Сиван — события (225-250 из 654)

1925, 4 июня — (12 Сивана 5685) В Могилеве-Подольском (Украина) в семье фельдшера родился Ион Деген
Мать работала медсестрой в больнице. В двенадцать лет начал работать помощником кузнеца. Увлекался литературой, а также зоологией и ботаникой.

В июле 1941 года Деген добровольцем ушел на фронт в истребительный батальон, состоящий из учеников девятых и десятых классов. Воевал в составе 130-й стрелковой дивизии. Был ранен.

Окончил 1-е Харьковское танковое училище. Командир танка. Командир танкового взвода. Командир танковой роты. Трижды ранен. В результате последнего ранения тяжёлая инвалидность. Деген получил ранение в голову. Пока выбирался из танка, семь пуль хлестанули его по рукам, а, когда упал, четыре осколка перебили ему ноги. Он понимал, что если немцы сейчас найдут его, то сожгут заживо. И решил застрелиться, но страшная боль не позволила даже снять с предохранителя парабеллум. Он потерял сознание и очнулся уже в госпитале.

Награждён орденами — Красного знамени, «Отечественная война» 1-й степени, двумя -"Отечественная война" 2-й степени, медалью «За отвагу», польскими орденами, медалями, был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Первое представление – за бой, в ходе которого его взвод уничтожил 18 "Пантер", второе – за героизм, проявленный в ходе боев на подступах к Кенигсбергу. Десятый в списке Советских танковых асов. За время участия в боевых действиях в составе 2-й отдельной гвардейской танковой бригады экипажем Иона Дегена было уничтожено 16 немецких танков. В 2014 году Деген рассказывал о войне так: "Конечно, мне было страшно, но еще больше я боялся, что кто-то подумает, что еврей – трус, что еврей боится. Поэтому всегда лез первым..."

Летом сорок пятого года, когда еле ковылял на костылях, неожиданно был приглашен в Дом литераторов читать стихи вместе с другими поэтами-фронтовиками. Председательствовал Константин Симонов, бывший тогда на пике славы. Были там Михаил Дудин, Сергей Орлов, тоже танкист… Других Деген не запомнил по именам. Когда он прочел «Мой товарищ, в смертельной агонии…», все как будто оледенели. А потом началось. Вспоминает Ион Деген: ««Не просто лаяли и песочили. В пыль растирали. Как это коммунист, офицер мог стать таким апологетом трусости, мародерства, мог клеветать на доблестную Красную Армию? Киплинговщина какая-то. И еще. И еще"

В 1977 году Ион Деген репатриировался в Израиль, где более двадцати лет продолжал работать врачом-ортопедом. Он считал, что его послевоенную судьбу, намерение стать врачом, предопределил фронтовой опыт. "Дело в том, что в госпитале, видя труд врачей, я решил, что и сам стану врачом. Я привык работать досконально. Сейчас видите, рука уже не слушается. А ведь я был хирургом-ортопедом, первым в мировой практике пришил ампутированную руку. Это же не само по себе пришло", - рассказывал Деген.

Стихотворение
"Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони ты не маленький.
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит"

было написано Дегеном в декабре 1944 года. Долгое время оно переписывалось и передавалось устно как народное. Об авторстве Дегена стало известно только в конце 80-х годов

- легендарный танкист времён ВОВ, врач, поэт. Умер 28 апреля 2017 года.

Метки:

1926, 16 мая — (3 Сивана 5686) В Яффе бывшими российскими евреями организован «Союз возвращения на родину». И хотя 3 января 1927 г. комиссия Совета Труда и Обороны СССР приняла постановление, в котором «содействие массовой эмиграции евреев из Палестины» было признано нецелесообразным, тем не менее, в 1928 году группе в 100 человек удалось переселиться из Эрец-Исраэль в Крым и создать там коммуну «Воля нова»

Метки:

1926, 22 мая — (9 Сивана 5686) Ишув. В здании гимназии Герцля в Тель-Авиве состояля премьерный спектакль нового театра «Охел» — «театр рабочих Эрец-Исраэль», созданный в 1925 г. М. Халеви. «Охел» входил в систему учреждений культуры Хистадрута, где театр рассматривался как одно из средств для строительства еврейского государства. В 1969 театр был закрыт.

Метки:

1926, 15 мая — (2 Сивана 5686) В Тель-Авиве на созванном совете учредено «Ха-По‘эл», как спортивное общество всего ишува.

