Сонька-Золотая ручка — события (0-1 из 1)

1855, 1 апреляИмена

Подробнее о людях апреля см. Блогрубрика "Имена"

. (13 Нисана 5615) Родилась Софья Блювштейн

Образ Сонька - золотой ручки создала молва. Это была воровская кличка Софьи Ивановны Блювштейн, еврейки из Одессы. Интересные воспоминания об этой даме оставил А.П.Чехов, посетивший остров Сахалин летом 1890 года. Тогда самая известная в России и Европе воровка была заключена в одиночной камере в ручных кандалах. До того Золотая ручка сидела в тюрьме в Смоленске, откуда сумела сбежать вместе с охранявшим её надзирателем. Как и все сосланные на Сахалин женщины, она первое время жила вне тюрьмы на вольной квартире. Вскоре, переодевшись солдатом, она вместе со своим сожителем снова сбежала, но была поймана, закована в кандалы и помещена в одиночную камеру. В то время, когда Сонька находилась на воле, в Александровском посту было совершено несколько дерзких преступлений - убийство лавочника Никитина и похищение у еврея - поселенца Юрковского 56000 рублей, огромной по тем временам суммы. Все знали, что за этими преступлениями скрывалась Сонька, но доказать сей факт следователи так и не смогли. И на свободе, и на Сахалине за Сонькой тянулся шлейф громкой славы. Говорили, что она умеет не только профессионально организовывать преступления, но также хорошо прятать их следы. Более подробно писал о Соньке - золотой ручке Влас Михайлович Дорошевич, талантливый репортер своего времени. Он встречался с ней во время своей поездки на Сахалин в 1905 году, когда Софья Ивановна уже проживала на поселении со своим сожителем ссыльнопоселенцем Богдановым. По лагерной терминологии она считалась крестьянкой из ссыльных.Дорошевич с нетерпением ожидал встречи с Мефистофелем, Рокамболем в юбке, с могучей преступной натурой, которую не сломили не каторги, ни одиночные камеры, ни тяжелые ручные кандалы. Их она носила два года и восемь месяцев. В отличие от Ольги фон Штейн, которая оказалась очаровательной вымогательницей, Софья Блювштейн была организатором многих нераскрытых ограблений и убийств. И вот, наконец, долгожданная встреча состоялась. Перед глазами знаменитого журналиста и репортера стояла небольшая, хрупкая старушка со следами ушедшей молодости, с нарумяненным, сморщенным, как печеное яблоко, лицом, в стареньком капоте. Неужели, - подумал Дорошевич, - это была Она? Все, что осталось от прежней Соньки, - мягкие, выразительные глаза, которые могли отлично лгать. По манере говорить она была простая одесская мещанка, лавочница, знавшая идиш и немецкий язык. Прекрасный знаток человеческих характеров, Дорошевич не мог понять, как ее (Соньки) жертвы могли принимать Золотую ручку за знаменитую артистку или вдовушку-аристократку? Всероссийская, почти европейская знаменитость Сонька и на Сахалине была в центре внимания. Там про нее ходили различные легенды. Упорно держалось мнение, что она вовсе не настоящая, а сменщица, которая отбывает наказание за подлинную Соньку, продолжающую свою преступную деятельность в далекой России. Даже сахалинские чиновники, узнавшие, что Дорошевич видел и помнил фотографии Золотой ручки, снятые еще до суда, расспрашивали его: Ну, что, она? Та самая? На что журналист, обладавший прекрасной профессиональной памятью отвечал: Да, но только остатки той Соньки. Ее преступная натура не сдалась, упорно боролась с каторжным режимом Сахалина. Ее секли, и по словам страшного сахалинского палача Комлева, самым жестоким образом. Местный фотограф организовал на Соньке доходный бизнес, продавая фотографии Золотой ручки. Ее выводили на тюремный двор, ставили рядом наковальню, кузнеца с молотом, надзирателей и Софью Блювштейн в ручных кандалах. Такие фото охотно покупали матросы с кораблей, приходивших с материка, и тогдашне туристы. Сахалинская каторга с почтением относилась к Золотой ручке. -Баба - голова, говорили о ней. На современном блатном жаргоне ее бы назвали вор в законе. Сожитель Софьи - Богданов - говорил о ней Дорошевичу: Теперича Софья Ивановна больны и никакими делами не занимаются. Официально - она варила великолепный квас, построила карусель, организовала из поселенцев оркестр, отыскала фокусника, устраивала представления, танцы и гуляния. А неофициально - торговала водкой, что было строго запрещено на Сахалине. И хотя об этом было широко известно, никакие обыски не выявляли производителя зеленого змия. Только пустые бутылки из-под кваса находили стражи порядка. Она держала малину, продавала и покупала ворованные вещи, но засечь краденое полиции не удавалось. Таким образом, она боролась за жизнь, мечтая снова вернуться в Россию. Она закидала столичного репортера вопросами о городе ее детства - Одессе. Во время одной из встреч Сонька сказала Дорошевичу, что у нее в Одессе остались две дочки, которые выступали в оперетте в качестве пажей. Она умоляла сообщить ей об их судьбе, так как давно не получала от них никаких известий. Как писал Дорошевич об этой истории, Рокамболя в юбке больше не было. Перед столичным репортером рыдала старушка - мать своих несчастных детей, о судьбе которых она давно ничего не знала. Таково окончание истории подлинной Соньки - золотой ручки - Софьи Ивановны Блювштейн. -Секретные материалы ХХ века-, 2001 г.

  - Сонька Золотая Ручка

Метки:

Страницы: 1