популярную эстраду. Так Софи Такер оказалась в одном ряду с Ирвингом Берлиным (Изей Балиным), Джорджем и Айрой Гершвин (Жориком и Ариком Гершовичами) и многими, многими другими. Девичья фамилия Софи – Калиш. Первым из семьи в США отправился на заработки отец, который, как говорят, находясь еще на пароходе, взял имя скончавшегося пассажира итальянца – Абуза. По одной из версий, новое имя должно было уберечь семью от погромщиков. Эта версия встретит понимание у американского читателя, но трудно не обратить внимание, что смена имени произошла по дороге из России в Америку, где погромщиков уже не было. За этим решением читается не столько мера предосторожности, сколько стремление ассимилироваться, вырваться из еврейского гетто, стать американцем. Это стремление передалось от отца к дочери, которая воплотила его в жизнь, как говорится, на все сто. Устроившись первоначально в Бостоне, отец вызвал из России мать с дочерьми и те прибыли в Америку в 1884 году, когда Софи было чуть больше трех месяцев. Что интересно, Софи родилась в дороге. Где именно сказать трудно, поскольку матери пришлось выйти из вагона, родить, а затем сесть в следующий. Воссоединившаяся семья поселилась в коннектикутском Хартфорде и открыла здесь ресторан. В этом ресторане Софи впервые вышла к аудитории в качестве певицы. Они выступали с сестрой, но ее любили больше, поскольку девочка была толстушкой, и публику это веселило. Реакция аудитории определила амплуа Софи – она смеялась над собой громче всех и за это ее обожали. Позже в ее репертуаре появились песни «Не хочу худеть» и «Никто не любит толстушек, но знали бы вы, как любят они!» Полные выглядят взрослее, и часто быстрей взрослеют из-за критического отношения к ним. В 16 лет Софи забеременела от своего кавалера Луиса Така. Как мы помним из анекдота, мужчина отличается от самца тем, что у него помимо всего прочего есть деньги. Луис оказался не мужчиной и родители Софи, взяв к себе домой внука, сделали все, чтобы их дочь поскорей распростилась с партнером, который оказался не в состоянии кормить юную супругу и сына. Софи вернулась в ресторан. Но, уже ощутив свою власть над аудиторией, она рвалась на большую сцену. Упаковав вещички, молодая и боевая провинциалка взяла курс на Нью-Йорк. В 1906 году ее взяли в водевильную труппу одного из театров Ист-Сайда, объяснив при найме, что она обязана успеху не своему таланту, а только тому, что она толстая и уродливая. Это должно было понравиться публике. В наши политически корректные времена это кажется неслыханным. Впрочем, и сто лет назад такая характеристика могла нанести молодой женщине тяжелую психологическую травму. Но не Софи! Она начала выступать за 15 долларов в неделю, что еще интересно, не в еврейской секции района, а чуть северней – в Джерман-тауне – «Немецкой слободе» Манхэттена. Можно посмотреть на дело иначе. Искусство требует жертв, и у начинающей актрисы просто не было другого выбора. Ее положение усугубилось тем, что постановщики спектакля дали ей «черную роль». Менеджмент считал, что в натуральном виде публика ее просто освистает. Как говорят американцы, «нищие не выбирают». В 1906 году Софи вышла на сцену под плотным слоем черной краски и новым артистическим именем Софи Такер. В 1908 году этот маскарад кончился. Багаж с костюмами и гримом артистов прибыл на очередную концертную площадку с опозданием. Этой задержки хватило, чтобы Софи вышла к аудитории без грима. В конце спектакля зал был влюблен в толстушку, ей устроили овацию, требовали повторения ее вокального номера еще и еще. Менеджмент гастрольной труппы, которым не двигало ничего кроме голого практицизма, тут же закрыл «негритянскую» главу сценической биографии Софи. На успех биографии во многом повлияло ее появление в знаменитом шоу Ziegfield Follies. Автором шоу был бродвейский продюсер Франц Зигфилд, который остался под большим впечатлением от посещения парижского кабаре «Фоли Берже» и решил сделать аналогичное в Нью-Йорке, только с американским размахом. Этот размах – обилие полураздетых красавиц и популярная музыка, потрясли даже видавших виды ньюйоркцев. Шоу с колоссальным успехом шло с 1907 по 1931 год и песни для него писали самые знаменитые композиторы того времени: Берлин, братья Гершвины, Керн. Оно стало стартовой площадкой для многих звезд эстрады, включая Такер. Но ее работа в шоу была кратковременной. Другие участницы стали отказываться работать с ней, поскольку она заполняла всю сцену, не оставляя им места. Этот неожиданный конфликт стал переломным моментом в сценической биографии Софии. Она начала сольную карьеру, раз и навсегда определив свой жанр. Она выходила на сцену с пианистом, который не только аккомпанировал ей, но и был участником диалогов-анекдотов. Ее популярности способствовало то, что с ней охотно работали многие композиторы, а в 1911 году она исполнила песню, которая стала всеамериканским шлягером – Some of This Days. Песня Шелтона Брукса в исполнении Софи Такер была одной из первых значительных коммерческих записей компании Эдисона. Запись производилась на восковой цилиндр. Но откуда взялось это прозвище Red Hot – раскаленная докрасна, в смысле пышущая страстью? Пресса убедила нас в том, что культурная контрреволюция началась в 60-х и продолжается в наши дни благодаря таким вызывающе откровенным артистам, как Мадонна. Но почитайте биографии звезд столетней давности! Софи Такер была пионером того юмора, который проще всего назвать солдатским. И ее сексуальные шутки были еще более вызывающими, из-за ее собственной сексуальной непривлекательности. Она была «толстой и некрасивой». О своих успехах она говорила друзьям: «Стала еще больше и популярней!» Когда врач посоветовал ей сбросить вес, она наотрез отказалась. Габариты были ее фирменным знаком, сценическим образом, от которого зависел ее успех у публики. Как это нередко случается, вторым мужем Софи, стал ее первый аккомпаниатор, а третьим – второй. Оба брака были непродолжительными. Одна из песен ее репертуара «Я люблю быть одна!» прозвучала, как девиз жизни. Поощряя в своих номерах свободную любовь, она сама ощущала себя стесненно в узах брака. А может быть, тесно рядом с ней было ее мужьям? Может быть, ей хватало обожания аудитории? Так ли иначе, она достигла того возраста, когда ей уже не нужно было ни хорошо выглядеть, ни проявлять хороший характер. Она могла обходиться одними только хорошими гонорарами. И спрос на нее не падал. Она выступала в бродвейских постановках, снималась в кино и на телевидении, получив титул Первой леди водевиля. Еще одним своим прозвищем – «Последняя пышущая страстью мама» – она обязана длительности своей карьеры, превысившей 60 лет! Софи Такер скончалась в возрасте 82 лет и похоронена в Коннектикуте, где началась ее блистательная американская карьера. В.Ярмолинец, "Новое русское слово".

  - популярнейшая американская артистка оперетты, певица.

Метки:

Страницы: 1