Метки:

1926, 20 июня — (20 Сивана 5687) Родился Рехавам Эеэви

Рехавам Зеэви (Ганди) родился 20 июня 1926 года в религиозной семье в Иерусалиме, в доме, принадлежавшем его прадеду. Он - представитель 5-го поколения коренной израильской семьи, всегда помнил, что его предки выходцы из Польши. Отец Зеэви родился в маленьком польском местечке не далеко от Лодзи. В возрасте 17 лет стал раввином. Он оставил сыну весьма необычное завещание: "Я прошу тебя, жить в соответствии со следующими принципами - скромность, преданность делу, жизнерадостность, горение". Его родители, разделявшие социалистические и сионистские взгляды, постарались дать сыну светское образование. Он учился в гимназии "Рехавия" и на сельскохозяйственных курсах в кибуце "Гиват Шлоша". Одно из первых и, наверное, самых ярких детских воспоминаний, которое приводит журналист Петр Люкимсон из еженедельника "Русский израильтянин", восходит к 1929 году. Уже прошла кровавая резня евреев в Хевроне, и англичане эвакуировали еврейскую общину из города. Теперь арабы готовили погромы в Иерусалиме, Цфате, в Яффо - по все территории Палестины. Отца Рехавама Зеэви, видного деятеля "Хаганы" (еврейские военизированные отряды самообороны во время действия мандата Великобритании), направляют в Цфат, и его мать бросает в лицо руководителям Ишува (еврейская община Палестины до провозглашения государства Израиль)... - Вы отослали Зеэви: Кто теперь защитит Иерусалим? Для защиты еврейского квартала присылают какого-то молоденького паренька с пистолетом. И вот толпа разъяренных арабов входит в еврейскую часть города. На ее пути - только один вооруженный пацан с едва начавшими пробиваться усами. Он стоит посередине улицы и, понимая, что это - его последний бой, вскидывает пистолет и начинает выпускать по толпе одну пулю за другой: И арабы - бегут! Зеэви на всю жизнь запомнил тот страх, который испытывала его мать и соседи перед погромщиками. Но и на всю жизнь запомнил, как побежали эти погромщики, едва только один еврей показал им, что готов драться до конца. Возможно, именно этот случай и определил мировоззрение Зеэви, всю его последующую судьбу. В 1944 году он вступил в ряды ПАЛМАХа (сокращение слов "плугот махац" - "ударные роты"), созданного в мае 1941 года для защиты ишува. Именно в те годы, как вспоминают немногие оставшиеся в живых боевые товарищи Зеэви, в праздник Пурим он сбрил волосы и, закутавшись в простыню, худой, в очках, предстал в образе вождя индийского народа - Махатмы Ганди. Сходство оказалось настолько разительным, что это прозвище закрепилось за ним до конца жизни (несмотря на полную противоположность характеров, а так же взглядов Зеэви и знаменитого индуса). В годы первой арабо-израильской войны (израильтяне называют ее Войной за Независимость) в 1948 году он служил офицером разведки в бригаде "Ифтах", плечом к плечу с Ицхаком Рабином воевал на самых опасных участках фронта. Он участвовал во многих кровопролитных боях и в 1949 году получил назначение в штаб Северного военного округа. Здесь он руководил спецоперациями, прошел первые командирские курсы ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля). Позднее получил назначение в Южно-военный округ на должность начальника разведывательного отдела, а затем - командира бригады "Голани". В этот период Зеэви участвует в боях с сирийцами, в Синайской кампании (операция "Кадеш", 1956 год), проводит громкие операции против террористов, выполняет ряд секретных военных миссий в других странах. Он пользуется авторитетом среди бойцов, получает известность, как один из самых блестящих офицеров. Его бесстрашие и мужество поражают, но еще больше поражает сила его интеллекта, умение проанализировать обстановку и добиться выполнение боевой задачи малой кровью. Насколько Зеэви любили подчиненные, настолько же его не любило командование. И потому по службе Ганди продвигался исключительно из-за того, что не признать его способностей было невозможно. По окончании в 1964 году штабной академии в США он получает звание генерал-майора и назначается командующим Центральным военным округом. В этом качестве он участвует в "Шестидневной войне" (июнь 1967 года) в боях за освобождение Иерусалима. Сегодня уже немногие помнят, что на той знаменитой фотографии, где Ицхак Рабин, Узи Наркис и Моше Даян идут по только что освобожденному Иерусалиму, рядом с ними запечатлен и четвертый герой этой битвы - Рехавам Зеэви. Но так велика была нелюбовь к Ганди, так пристрастны были к нему газетчики и политические противники, что его просто безжалостно вырезали с этого исторического фотодокумента. Но при всей нелюбви к Зеэви Моше Даяна, именно Даян назначил его в 1968 году начальником отдела генерального штаба по проведению "особых операций". И Ганди снова с честью справляется с этой должностью. В 70-е годы, когда в Иорданской долине, Иудее и Самарии развернулась кровопролитная борьба между Израилем и палестинской организацией ФАТХ (тогда ее возглавлял нынешний лидер Палестинской автономии Ясир Арафат), Зеэви лично принял участие в 120-ти антитеррористических операциях. В 1973 году, за несколько дней до войны Судного дня (Йом Кипур), начавшейся 6-го октября, он уходит в отставку по возрасту. Но с первыми звуками серен тревоги снова возвращается в строй. Только в 1974 году он сменил мундир на штатскую одежду. А накопленный им опыт оказался востребованным. В 1975 году премьер-министр Ицхак Рабин назначил Ганди своим советником по вопросам безопасности и борьбы с террором. Он пробыл на этой должности до мая 1977 года, когда кресло главы правительства занял Менахем Бегин. В те годы, как, впрочем, и теперь, многие генералы после отставки сразу же присоединялись к политическим партиям. В отличие от них, Зеэви решил не включаться в политическую борьбу, заявив, что "не разделяет идеологии существующих партий". Его главным принципом изначально была целостность Эрец-Исраэль (Земля Израиля в библейских границах). Вскоре после этого, он подвергся довольно грубым нападкам прессы и отдельных политиков, стремившихся дискредитировать его. В 1981 году Зеэви назначили директором музея Эрец-Исраэль в Тель-Авиве. Влюбленный в землю Израиля, энциклопедически образованный, он практически стал создателем одного из лучших израильских музеев. Но со временем становилось ясно, что для неукротимой энергии Зеэви музейная работа не вполне подходит. Его все сильнее притягивала политика. Вскоре состоялось рождение партии "Моледет" с поднятой Ганди на щит идеей "трансфера" арабов из Эрец-Исраэль. После этого вокруг его фигуры началась настоящая свистопляска. Как его только не называли и какому только остракизму не подвергали за эти годы. Согласно идее Зеэви о "добровольном трансфере", арабское население Иудеи, Самарии и Сектора Газа должно переехать в соседние арабские страны и тем самым снять все проблемы. В качестве прецедента он привел решение Лиги наций 1922 года осуществить трансфер греков из Турции и турок из Греции на их историческую родину, чтобы снять межнациональную напряженность в этих странах. Кстати сказать, за осуществление данной акции доктор Нансен получил в свое время Нобелевскую премию. По мнению Зеэви, первый этап - выезд евреев из арабских стран уже произошел. Теперь следует завершить трансфер арабов, но исключительно на добровольной основе. Во всех своих интервью Зеэви постоянно подчеркивал, что идея трансфера призвана прекратить кровопролитие на Ближнем Востоке и привести к прочному миру в регионе. - Я никогда не призывал выкинуть сотни тысяч арабов из Эрец-Исраэль, - говорил Зеэви. - Трансфер - это не только в наших, но и в их интересах. Нужно договориться с мировым сообществом, чтобы оно убедило арабские страны принять своих соплеменников. При этом каждой арабской семье следует выплатить достойную компенсацию за ее дом, чтобы на новом месте она смогла приобрести недвижимость. - Но насколько моральной такая акция является сама по себе? - задавали вопрос журналисты. - Она моральная, прежде всего потому, что после нее начнется эпоха подлинного мира, во всяком случае, движение к нему, - отвечал Зеэви. - Я ведь не предлагаю ничего нового. В нашем случае мы можем говорить об обмене: мы приняли сотни тысяч евреев из арабских стран, пусть арабские страны примут тысячи соотечественников из Израиля. В противном случае развитие событий может стать непредсказуемым. Я не верю в стабильность двунациональных или многонациональных государств... До конца своих дней Зеэви считал трансфер "единственным выходом для евреев и палестинских арабов". Он был убежден (и пытался убедить оппонентов), что рано или поздно трансфер произойдет. Либо трансфер арабов, либо - евреев. Но при этом прольется много крови... В 1988 году Зеэви был избран депутатом Кнессета (израильский парламент) от партии "Моледет". Он был членом парламентских комиссий по иностранным делам и обороне, по вопросам образования и культуры, по государственному контролю. Поскольку Зеэви оставался верен своим принципам, ему было непросто присоединиться к правительству, даже когда во главе его оказывались лидеры блока правых партий "Ликуд". В 1991 году он вошел в правительство Ицхака Шамира в качестве министра без портфеля, но демонстративно подал в отставку в 1992 году, не согласившись с участием Израиля в Мадридской конференции по Ближнему Востоку. В 1999 году "Моледет", находившаяся в оппозиции объединилась с движением "Ткума" и партией "Херут", образовав блок "Ихуд леуми" ("Национальное единство"). В 2000 году этот блок и партия "Наш дом - Израиль" создали единую фракцию. После победы Ариэля Шарона на выборах премьер-министра 6-го февраля 2001 года Зеэви был назначен министром туризма в новом правительстве. Вообще в Израиле считают, что Ганди был изгоем в политике. Левые использовали его в качестве жупела, а правые отворачивались от него, как только он становился им не нужен. После триумфа Биньямина Нетанияху в 1996 году Зеэви, немало сделавший для всего правого лагеря и для его победы, не был даже приглашен на коалиционные переговоры. Нетанияху понимал, что Ганди станет его головной болью, а через месяц хлопнет дверью и выйдет из правительства. И правильно понимал! Покойный Зеэви никогда не пожертвовал бы своими убеждениями ради министерского кресла. В последний раз он доказал это за двое суток до своей гибели. Когда премьер-министр Шарон решил пренебречь его предупреждениями о том, что Израилю нельзя выходить из Абу-Снена и Газы, что послабление палестинцам, на которых так настаивает министр иностранных дел Шимон Перес, приведут к новой вспышке террора и новым жертвам среди израильтян, он вместе со своим партнером по блоку Авигдором Либерманом подал в отставку. Тогда он еще не знал, что первой жертвой этих послаблений станет он сам... Взгляды Рехавама Зеэви не нравились многим. Палестинцам, от которых он предлагал отчистить Израиль. Израильским левым (а по сравнению с Ганди - все левые). Он никогда не соглашался ни на какие компромиссы. Если ему не нравились "трюки" правительства, он вставал с министерского кресла и уходил, оставив хорошую зарплату и льготы. Партия "Моледет", которую он основал и возглавлял была небольшой и не самой популярной. Но и отвергавшие ее позиции не отрицали, что все помыслы Зеэви были направлены на благо государства. Разумеется, как он это понимал... Как пишет Ривка Рабинович в газете "Время", Зеэви "был сыном своей страны, связан с ней кровно, хотел ее всю, до последней пяди, для еврейского народа". Из этого вытекало его непримиримое отношение к палестинцам и его идея "добровольного трансфера" палестинцев из Эрец Исраэль. Он осознавал невыполнимость этой идеи, но отстаивал ее, потому что не хотел делить свою родину ни с кем. Его политическая позиция было позицией желаемого, но не позицией возможного. Тем не менее, несмотря на свои крайние позиции в отношении палестинцев (вплоть до изгнания их из Израиля), Зеэви не принадлежал к принятому называть идеологическим правым. В "нормальном" государстве с признанными границами он вообще не был бы правым. Фактически он был человеком труда, рабочего движения. Не случайно в числе его друзей были люди из разных политических партий. Даже противники затруднялись сказать о нем что-то плохое в личном плане. До последних дней жизни Зеэви считал израильско-палестинские соглашения, заключенные в Осло, "чудовищной западней, в которую тогдашние штурманы завели Израиль". По его мнению, государство в результате лишилось стратегически важных территорий. А в самом сердце Эрец-Исраэль возникла сорокатысячная армия. Состоящая из вооруженных до зубов палестинских полицейских. Что нам это дало? - постоянно задавал вопрос Зеэви и сам же отвечал: - Похороны за похоронами, один теракт за другим: А вот что он говорил на своей последней пресс-конференции (она была посвящена его решению выйти из правительства), проведенной утром 15 октября в Кнессете... - Шарон по-прежнему подчеркивает стратегическую важность сохранения правительства национального единства. Он постоянно напоминает о том, что для этого надо идти на уступки. Согласен! Уступать следует: Но почему уступать должны мы? Надо сказать, что отношение Зеэви к "соглашениям в Осло" было предельно ясным, поскольку они, по его убеждению, "давным-давно мертвы". - Они мертвы исключительно потому, что противоположная сторона не выполнила ни одного из взятых на себя обязательств, - пояснил он на последней пресс-конференции. - Ясир Арафат - убийца и лгун. Просто есть дни, когда он гасит волны террора, так как в эти дни ему необходимо появиться в Вашингтоне или Лондоне. - А чего, собственно вы требуете от Шарона? - спросили Зеэви журналисты. - Выполнения своих предвыборных обязательств! - парировал министр. - Обеспечить евреям Эрец-Исраэль безопасность и похоронить "соглашения Осло", основой которых было обещание Арафата подавить террор. Но созданная с нашего благославления Палестинская Автономия, стала рассадником террора. - Если бы вы были премьер-министром, - не унимались журналисты, - как бы вы действовали в нынешней ситуации? - Прежде всего, я бы выполнял свои обещания, - последовал ответ. - Потом - ввел бы конкретные, жесткие меры против террористов. Если вблизи какой-то арабской деревни напали на еврейскую машину, я завожу в это арабское село полк солдат. Окружаю, делаю обыск "частой гребеночкой". Там, где нашли оружие, - мужчин арестовываем, дом разрушаем, семью высылаем в Иорданию. Это не сложно: Так нужно сделать только в паре арабских населенных пунктах, и арабы поймут, что не так приятно служить убежищем для террористов. Зеэви считал, что война с террором - это постоянный процесс. Он призывал не ограничиваться разовыми акциями, а думать о возможных ответах. - Мы постоянно слышим, что у нас самая мощная армия в регионе, - говорил он - сейчас самое время ее применить: Знавшие Зеэви люди, отзываются о нем, как о разностороннем человеке. Боевой генерал, блестящий военноначальник, он написал десятки книг, охотно редактировал и рецензировал труды других авторов. Как рассказал на страницах израильской газеты "Новости недели" ее обозреватель Эфраим Ганор, "Зеэви был очень эрудированным человеком, непревзойденным знатоком природы, географии и истории Эрец-Исраэль". Начав свою карьеру в ПАЛЬМАХе как разведчик, он исходил всю страну вдоль и поперек, совершая разведывательные рейды. Он знал в Израиле каждую тропинку, каждый холмик и каждый камень. Видимо, со времен ПАЛЬМАХа и родилась у него бескомпромиссная любовь к своей родине. Этой любви он остался верен до последнего вздоха... Кстати сказать, стараниями Зеэви была проложена дорога вдоль Мертвого моря. Но она - не единственный его след на карте Израиля. Он придумал десятки, если не сотни, названий для новых еврейских поселений. Зеэви был великим книгочеем, но не замыкался в четырех стенах, а продолжал путешествовать по стране. Он собрал огромную библиотеку, где были и литературные произведения, и исторические работы, и, разумеется, по военному искусству. К нему часто обращались за помощью как к одному из лучших знатоков иврита и еврейской истории. Но он так же изучал и историю других народов, восхищался русской литературой, а прошлое России знал получше многих современных российских интеллектуалов. Зеэви был постоянным автором израильской русскоязычной газеты "Вести". Сначала 90-х годов он высказывал на ее страницах свое мнение по актуальным вопросам. Высказывал жестко, бескомпромиссно, не стесняясь в выражениях. В его статьях всегда присутствовали исторические примеры, параллели с историей других стран и народов. Даже те, кто был не согласен с ним, читали эти статьи с большим интересом. Вспоминает член правления партии "Моледет" Лев Мазин, хорошо знавший Зеэви: - Он был человеком очень искренним, прямым и бесхитростным. Он нажил немало врагов, но честность и прямота качество настолько редкие у политиков, что люди тянулись к нему. Он не скрывал своих чувств, но когда речь заходила о любви к Израилю, видел мир в двух красках - черной и белой. Здесь для него не существовало полутонов. Правые взгляды, жесткие высказывания в адрес Арафата и непримиримость к террористам вовсе не свидетельствовали о слепой ненависти Зеэви к представителям арабского сектора. "Расист и ненавистник арабов", он, оказывается, имел среди арабов куда больше друзей, чем все 119 оставшихся депутатов вместе взятые. Ганди мог поднять на ноги весь Израиль, чтобы найти врача для умирающего арабского ребенка и спасти ему жизнь. В одной из арабских деревень есть улица, названная в его честь, потому что именно он помог жителям этой деревни добиться, чтобы к ним проложили водопровод и выстелили асфальтовую дорогу. Еще со времен ПАЛЬМАХа у Зеэви установились особые отношения с бедуинами. Он освоил их диалект, учился у них, а они учились у него. Он сохранял с ними дружеские отношения до последних дней жизни. Известно так же как в последнее время он заботился о том чтобы бедуинам и друзам (ветеранам ЦАХАЛа) отдавались те же почести, что и евреям. Несмотря на политические разногласия с членами Кнессета от арабских партий, между ними и Зеэви установились не только корректные, но даже вполне дружеские отношения. Не разговаривал Ганди только с двумя - Ахмедом Тиби и Тауфиком Зиядом. С последним - после того, как тот выбил из рук Ганди протянутое ему лекарство от кашля, которым в тот момент страдал арабский парламентарий. Несмотря на свой возраст, Зеэви сохранял высокую трудоспособность, энергию и неистовый темперамент. На посту министра туризма он развил необычайно кипучую деятельность - настолько, что его время было расписано, но всегда и всюду он успевал. Его часто можно было увидеть в самых опасных местах. К угрозам покушения он относился спокойно, не хотел, чтобы его слишком "плотно" охраняли. Он говорил, что как профессиональный военный, сможет себя защитить. Зеэви рассказывал, что спал с пистолетом под подушкой с трехлетнего возраста. Именно там его родители прятали свое оружие, необходимое для самообороны. Так что более 70-ти лет он считал себя мобилизованным на защиту отечества, которое в течение всей его жизни пребывало в состоянии войны. К слову сказать, Зеэви постоянно носил при себе две вещи - шейный брелок, на котором были записаны имена всех пропавших без вести и оказавшихся в плену израильских солдат, и - пистолет. - Вы кого-то боитесь? - спросили как-то Зеэви. - Нет, я не боюсь. Но я хочу, чтобы боялись меня. Если что-то случится, я всегда успею вытащить пистолет. Не успел... Занявшись политикой, Зеэви отдалился от своих товарищей по ПАЛЬМАХу, но личные дружеские отношения между ними не прервались. Ему, стороннику трансфера, приходилось вести с ними тяжелые политические бои. Но эти дискуссии всегда проходили в обстановке взаимного уважения. Это особенно проявлялось в его отношении к покойному премьер-министру Ицхаку Рабину, которого он почитал беспредельно. Полвека с лишним назад во время Войны за независимость, Зеэви познакомился со своей будущей женой Яэль Села из кибуца Дгания-бет. Она служила связисткой в полку, где Зеэви был офицером разведки. С тех пор они были неразлучны. - На протяжении всей моей службы в ЦАХАЛе, - признался в одном из интервью Зеэви, - Яэль находилась рядом со мной. Она переезжала с место на место и была классическим моим "вторым Я". Конечно, ее жизнь со мной не легка, но интересна... Отец пятерых детей, дед двадцати внуков и двух правнуков, он называл семью своим "племенем". Что любопытно: его горячая любовь к Эрец-Исраэль проявилась даже в именах, которые он дал своим детям. Пальмах, Саяр (так на иврите называется одна из его должностей - патрульный офицер), Мецана, Цеала и Арава. 18 октября 2001 года в 15-30 по израильскому времени Рехавам Зеэви (Ганди) был похоронен на военном участке кладбища на горе Герцль в Иерусалиме. Но то, ради чего он жил, боролся и погиб, осталось. Это - Израиль... Автор: Константин КАПИТОНОВ, Сайт: People's History

- генерал ЦАХАЛа, лидер партии "Моледет".

Метки:

1927, 16 июня — (16 Сивана 5687) Родился Яков Ходоров - знаменитый израильский футболист, вратарь. За сборную Израиля по футболу провёл 31 матч, Родился в Ришон ле-Ционе, в детстве был слабым, болезненным, чтобы укрепить мышцы ног отец купил ему футбольный мяч... Играл за Маккаби из Ришон ле-Циона, Хапоэль оттуда же, в Войне за Независимость воевал в бригаде Гивати на южном фронте, в Негеве, Ушёл из спорта в 43 года. В год празднования 50-летия Израиля Ходорову была оказана честь зажечь факел на торжестве на горе Герцля.

Метки:

1927, 6 июня — (6 Сивана 5687) Ишув. На границе гор Шомрона (Самария) и долины Шарон, в 10 км северо-восточнее Хадеры основан кибуц Эйн-Шемер. Принадлежит объединению Ха-Киббуц ха-арци — Ха-Шомер ха-ца‘ир. Назван по имени землевладельца Шемера, у которого царь Омри купил землю и построил город Шомрон (см. Самария; I Ц. 16:24). Основан группой «Эйн-Ганим» движения Ха-Шомер ха-ца‘ир из Польши. До конца периода британского мандата являлся одной из баз Палмаха. Население — 775 человек (начало 2003 г.), площадь — 460 га. Основные отрасли хозяйства: животноводство, птицеводство, полеводство; имеются завод резиновых изделий и завод изделий из пластмасс «Минипласт». Открыт музей, посвященный периоду халуцим второй и третьей алии, заселявших этот район.

Метки:

1928, 24 мая — (5 Сивана 5688) Совнарком СССР утвердил новый устав Общества землеустройства еврейских трудящихся, согласно которому членами ОЗЕТа не могли быть «нетрудовые элементы». Началась чистка рядов Общества землеустройства еврейских трудящихся от так называемых лишенцев, а также широкое привлечение нееврейских масс в организацию (автоматически записывали целые предприятия) с целью придания ей интернационального характера.

Метки:

1929, 12 июня — (4 Сивана 5689) Родилась Анна Франк.

Метки:

1930, 7 июня — (11 Сивана 5690) Ишув. Создана служба неотложной скорой помощи Маген Давид Адом. Необходимость в её создании стала очевидна после кровавых арабских погромов 1929 года, когда оказалось, что отсутствуют даже самые элементарные возможности оказания первой медицинской помощи. Первую группу составили семь израильских врачей, а располагалась служба в одной комнате на первом этаже ветхого дома ветхие на углу улиц Ротшильда и Nahalat Benyamin в Тель-Аваиве. Вторая группа была созданна в Хайфе в 1931 году и третья - в Иерусалиме в 1934 году. В 1935 году была создана национальная организация для предоставления медицинских услуг Хагане. В первое время материальная часть общества состояла из одногонебольшого грузовика, преобразованного в машину скорой помощи.

Метки:

1932, 9 июня — (5 Сивана 5692) Ишув. Пуск первой в Эрец-Исраэль гидроэлектростанции, построенной П. Рутенбергом.

Метки:

1933, 10 июня — (16 Сивана 5693) «Выкорчевыванием еврейских корней и следов из германской культуры» назвал в этот день И. Геббельс сожжение на площади перед Берлинским университетом многих тысяч книг, авторы которых — евреи и неевреи — составляли гордость мировой культуры.

Метки:

1933, 16 июня — (22 Сивана 5693) Убит один из лидеров Гистадрута Х. Арлозоров

Хаим (Виктор) Арлозоров родился на Украине. Вместе с родителями он покинул родину после случившегося погрома в 1905 году и переехал в Германию. Активно участвовать в лейбористском движении сионистов начал там. В 1918 году Арлозоров становится соучредителем партии ха-Поэль ха-Цаир, которая выражала интересы интеллигенции того времени. В последствии, когда партия ха-Поэль ха-Цаир объединилась с Цеирей Сион, Арлозоров становится одним из лидеров новой организации Гистадрут. После своего переезда в Палестину в 1921 году, он становится там представителем своей партии Гистадрут. Однако вскоре Арлозоров опять возвращается в Германию, где заканчивает докторантуру, а в 1924 году вновь приезжает в Палестину. В 1926 году его избирают еврейским представителем в Лиге Наций в Женеве. Арлозоров становится широко известным деятелем благодаря своим специфическим идеологическим убеждениям. Он был скептически настроен и яростно сопротивлялся намерениям своей партии Гистадрут в перспективе объединиться с другой сионистской партией социалистов Ахдут ха-Авода. Несмотря на его возражения партия Гистадрут все-таки слилась с Ахдут ха-Авода, в итоге образуя новую организацию Мапаи. Причем голос Арлозорова и его мнение очень ценилось среди лидеров Мапаи. Наряду с Хаимом Вейцманом, Арлозоров поддерживал идею расширения еврейских Агентств за счет включения не сионистов.С приходом к власти нацистов в Германии, Арлозоров становится ключевой фигурой в программе Гаавара, помогая евреям из Германии с переездом в Палестину. Он был связующим звеном между немецкими властями и Лигой Наций по иммиграционной политике, связанной с евреями. Хаим Арлозоров был застрелен в июне 1933 года, когда прогуливался по пляжу в Тель-Авиве вместе со своей женой Симой. По подозрению в убийстве были арестованы трое евреев: Абба Ахимеир , Абрам Ставский и Цви Розенблат , все — ревизионисты (политические противники покойного). Состоявшийся над ними суд был прекращён , в связи с отсутствием улик против обвиняемых. Тайна убийства Арлозорова не раскрыта до сих пор. www.War Online

Метки:

1933, 20 июня — (26 Сивана 5693) Ишув. У подножия горы Фавор в Нижней Галилее создана Сельскохозяйственная средняя школа - одна из самых известных и старейших сельскохозяйственных школ в Израиле. Деньги на её организацию дал иракский бизнесмен Эллиас Кадури.

Метки:

1933, 4 июня — (10 Сивана 5693) На Восточной коммерческой улице Харбина (нынешняя Западная пятая улица) начали строить харбинскую еврейскую больницу.

Метки:

1934, 26 мая — (12 Сивана 5694) В Тель-Авиве открылась выставка Востока. Подробнее

Первые торговые выставки сначала проходили в южной части города - на том месте, где многие из нас успели застать старую автобусную станцию. В 1934 году, когда выставку было решено сделать международной, она переехала в новые корпуса в устье реки Яркон. Каждая страна-участница получила отдельное здание. Были и отраслевые/тематические павильоны. Самое большое помещение было отведёно под экспозицию еврейского ишува. Выделялись также павильоны Великобритании, Франции, Италии, Бельгии. Выставка 1934 года имела ошеломляющий успех, её посетило 600,000 человек - в два раза больше, чем еврейское население тогдашней Палестины. Чтобы принять такой поток гостей, было налажено воздушное сообщение и построен международный аэропорт (ныне имени Бен-Гуриона). Через два года была проведена вторая международная выставка. Из-за начавшихся вскоре арабских волнений она оказалась последней. Арабы Палестины ответили отказом - события конца 30-х гг. уже маячили на горизонте. Участие Ирана было сорвано из-за организационных трудностей. А вот правительство Ливана не только согласилось, но и предприняло реальные шаги для открытия своей экспозиции на выставке 1936 года. Ливанский павильон предполагался совсем небольшим, поэтому его удалось вписать в небольшой участок между болгарским и польским представительствами, в самом центре выставки. В соответствии с общей концепцией выставочного комплекса, проект здания был выполнен в интернациональном стиле: чёткие геометрические объёмы, сплошное застекление одной из стен. Но строгость линий в данном случае смягчена большим барельефом, расположенным на внешнем полукруглом фасаде павильона. Вот этот барельеф и захватил моё внимание. За исключением красных, жёлтых и чёрных плиток, кое-где сохранившихся у входа в бельгийский павильон, это единственное напоминание о национальной принадлежности выставочных корпусов. Арабские волнения 1936-1939 гг., и последовавшая за ними Вторая Мировая война привели к тому, что выставка была возобновлена только после возникновения государства Израиль, и уже в другом месте города. Приезд ливанской делегации в новой политической обстановке, разумеется, был невозможен. В конце 30-х гг. англичане переоборудовали комлекс под военный лагерь, просуществовавший здесь до конца действия мандата. Впоследствии здания было решено приспособить под склады и мастерские. Некоторые павильоны были снесены, часть перестроена и утратила свой первоначальный вид. Ливанскому павильону повезло больше – небольшой размер и удобное месторасположение позволили использовать его в качестве торговой точки. В настоящее время здесь расположен кассовый отдел соседней автомастерской "Арье".

 

Метки:

1934, 15 мая — (1 Сивана 5694) В Латвии произошел государственный переворот К.Ульманиса, после которого были запрещены сионистские организации и большинство еврейских газет. Начался массовый отъезд евреев из Латвии, в особенности в 1935 г. Эта алия дополнила немецкую, и многие евреи Латвии, прибывшие в 30-е гг., сыграли исключительную роль в развитии науки и культуры еврейского ишува в Эрец-Исраэль и в Государстве Израиль. Их имена украшают книгу «Выдающиеся евреи Латвии», вышедшую в Латвии осенью 2003 г. Среди них ученый Иешаягу Лейбович, правовед Макс Лазерсон, композитор и дирижер Марк Лаври, историк Хаим Бейнарт. По данным Еврейского агентства Сохнут в 1935–1939 гг. в Эрец-Исраэль из Латвии прибыло 1715 человек (за предыдущее десятилетие –2253).

Метки:

1935, 20 июня — (19 Сивана 5695) В Тель-Авиве заложен краеугольный камень строительства театра "Габима". Архитектор Оскар Кауфман. В торжественной церемонии приняли участие Верховный комиссар Великобритании сэр Артур Уоучоп, Моше Шарет и мэр города Меир Дизенгоф. Большой зал был открыт в 1945 году.

Метки:

1936, 22 мая — (1 Сивана 5696) Теракт. Арабами обстреляны автобусы на дороге Тель-Авив - Иерускалим. На этот раз обошлось без жертв.

Метки:

1937, 22 мая — (12 Сивана 5697) При еврейской общине Вильно создан «комитет помощи пострадавшим (в погроме) евреям в Бресте», который возглавлял Я.Выгодский. В него вошли члены правления и представители хозяйственных союзов, свободных профессий (союза ремесленников, купцов, врачей, дантистов и т.д.)

Метки:

1937, 20 мая — (10 Сивана 5697) Эмигрантами из Германии создано сельхозпоселение Кфар-Шмарьягу. Сегодня пригород Тель-Авива.

Метки:

1937, 28 мая — (18 Сивана 5697) Цитаты и мнения. «Почти все ценности в области философии, этики, социальной справедливости, которыми мы обогатили мир и ради которых восходили на костер... сотканы из шелковых нитей нашей традиции, рождены в беседе человека с Б-гом, были осмыслены и выражены в лучах Б-жественного Духа. С такой могучей скалой наследия невозможно бороться. Да и зачем "бороться"?..» (газета «Унзер вельт», 28.05.1937, Жаботинский)

Метки:

1938, 5 июня — (6 Сивана 5698) Ишув. За нападение на арабов 21 апреля трём евреям молодёжной роты Бейтар Бен-Иосефу, Шейну и Журавину английский суд вынес смертный приговор. Эти трое пытались обстреливать арабские машины на дороге из Хайфы в Цфат, но после первого же неудачного обстрела были пойманы.

Метки:

1938, 5 июня — (6 Сивана 5698) Этим числом помечена памятная записка Ч. Вингейта о "возможности создания ночной службы при помощи королевских вооружённых сил с целью положить конец террору на севере Палестины", в которой обосновывается новая тактика ведения боевых действий Хаганой: превентивные удары из засад и ночное патрулирование.

Метки:

1938, 11 июня — (12 Сивана 5698) Ишув. Первый ночной бой группы Вингейта (см. 5 июня ). Группа бойцов отправилась патрулировать район неподалёку от арабской деревни Дана, наткнулась на арабов , поджигающих нефтепровод, начала их преследовать, ворвалась в деревню, часть банды пыталась уйти через вади эль-Битра, но попала в засаду. Двое арабов из банды, атаковавшей нефтепровод, убиты, шесть - пленены.

Метки: